Шошана Бродская

Искусство с привкусом

7 июля в столице открылся традиционный ежегодный Иерусалимский кинофестиваль. За 10 дней насыщенной программы будет показано более сотни фильмов (полнометражных, короткометражных, документальных), среди которых множество премьер – как израильских, так и заграничных мастеров киноискусства. С первого же года своего проведения (1984) Международный Иерусалимский кинофестиваль стал центральным событием израильского кинематографа и одним из значительных событий мирового киноискусства.

В этом году Иерусалимский кинофестиваль почтили своим присутствием такие "асы" мирового кинематографа, как режиссер Квентин Тарантино (ему был вручен приз за вклад в киноискусство), музыкант и режиссер Лори Андерс, режиссер Уит Стилман.

Нужно отметить, что со стороны этих знаменитостей приезд на Иерусалимский фестиваль был не просто профессиональным визитом или приятным времяпровождением, а своего рода "поступком". В условиях, когда все больше деятелей науки и искусства заражаются бациллой израильского бойкота, когда даже из среды самих израильтян и известных евреев диаспоры (таких, например, как британский кинематографист Хаим Брешит) слышны голоса, требующие немедленного прекращения всяких культурных контактов с "оккупационным режимом" страны "ближневосточного апартеида", приезд этих людей на Иерусалимский фестиваль и показ на нем своих работ продемонстрировал, что искусство, даже если оно не может быть совершенно вне политики, может быть выше нее.

К сожалению, привкус политики в искусстве показал и свою обратную сторону. На фоне джентельменского поступка иностранных гостей, поведение хозяев фестиваля на торжественной части стало апофеозом неуважения к собственной стране. Во время официального выступления министра культуры Мири Регев, упомянувшей в своей речи кровавые теракты недельной давности, которые потрясли страну, присутствующие начали свистеть. Что они хотели показать этим поведением трудных подростков, дорвавшихся до футбольного матча? Что им плевать на трупы поселенцев, лишь бы им самим не мешали наслаждаться искусством? Что упоминание суровой реальности, в которой мы живем, неуместно на "празднике жизни", где они так рассчитывали уйти, спрятаться в свои и чужие фантазии? Что им претит сам вид и манера речи министра культуры, человека, весьма далекого от культурной богемы?

Возможно, нынешнее правительство и ошиблось, поставив генеральшу Мири Регев (которая иногда, действительно, ведет себя как сержантка перед взводом "тиронов") на занимаемую ею должность министра культуры. Такое министерство не управляется командными методами. Мы все отлично помним, как та же Мири Регев в прошлом году, на таком же Иерусалимском кинофестивале, с присущими ей командирскими замашками распорядилась убрать из конкурсной линейки картин фильм известного кинодокументалиста Герца Франка "На пороге страха" – о любви Игаля Амира и Ларисы Трембовлер, притом что фильм ни сном ни духом не оправдывал "убийства глав правительств". Но, с другой стороны – министр на то и министр, чтобы командовать своим министерством, определять направление его деятельности. Если мы в принципе готовы допустить наличие такой должности как "министр культуры" (то есть человек, управляющий культурой и искусством в стране, решающий, кому давать деньги, а кому не давать, кого продвигать, а кому не давать ходу), то мы должны смириться с мыслью, что демократическим путем эту должность может занять человек, взгляды которого на данные вопросы отличаются от наших. И так же, как другие люди уважали бы выбор большинства, если бы он пал на человека, которого мы сами хотели бы видеть на этом посту, так и мы должны уважать мнение большинства, даже если оно в этот раз не совпало с нашим. Таков основной принцип демократии.

Тем более, что, каков бы ни был министр, это официальный представитель государства, и публичное проявление неуважения к нему – это плевок в лицо собственной стране.

Но в том-то и дело, что для большинства израильских деятелей культуры Мири Регев – не представитель их страны. В "их стране", существующей в их воображении, нет места не только Мири Регев, но и вообще "Ликуду" и прочим "религиозным и поселенцам". Их наличие и все более растущий процент в стране вызывает досадливую отмашку и желание отогнать эту "нечистую силу" свистом, топаньем ног, непристойными жестами – действиями, которые не применяют к людям, к "братьям по разуму".

А вот режиссер-гомосексуалист Педро Альмодовар, автор картины "Хулиетта" ("Джульетта"), представленной на фестивале – вполне "свой человек" для организаторов мероприятия и элитной публики, до такой степени "свой", что картиной Альмодовара был торжественно открыт фестиваль, несмотря на то, что сам режиссер в категорической и не слишком вежливой форме отказался приехать в Израиль. 2 года назад, во время антитеррористической операции в Газе, Альмодовар во главе представительного списка испанских деятелей культуры подписал открытое письмо, где Израиль, на который ежедневно падали десятки ракет из Газы, обвинялся в "геноциде мирного палестинского населения". И вот сейчас этот одиозный режиссер, презрительно пренебрегший почетным приглашением на премьеру своего фильма, не желающий ступать ногой на землю "геноцида" – получает заочно все возможные чествования, в то время как министр культуры, упомянувший последние кровавые жертвы его "протеже", подвергается освистанию и остракизму!

Так безобидное на первый взгляд культурное мероприятие в который уже раз вывело на чистую воду израильскую богему, показав ее истинное отношение к ценностям, которые она сама же провозглашает высшими – культуре и демократии. Вопиющее бескультурье и высокомерное презрение к демократической воле большинства – вот настоящее лицо нашей "культурной элиты".

Хорошо это или плохо, но "элитному искусству" в нашей стране рано или поздно придется потесниться. Его электорат стремительно уменьшается. Крупнейшие и старейшие израильские театры – "Габима", "Гешер" и другие – с каждым годом все больше погружаются в бюджетный овердрафт, проще говоря – в бездонную долговую яму. Сотрудникам этих коллективов невдомек, что у них под носом, без всяких профсоюзных льгот и государственных субсидий, на полной самоокупаемости развивается другое, альтернативное искусство – искусство "одиноких талантов". В эпоху непомерного удорожания коллективной работы, в эпоху, когда компьютерные эффекты с успехом заменяют выступление десятка актеров, и при этом не нуждаются в зарплате, не уходят на больничный и не выражают политических убеждений – театры одного или двух актеров, монодрамы и монокомедии, небольшие семейные коллективы обязательно выиграют бой за кошелек зрителя. И не в последней степени благодаря тому, что эти одинокие таланты – плоть от плоти своих ценителей, презираемых элитой "простых израильтян".

И вот тогда, когда искусство наконец-то станет близким народу и не требующим государственных субсидий (а значит, и регуляции), когда от него "отвалятся" рыбы-прилипалы, вся цель которых – присосаться к госбюджету, и идеологические тремписты, пытающиеся "перевоспитать массы" посредством продвижения своих и чужих "шедевров", все достоинство которых – в нужной политической направленности, тогда, надеюсь, культурные мероприятия наконец-то станут таковыми на 100%, и не будут оставлять никакого привкуса – ни политического, ни какого бы то ни было еще.

07.2016

Другие статьи Ш. Бродской






TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria