РАБИН, ГДЕ БРАТ ТВОЙ ПОЛЛАРД?

В своей статье "Гробокопатели торжествуют" я писал: "Все дозволено! А значит - вот-вот выпустят из тюрьмы Вануну и реабилитируют Калмановича (о скором возврате депортированных в Ливан террористов я уж вообще не говорю: это очевидно). Еврейские адвокаты наших врагов торжествуют! И вот - Калманович на свободе. Советский шпион. Враг Израиля. Его помиловали по просьбе российских властей и из соображений гуманности: у бедняги - тромбофлебит. Вануну будет обязан своим освобождением мировой общественности и геморрою. Лидеры ХАМАСа вернутся в страну благодаря заступничеству руководства ООП и переохлаждению организма. А Калманович, между тем, вновь среди нас - среди тех, кого предал. Его, рыдая, обнимают родственники и друзья. Торговцы будут продавать ему свои товары. Автомеханики - ремонтировать его машину. Врачи - лечить его. Представители прессы - и, конечно, в первую очередь русскоязычной - брать у него интервью. Сообщено, что Калманович собирается остаться в Израиле, - и подана эта новость не как сенсация, а как нечто само собой разумеющееся: ну и что такого особенного? Пошпионил малость на наших врагов, но ведь не Бог весть какой урон нанес, да и СССР давно развалился... Поистине, плюй в глаза - скажут: "Божья роса".

Но не об этом человеке думаю я в связи с его освобождением. Думаю я о Йонатане Полларде. Неужели израильское правительство не включило его в сделку? Не может быть! Должно было включить! Ведь мы давно уже практикуем тройственные сделки с участием США, которые наверняка заинтересованы в освобождении своих агентов из российских тюрем. Элементарная логика и порядочность подсказывают, что Рабину следовало прежде всего позаботиться об этом узнике Сиона, мужественном американском еврее, которому многим обязано наше государство, а уже потом вызволять из России две сотни научных работников-отказников, которых тамошние власти не выпускают по той причине, что эти люди работали на военную промышленность и знают ее секреты. Причем - обратите внимание! - конструировали они "скады" и иные подобные штучки не в конце шестидесятых - начале семидесятых годов, когда такой род деятельности можно было хоть как-то объяснить, а в самое последнее время! С начала алии из СССР прошла четверть века, и за этот срок вполне можно было успеть уволиться из "ящика", отсидеть свое в отказе, приехать в Израиль и честным трудом искупить вину перед еврейским государством и его народом. Этим евреям, безусловно, надо помочь - такова иудейская мораль, - но не за счет Полларда, который имеет гораздо большее, преимущественное право на нашу заботу. Так почему же мы ничего не слышим об освобождении Джонатана Полларда? Хитрый трюк правительства, попросившего американцев попридержать его в тюрьме еще неделю-другую, чтобы у людей не возник соблазн искать связь между амнистированием советского и израильского агентов? Боюсь, что причина куда похабней: судьба Полларда нашим руководителям попросту безразлична. Если дальнейшие события покажут, что я неправ, - публично извинюсь перед власть предержащими и признаю, что недооценивал их. До сих пор я, увы, в своих прогнозах относительно этой публики редко ошибался. Скорее всего, нам предстоит стать свидетелями того, как Калманович и Вануну, избрав своей резиденцией модный ресторан на улице Дизенгоф, станут вербовать тель-авивскую богему в новое политическое движение за мир во всем мире, а те из отказников, кто все же доедет до Израиля, позаботятся о том, чтобы на следующих выборах в кнессет оно получило как можно больше мандатов.

"Вести", март 1993