ЛИБЕРО С ВОЛЧЬИМ ОСКАЛОМ

В футболе либеро свободный защитник, последняя преграда, не считая голкипера, на пути форвардов к воротам соперника. Как многолетний болельщик свидетельствую: либералам в этом амплуа делать нечего, либеро обязан быть агрессивным и в случае необходимости нарушать правила, но предотвращать голы.

В матче между левыми и правыми, проходящем на газетном поле Вестей, мячи влетают в ворота первых один за другим, и ни один из игроков линии обороны этой команды не был в состоянии взять на себя роль либеро - ни деликатный и вялый Марк Амусин, ни окончательно исписавшийся сын моего покойного товарища правозащитника Анатолия Якобсона левозащитник Александр. За последнее время Вести опубликовали целый ряд статей публицистов из команды правых по самым разным вопросам нашей жизни, многие из которых стали точными ударами в самую девятку.

И тут, наконец-то, в команде наших соперников появился настоящий либеро, с хорошей, почти такой же, как у меня, злобностью и постоянной готовностью к фолу, - Павел Гохберг. 3-го и 12-го октября были опубликованы две его статьи А зачем Израилю интеллигенция? и Этот упоительный поиск врага, в которых он полемизирует с тремя публицистами, в том числе со мной.

Существует схема, по которой строятся статьи, цель которых не выяснение истины, а возвеличивание мудрости их автора: он сталкивает лбами двух выразителей полярных точек зрения, не оставляет от их позиций камня на камне и, оставаясь над схваткой, возвещает истину в последней инстанции. Именно этой схемой воспользовался П. Гохберг в первом из своих материалов, где речь идет о дискуссии, начатой статьей профессора Ш. Цира Феномен израильской интеллигенции, или Почему интеллигенция не может быть правой и, казалось бы, завершенной моей статьей Почему интеллигенция не может быть левой.

Ядовитый сарказм моего нового оппонента-либеро мне пришелся по душе (за исключением, понятно, тех случаев, где он срывается в примитивное хамство) видно, что мы с ним играем в одной лиге. А вот по ногам бить, руками сзади за трусы хватать грязные приемчики, за это пенальти назначают. Так, по словам Павла Гохберга, я с интеллигенцией разобрался очень ясно [так в оригинале. Б.К.] объявил ее правой и все дела. Не учел либеро, что матч-то на кинопленку записывается и любой эпизод можно прокрутить заново, да и многие болельщики на трибунах прекрасно помнят весь ход игры. Вот отрывки из моей статьи: Мы подобрались к компоненту, без которого образованный профессионал, занимающийся умственным трудом, не может считаться интеллигентом, - разве что, по Солженицыну, - образованцем: большая внутренняя культура Бывший совок, задумавшийся на Святой земле над основными вопросами бытия и принявший решение вернуться к еврейству, учить Тору и жить по ее законам, - безусловно как минимум потенциальный интеллигент Мой оппонент просто проигнорировал предложенное мной определение понятия интеллигент: человек, живущий духовной жизнью, что выражается в признании власти над собой Всевышнего и поиске цели своего существования в сотворенном Им мироздании.

Далее либеро ставит мне явную подножку: У Бориса Камянова искомый икс это приверженность нормам иудаизма. Очевидно, его не смущает, что в этом случае очень многих христиан, буддистов да и просто интеллектуалов с Богом в душе, а не на языке, придется зачислить в образованцы. Конечно же, нет в моей статье ничего подобного, наоборот, в ней сказано: Представьте себе дореволюционного русского интеллектуала, претендующего на интеллигентность, но не знающего основ православия совершенно очевидно, что человек, принадлежащий к любой конфессии, является интеллигентом, если он удовлетворяет сформулированному выше критерию. Что же касается Бога в душе, то это такая примитивная атеистическая демагогия, что достойна разве что свиста с трибун. Для тех, кто верит в Бога, Он везде, а не только в душе, а для тех, кто не верит, само понятие душа - это выдумка мракобесов.

Если какое-нибудь общество пожелает для себя в будущем долгую цепь кровавых катаклизмов, пусть оно сформирует слой духовных вождей и доверится ему, - пишет П. Гохберг. Ну что ж, проверим истинность этого утверждения на примере еврейской истории. Когда духовными руководителями народа были цари Давид и Шломо, Израиль жил мирно и счастливо; сын Шломо Рехавам отдалился от Торы и не был духовным авторитетом для евреев и в годы его правления десять колен отделились, образовали собственное государство; с этого времени начались затяжные братоубийственные войны в нашем народе, которые привели к полному исчезновению тех самых десяти колен. Во времена Кнесет +а-гдола и Сан+едрина никаких кровавых катаклизмов, вызванных межеврейскими распрями, не было, а вот в перерыве между существованием этих собраний мудрецов и законоучителей, признанных всем народом,еврейские митъявним (эллинизаторы) были одним из факторов, приведших к восстанию Хашмонаим (Хасмонеев) против поработителей, которое завершилось их победой но ценой большой крови. Так что сентенция нашего либерала с кулаками в приложении к народу Израиля ложна, хотя и звучит как зловещая аксиома.

Во второй своей статье либеро вновь грубо нарушает правила игры; он облыжно обвиняет меня в славянофобии, вспоминая мою статью Добрыни у Стены плача. Мне, конечно, западло оправдываться, уверять моего оппонента в любви к России, отсылать к своим стихотворным сборникам, тем более, что он, по его словам, поклонником моего таланта не является, или ссылаться на то, что в жилах моих детей четверть русской крови. Прокручу лишь игровой эпизод - из той самой статьи: Сколько в почти миллионной общине выходцев из СССР-СНГ неевреев, приехавших сюда по подложным документам или в составе эшелона, где один еврейский паровоз притащил в Израиль с десяток гойских вагонов на основании бредового пункта в Законе о возвращении? Не меньше трети! В следующей своей статье - Снимите шоры, господа! - я подчеркиваю: Причем представители второй категории, в отличие от входящих в первую, ни в чем не виноваты: они стали жертвами борьбы секулярного израильского истеблишмента с демографической угрозой, исходящей от ортодоксов. Ни в одной из своих публикаций я не высказывался против приезда в Израиль нееврейских жен и мужей и их общих детей. Если Павел Гохберг, как он сам говорит, старается внимательно следить за моими публикациями, то искажает он высказанные в них мысли вполне сознательно, целеустремленно (две статьи меньше чем за две недели!), создавая мне в глазах читателей имидж кровожадного и безмозглого чудовища, - грубое и умышленное нарушение правил.

Есть определенные виды дискуссий, в которых я не принимаю участие, считая их бессмысленными: например, с арабами и араболепствующими о том, кому принадлежит Эрец-Исраэль, с верящими в существование внеземных цивилизаций, с представителями иных конфессий, если спор этот обещает быть теологическим. Во все остальные игры такого плана я играю. И играю чисто, чего нельзя сказать о моем оппоненте П. Гохберге. Впрочем, как я уже говорил о том в начале, либеро обязан нарушать правила, поскольку иначе ворота либеральной команды не защитишь.

И все же одной лишь хорошей злобности мало для публициста. Не найдется ли у вас, сударь, позитивных идей, которые не стыдно предложить еврейскому народу на Святой земле?