Шошана Бродская

Кто победит, или Может ли национальный лагерь рассчитывать на "харедим"?

Судя по всему, несмотря на постоянные заверения оппозиционных политиков о близком развале коалиции, очередные выборы еще не скоро. Тем интереснее сейчас попытаться предугадать, какие новые политические силы появятся на израильском горизонте за ближайшие несколько лет? Чью сторону возьмут эти силы? Может ли, в частности, национальный лагерь рассчитывать на усиление своих рядов, или наоборот, новые силы укрепят ряды его политических противников?

В последнее время было опубликовано несколько социологических исследований, по результатам которых у так называемого "левого лагеря" больше никогда не будет шансов возглавить израильское правительство. Что поделать – с демографией не поспоришь. В среднестатистической семье "вязаных кип" 4-6 детей, в среднестатистической семье "харедим" – 6-8 детей, а в Северном Тель-Авиве почти половина семей вообще бездетные. Похоже на то, что в ближайшие несколько десятков лет так называемая "израильская светская элита", традиционный электорат "левого лагеря", постепенно превратится в музейный экспонат.

Но почему эти социологические исследования автоматически определили подрастающее в Израиле религиозное большинство как "правое"? Похоже на то, что в данном случае сработала стигма, не более того. Среди религиозных много поселенцев, да и сам религиозный образ жизни предполагает национально-традиционную ориентацию; вот и сложилось общее впечатление, что религиозный – обязательно "правый". Так ли это?

Чтобы ответить на этот вопрос, стоит исследовать такое явление, как "новые харедим".

На самом деле, сами они на это название обижаются, объясняя, что именно они и есть настоящие "харедим", а представители нынешнего "харедимного" большинства исказили суть еврейской ортодоксии, закрывшись в "бомбоубежище" своих общин от меняющихся условий современного мира. При этом первые не претендуют на изменение каких-то идеологических установок или на модернизацию Галахи, Б-же упаси. Они не реформисты. Но они понимают, что в современном обществе невозможно прожить без общего образования (желательно высшего), без доходной профессии, без активной жизненной позиции по общественным вопросам. Они любят называть себя "харедим исраэлим" – израильтяне, т. е. люди с гражданской позицией. В среде же самих "харедим" их обычно называют "модэрним" – "современные, модернизированные" (с ярко выраженной отрицательной коннотацией).

Почему я предлагаю обратить внимание именно на эту, пока весьма незначительную часть израильского общества? Потому что, сохраняя "демографические преимущества" ультраортодоксов, эта часть населения выгодно отличается от обычных "харедим" довольно высоким уровнем жизни (насколько позволяет многодетная семья), академическим образованием и активной жизненной позицией, что позволит ей в самое ближайшее время занять прочное место во многих "точках силы" израильского общества – в том числе, в академической среде, в офицерском составе армии (эта прослойка "харедим" обычно не отказывается от армейской службы), в СМИ (среди них есть талантливые журналисты и медиа-администраторы), в политике (у них есть своя партия) и пр.

Причем, в отличие от "вязаных кип", эта прослойка населения унаследовала от традиционной израильской "харедимной" идеологии отсутствие какого-либо пиетета перед светскими государственными институтами. Светская власть в Израиле не обладает для них никакой "святостью" и пользуется поддержкой только до тех пор, пока действует "в нужном направлении". Так, их политическая партия "Тов" возникла изначально как объединение "харедимных" адвокатов, стремившихся получить представительство в израильской Ассоциации адвокатов (до 2011 г. в ней не было ни одного "харедимного" представителя, хотя количество "харедимных" адвокатов уже тогда шло на тысячи) и провести через эту Ассоциацию запрет судебных слушаний по субботам и праздникам.

Количество "новых харедим" растет в геометрической прогрессии, причем, разумеется, не только за счет демографии. К ним присоединяется молодежь, которая не видит своего будущего в ешиве и не обладает достаточными связями для получения работы при общине, или обладает, но не желает ими воспользоваться. К этой категории можно причислить большой процент репатриантов из СНГ, США, Франции и пр., выбравших "харедимный" образ жизни, но не пожелавших пожертвовать ценностями, которыми они дорожили в странах исхода – общей образованностью, сносным уровнем жизни и т. п. К ним причисляют себя многие из "харедимных" представителей мелкого бизнеса – в основном, выходцы из восточных общин. И наконец, самая маленькая, но самая существенная, на мой взгляд, в идеологическом плане прослойка "новых харедим" – "падшие ангелы" (копирайт мой), представители семей потомственных раввинов и "харедимной" элиты, выпускники самых лучших ешив, которым была почти гарантирована доходная синекура при общине, выгодный брак и т. п., но они выбрали материальную и ментальную независимость, академическое образование и активную жизненную позицию. Как видим, сообщество очень разнородное, объединяет ашкеназов и сефардов, интеллектуалов и простых работяг.

Но нам в данной статье интересно понять, каков политический спектр взглядов этих людей. Может ли рассчитывать на эту силу национальный лагерь? И ответ на этот вопрос далеко не однозначен.

Первое – это партия "Тов" ("Хорошо"), единственная на данный момент, которая в чистом виде представляет интересы этого "субсектора", хоть и не идет пока в "большую политику" (т. е., не баллотируется в Кнессет. На иврите это называется "мифлегет мадаф" – "партия, лежащая на полке"). У этой партии нет (по крайней мере, мне не удалось обнаружить) четкого идеологического стержня и политической программы, выходящей за рамки интересов собственного электората (что характерно для "харедимных" партий). Некоторые активисты утверждают, что "идеология движения находится в стадии формирования", и это похоже на истину. Возможно также, что как раз отсутствие декларированной идеологии позволяет объединить в одно движение столь разных людей, у которых общее только то, что они – работающие "харедим".

На последних выборах партия "Тов" в лице своего лидера, адвоката Ехезкеля Розенблюма, поддержала список Эли Ишая. Розенблюм аргументировал это так: "На мой взгляд, нужно голосовать за партию "Яхад". С одной стороны, это будет голосованием за еврейство Торы, а с другой стороны, это решение для тех, кто как раз не хочет голосовать за "Еврейство Торы" (как партию – Ш. Б.)" (источник – официальная страница партии "Тов" в "Фейсбуке"). То есть, "новые харедим", по крайней мере их лидеры, голосовали за "Яхад" не потому, что это партия "правого" толка, а потому, что это партия "с харедимным уклоном". Кстати, и сама партия "Яхад" до последнего момента уклонялась от публикации своей политической программы. Таковая явно была второстепенна для ее электората.

Само название партии "Тов" настораживает. От такой партии было бы ожидаемо запечатлеть в названии какую-то цель или идеал. Например, логично было бы расшифровать название как "Тора у-витахон калькали" ("Тора и экономическая независимость", примерно), что отражало бы хоть какую-то конкретную жизненную позицию. Но, увы, такая расшифровка невозможна, потому что слово "тов" ("хорошо") пишется с буквой "тет", а "Тора" – с буквой "тав". Похоже на то, что название партии – не аббревиатура, а имеет только свое буквальное значение: "пусть нам будет хорошо". "Харедимный" гедонизм? Это, действительно, что-то новенькое.

Второе – это стремление "новых харедим" в университеты. Тут нужно отметить, что это стремление охватывает далеко не все слои данного субсектора. Большинство работающих "харедим" воспринимают высшее образование исключительно как инструмент приобретения востребованной специальности и материальной обеспеченности семьи. По этой причине они идут не в университет, а в многочисленные технологические колледжи "харедимного" сектора (сейчас в таких колледжах можно приобрести и гуманитарные, и прикладные специальности – психолог, медсестра и пр.). Но как раз наиболее авторитетная и деятельная часть "новых харедим" – те, кого я назвала "падшими ангелами" – стремятся получить университетское образование и рекламируют это как ценность. "Мы здесь не просто приобретаем специальность, мы получаем знания ради знаний. Настоящий вкус этого может понять только тот, кто учился в университете", - говорит один из этих активистов. "Сидела бы я в университете все дни моей жизни!" – восклицает в одной из своих статей некая Тиква Овадья, обладательница 3-й академической степени (статья "Профессиональная идентичность харедимного студента в светской израильской академии", сайт "Агуда ахат"). Любого человека, знакомого со святыми текстами, эта с легкостью брошенная фраза должна заставить вздрогнуть: это перефразированный "пасук" из Теилим "Сидел бы я в Доме Господа все дни моей жизни" (Теилим 27:4). Сравнить университет с Храмом?! До такого, кажется, даже светские не додумались!

Средний работающий "хареди", конечно, не разделяет этих щенячьих восторгов и преклонения перед академией. Но у "падших ангелов", хоть их и мизерное меньшинство, есть связи, источники финансирования и самое главное – торанический авторитет. Среди источников финансирования можно назвать банк "ПАИ" ("Поалей Агудат Исраэль"), американский образовательный фонд "Тиква" и многочисленные государственные программы, ставящие целью увеличить процент работающих и академически образованных "харедим". Сторонники "академизации" активно задают тон в общественной дискуссии, ведут массированную рекламу в интернет-порталах, посещаемых работающими "харедим", сорят спонсорскими деньгами. И молодежь идет за ними.

Почему мне так не нравится увлечение этого субсектора академией? Потому, что академические круги в Израиле – традиционно "левые". И не исключено, что одна из недекларируемых целей государственных программ привлечения "харедим" в академию заключается именно в том, чтобы сдвинуть и без того неустойчивый вектор политической ориентации "новых харедим", вырастить "достойную смену" уходящей в музейное небытие старой израильской академической элите.

А. Энтова в своей книге "Иерусалимские хроники" описывает статистический эксперимент, поставленный в Беннингстонском женском колледже (штат Вермонт, США). В это учебное заведение поступали в основном девушки из консервативных республиканских семей, а академическая среда была там устойчиво "левая". В итоге за 5 лет обучения только четверть студенток остались верны консервативным взглядам. Большинство стало "левыми" практически навсегда (проверка убеждений выпускниц через 20 лет показала стабильность "достижений" их перевоспитания). Поэтому даже тот факт, что "харедим" в израильских университетах учатся отдельно и с соблюдением некоторых ортодоксальных строгостей (скажем, мужчины и женщины раздельно), совершенно не гарантирует их иммунитета от массированной промывки мозгов.

На мой взгляд, национальный лагерь поступил бы правильно, если бы начал немедленно активную работу в среде "новых харедим". Пока их политические взгляды не устоялись, эти взгляды можно формировать, используя естественный для этой категории граждан традиционализм и торанические источники. Но, боюсь, этого не произойдет, и причины этого – тема для отдельной статьи...

P. S. В качестве приложения к этой статье, опишу вкратце биографию одного из наиболее известных представителей "новых харедим" – Адины Бар-Шалом, старшей дочери раввина Овадьи Йосефа.

Адина Бар-Шалом (урожденная Йосеф) в возрасте 6 лет была привезена в Израиль из Египта и получила традиционное начальное и среднее "харедимное" образование для девочек. В старшей школе освоила специальность портнихи и впоследствии открыла салон для невест. В возрасте 30 лет выразила желание учить психологию в университете, но отец и муж выразили свое несогласие с этим, и она ограничилась изучением дизайна моды в институте Шенкера. С таким образованием эта неутомимая женщина создала в 2000 году Иерусалимский "харедимный" академический колледж для женщин, стала членом управляющего комитета Бар-Иланского университета, а в 2013 году получила звание Почетного доктора университета им. Бен-Гуриона!

Однако академической деятельностью биография Бар-Шалом не ограничивается. Она была членом организации "Тафнит", участвовала в общественном протесте 2011 года, является членом Общественного совета Женевской инициативы. В апреле 2011 года она подписала петицию с требованием отступления с Голанских высот и создания Палестинского государства в границах 67 года со столицей в Восточном Иерусалиме.

Ее "заслуги перед страной" были по достоинству отмечены. В 2010 году издание "Дэ Маркер" отметило ее в списке "личностей, положительно влияющих [на израильскую действительность]". В 2012 г. она получила нараждение от Движения за качество власти. В 2014 г. Бар-Шалом получила Государственную премию Израиля "за особый вклад в развитие общества и государства".

У Адины Бар-Шалом трое детей. Сын Бенцион работает главным раввином Гистадрута; дочь Хана, в прошлом – директор канцелярии министра Шломо Бенизри (ШАС), замужем за адвокатом Моше Шимони, директором Иерусалимского отделения академического кампуса Кирьят Оно (в прошлом – исполнительный директор Министерства религий); дочь Маргалит замужем за раввином Лондонской сефардской общины. Супруг Адины Бар-Шалом в прошлом возглавлял раввинский суд Тель-Авива, на данный момент является судьей в Верховном раввинском суде. (Информация взята из Википедии).

05.2016

Другие статьи Ш. Бродской






TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria