ВРАЧУ, ИСЦЕЛИСЯ САМ

С некоторых пор слова "алия" и "нешира" стали меня всерьез раздражать. И не потому, разумеется, что глубокий смысл этих понятий вступил вдруг в противоречие с моим мировоззрением, а по той причине, что об алие у нас пекутся, как правило, духовные "йордим", а проблемой "неширы" занимаются, в основном, деятели, сами давно отпавшие от еврейства. Не секрет, что стараниями людей, называющих еврейскую традицию не иначе как "мистикой", государство Израиль превратилось в постоянно воспаленный аппендикс западного мира, с ублюдочной экономикой и вырождающейся моралью. В считанные десятилетия мы растеряли многие из наших традиционных достоинств и приобрели не свойственные нам прежде пороки. Дело дошло до того, что право евреев на Эрец-Исраэль стало нам самим казаться сомнительным, и этими сомнениями мы поспешили поделиться со всем миром. Понятно, что слово "алия" в устах столпов нашего общества давно обесценилось.

Грустно, конечно, наблюдать, как подавляющее большинство евреев, покидающих СССР, направляются в новый галут, чтобы раствориться в пресыщенных и слабодушных западных народах, вместо того, чтобы, вернувшись домой, исполнить свой долг перед собственным потомством. Несомненно, однако, что выезд евреев из сегодняшней России буквально спасает их от угрозы физического уничтожения и эта эмиграция стала важнейшим событием в современной истории еврейского народа. Дальнейший путь эмигранта - это уже другой вопрос, и его решение целиком и полностью зависит от нравственной ситуации в самом Израиле. Сегодняшняя "нешира" евреев СССР - явление безусловно вторичное, отражающее глубокий духовный кризис израильского общества. Прошлогоднее решение лос-анджелесской еврейской общины прекратить оказание помощи эмигрантам из СССР свидетельствует о том, что еврейство США, в соответствии с древней гуманной традицией вырвавшее из советского галута не один десяток тысяч потенциальных жертв красных погромов, сдалось перед напором демагогов и лжецов, представляющих секулярный израильский истеблишмент. Нынешние столпы нашего общества (а еще раньше, разумеется, - корифеи израильского социализма) добились своего: задушив репатриацию, они убили и эмиграцию советских евреев в страны Запада. Я намеренно употребляю в этом контексте слово "репатриация", а не "алия", потому что большинство евреев, приезжающих из СССР в Израиль, - такие же эмигранты, как и те, кто направляется в Америку. Полтора месяца провел я два года назад в Риме, познакомился с сотнями "ношрим" и с полной ответственностью утверждаю: между ними и теми, кто едет в Израиль, за малым исключением, нет никакой разницы. Это те же самые люди, с той же психологией, сформированной в том же галуте, и с теми же жизненными потребностями. То, что пятая часть из общего числа выехавших из СССР добирается все же до Израиля, - это одно из явленных нашему народу чудес, не имеющих никакого рационального объяснения. Многие из нас только в Израиле стали олим, ступив на дорогу, ведущую к вершинам еврейского духа. Такая алия со временем приводит нас к осознанию исчерпанности исторической миссии прагматического светского сионизма, его нравственной импотенции и политической уязвимости, приведших к упадку в народе духовных сил, что в свою очередь привело к попытке национального самоубийства в Кемп-Дэвиде. Такая алия, понятно, не по вкусу нашим сегодняшним (и вчерашним) правителям. После всего, что государство Израиль сделало, дабы полностью отбить у советских евреев охоту репатриироваться, даже тот скудный ручеек эмиграции, который течет к нам, не может быть расценен иначе как чудо. Судите сами: жилья для иммигрантов нет, люди годами ждут получения постоянной квартиры. Творческий потенциал ученых и специалистов используется из рук вон плохо. Две "няньки" - министерство абсорбции и Еврейское агентство - вместо того, чтобы заботиться о подопечных, постоянно грызутся между собой. Глава этого министерства однозначно ненавидит алию из СССР. Бывший еврей господин Бегин, добровольно возвращающий страну к границам 1948 года, не выполнил ни одного пункта своей программы в области алии и абсорбции. Партия, возглавляемая им, пришедшая к власти два года назад при почти единодушной поддержке бывших советских евреев, успешно продолжает войну против репатриации, начатую прежним, социалистическим правительством. Однако вернемся к нашим баранам, господа, к нашим глупым одесским, киевским и московским баранам, не успевшим еще выехать из СССР. Давайте поставим перед ними вопрос ребром: или вы, такие-сякие, немедленно становитесь сионистами и тогда мы, черт с вами, как-нибудь вас примем и проклитуем, или подыхайте там у себя во время грядущих погромов! Такая постановка вопроса была бы хоть и жестока (налицо явное несоответствие между степенью вины и карой за нее), хоть и глупа (сионистами по заказу не становятся), да честна. Но куда там! Наши руководители способны только на закулисные переговоры да на мелкие политические интриги. Объяви они открытый референдум по вопросу помощи ношрим среди репатриантов (без участия коренных израильтян, которым дай Бог самим с эмиграцией сабр разобраться) - результат его был бы однозначен. Бороться за репатриацию нужно в Иерусалиме, восстановив национальное самосознание народа Израиля на основе полузабытой им Книги книг, коллективно осознав необходимость алии для будущего нашего народа и, как следствие, - в корне изменив порочную систему абсорбции. Об этом говорили на страницах русскоязычной прессы Израиля многие, в том числе и автор этих строк, - но наши голоса неизменно тонули в гневном хоре обличителей советского еврейства, потому что политизированная пресса Израиля куда охотнее представляет свои страницы именно им. "Напрасно Воронель и Польский жалуются, что невозможно осуществить 'окончательное решение' вопроса неширы из-за нехватки жилья. А если будет жилье, то давай, вези 50 тысяч? Нет уж, пусть лучше нажираются у себя в Хьюстоне". Это пишет в газете "Наша страна" бывший узник Сиона, социалист, кибуцник Барух Шилькрот. Левому Израилю было бы весьма удобно выяснять еще в совдепии, чем дышит конкретный еврей, и, в зависимости от результатов проверки, разрешать или запрещать ему репатриироваться. Готов идти в кибуц - годен, хочешь открыть свое дело - не подходишь. Намерен вступить в МАПАМ - примем, в "Тхию" - откажем... Вот она, квинтэссенция сегодняшнего секулярного сионизма, находящегося на последнем издыхании и не имеющего ни малейшего шанса на успешную реанимацию. Да, господа, "давай, вези 50 тысяч"! И пятьсот тысяч вези! И все два с половиной миллиона - правых и левых, умных и глупых, религиозных и нерелигиозных, которые лучше вас, господа, хотя бы уже потому только, что не несут, в отличие от вас, ответственности за то, что утратили свое еврейство. И если мы хотим, чтобы Израиль выжил в эти трудные и мрачные дни, не миновать нам всем возвращения к духу и этике иудаизма, забвение которых и привело наш народ и его руководителей к самому порогу очередной катастрофы, к одной из тех пропастей, которые время от времени разверзаются перед грешным еврейским народом.

"Круг", март 1981