Шошана Бродская

Куда пропал "демографический черт"?

Некоторое время назад газета NRG опубликовала статью Ширит Авитан-Коэн "Умер ли демографический черт?". Под "демографическим чертом" (что точнее по смыслу было бы перевести как "демографическая страшилка" или "демографическое пугало", но буквальный перевод мне понравился своей эмоциональностью) автор статьи подразумевает страшный сон стандартного светского израильтянина – превращение многодетных "харедим" и арабов в большинство граждан страны и захват ими ключевых управленческих постов, а затем и власти. Автор доказывает на основании статистических данных, что "демографического черта" можно больше не бояться: в последние годы намечается тенденция снижения количества учеников в "харедимных" и арабских учебных заведениях, на фоне увеличения количества учащихся в государственных учебных заведениях. А дети, как известно – наше будущее.

Статистика Центра Тауба говорит следующее: в промежутке между 2000 и 2001 годами рост количества учащихся в "харедимном" и арабском секторах составил 6,7% (в каждом из них), а между 2014 и 2015 годами рост количества учащихся в арабском секторе снизился до 2,3%, а в "харедимном" секторе – до 5,1%. Напротив, в государственном секторе, в котором между 2000 и 2001 годами практически не было прироста (0,3%), между 2014 и 2015 годами зарегистрирован прирост в 3,1%, а в государственно-религиозном – с 0,6% подскочил до 3,5%.

Сразу обратим внимание читателя на манипуляцию фактами в статье Авитан-Коэн: она говорит об уменьшении количества учеников в "проблемных" с ее точки зрения секторах, а данные приводит о снижении темпов роста числа этих учеников. Так, в "харедимном" секторе даже по данным на 2015 год прирост числа учеников остался почти в 2 раза выше, чем в государственном секторе. В арабском секторе прирост учеников стал ниже государственного, но все еще остается значительным. Так что о "снижении количества учащихся" в этих секторах говорить не приходится. И если на основании данных по арабскому сектору можно действительно предполагать, что школы этого сектора уже не "догонят" государственные, то о "харедим" это сказать трудно.

На наш взгляд, вместо того чтобы мучиться по поводу того, исчез ли "демографический черт" или он все еще опасен, светская общественность должна была бы озаботиться вопросом – как наладить с этим "чертом" взаимовыгодные отношения, с акцентом на пользу для страны, а не на секторальные интересы. Потому что эти дети, которые сейчас составляют более трети школьников страны, через 10 лет станут третью ее граждан, и от них будет зависеть в большой степени ее благосостояние, а также обеспеченная старость нынешнего светского большинства.

"О, да не мы ли об этом заботимся?!" – воскликнут многие читатели. Сколько денег потратило государство для привлечения "харедим" в академию! Вот и сейчас, по новой программе Минпроса на пятилетку, на это выделен миллиард шекелей. А не мы ли боремся с безграмотностью в "харедимной" начальной школе? Это ведь они, мракобесы, торпедируют все наши усилия!

Минуточку, давайте не будем слепо повторять официальную пропаганду и посмотрим на факты.

За счет чего в "харедимной" системе образования снизился прирост учеников, а в государственной и государственно-религиозной, наоборот, резко вырос? Исследователи, которых цитирует в своей статье Авитан-Коэн, считают, что светские женщины и женщины из среды "вязаных кип" стали заметно больше рожать, а рождаемость в среде "харедим" несколько снизилась. Но данные по рождаемости на сегодняшний день (и даже в последнюю пятилетку) не могут отражать сегодняшние тенденции в школьном образовании. Еще одно их предположение – массовый отход от веры в среде "харедим". Оба предположения основаны на косвенной статистике (например, переходах из школы одного типа в школу другого типа) и фактически являются домыслами.

А вот неопровержимые факты: за последние 12 лет в "харедимном" секторе открылось 4 новые "ешивы тихонит" (средние школы, дающие высокий уровень багрута) в дополнение к трем существовавшим ранее, а также минимум 3 новые начальные школы с полноценным преподаванием общеобразовательных предметов, число учащихся в которых растет в геометрической прогрессии. Эти учебные заведения, обслуживая "харедимный" сектор учащихся, формально относятся к государственной или государственно-религиозной форме обучения, и их учащиеся идут в статистику соответствующих секторов. Кроме этого, более 5 000 учащихся ешив и женских семинаров ушли только за последние 5 лет в академические колледжи для получения профессии, и тем самым оказались в статистике "отошедших от веры", притом что львиная доля их создают семьи внутри сектора и продолжают вести "харедимный" образ жизни, а многие даже возвращаются преподавать в учебные заведения сектора. Добавим к этому тысячи учащихся ультроортодоксальной системы Хабад и Цанзского хасидизма, школы которых традиционно относятся к системе "мамлахти-дати" и дают детям полноценное образование. Из всего этого вывод очевиден: кому-то в структурах власти выгодно, с одной стороны, занижать численность и общественный вес "харедимного" сектора, а с другой стороны – раздувать карикатурный образ "безграмотного мракобеса", представляемого как стратегическая опасность для будущего страны.

О том, насколько циничен "плач" определенных политиков и общественных деятелей по поводу "безграмотности" ультраортодоксов, красноречиво свидетельствует недавно опубликованный документ – "Пятилетняя программа Совета по высшему образованию (МаЛаГ) и Комиссии по планированию и финансированию (ВаТаТ) о вовлечении харедим в систему высшего образования".

В этом документе, в частности, сообщается, что только за последние 5 лет в стране открылось 14 "харедимных" ВУЗов (при университетах и академиях), дающих академическую степень. Некоторые из них, правда, затрудняются набрать достаточное количество учеников для организации полноценного учебного процесса, но большинство процветает – особенно в Иерусалиме и в Гуш Дане. Однако Совет по высшему образованию накладывает на эти ВУЗы жесткие ограничения. Например, им запрещено обучать студентов на вторую, тем более третью степень. В списке причин для этого решения фигурирует, например, такая: "За время учебы на первую степень харедимный студент уже достаточно познакомился со светским миром и его идеологией, чтобы не иметь препятствий учиться на вторую степень в общем учебном заведении". А также: "Наша цель – позволить харедим приобрести специальность, которой они смогут зарабатывать на жизнь; вторая степень для этого обычно не нужна, поэтому те, кто все-таки хотят ее иметь, должны получать ее в обычных университетах". То есть, "инженеры душ человеческих" из Минпроса искусственно ограничивают образованность "харедим", верных своей идеологии и не готовых учиться в смешанных ВУЗах, поощряя и фактически насаждая секуляризацию этой общины как плату за высшее образование.

Еще более цинично постановление Совета по высшему образованию относительно семинаров – высших учебных заведений для "харедимных" девушек, лучшие из которых дают студенткам образование почти на уровне академического, но не имеют возможности даже после дополнительного года или двух обучения дать ученицам академическую степень. Совет по высшему образованию предлагает создать специальную программу на базе Открытого университета, по которой ученицы семинаров смогут изучать в университете некоторые дополнительные курсы; но университету запрещается давать таким ученицам академическую степень, пока они учатся в семинаре. Цель этой программы – "соблазнить" учениц семинаров академическим образованием (которое они не могут получить в семинаре, как бы он не повышал уровень обучения), чтобы "облегчить им переход из ультраортодоксального семинара в академию". О семинарах же специально подчеркивается: "Не допустить, чтобы семинары могли давать академическую степень" (стр. 37 документа).

Есть и еще некоторые "мелочи", которые рекомендуются документом как политика в отношении ультраортодоксальных студентов. Так, "харедимные" программы Техниона и Еврейского университета организуют обязательное для "харедим" разделение между мужчинами и женщинами только на стадии "мехины" – подготовительного отделения; а закончив "мехину" и поступив в университет, "харедимный" студент вдруг обнаруживает, что теперь ему придется учиться в смешанном коллективе и общем кампусе. Разумеется, потратив год огромного напряжения на "мехину" и успешно сдав вступительные экзамены, мало кто способен остаться верным идеологии и уйти, хлопнув дверью. Это представляется в документе как "значительное достижение" и пример для подражания остальным университетам и академиям.

Документ ставит цель на следующее пятилетие – повысить почти в 2 раза (с 16% до 30%) число "харедимных" студентов, обучающихся в смешанных ВУЗах, по сравнению с теми, кто обучается в раздельных. Как очевидно, эта цель не имеет никакого отношения к стимулированию выхода "харедим" на рынок труда, так как относится к людям, уже выбравшим академическое образование. Единственное, чего она добивается, это секуляризации "харедим". И на эту "благородную цель" пойдет немалая доля из того миллиарда, который выделил Минпрос на следующее пятилетие.

Похоже, что светскому обществу настало время задать себе вопрос: стоит ли будущее благополучие страны, которое под угрозой из-за отчаянного сопротивления "харедимного" мейнстрима высшему образованию, несущему идеологическую смерть – сиюминутного тщеславия временных "победителей на идеологическом фронте"? Справедливо ли использовать общественные деньги на то, чтобы отвратить лишние несколько сотен людей от строгого исполнения заповедей? И не надо ли нам срочно менять что-то в нашем отношении к тем, кто не похож на нас?..

09.2016

Другие статьи Ш. Бродской






TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria