Александр Непомнящий

Как осилить судейскую олигархию?

В первых числах ноября стал известен список 28 судей и адвокатов, четверо из которых в начале будущего года войдут в Верховный суд страны. Прежде чем говорить о самих кандидатах и их шансах, стоит коснуться того, как вообще происходят эти назначения.

Система

Судей в Верховный суд Израиля избирает специальная комиссия, состоящая из девяти человек. Жители страны, все 8 миллионов, представлены в ней двумя министрами, одним депутатом Кнессета от коалиции и еще одним от оппозиции. В качестве голоса нескольких тысяч юристов в ней присутствуют два представителя Юридической коллегии. И, наконец, 15 судей Верховного суда делегируют в комиссию трех человек.

Как правило, оба представителя коллегии юристов поддерживают позицию троих судейских, ведь, перефразируя известную поговорку, плох тот адвокат, который не мечтает однажды занять место в Верховном суде сам. Таким образом, при назначении новых судей в Верховный суд у протеже Верховного суда оказывается изначально 5 голосов из 9. Поскольку до недавнего времени решения определялось простым большинством, судьи Верховного суда фактически стали полностью контролировать процесс назначения своих преемников, ни в малейшей степени не считаясь с мнением представителей правительства и Кнессета, то есть демократических избранников народа Израиля.

Так, с 1995 по 2001 годы, когда председателем Верховного суда был Аарон Барак, известный своими радикальными взглядами в том числе, в отношении судебного активизма, 11 из 12 назначенных судей являлись его креатурами. Те же юристы, которые не разделяли взгляды Барака, автоматически не имели шансов оказаться в числе судей Верховного суда. Даже если речь шла о профессионалах высочайшей категории, как это было в случае с забракованной им профессором права Рут Габизон.

В конце концов судьи Верховного суда настолько привыкли решать все сами, что как раскрыла в прошлом году газета "Гаарец", создали неофициальную секретную группу из трех бывших судей Верховного суда во главе с Дорит Бейниш, преемницей Аарона Барака на посту председателя Верховного суда. Эта группа, без всякого, разумеется, на то правового основания, все сама и решала, отбраковывая неугодных кандидатов заранее.

Иными словами, из-за несовершенства в системе назначения судей Верховный суд, начиная со времени правления Аарона Барака, стал закрытым клубом для людей одной конкретной юридической клики, с одинаковой позицией по большинству вопросов, от профессиональных до политических, и взглядами, нисколько не отражающими израильское общество в целом. Эта клика узурпировала контроль над судебной системой страны и, вопреки базовым демократическим принципам, перестала зависеть от демократически избранных народом представителей, то есть, по сути, превратилась в олигархию. 

В мире

Еще пять лет назад доктор Авиад Бакши из Института сионистской стратегии провел исследование, сравнив систему назначения судей в Израиле и 14 других демократических государствах, и обнаружил, что ничего подобного в западных демократических режимах не существует.

В США, Канаде, Германии, Франции, Нидерландах, Австрии, Японии и Австралии судьи Верховного суда не имеют никакого влияния на назначение новых судей.

В Швеции и Южной Африке судьи имеют право рекомендовать кандидатов. Однако само назначение в конечном итоге осуществляют народные избранники.

В Испании и Португалии, судьи выбирают небольшую часть судей Конституционного суда, но подавляющее большинство опять-таки назначается народными избранниками.

В Британии судей Верховного суда вместе с народными избранниками назначают профессиональные юристы. При этом, однако, Верховный суд не обладает полномочиями отменять принятые парламентом законы, как это происходит в Израиле.

Единственной страной, в которой подобно Израилю, судьи сами определяют назначения в Верховный суд, оказалась Индия. 

Реформа Гидеона Саара

В 2008 году, стремясь исправить существующий перекос, Гидеон Саар, на тот момент депутат Кнессета, сумел, несмотря на сопротивлении Верховного суда, провести поправку, требующую для назначения судей большинство в 7 из 9 голосов. Таким образом демократически избранные представители народа получили, по крайней мере, минимальную возможность влияния на процесс. Известный юрист профессор Даниэль Фридман, занимавший в тот момент пост министра юстиции, поддержал реформу, подчеркнув, что "закон создаст в комиссии по назначению баланс между судьями и другими представителями… и увеличит шансы на появление разных мнений в Верховном суде".

Инициатива Роберта Илатова и Аелет Шакед

В настоящий момент все 4 представителя правительства и Кнессета в комиссии оказались из коалиции. Это произошло потому, что в свое время оппозиция выдвинула в комиссию Роберта Илатова из партии НДИ, которая затем вошла в коалицию. Этим обстоятельством решила воспользоваться министр юстиции Аелет Шакед. Надеясь на свои предварительные договоренности с руководством коллегии адвокатов, она в начале ноября сообщила, что намерена поддержать законопроект Роберта Илатова, по сути отменяющий поправку Саара, чтобы вернуться к назначению судей простым большинством. На этот раз судьи Верховного суда были категорически против отмены реформы, которую в свое время активно отвергали. Ведь, при нынешнем раскладе сил в комиссии, такой порядок нанес бы серьезный удар по их возможности влиять на назначения.

Следует заметить, что отказ от поправки Саара, возможно, и выгоден с точки зрения назначений судей в ближайшем будущем, но на дальней дистанции возвращение к прошлой ситуации с неконтролируемым влиянием судей Верховного суда на комиссию по назначениям стало бы ошибкой. Вероятно, это поняла и министр юстиции, объявившая, что не будет отменять поправку и вернется к обсуждению этого вопроса только если ближайший выбор судей в Верховный суд зайдет в тупик из-за невозможности прийти к согласию между всеми сторонами.

Кандидаты

Учитывая весь вышеописанный расклад, становится ясно, что важнейшим критерием для кандидатов в предстоящем назначении судей в Верховный суд страны является их отношение к принципиальным вопросам: судебному активизму, разделению полномочий между ветвями власти и влиянию народа в демократическом государстве на управление страной. Другими словами, сумеют ли новые судьи стать оппозицией к безраздельно господствующим сейчас в Верховном суде подходам, оставленным в наследство Аароном Бараком. И это куда важнее того, какую социальную группу представляет тот или иной кандидат, является ли он светским или религиозным, и из какой этнической общины он вышел.

И здесь, судя по анализу, проведенному Акивой Бигманом, замредактором израильского портала консервативно-интеллектуального направления "Мида", к сожалению, хороших новостей нет.

Бигман разделил список на три группы, в зависимости от того, кто лоббирует их продвижение: клика Верховного суда, адвокатская коллегия или министр юстиции Аелет Шакед. 

Кандидаты от Верховного суда

Протеже нынешних судей Верховного суда, очевидно, люди с той же повесткой дня, которая царит там и сегодня.

Так, судья Рут Ронен из тель-авивского окружного суда в прошлом работала парламентской помощницей известного левого радикала Йоси Сарида, бывшего председателя партии МЕРЕЦ. А ее муж Зееви Бергман входил в управление Нового фонда Израиля (НИФ), финансирующего большинство леворадикальных структур, регулярно подающих апелляции в Верховный суд.

Судья Михаль Надав из окружного суда центрального округа в свое время отвергла иск военнослужащих Армии обороны Израиля, воевавших в Дженине в рамках операции "Защитная стена", против Мухаммеда Бахри режиссера фильма "Дженин, Дженин". В своем решении Надав сообщила, что хотя фильм и возводит клевету на солдат и офицеров, она отвергает иск, поскольку речь идет о клевете на группу, а не конкретного человека. "Во имя принципа чистоты оружия, основополагающего принципа Армии обороны Израиля со дня ее создания, и общественной заинтересованности в этом принципе, нельзя ограничивать общественный дискурс по этому вопросу, каким бы раздражающим и вызывающим он не был", - написала Надав в своем решении.

Судья Игаль Марзель из иерусалимского окружного суда в одном из решений по известному иску арабской семьи Каадан (в котором Еврейскому агентству было запрещено создавать поселки только для еврейского населения) возложил судебные издержки на Земельное управление Израиля, задержавшее выделение участка семье Каадан в поселке Кацир. "Речь идет об ущербе базовому праву и неприемлемой дискриминации, продолжающейся все время", - постановил он.

В том же ключе были и решения другого кандидата - судьи Моше Соболя. В ходе апелляции по поводу приемных комиссий в общинных поселениях Галилеи в 2008 году Соболь обязал поселок Ракефет и местный совет Мисгав передать двум организациям, связанным с "Новым фондом Израиля", "Объединению во имя распределительной справедливости" и "Движению за свободу информации", все данные, касающиеся положительных и отрицательных ответов семьям поселковыми комиссиями по приему с тем, чтобы проверить "соответствуют ли действия приемных комиссий принципу равенства". Это решение было связано с иском, в котором Верховный суд обязал поселок Ракефет выделить участок земли арабской семье, утверждавшей, что предоставление участков лишь евреям это "дискриминация на основании личных качеств, социального и личного положения, политических взглядов, цвета кожи и этнического или национального происхождения".

В другом своем иске Соболь отменил распоряжение министра внутренних дел, запретившего Айе Набиль Муграби, дочери высокопоставленного деятеля палестинской автономии, переезд в Израиль в рамках воссоединения семей, несмотря на то, что министр аргументировал свое решение заботой о безопасности государства.

Другие кандидаты из этой части списка являются в той или иной мере приближенными к верхушке юридической клики. Так судья Рон Сокол из хайфского окружного суда является сватом бывшего заместителя председателя Верховного суда Теодора Ора. А судьи Нава Бен-Ор и Джордж Кара считаются приближенными к бывшей главе Верховного суда Дорит Бейниш. 

Кандидаты от адвокатской коллегии

Те, кого продвигает адвокатская коллегия, тоже не сильно отличаются от кандидатов Верховного суда. Так, профессор Ифат Битон известна как "общественная активистка и феминистка". Созданная ею структура "Компенсация – юридический центр по предотвращению дискриминации" получил в 2015 году более 70 тысяч долларов от Нового фонда Израиля. Сама же Битон в 2013 году была удостоена награды от НИФ за вклад в "Общественную справедливость и права человека". Кроме того, она состоит в руководстве программы для юристов, организованной НИФ.

Другая протеже адвокатской коллегии, судья Михаль Агмон-Гонен из тель-авивского окружного суда, в ходе апелляции Объединения за гражданские права осудила политику тель-авивской мэрии удалять бездомных из публичных мест. Агмон-Гонен резюмировала свое заключение в виде манифеста, пространно цитирующего социальных активистов Объединения за гражданские права, закончив его похвалой этой организации и решением освободить ее от судебных расходов, несмотря на то, что часть апелляции была отклонена.

Еще один кандидат, судья Коби Варди, известен своими левыми взглядами. В свое время его решение позволило главе адвокатской коллегии Йори Геа-Рону участвовать в заседании, на котором избирались представители коллегии в комиссию по назначению судей, несмотря на то, что Геа-Рон был обвинен полицией в получении взятки. Стоит заметить, что в ходе срока Геа-Рона Варди получил повышение, перейдя из мирового суда в окружной. А после того решения был вновь повышен уже до заместителя председателя окружного суда. 

Кандидаты Шакед

Печально, но и этот список демонстрирует принципиальное непонимание того, что является самым важным в борьбе за будущий состав Верховного суда. Кроме профессора Гидеона Сапира, на протяжении многих лет высказывающегося против власти юристов и судебного активизма, два других академических кандидата, профессор Авиад Акоэн и профессор Шахар Лифшиц, являются ярыми сторонниками доктрины, установленной Аароном Бараком.

Профессор Акоэн входит в руководство Института Ван-Лира, известного как один из оплотов леворадикальных кругов и частично финансируемого НИФ и иностранными государствами.

Аналогично, профессор Шахар Лифшиц является одним из руководителей "Программы гражданских прав и иудаизма" при Израильском институте демократии, известной левой организации, финансируемой Европейским союзом.

Судья Менахем Финкельштейн, в прошлом главный военный прокурор, выступая в этой роли на законодательной комиссии Кнессета в 2004 году, назвал контрольно-пропускные пункты в Иудее и Самарии "проблемой с точки зрения прав человека". Он также сообщил о том, что был глубоко впечатлен свидетельствами, опубликованными организацией "Шоврим штика" и распорядился, чтобы армейские командиры ужесточили указания для солдат.

Из всего списка Шакед, с точки зрения Бигмана, кроме профессора Сапира лишь судья Офер Гросскопф кажется тем, кто, также придерживаясь консервативных в юридическом смысле взглядов, способен противостоять судебному активизму. Вместе с тем, именно это, в конечном счете, скорее всего, и лишит его шансов на избрание. 

Возможные результаты

В итоге, по мнению Бигмана, политический расклад сил в комиссии по назначению судей Верховного суда не оставляет большого количества для возможных вариантов. Одно место "зарезервировано" для судьи-араба. Им станет либо Джордж Кара, либо протеже адвокатской коллегии Халед Кабуб. Еще одно место, вероятно, обеспечено судье Йосефу Эльрону, ставленнику министра финансов Моше Кахлона, который активно торпедирует любые попытки правительства уменьшить власть юридической клики и потому пользуется ее благоволением. Из оставшихся двух мест одно, как видно, должна будет получить женщина.

В этом случае, судя по всему, одно место будет отдано кому-то из списка Верховного суда, другое представителю Шакед. А это значит, что даже при самом лучшем раскладе министру юстиции удастся провести одного судью, и совсем не факт, что им окажется консервативный профессор Сапир, а не сторонники судебного активизма Акоэн или Лифшиц. 

Неутешительные выводы

Таким образом, даже в нынешней ситуации, казалось бы, столь благоприятной для изменений состава Верховного суда, ожидать значимых улучшений не приходится. И этот печальный факт лишь подчеркивает то, что только кардинальная реформа в системе назначения судей, при которой их избрание осуществляли бы демократически избранные народом представители, решит существующую проблему.

Шансов на изменение такого рода в нынешнем правительстве, где партия "Кулану" во главе с Моше Кахлоном неизменно торпедирует любые подобные шаги, попросту нет. Остается надеяться лишь на то, что со временем осознание обществом усугубляющейся проблемы постепенно сформирует достаточное политическое большинство, способное привести к необходимому изменению законодательства.

9 канал, 12.2016

Другие статьи про назначение судей:
  • А СУДЬИ КТО? Как назначают судей в Израиле и других странах



  • TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria