С ХАНУКОЙ ВАС, СВИНОЕДЫ!

Правильно поступил Ольмерт, пообещав отстранить от должности своего заместителя раввина Миллера. Опытный политик, тот должен был предусмотреть, что представитель российских эмигрантов в Иерусалиме, прошедший в городской совет по списку яростных богоборцев, очень скоро заявит о себе. И действительно, совладелец сети магазинов по продаже некашерных продуктов во всеуслышание сформулировал свое кредо, согласно которому потребности желудка важнее для него чем еврейские традиции. Раввин Миллер обязан был предвидеть нечто подобное и не имел права поддаваться на провокацию. Вместо того, чтобы огульно обличать всех прибывших в святой город из СССР-СНГ (а ведь среди них уже немало и его коллег-раввинов), поинтересовался бы, откуда у этой проблемы "ноги растут": почитал бы Достоевского и понял, что для типичного совка, пусть и еврейской национальности, Бога не существует и ему, соответственно, все дозволено. А потому бороться с ними здесь, на Святой земле, у подножья Храмовой горы, надо не с помощью заклинаний и гневных филиппик, а конкретными делами, опираясь на большинство в горсовете, избранном вполне демократическим путем. Для начала - закрытием "свиных" магазинов в черте города. Пусть переезжают хотя бы в Атарот.

Что же касается новых жителей Иерусалима и страны в целом, приехавших из СССР-СНГ, то единую общину они никак собой не представляют. Прежде всего, алия семидесятых и эмиграция девяностых - два совершенно различных процесса. Первая была настоящей алией: ехали люди, ощущавшие себя евреями и не побоявшиеся вступить в борьбу с советской властью за право жить в еврейском государстве; постепенно стали отпускать отказников, потом - узников Сиона. Конечно же, были в числе ста восьмидесяти тысяч репатриантов той волны и люди, которые ехали не "куда", а "откуда", как, в общем-то, и автор этих строк; часть этой публики вскоре уехала за океан, другие остались и укоренились в стране. Уверен, что для большинства представителей алии семидесятых такие понятия как Бог Израиля, еврейская традиция, святость Эрец-Исраэль - не просто слова, а нравственные ценности, ставшие для тех, кто вернулся к иудаизму, смыслом их жизни, а для остальных - просто духовной опорой. Конечно же, это происходило не сразу, однако я хорошо помню, как в семьдесят шестом году, в год моего приезда, мой прибывший в страну за два года до того близкий друг, с которым мы пошли в Йом-Кипур к Стене плача, сделал мне, купившему на арабском рынке какую-то еду, замечание: мол, нехорошо втакой день есть прилюдно. В следующий День искупления я уже, как и он, постился. До окончательного моего возвращения к еврейству оставалось еще пять лет...

Иммиграцию девяностыхчасто называют "колбасной алией". Конечно же, и в ней есть достаточно многочисленные приятные исключения, но я не вижу ничего особо страшного и в том, что большинство в последней волне ехали в Израиль за колбасой, - ситуация в странах бывшего СССР мне известна. Плохо, что колбаса, за которой они стремятся к нам, - свиная. Если автор этих строк узнал о том, что такое кашрут, только в тридцатилетнем возрасте, приехав в Израиль, то сегодня всем потенциальным эмигрантам в России и сопредельных ей странах прекрасно известно о том, каковы требования кашрута, кто является евреем по Галахе, что такое Йом-Кипур, в каких городах еврейского государства общественный транспорт по субботам не работает и даже о том, на каких иерусалимских улицах находятся магазины по продаже свинины и креветок. За последние четверть века в еврейское просвещение наших сородичей на "доисторической родине" были вложены бешеные деньги, и продукция издательств "Шамир", "Амана", "Маханаим" и многих других уже давно доступна им. Мне трудно представить себе, что кто-то из этих людей не знает о происхождении праздника Ханука, который начинается в ближайшее воскресенье вечером. Подавляющему большинству отлично известно, что установлен он в память о победе евреев над эллинами, пытавшимися заставить их изменить Богу Израиля, а непосредственным поводом к восстанию, которое возглавили Хашмонаим, стало требование захватчиков принести в жертву их божествам свинью. Все без исключения знают о том, что во все времена враги евреев - от эллинов до нацистов и коммунистов - проверяли крепость их веры тем, что пытались заставить людей есть свинину; отказавшихся ожидала смерть. И сыны Израиля, остававшиеся верными Богу, в таких случаях избирали гибель, хотя Галаха не обязывала их к этому. Я спрашиваю своих сограждан-свиноедов (естественно, все это касается только евреев): будете ли вы поздравлять в ханукальную неделю друг друга, а также своих знакомых и соседей с праздником? Если да, то какой нравственный урок вы извлекаете из этого события нашей истории? А если нет, то зачем вы приехали именно в Израиль, для большинства жителей которого свинья - символ всего чуждого и враждебного нашему народу, - а не поселились в той же Германии, к примеру? Неужели на нашей земле и свинина слаще немецкой? Для этой категории людей не существует и Песаха: именно в этот период их желудки - единственное, что свято для них, - требуют побольше квасного. Рош ха-шана как новогодний праздник они не признают, отмечая таковой в очередную годовщину со дня обрезания родоначальника христианства. До поры до времени приехавшие сюда свиноеды сидели тихо и свою чужеродность в нашей среде особо не демонстрировали. Но теперь у них стали появляться и идеологи, объявляющие свинский лозунг "Все дозволено!" высшим достижением мировой демократии. И первое публичное заявление такого рода прозвучало именно в Иерусалиме - городе, святость которого, буквально разлитую в воздухе, неспособен ощутить только абсолютно бездуховный человек. Я уже не раз замечал, что бегающие по улицам собачки редко подходят к водосточной трубе на углу, чтобы задрать лапку, - им доставляет особое удовольствие орошать памятник в самом центре площади. Никто до прихода Машиаха не имеет права требовать от еврея соблюдать заповеди Торы. Это дело совести каждого. Но уважать религию и традиции народа, среди которого живешь, обязаны все. Попробовали бы вы войти в России в церковь, не сняв шапку, - а требование надеть на израильском кладбище кипу поборники "демократии" воспринимают как религиозное принуждение! Служители и прихожане свиноторговых храмов должны знать, что с атеистическим мракобесием, завезенным в Палестину троцкистами и культивируемым новыми иммигрантами-свинолюбами, не намерены мириться не только большинство коренных израильтян и представителей восточных общин, но и значительное количество русскоязычных граждан еврейского государства, живущих в Эрец-Исраэль не по воле слепого случая, а на основании сознательного выбора. Впрочем, и тем, кто ехал не "куда", а "откуда", никогда не поздно взяться за ум и придать духовный смысл своему существованию на земле Израиля и вообще на земле. И чем раньше это будет сделано - тем лучше. Для всех нас в целом, но прежде всего - для них самих.

"Вести", декабрь 1998