Цви Вассерман

ПРОТИВОСТОЯТЬ НЕНАВИСТИ!

На этой неделе исполняется первая годовщина убийства Биньямина Зеева Кахане и его жены Талии. Не только они стали «жертвами мирного процесса», не только их дети (шестеро!) осиротели. Но среди сотен убитых и тысяч раненых на этой ползучей войне Осло их имена выделены и отличены. Ибо сопровождавшая их в жизни ненависть многих слоев израильского общества не оставляет их и после смерти. Как, собственно, и убитого девятью годами раньше отца Биньямина Зеева рава Меира Кахане.
Чуть больше года тому назад я вызвался быть общественным распространителем листка движения КАХ на русском языке. Вызвался не потому, что разделяю взгляды движения – напротив, я их весьма и весьма не разделяю! – но тошнота подступала всякий раз от ликования левых израильских зомби, от их истерических криков: «Фашист! Расист! Экстремист!», не несущих никакой семантической нагрузки, кроме ярости и ненависти. Еврейская традиция утверждает, что симпатии Всевышнего всегда на стороне преследуемых и гонимых и, наверное, Он переизлучает эту симпатию Своим подданным. Так я решил помочь тем, кого бьют и кому не дают кричать о своей боли.
Не раз и не два я приносил своим знакомым листки организации КАХ и нарывался на вопрос-ответ: «Как, Вы за Кахане? Ведь он же правый экстремист!!» Люди, как правило, не знали ни слова, ни полслова, сказанных отцом и сыном Кахане, но уже вполне созрели для активного неприятия этих никогда не слышанных слов. Эти очень простые, сделанные максимально дешево листки выявляли огромный потенциал ненависти, которой пропиталась и наша русскоговорящая община.
На нашей русской улице возник и не умирает миф о нашей особой тонкости и рафинированности, которую не в состоянии удовлетворить провинциальная израильская культура. Слов нет, среди русскоязычных евреев много по-настоящему интеллигентных людей. Их тысячи, возможно, десятки тысяч. Но остальные сотни тысяч – обыкновенные советские люди, привыкшие питаться падалью партийных газет и в такой степени заряженные ксенофобией, что все современные ультраправые националисты Запада должны просто сдохнуть от зависти.
Не будет преувеличением сказать, что очень многие евреи, если не большинство, уезжали из СССР, а потом и из СНГ, с сильным желанием перестать быть «чужими» и сделаться, наконец-то, «своими» в «своей стране». Как правило, эта идиллическая подсознательная установка разбивалась вдребезги при первых же столкновениях с израильской действительностью. «Где единство?! Почему в стране нет единства?!» – грозно вопрошали почти на каждой лекции или беседе бывшие офицеры Красной Армии. Единства не было, и, более того, положение с каждым годом становится все хуже и хуже: израильское общество накопило гигантский заряд ненависти, который периодически (с короткими, впрочем, периодами) разряжается вспышками насилия во всех сферах жизни.
Вне всякого сомнения, израильские левые, осуществляющие реальную власть в государстве, и контролируемые ими СМИ вносят огромный вклад в превращение израильского общества в безобразную клоаку, где все воюют против всех. Даже сравнение нашего общества с джунглями неправомерно и оскорбительно для джунглей, в которых в немалой степени существует симбиоз и отношения взаимной поддержки.
По первоначальному плану предполагалось, что совместная государственная жизнь превратит евреев-выходцев более, чем из ста стран в единый израильский народ (теория «плавильного котла»). Крушение этого плана сегодня очевидно для всех. Построить современную промышленность оказалось куда легче, чем образовать «новую историческую общность» – израильский народ. Все мыслимые и немыслимые прежде противоречия разрослись и обострились. Иногда кажется, что мы находимся в процессе всеохватной гражданской войны. Отношения на религиозной почве накалились настолько, что говорят не меньше, чем о «религиозном засилье» или о «светской революции». Накал страстей таков, что одна партия пошла на выборы в Кнессет под лозунгом «Харедим – наше несчастье» и завоевала шесть депутатских мандатов! А сегодня опросы общественного мнения сулят ей уже десять мандатов, т.е. в ходе своей парламентской деятельности им удалось убедить в своей правоте еще пятьдесят тысяч человек.
Отношения между выходцами из различных общин накалились до предела. По всей стране происходят стычки на этнической почве, стычки, приводящие к убийствам и увечьям.
Уже полтора десятка лет, а, начиная с 1992 года непрерывно, происходит демонизация евреев, живущих в Иудее, Самарии и Газе. На израильском новоязе их почему-то называют поселенцами, хотя таковыми являются все жители нашей страны. Разница между «коренными» гражданами и «поселенцами» лишь в том, что первые живут на территориях, захваченных в ходе войны 1948 года, а вторые – на территориях, захваченных в ходе войны 1967 года. (Арабский мир не признает права на свое государство ни за первыми, ни за вторыми…) Массированная пропаганда делает свое дело, и сегодня, СЕГОДНЯ!, в Израиле полным полно евреев, считающих поселенцев и их домики корнем всех наших проблем.
Ну, а про отношения евреев и арабов - граждан Израиля - я уже и не говорю: они «хороши» как никогда прежде.
Эта всеобщая война приводит, прежде всего, к тому, что реальные проблемы в Израиле не обсуждаются и даже не ставятся. Их как бы не замечают, потому что на войне не до этого – решение проблем оставляется мирному времени, а сейчас главное – победа! Кроме того, признание наличия внутренних проблем ухудшает имидж обсуждаемого сектора и, соответственно, снижает его шансы на победу в гражданской войне.
За прожитые в Израиле 14 лет я никогда не слышал о каких бы то ни было попытках провести серьезное обсуждение социальных проблем. Что делать с городами развития? Как решать проблемы отсутствия образования? Каким образом подходить к сложным социальным проблемам, привезенным алией из стран СНГ? Как приспособить рынок труда к нуждам высокоразвитого в промышленном и технологическом отношении государства? Любое наискромнейшее движение в направлении постановки этих острых вопросов неизменно воспринимается как провокация, и со всех сторон несутся удалые, хотя и приевшиеся уже обвинения в фашизме, расизме и экстремизме.
Возьмем для примера «русскую» алию. Наша алия, как, впрочем, и все явления в мире, состоит из моментов положительных и не очень. О прекрасных сторонах нашей алии мы все осведомлены из бесчисленных газет и радио РЭКА. Но попробуйте заикнуться о проблемах, о теневых сторонах, которые – что скрывать, имеются в наличии – такой вой поднимется: не только глупые бабы заголосят, но и еще более умные мужики! И конец всякому обсуждению; только вопли с придыханием: «Фашист! Расист! Экстремист!»
Так что же делать? Ведь решение непременно должно существовать! Ведь недаром чуткий нос антисемита угадывает нашего брата и под шляпой, и под кепкой, и под феской, и под чалмой, и с непокрытой головой!
Еврейский народ не подобен никакому другому народу на земле. Ни один из факторов, служивших образованию других народов, не участвовал в формировании нашего национального облика. 1100 лет тому назад рав Саадия Гаон заметил, что только Тора делает нас особым народом. Ни язык, ни территория, ни культурный синтез, ни общая хозяйственная деятельность – все, что вполне эффективно работает в случае других народов, не придаст нам единства. Только Тора дает нам великое чувство принадлежности к великому народу, обладающему исторической миссией, и единственно бейт мидраш (дом учения) по-настоящему объединит евреев разных общин и культур в великолепную яркую мозаику!

Декабрь 2001

МОРАЛЬНОЕ ЗДОРОВЬЕ И МОРАЛЬНЫЕ ПОРОКИ

Мой приятель вернулся на днях из деловой поездки в США. Самое свежее и острое впечатление его, возникшее в ходе десятков встреч и наблюдения еврейской общины изнутри, – это ощущение опасности и страха, поселившееся в среде религиозного еврейства США. «Они в этом никогда не признаются, – подытожил свой рассказ мой собеседник, – но это так. После событий 11 сентября по всей Америке пронесся шквал патриотизма, который не утих в общем-то до сих пор. Так вот у религиозных евреев этот приступ патриотизма принял гипертрофированные формы, ясно свидетельствующие о стрессовой ситуации. Если средний американский патриот установил на своей машине два национальных флага, то еврей – не меньше четырех! Если стандартный патриот вывесил на своем доме или возле него несколько флагов, то еврей обклеил флагами весь дом от подвала до чердака, изнутри и снаружи! Если у простого безыскусного патриота автомобильный клаксон играет четыре такта национального гимна, то у еврейского суперпатриота – двадцать тактов с посвистом и пританцовыванием!»
Чего же боятся американские евреи?
Как широко всем известно, ветер дует оттого, что деревья качаются. А люди умирают потому, что едят огурцы. Убедительная, хотя и печальная, статистика свидетельствует, что все граждане, когда-либо вкусившие огурцов, – все 100%! – отправились в лучший мир. С фактами не поспоришь! А когда идея, даже не очень ладно скроенная, овладевает массами, она становится материальной силой, настойчивой и устойчивой, как лежащее поперек дороги бревно.
Не следует думать, что проповедники «теории летальных огурцов» или адепты причинно-следственной связи «деревья–ветер» принадлежат к меньшей или малообразованной части человечества. Имя им – легион, и их ареал не ограничивается пивными барами и пивными ларьками.
Как только прошел самый первый шок, вызванный террористической атакой на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября, на весь мир сразу с разных его углов зазвучали две пропагандистские песни. Иногда они поются порознь, иногда объединяются в одну мелодию, но, так или иначе, с тех пор они звучат не переставая. Обе они исполняются с пафосом интеллектуалов и с придыханием борцов за истину.
Первая песня звучит так: «Во всем виновата американская поддержка Израиля (т.е., в конечном счете, Израиль)». Обратите внимание на то, каким образом старый-престарый антисемитизм появляется в мире вновь и вновь, на этот раз в либеральных одеждах самых либеральных в мире кругов, которые денно и нощно борются за то, чтобы все было можно и чтобы ничего не было нельзя. Не требуется вникать в суть происходящих в мире процессов, нет нужды углубляться, анализировать, сопоставлять – есть причина, простая, как мычание, и к тому же, по словам французского посла в Англии, отдающая специфическим запахом. Причем современным западным либералам и их новым коллегам из арабского мира даже не пришлось ничего выдумывать, ибо образ дурного (гадкого, омерзительного) вонючего еврея настолько хорошо разработан в христианской культуре, что слова и образы моментально слетают с языка и ложатся на сердце.
Итак, значимая часть элиты мировых СМИ поспешила обвинить в происшедшей трагедии евреев. Влияние современных СМИ огромно, и поэтому американским евреям есть чего бояться. Но я поступлю нечестно, если не отмечу, что американский народ в целом в этой ситуации проявил себя как народ разумный, достойный и моральный. Не секрет, что американцев часто обвиняют в бескультурии, мещанстве, примитивности, роботизированности. Возможно, не будем спорить. Но факт, что после трагедии 11 сентября поддержка Израиля рядовыми американцами возросла с 62% до 92%. Да и до трагедии, как отмечают многие, весь прошедший год войны Осло американская улица была на нашей стороне. Что до меня, я предпочитаю такой «примитивизм» копающейся в собственных внутренностях европейской утонченности.
Вторая песня, которая звучит постоянно и нагоняет страху на американских религиозных евреев, это песня-обличение, но не ислама, вдохновляющего на подвиги доблестных шахидов, а «религиозных фанатиков» вообще. Ислам? Ради Б-га, ислам – это религия, исполненная терпимости в наибольшей степени! Об этом не перестают заявлять и великий вашингтонский муфтий Джордж Буш-младший, и лондонский имам Джек Стро. Об этом же распевают денно и нощно в западных СМИ целые полки мусульманских служителей. Арабские же газеты для внутреннего, арабского, пользования просто лопаются от смеха, цитируя все эти нелепые домыслы невежд, рассуждающих об исламской веротерпимости, мирном джихаде и мирном сосуществовании хороших людей всех религий.
Итак, ислам тут ни при чем; во всем виноваты «фанатики». «Это ваших рук дело!» – именно так кричал профессор хайфского Техниона назавтра после 11 сентября своему коллеге в кипе. Все религии хороши, но в каждой есть свои фанатики, и им-то и следует объявить непримиримую войну.
И не следует думать, что позиция хайфского профессора в данном вопросе свидетельствует только о невежественности и невоспитанности. Римский папа – человек неглупый и образованный. И пост занимает такой, что ему просто не позволят высказать собственное мнение. И вот, выступая с проповедью по поводу праздника, папа призвал «христиан, евреев и мусульман не использовать Имя Б-га для убийства».
Наверное, он имел в виду что-то очень хорошее, пасторальное, когда волк с овечкой мирно жуют травку – своего рода, христианский интернационализм. А вышла удивительная мерзость, ибо своими словами римский папа объединил под одной шапкой народы, запятнавшие себя насилием и убийствами по религиозным мотивам, с их вечной жертвой – еврейским народом. Я хочу спросить вас, дорогие читатели, помните ли вы из мировой истории эпизод, когда евреи во Имя Б-га поступали с христианами и мусульманами так, как те поступали с нами на протяжении веков?! Это же до какой степени нравственной слепоты надо докатиться, чтобы обвинить евреев в убийствах Именем Б-га и призывать их воздерживаться от этих убийств! Не иначе как это подмеченное Достоевским, а еще и до него криминалистами явление, когда преступник обвиняет жертву в том, что она спровоцировала его на преступление, а потому сама жертва и виновата в происшедшем.
Но, поверьте, нет смысла приносить здравый смысл в жертву экуменическим теориям. Ислам – учение агрессивное и, как таковой, является сегодня источником и идейной базой мирового терроризма. До 11 сентября Америка пребывала в наивных грезах. Очнувшись, она обнаружила на своей территории более ста (!) мусульманских организаций, открыто в своих программах и уставах ставящих целью исламизацию Соединенных Штатов.
Так кто угрожает Америке и всему человечеству?

Январь 2002

КТО РЕЛЕВАНТЕН?

(в статье использованы идеи раба Бирела Вайна)
Словечко «релевантный», как и многие современные термины, вышло из недр английского языка и почти одновременно внедрилось в языки народов мира. Англо-русский словарь переводит слово relevant как «уместный, имеющий отношение к делу». Однако – и это случается довольно часто – кое-какие слова иногда преисполняются особой дерзости и приобретают или завоевывают себе дополнительные значения. Словарь немного отстает от жизни, и сегодня в прессе и электронных СМИ слово «релевантный» означает также «вписывающийся в рамки, способный позитивно функционировать в системе», а слово «нерелевантный» означает явление «не от мира сего, не имеющее никакой позитивной функции в системе».
Не так давно израильское правительство объявило Арафата «нерелевантным». Понятно, что речь не шла о том, «имеет ли Арафат какое-либо отношение к делу». Всем очевидно, что к делу самого существования нашего государства и к делу безопасности его граждан Арафат и его бандиты имеют самое непосредственное отношение и, несомненно, заслуживают внимания и опеки со стороны израильских силовых структур. Также очевидно, что речь не шла об «уместности» Арафата, как наглядно показало последующее обращение с Арафатом. Раз его не ликвидировали немедленно, значит, кто-то считает его вполне уместным на Ближнем Востоке.
Стало быть, провозглашая Арафата «нерелевантным», израильское правительство имело в виду новое, расширенное значение этого слова. Попросту, наше правительство заявило, что «с Арафатом каши не сваришь», как его не перчи, не соли и не подмасливай. Учитывая то положение, куда нас завели полтора года войны с автономий, войны, в которой погибли более двухсот израильских евреев, такое заявление выглядит простой и реальной констатацией факта. Ведь в глубине наших сердец, расположены ли они справа или слева в телах граждан политизированного и поляризованного израильского общества, все эти годы мы знали, что Арафату невозможно доверять, что он был и остается, прежде всего, – и по преимуществу – профессиональным террористом. Так что относительно дела мира и безопасности на Ближнем Востоке Арафат был нерелевантен всегда!
Но кто же тогда релевантен, кого иметь в виду с палестинской стороны, высматривая новых партнеров по переговорам? К сожалению, все то время пока Арафат контролирует ПА (а в том, что он ее контролирует и контролирует полностью, ни у кого сегодня нет сомнений), у нас не будет ответа на этот вопрос. Ибо, даже если допустить возможность чудесного рождения такого релевантного палестинского лидера после десятилетий культивирования чувства мести и возбуждения ненависти к евреям и к их маленькой стране, то как он мог бы остаться в живых, с головой на плечах, если будет очевидно для всех выказывать свою релевантность?
Однако нынешняя ситуация делает нерелевантными также и немалое количество израильских партий и политических деятелей. Идея релевантности Арафата (Партнер!!) составляла самый базис политических усилий Переса, Бейлина, Бен Ами и т.д. Оказавшиеся не в состоянии пересмотреть свои позиции, игнорирующие факты, слепо влекущиеся за своими иллюзиями, продолжающие славословить Осло, Кемп Дэвид, Табу, Шарм-а-шейх и другие вехи национального позора, эти люди стали в высшей степени нерелевантными израильской действительности 2002 года.
Шимон Перес, например, мог бы спасти свою политическую карьеру, отказавшись от Нобелевской премии мира. Ошибочная концепция и опасные иллюзии, за которые он удостоился премии, ни на йоту не приблизили Ближний Восток к миру. Мы сейчас гораздо дальше от мира и безопасности, чем были в 1993 году. Но Перес предпочитает оставаться нерелевантным. Нам остается предположить, что сейчас он нацелился на премию Г.Х.Андерсена, т.е. на титул лучшего сказочника мира.
Имя Арафата в списке нобелевских лауреатов делает сам этот список в высшей степени нерелевантным! И в самом деле, кто-то посвятил всего себя идеям человеколюбия, старался сделать жизнь людей на земном шаре хоть чуточку лучше. Есть на свете справедливость: его усилия не остались незамеченными мировым сообществом – и он… находит себя в одном списке с Арафатом!
А в нынешнем году Нобелевской премии мира удостоились ООН и ее генсек Кофи Анан, что моментально позволяет заподозрить в сугубой нерелевантности Нобелевский комитет в полном составе.
Но и правое крыло израильской политики не зарекомендовало себя в качестве позитивного и конструктивного фактора в жизни нашего общества. Правые несут прямую ответственность за избрание Рабина в 1992 году, за Осло, за функционирование и падение правительства Нетаниягу и за избрание Барака, оказавшегося нерелевантным со всех сторон и принесшего нашему обществу такое количество вреда, которое мы еще не сумели должным образом измерить. Правый лагерь в целом внес свою посильную лепту в девальвацию Кнессета и в общее снижение авторитета власти в Израиле. Правые политики тратили свои усилия не на выполнение предвыборных обещаний, но на попытки занять места в аппарате власти, в пресловутой «элите», наряду со своими левыми и более удачливыми коллегами. Они настолько преуспели в дискредитации собственной идеологии и своего прошлого, что сегодня просто невозможно представить гражданина страны, который всерьез отнесется к лозунгам грядущих выборов: Такой-то принесет мир, Сякой-то принесет процветание, Этот знает «как», а Тот не сомневается в том, что только он все может… Даже капля совести сделает будущего кандидата нерелевантным, т.е. не соответствующим должности, на которую он претендует.
И с некоторых пор не дает мне покоя вопрос: а что мы с вами можем сделать, чтобы оставаться релевантными еврейскому народу, Земле Израиля и Тому, Кто всех нас создал?

Январь 2002

ЧТО ДЕЛАТЬ

Получил письмо от читателя из Мицпе Рамона. Письмо обстоятельное, подробное. Автор письма излагает свою позицию по многим вопросам израильской жизни: о ближневосточной политике великих держав, о правящей нашей страной элите, о позиции арабских стран, об особой израильской демократии и о том, куда держит путь наша страна. Со многими выводами автора письма трудно не согласиться, но одно место хотелось бы выделить: там, где он пишет о потере народом Израиля чувствительности и о распадающейся солидарности.
Помнится, еще три-четыре года тому назад после каждого теракта, которыми почему-то (с чего бы это?) стал сопровождаться «мирный процесс», пару дней по радио не транслировали рекламу и бойкую задорную музыку. Радио и телевидение привыкли первыми и сперва возобновили рекламу (каждый, наверное, имеет свой комплект слышанных и читаных несуразностей, когда непосредственно за сообщениями об убитых и раненых следовали прыг-скок и гоп-гоп-трынь-ляля), а затем и вовсе перешли к освещению тяжелых страданий палестинского народа и к интервью с различными арабским бандитами, которые на приличном иврите или на безупречном английском сообщали нам, что все правильно и не может быть иначе, ибо так-то и борются за свободу…
И мы стали привыкать, а, скажите на милость, что нам еще остается? Что еще может противопоставить сердце нынешнему оптимистическому положению, как не отупение? Я вовсе не оправдываю тех, кто свою бесчувственность демонстрирует ­– это так же саднит, как громкий хохот на похоронах, – но что мы, маленькие люди, простые граждане, можем сделать, кроме того, чтобы звонить на радио и рассылать во все стороны гремучие факсы и e-mails, которые – как очень подробно и наглядно изобразил в письме мой читатель – никогда и никем не будут прочитаны – ведь мы лишены даже последней привилегии свободного человека: наказать политика, за которого голосовали. В конце концов, нам нужно вставать утром и отправляться на работу, нужно кормить семью, ухаживать за малыми и старыми и решать еще кучу разных жизненных вопросов. Мы можем восклицать и возмущаться, мы можем негодовать и презирать, но мы не в состоянии повлиять на события – рычаги влияния выбиты из наших рук, – над этим, вы правы, работали несколько поколений израильских политиков и справа, и слева, – и никто не собирается нам их возвращать.
Что же делать, спросите вы? Перво-наперво, следует отказаться от ничем не обеспеченных призывов делать хоть что-нибудь, все лучше, чем ничего. Неправда это! Если у вас есть некий план, если вы убеждены в его правильности, – действуйте! Но если такого плана нет, чем помогут призывы к действию? Скорее всего, делая вид, что знаете, как избежать одной беды, вы столкнетесь с двумя другими и более тяжелыми. А то и вовсе угодите в тюрьму за подстрекательство, и не поможет никакая «свобода слова», как не помогла многим другим.
Моше Фейглин, лидер движения «Зу арцейну», убедившись, очевидно, в бесперспективности малых партий без будущего, пытается повлиять на Ликуд. У этого достойного человека есть идеалы, есть свой план, но система возьмется за него, – уже взялась! – пытаясь вытеснить его на безопасное для себя место под нашим южным небосклоном. Честь и хвала ему и его соратникам и другим людям, пытающимся изменить структуру власти в Израиле, и да пошлет им Б-г удачу, но олигархи без боя не сдадутся и властью не поделятся с какими-то там патриотами.
Не правда ли, безрадостная картина, и как мало надежд оставлено нам ходом событий? Кто бы мог подумать, что так произойдет, – ведь все так хорошо и удачно начиналось!?
Поверьте, людей, которые издалека предвидели нынешний тупик, не так уж мало. Об этом говорили многие великие раввины нашего времени. Они говорили и писали о тупиковом пути «отцов-основателей» Израиля, стремившихся создать «нового еврея», бросившего вызов Небесам, еврея без Торы, без шабата и тфилин, «взявшего свою судьбу в свои руки». Да, они говорили и писали обо всем, что нас ждало в будущем, но от них предпочитали отмахиваться в энтузиазме первых пятилеток. Таким тяжелым и таким долгим был наш галут, что многие евреи всего мира поверили в наступление новых времен. Сионизм стал их религией, заменившей или модернизировавшей старенький иудаизм Торы. «В наше время, – говорили они, – в век пара и телефона…»
И вот мы загнаны в тупик. Любой ход объективно ухудшает нашу позицию и приводит к проигрышу. Из этого тупика не знают выхода ни голуби, ни ястребы, ни шолом-ахшавники, ни пламенные сторонники трансфера. И дело вовсе не в Арафате, чья небритая рожа порядком надоела даже антисемитам Си-эн-эн и Би-би-си, и не в ООП, и даже не в арабах, населяющих Иудею и Шомрон. Найдется другой: бритый или бородатый, но такой же бессовестный, который станет «Человеком года» и удостоится какой-нибудь премии.
Евреи Израиля находятся сейчас в положении, сравнимом с положением возле Ям Суф (Тростникового моря) после исхода из Египта: со всех сторон море, а сзади гонится Фараон со своим войском. И еврейские мудрецы всех времен, настоящие лидеры нашего народа, еврейские мудрецы ­– главы предыдущего и нашего поколения – обращаются к нам с призывом, указывающим путь к Избавлению.
«Только Тора и только вера защитят нас! Вместо того, чтобы воевать с Небом, ищите у Б-га спасения! Стремитесь к Нему изо всех сил! Еврейский народ не подобен другим народам. Страна Израиля – дворец Царя Царей – была дарована нам лишь на условии соблюдения Торы, по небрежению ею теряем мы Землю».
А, – скажет иной читатель из числа тех, у кого до сих пор бытие определяет сознание, – они опять за свое: поститься, молиться, благочестие проявлять! Да надо бахнуть, трахнуть, всех их выгнать (ультраправый вариант), все отдать (ультралевый), и тогда-то, наконец, наступит мир!!
Еще в 1937 году реб Эльхонон писал в своей знаменитой статье «Перед приходом Машиаха», что такие люди уподобляются «наиглупейшим глупцам, которых бьют, бьют, а они ничему не научаются». Вместо того, чтобы, подобно собаке, бросаться на брошенную в нее палку, надо понять, что на Небесах есть много палок и необходимо заслужить милость Того, Кто управляет миром, Кто бросает палки в своих непокорных сыновей.
А вы когда-нибудь молились Б-гу от всего сердца? Попробуйте, вдруг поможет?!

Январь 2002

В ДВУСТОРОННЕМ ТУПИКЕ

Две взаимодополняющие и взаимно обуславливающие друг друга идеи были положены в основание Государства Израиль. Прежде всего, планировалось создание защищаемого убежища для вечно преследуемого еврейского народа, такой страны, где евреи перестанут зависеть от воли других народов и возьмут свою судьбу в собственные руки. А чтобы еврей смог самостоятельно распоряжаться своей судьбой, необходимо было перевоспитать его в «нового еврея», который перестанет, наконец-то, уповать на Небесного Отца и Защитника, а, напротив, бросит Ему гордый вызов.
Поставленные цели были достигнуты: Государство Израиль возникло, и в нем стал заправлять делами «новый еврей», объявивший «галутным и устаревшим» все, что веками считалось по-настоящему еврейским.
В те годы Новый Ближний Восток состоял из одного Израиля, в котором царило удивительное политическое единство: все общество причислялось к левому «лагерю мира», а правые экстремисты попросту игнорировались и потихонечку выживались. Но и левый «лагерь мира» значительно отличался от своих одноименных потомков, да и по сути был много правее сегодняшнего правого лагеря, ибо был убежден и твердо верил, что сумеет добиться мира единственно силой оружия. По плану Бен Гуриона-Шарета-Эшколя-Даяна-Алона-Голды арабские страны должны были в течение исторически кратчайшего времени убедиться в непобедимости израильской армии и стерпеться с необходимостью делить родной Фалястын с еврейскими оккупантами.
Однако израильские политики – все бывшие европейцы – жестоко просчитались, потому что не знали восточных реалий и не учитывали их. Они совершенно упустили из вида, что в нашем регионе и время течет по-другому (а иногда и вовсе останавливается), и человеческая жизнь не имеет привычной европейцу ценности (если вообще имеет какую-то). Менялись названия стран, имена их правителей и клик, создавались и распадались союзы, но все оставалось по-прежнему: арабский мир был готов ждать века, пока не представится возможность стереть с лица земли «сионистское образование» и, вместе с ним, свой национальный позор. И их земельные, нефтяные, финансовые и людские ресурсы позволяют, как им кажется, пережидать эти самые века. Более того, на Востоке испытанный некогда позор не забывается с течением времени, не бледнеет под давлением забот и прочих проблем сегодняшнего дня, но наоборот, разгорается все ярче и ярче, чтобы, наконец, стать одним из основных факторов, определяющих поведение человека или политику правящей элиты, вне всякой пропорции по отношению к объективным потребностям общества, а зачастую и вопреки им.
Зато израильское общество начало довольно быстро утомляться жить по модели Спарты, «с оружием в руках». Чем лучше, чем сытнее становилась жизнь, чем больше было что терять, тем меньше «новый еврей» хотел жертвовать собой «во имя и во славу». Воспитанный быть «как все народы», он и жить хотел «как все народы»: без особой еврейской миссии, без высокой жертвенности, без идеалов – просто жить и все!
На этом-то основании и возникла идея территориального компромисса «территории в обмен на мир» со всем комплексом печально известных нам лозунгов: «Нельзя вечно воевать», «Давайте рискнем во имя мира!», «Мир заключают с врагом!», «У проблемы Ближнего Востока нет военного решения» и т.д. И хотя ультралевые семидесятых годов были много правее нынешних ультраправых – им и в голову не приходила возможность создания палестинского государства, раздела Иерусалима и отказа от Иорданской долины, – «новый еврей» стремительно прошел немалый путь в своем «интеллектуальном развитии» и за двадцать с небольшим лет относительно спокойной жизни эволюционировал в нынешнее состояние ненависти к своему народу, к его уникальной миссии и исторической судьбе. Объясняется такая удивительная скорость переполюсовки тем, что «новый гордый еврей», тот самый, который должен был «стать как все народы» и даже превзойти их, оказался существом беспозвоночным в духовном смысле. Он выбросил на помойку все, что составляло опору народной жизни на протяжении тысячелетий: Шма Исраэль, Тору и ее заповеди – повеления Абсолюта, а не человеческого разума, цель Бытия и миссию еврейского народа, и жестоко ошибся, полагая, что еврейский народ сможет создать фундамент своего исторического существования из тех же материй, что и другие народы: из территории, языка, культуры и средств производства. И вместо того, чтобы утвердиться и стать «светочем для народов» (почти в каждом городе Израиля есть улица под названием «Ор легойим» (Свет народам), «новый еврей» в гражданском своем обличии принимал ту форму, какую выдавливали из него внешние обстоятельства. Сотни тысяч израильтян, отчаявшись обрести спокойную жизнь «как у всех» на Земле Израиля, покинули ее и продолжают покидать.
Но правый лагерь, – скажете вы, – ведь есть же у нас правые партии, есть даже правые экстремисты! Например, Ликуд это ведь не то же самое, что Авода?! Есть поселенцы, Женщины в зеленом и даже запрещенный Ках!
Да, все это у нас есть, а настоящего правого движения у нас нет! Безусловно, на фоне всякого рода «борцов за права (арабского) человека в Палестине», настойчиво пытающихся лишить Израиль еврейского облика и превратить его в «государство всех граждан» и работающих, как недавно выяснилось, вовсе не бескорыстно, а за полновесные евро, наши правые еврейские националисты выглядят вполне симпатично. Но их хватает лишь на то, чтобы развенчивать дикие и совершенно уж неуместные сегодня фантазии Шимона Переса и его ослят, половина которых за последнее время лишилась рассудка, а оставшаяся половина никогда его и не имела, и на разоблачения самого настоящего и возмутительного предательства интересов Израиля арабскими депутатами Кнессета. Не так давно радиостанция Аруц 7 (Седьмой канал) провела «круглый стол» в попытке выяснить, так ли уж неправы Шимон Перес и компания, когда кричат, что у правого лагеря нет альтернативы «мирному процессу». «Круглый стол» выявил то, о чем многие догадывались, но боялись вымолвить: собравшиеся в студии представители, цвет правых сил, произнесли много слов, но не представили никаких реальных предложений.
Вся долгая говорильня наших израильских правых сводится к двум пунктам: «Дайте ЦАХАЛу (АОИ) победить!» и (страшно даже подумать!) «Трансфер арабского населения Иудеи и Шомрона» (а заодно, в самых сладких мечтах, и «родных» израильских арабов). Даже поверхностный анализ этих лозунгов показывает, что никакого решения палестинской проблемы они не содержат, но зато грешат не меньшей мечтательностью и визионерством, чем планы Переса-Бейлина. И те, и другие надеются исключительно на «авось». Только там, где одни говорят: «Давайте все отдадим, авось, обойдется!», другие «предлагают альтернативу»: «Давайте ударим, разгромим, изгоним, – авось, тогда обойдется!»
Поймите меня правильно, дорогие читатели, я не против военных действий, разгрома банд Арафата и других шагов, которые будут способствовать спасению еврейских жизней. Они, весьма возможно, необходимы. Но давайте не будем обольщаться, наивно полагая, что эти энергичные действия принесут нам долгожданный мир и долгожданное Решение. Правые, как будто, постоянно забывают, что ЦАХАЛ уже побеждал и побеждал блистательно. Да, это приносило нам необходимую передышку. Но, как я уже написал выше, у арабских стран и тесно связанных с ними общими экономическими интересами стран Европы нет никакой причины сдаваться и принимать и признавать в качестве свершившегося факта существование на Ближнем Востоке еврейского государства. Так что воевать предстоит еще долго, но, как я уже писал, «новый еврей» не согласен жить в таких условиях, а «новый подрастающий еврей» и вовсе не понимает, зачем и кому все это нужно и предпочитает проявлять свою поселенческую активность в Онтарио, Калифорнии или Нью Джерси.
Почти точно так же обстоит дело и с «расистским» трансфером. Давайте, представим на секунду, что сторонники трансфера победили и весь израильский транспорт занят экспортом арабов из Эрец Исраэль. Те, кому еще не отшибло память, помнят, что Израиль в 1993 году оказался не в состоянии выслать 400 главарей Хамаса и Исламского джихада в Ливан. Даже если мы решим транспортную проблему и гордо наплюем на мировое сообщество (которое из Гааги, как раз, подает нам знаки судом над Милошевичем), кто примет этих «переселенцев», где они разместятся и чем будут жить? По указанным выше причинам их не абсорбировали 53 года, все это время натравливая на Израиль. За эти 53 года ничего не изменилось в сознании арабского мира. Это были, как до сих пор говорят в Одессе, вырванные годы. Арабский мир готов не принимать их еще 53 года, еще 530, 5300 лет – лишь бы смыть связанный с ними позор. И даже если арабские страны примут высланных палестинских братьев в свою среду (в высшей степени маловероятное предположение), какая больная голова решила, что этим завершится арабо-израильский конфликт, и 250 млн. арабов в таких высокогуманных странах как Египет, Ирак, Сирия, Ливан, Ливия, Судан и т.д. и т.п. наконец-то смирились с еврейским присутствием на священной исламской земле?
Так, что же нам делать? – спросите вы.
Знайте, что в наших древних книгах сказано: в конце дней усилится Ишмаэль и станет оспаривать у нас Эрец Исраэль. И положение наше будет не из легких. Но, слава Всевышнему, миром правят не арабы и не американцы, не русские и не китайцы, не Усама бин Ладен и не Буш, не Путин и не Кофи Анан. И Правитель Мира сказал нам в Своей Торе: служите мне верно, и Я спасу вас изо всех бед! Ни правые, ни левые, не спасут народ Израиля. И те, и другие – в тупике! Только Тора и добрые дела, только Б-г!

Февраль 2002

КАНАТНЫЕ ПЛЯСУНЫ

Что и говорить – крайне тяжело быть руководителем маленькой страны! Большие страны тобой помыкают, и горе тому, кто не вписывается в их «интересы» – задавят! На всяких там конференциях-съездах высокообразованные президенты и премьеры развитых стран то и дело грозят тебе своими тощими кулачками, а ты не моги ответить, хоть и кулак у тебя пудовый и расплющит его замухрышкину физиономию в одночасье. Потому как за ним тяжелое современное вооружение и экипированная и тренированная армия, а у тебя – только бананы или кофе, а то и вовсе один пейзаж.
Но если так тяжело приходится простому диктатору из стран Третьего мира – а ему всего-то беспокойства, как наладить свое Чека и с его помощью высматривать нарождающуюся оппозицию и расправляться с ней, – то насколько тяжелее –может в тысячу раз, а может и в миллион! – быть премьер-министром Израиля. Проблем и забот столько – и внешних, и внутренних, – что просто оторопь берет: всему миру до тебя есть дело и все указывают. Столь незначительны привилегии, связанные с постом руководителя еврейского государства, и столь велики его тяготы и унижение, что решительно непонятно, как еще находятся люди, соглашающиеся занять этот пост. Да не просто соглашающиеся, но жаждущие и даже готовые платить за это большие деньги (правда, не свои, а всяких заинтересованных людей). А какая выгода? Да никакой, сплошной ущерб! Ведь, как бы ни шли дела, по меньшей мере, половина евреев Израиля будет своим премьером недовольна. А что такое ежедневные проклятия двух миллионов евреев, не мне вам рассказывать!
К чему я вам все это веду, по какому поводу делюсь грустными мыслями? Тоску навеяло на меня последнее решение правительства Израиля на тему содержания товарища Арафата под домашним арестом, глубокую тоску и горькую печаль. И дело тут не в том, можно ли доверять Арафату или нельзя, снова ли он сделался "партнером" или по-прежнему ходит в «нерелевантных» – люди в правительстве и Кнессете, все те, кто представляет власть в нашей стране, должны отдавать себе отчет в том, что, хотят они того или нет, в глазах народов мира они представляют еврейский народ. И все или почти все эти облеченные властью господа об этом забывают.
Мы, народ, простим им ошибки, простим минутную растерянность и другие маленькие слабости. Мы простим им уступки перед лицом давления сверхдержав. Мы даже простили им пальбу по своим братьям и предательство в Ливанской войне. Но каждый раз, когда они выставляют себя на посмешище, мне хочется им заявить: этого я вам не прощаю! Для чего вы своим поведением делаете народ Израиля притчей во языцех и объектом дешевого смеха «мирового сообщества»? Во имя чего позорите свой народ?
Не раз и не два, и не десять, и не сто – сотни и тысячи раз горластые и нетерпеливые израильские политики делались посмешищем для всего мира. Под влиянием минутных чувств они принимали решения, которые вынуждены были отменять через день-другой либо в результате строгого окрика Старшего Брата, либо еще до окрика, ужаснувшись собственной смелости и по этой причине наделав в штаны.
Наверное, наши читатели еще не забыли, как правительство Рабина-Переса после убийства солдата Нахшона Ваксмана предприняло робкую попытку выслать в Ливан 400 главарей Хамаса. Сделано это было исключительно неуклюже и безграмотно, так что все проведенные в Южном Ливане дни и недели обернулись для хамасников замечательным паблисити и значительным укреплением рядов. Враги Израиля изрядно потешались.
Лишь немногим было лучше положение при правительстве Нетаниягу. Не спасло его и то обстоятельство, что он, несомненно, был самым разумным и интеллигентным среди наших премьер-министров. Подобно «канатному плясуну» (как еще 250 лет тому назад определил Джонатан Свифт сущность политического деятеля), он раз за разом балансировал между своим ликудовским мировоззрением, требованиями левых израильских аппаратчиков и вопиющим международным давлением. Иногда получалось очень смешно, особенно, когда Нетаниягу был вынужден дезавуировать сам себя через день или два после какого-нибудь правостороннего заявления.
Но главный «смех» начался, конечно, при Бараке. В значительно большей степени, чем Рабин и Перес, Барак представлял собою новое поколение деятелей Рабочей партии, для которых партия является лишь инструментом продвижения к власти, инструментом, не наполненным при этом никаким идейным содержанием. По этой причине Барак смог, едва демобилизовавшись, получить пост министра внутренних дел всего через несколько дней после вступления в Рабочую партию! Я вполне готов поверить в бараковы способности и таланты: пусть у него будет самый высокий IQ, больше всего армейских наград и диплом по физике Стэнфордского университета, но как политик Барак прославился, прежде всего, своими знаменитыми «зигзагами». Эти смешные зигзаги как раз и были вызваны его идейной пустотой. Как флюгер, он был готов поворотиться в любую сторону, лишь бы она способствовала укреплению его власти и власти поставившей его во главе хамулы. Отсюда расцветшая при Бараке мания опросов общественного мнения, которые в Израиле много быстрее и откровеннее, чем во всем остальном мире, превратились из барометра общественного мнения в средство его формирования в интересах власти.
Славную традицию продолжил и Шарон. То он публично называет Арафата лжецом, то посылает к нему своего сына, каким-то удивительным образом замешанного и в иерихонском казино, и в других экономических проектах ПА. То он отвергает выводы комиссии Митчелла, то, после звонка какой-нибудь пешки из госдепартамента, принимает их. То он решительно заявляет, что не даст превратить Израиль в Чехословакию 1938 года, то поджимает хвост после явно выраженного американским президентом неудовольствия и почти с тем же пылом утверждает, что мы всегда полагались на наших американских друзей, которые никогда в жизни никого не обманывали и были всегда и во всем верны своим союзникам (смех в зале).
И вот теперь история с наказанием Арафата. Можно было бы лопнуть со смеху, если бы эта глупая дилетантская безответственность не приводила к гибели евреев. Продолжая славные традиции «гуманных бомбежек» пустующих зданий, постановление кабинета делает настоящее посмешище из правительства Израиля и его премьера, из израильской армии и, в конечном счете, из всего нашего народа.
Все бы это было очень смешно, можно было бы надорвать животики, если бы не гибли люди – 280 человек за полтора года, – если бы жизнь в нашей стране не становилась день ото дня опаснее, если бы израильское общество не было поражено отчаянием и безысходностью. Так что этот смех стоит нам крови и ставит под удар все наше государство и вместе с ним наши жизни.
Разумеется, наши политики смотрит на вещи по-другому. Будучи много лет погруженными в такую общественную атмосферу, они теряют ощущение нормальных пропорций и, вместе с ним, лишаются чувства политического юмора. Нет сомнения, что они считают себя большими деятелями, настоящими виртуозами, способными одновременно произнести две взаимно противоречащие фразы. Но было бы славно, если какой-нибудь из их помощников, советников и референтов, из тех, что по роду службы почитывает газеты, сказал бы им, что в глазах очень большой части народа они выглядят смешными клоунами, просто-таки канатными плясунами!
Так ведь не скажут!

Февраль 2002

ИЗРАИЛЬ, ИСПОЛНЯЙ ЕГО ВОЛЮ!

Уже полтора года, как я сотрудничаю в газете Негев таймс, и до самого последнего времени народ, в основном, меня похваливал. Только бдительные «санитары леса», определенная категория читателей, известная каждому пишущему человеку, которые свое призвание видят в том, чтобы везде и всюду находить недостатки, разражались изредка негодующими письмами. Но, повторяю, общая реакция была позитивной. Однако когда я спрашивал своих собеседников, за что именно они меня хвалят, их ответы скорее огорчали, нежели радовали. «За то, – отвечали мои благодарные читатели с редким единодушием, – что ты написал правильно: в точности, как я думаю!» То есть, пока я «гладил по шерстке», читателям было приятно, и они были довольны прочитанным, несмотря на то, что ничего нового для себя они не узнали!
Но уж зато, когда я погладил «против шерстки», даже симпатизировавший мне читатель встал на задние лапы и зарычал. Вплоть до того, что я стал получать негодующие письма, в которых утверждалось, будто «я лью воду на разного рода вражеские мельницы».
К сожалению, подобного рода реакция типична для нашей аудитории. Поверхностно ознакомиться и, не поняв, вознегодовать – этого у нас сколько хочешь! Сделать усилие, постараться понять и, только после этого, аргументировано не согласиться – диковинная редкость! Правильно, согласен с вами: думать – это вообще случается не так часто, как хотелось бы. И все-таки в наших кругах, в среде олим миРуссия, на это способны многие. Потенциал, бесспорно, у нас есть – нет привычки. А хорошие привычки сами не заводятся. Их необходимо воспитывать, развивать, осознанно культивировать. Сами же появляются только дурные привычки.
В своей статье «В двустороннем тупике» я, быть может, впервые критически высказался против правого лагеря в политической жизни Израиля. Это было «против шерстки», и представители «правых национальных сил» ринулись в свой правый бой. Увы, если отбросить совершенную галиматью, вся их аргументация отнюдь не блистала новизной: по их мнению, я был неправ, потому что говорил нечто отличное от них; я был неправ, потому что они… думают иначе. Или мне кажется, но где-то мы уже слышали подобную аргументацию…
Позвольте, дорогие читатели, поделиться с вами воспоминаниями о недавнем прошлом. 14 лет тому назад мне посчастливилось покинуть Советский Союз и приехать на Землю Израиля. Как и многие мои соотечественники и соплеменники, я был сыт по горло коммунизмом и убивавшей человека в человеке советской жизнью, жизнью в стране, собиравшейся «загнать клячу истории» и причем сделать это «левой, левой, левой». Поэтому я вырос таким правым, таким правым, что Авигдор Либерман показался бы рядом со мной левацким троцкистко-маоистским функционером из университетского кампуса в Миллуоки, штат Висконсин. Если бы я тогда раскрыл рот или, что еще хуже, писал статейки, как пить дать, пришили бы гнусное подстрекательство со всеми вытекающими… Но Б-г хранил, и обошлось.
Но вот, под влиянием пережитого, услышанного, прочитанного стал я прощупывать, промеривать свои политические взгляды и… не обнаружил в них никакой твердой, прочной основы, никаких знаний или логики, но мешанину лозунгов и пустых эмоциональных деклараций, густо сдобренных невежеством и некомпетентностью. Проверка показала, что я не знаю элементарных основ политологии и обделен базисной информацией, которая вообще – чем ценнее и важнее, тем недоступнее, и что у меня вовсе нет никакого рационального обеспечения, чтобы судить о том, какое из предлагаемых политических решений является самым разумным или самым справедливым. И, наконец, самое главное: не ведая о том, я, подобно многим религиозным евреям, страдал распространенной формой социальной шизофрении – признавая на словах существование Б-га, Его тотальную власть над творением и особую, уникальную сущность еврейского народа, не похожего ни какой другой народ на земле, фактически же, когда речь шла об истории и социологии нашего народа или о политических шагах, необходимых для обеспечения нашего существования на Ближнем Востоке и в мире, я как бы забывал о Б-ге и Его важной роли в мировых событиях и мыслил разного рода геополитическими категориями, стратегиями, соотношением армий, экономик и политического устройства конфликтующих сторон. В этой реальной схеме Творцу и Правителю мира было отведено более чем скромное место.
Присмотревшись, я увидел, что подобным недугом страдаю не я один. Им поражены многие верующие люди, которые предоставляют Б-гу действовать в небесах и полагают, фактически, что здесь, на Земле, мы успешно справимся и без Него.
Надо ли отдавать Голаны? Почему мы не можем согласиться на создание государства для палестинских арабов? Какая нам разница, где будет проходить граница Израиля, если, в конце концов, наступит мир и процветание? Почему бы не поделиться Иерусалимом, если «они» так уж его хотят?
Когда я задаю эти вопросы нашей русскоязычной аудитории, я вижу, как наливаются кровью глаза и начинается все то же празднество демагогии и доктринерства, вершиной которого являются утверждения типа: «Так Вы что же предлагаете, чтобы…» и далее следуют рассуждения о моей (не)нормальности и о том, «что я лью воду…», и о пособничестве врагам, и о том, «что история не простит…».
И вот оказывается, что у нас в Израиле и правые, и левые являются последователями каких-то странных атеистических религий, требующих от своих адептов неистовой веры. Только первые взывают к своему левому богу: «Давайте все отдадим, авось, тогда нас оставят в покое!», и это полный абсурд, потому что с какой стати, интересно, кровожадные толпы оставят в покое обкромсанный Израиль, когда они смогут и вовсе его ликвидировать (быть тому не бывать!) А вторые взывают к своему правому богу, который называется «Дайте ЦАХАЛу победить!», будучи совершенно не в состоянии ответить на коварные вопросы типа «Каковы наши реальные шансы при нынешнем политическом раскладе в мире и удрученном состоянии израильского общества победить в неизбежной тогда региональной, если не мировой, войне?»
Я хотел бы предельно прояснить свою позицию. Уже более трех тысячелетий еврейский народ считает, что ответы на все интересующие нас политические вопросы следует искать в еврейской Торе, которая является не чем иным, как выражением мудрости и воли Создателя и Правителя мира. Вечную Тору объясняют каждому поколению компетентные знатоки Письменного и Устного Закона – великие мудрецы Израиля, и мнение пусть даже миллиона, десяти миллионов невежд не имеет в свете истинной мудрости никакого значения! Тора говорит нам, что все, происходящее в нижнем мире, имеет свой корень в высших, духовных мирах. Изгнание Израиля и порабощение его другими народами явилось следствием описанных в Торе духовных причин. Поэтому, и конец изгнания и устранение порабощения евреев народами мира (которое является несомненным медицинским фактом настоящего) станет возможным только в результате ликвидации означенных духовных дефектов – не раньше и не позже.
Сказанное не означает, что еврейский народ не должен защищать свои жизни и свое достоинство и что ему запрещается применять силу, в том числе и военную. Но мы обязаны отдавать себе отчет в том, что применение силы может быть только тактическим и что силой мы не решим ни одной кардинальной проблемы конца эпохи изгнания.
Каков же путь? Ответ содержится в Устной Торе, в трактате «Изречения Отцов». Там говорится следующее: «Исполняй Его волю (Тору и заповеди) как свою, тогда Он исполнит твою волю как Свою; подчини свои желания Его воле, тогда Он подчинит желания других твоей воле».
И в этом весь сказ!

Март 2002

Б-ЖЕ УПАСИ, ПАРТНЕР!

На прошлой неделе (дело было перед приездом американского спецпосланника генерала Зинни) значительная часть заседания израильского правительства была посвящена чрезвычайно важной и ответственной, и вместе с тем, крайне щекотливой теме. Безусловно, наши читатели уже достаточно искушены и без моих подсказок знают, о чем шла речь. Но если среди наших читателей есть и такие, которые еще не догадались, о каком предмете мы толкуем, я бы все-таки попросил их потверже укрепиться в кресле, чтобы уберечься от опасных последствий острой формы истерического смеха, способного поразить их в одночасье.
Теперь, когда вы приготовились, с моей стороны уже будет нечестно скрывать тайну более… Знайте, что на прошлой неделе правительство Израиля, правительство национального единства, которое еще не успели покинуть Либерман и Эйлон, много-много часов потратило на обсуждение вопроса: является ли все еще Арафат нашим партнером по «мирному процессу» или уже не является!!!…
Через несколько минут, когда вы уже в целом справились с сотрясавшими ваше тело конвульсиями, я готов вам признаться, что по меньше мере в течение полугода я не слышал более удачной шутки!
Как известно из медицинской науки, здоровый смех способен значительно ослабить воздействие на организм вредоносных факторов, а иногда и полностью вылечить заболевшего. Смех не только повышает сопротивляемость организма болезням – он воодушевляет и поднимает человека из безнадежных, казалось бы, ситуаций. По этой причине во время Второй мировой войны артисты и юмористы были желанными гостями на фронте и по общему мнению внесли немалый вклад в победу над врагом.
Положение Израиля продолжает ухудшаться. Нас теснят на всех фронтах: политическом, экономическом, социальном, военном… Нас, евреев, граждан Израиля, систематически отстреливают и взрывают. Все меньше остается мест на наших гигантских просторах, где мы чувствовали бы себя в безопасности, все меньше дорог, по которым мы спокойно можем ездить, не опасаясь за свою жизнь. Народ не видит перспективы, он упал духом. В этой ситуации как никогда целительной могла оказаться задорная песня или лихая шутка. Но, похоже, израильские артисты в совершенстве освоили лишь жанр желчной, раздраженной сексуальности. Да и с нею большую часть своего времени они проводят, борясь за поруганные «права (арабского) человека», так что недосуг им отвлекаться на еврейские нужды. Ведь деятели нашего искусства выше убогой национальной ограниченности, они – граждане мира, деятели вселенского масштаба… В этом году, например, по всем министерствам бюджетные сокращения, чтобы направить освободившиеся средства на войну Осло, а в министерстве науки, культуры и спорта – прибавка 60 млн. шекелей на развитие кино. Понятное дело, заслужили: израильский фильм о трагедии палестинского народа и зверствах оккупантов, снятый еврейским режиссером, завоевал награду на престижном Берлинском фестивале. И театралы не забыты… Нельзя же иссушить израильскую культуру и уменьшить субсидии ведущим театрам страны. И Камерный театр должен получить свои скромные 10 миллионов, ибо там поставили замечательную, идеологически выдержанную пьесу «Атом», в которой рассказывается, как харедим, действуя через подставное лицо, которое они продвинули в премьер-министры Израиля, захватили власть в стране с целью… нет, не придумаете, на такое нашей русской головы не хватит, для этого необходимо прожить в Израиле полтора-два десятка лет… развязать мировую ядерную войну! Так-то, братцы!
Ясно, поэтому, что нашим деятелям культуры не до шуток. Но вот и безымянные создатели анекдотов тоже молчат. Плохой симптом! В самые тяжелые минуты народ смеялся и продолжал жить этим смехом. На израильском же анекдотном шуке нет ничего интересного, кроме не очень-то блестящих русских копий.
И в этой ситуации наши государственные мужи, наши политики поднимают оружие смеха, выпавшее из ослабевших рук профессионалов сатиры и юмора, и начинают шутить.
Вот высказывается Шимон Перес о том, что относительное затишье на палестино-израильском фронте в последние три дня (в тот день было только трое убитых, около 30 раненых, обстрел Гило и десятка два случаев нападений на машины и укрепленные пункты) делает возможным поездку Арафата на арабскую мирную (!) конференцию в Бейруте (смех в зале). Эстафету подхватывает министр обороны Бен Элиэзер, заявляющий, что он рад, ни больше, ни меньше – рад, у него радость, ликование, торжество по поводу… освобождения правительством Израиля Арафата из-под домашнего ареста.
По радио часто транслируют отрывок из речи Ариэля Шарона. Судя по пафосу, это фраза из долгожданного обращения к гражданам Израиля, в котором наш премьер-министр умудрился ничего не сказать, открыв тем самым дорогу для самых изощренных и извращенных комментариев. Шарон сказал, что мы победим не только потому, что мы правы, но и потому, что у нас нет другого пути. Разумеется, не для того человек рвется в главы государства, чтобы самому, как какой-нибудь Линкольн, писать свои речи. Но нет никакого сомнения, что Шарону пишут речи люди, работающие с ним много лет. Они досконально знают его, а он их. Они хорошо знают, что он хотел бы сказать, и в таком русле ткут материю его речей. Поэтому досадная недалекость, которую проявил наш премьер этой залихватской фразой, к сожалению, является общим уделом определенного политико-социального слоя, к которому принадлежит и наш премьер, и обслуживающие его журналисты, и значительная часть его избирателей. Все они ощущают, что одной правоты нам не хватит для того, чтобы победить! Иначе, зачем же еще укреплять свою позицию с помощью «…нет другого пути»?
А дело тут вот в чем. И правые, и левые в Израиле исповедуют описанный и осужденный Торой принцип «моя сила и крепость моей руки добилась всего этого». И те, и другие (слегка на разные лады) строят «новое» государство-убежище для «новых евреев», которые должны полагаться не на какого-то там Б-га, но, единственно, на свою силу. Отказываясь упоминать Само Имя Б-га, «отстраняя» Б-га от управления миром, эти люди остались без единственно возможного оправдания нашему возвращению на Святую Землю: это Земля, завещанная нам Б-гом, для служения Ему на ней. Это Дворец Царя Царей, который не терпит недостойных и изгоняет их. Это Дворец Царя, который пустовал, пока народ, должный жить в нем, кочевал по миру, исправляя и мир, и самого себя. И когда подошло время исполнения всех пророчеств Торы, Земля Израиля была возвращена нашему народу для служения Б-гу, для исполнения нашей уникальной миссии – всеми своими поступками освящать Имя Творца. Тот, кто отрывает еврейскую и мировую историю от этого духовного, провиденциального аспекта, неизбежно путается и заикается, когда стоит перед необходимостью объяснить, чем его присутствие на Земле Израиля отличается от колонизации белыми европейцами Африки, Южной Америки и Дальнего Востока. И тогда он либо кается и пускает покаянную слезу на манер русского интеллигента (левый вариант), либо пужает: «Вот, как сделаем два государства, как будем жить с вами в мире, то-то запоете» (правый вариант), либо в простоте говорит растерянно: «Ну, ребята, раз уж я здесь родился, и ты, Ахмед, здесь родился, может, как-то уживемся, а?» (никакой и самый распространенный вариант). Поэтому-то наш премьер и нуждается в своем глуповатом «…нет другого пути» – аргументе припертых к стенке гангстеров.
А что до Арафата, так вы можете ни минуточки не сомневаться – Партнер! Но не в том убогом смысле, как понимает Шимон Перес, но в том, который придает этому слову Тора. В ней Б-г говорит: «Если по-хорошему не вернетесь к Торе и исполнению заповедей, если будете продолжать надеяться на «силу своей руки», поставлю над вами царя, жестокого как Аман-агагит, и он своими варварскими действиями вернет вас ко Мне».
Стало быть, такой у нас «Партнер», как мы с вами молимся!

Март 2002



ХАСИДЫ РОДНОЙ ФАЛЯСТЫН

Израиль в который уже раз шумит и гудит. В особенности «русский» Израиль. Газеты полны сообщений, радио и телевидение не переставая возвращаются к этой теме, выступают члены Кнессета от различных партий – кто с осуждением, а кто – отмежевываясь.
Что же произошло? Из-за чего очередной скандал? Оказывается, несколько дней тому назад по израильскому телевидению показали «демонстрацию хасидов, размахивающих палестинскими флагами». Мой телефон звонит без перерыва: звонят люди знакомые и незнакомые, требуют объяснений. «Вы понимаете, это наносит ущерб вашему имиджу?!.. Ведь «они» скажут, что… Ведь «они» подумают, что… Вот мне на работе сказали, что, хотя от харедим ничего хорошего и не ждали, но чтобы до такой степени!!..»
Что ж, народ просит объяснений – народ их получит.
В Израиле каждый день совершаются, к сожалению, сотни преступлений: против личности, против собственности, против народа, против государства… Бывает, что преступников находят, бывает, что нет. Но никогда, или, во имя точности почти никогда, не случается такого, что в убийстве или ограблении или взяточничестве или в дорожно-транспортном происшествии израильские СМИ и, вслед за ними, израильские граждане обвиняли социальную или этническую, или профессиональную группу, к которой относятся преступники. Более того, в ряде случаев простое упоминание в радионовостях национальности задержанного и осужденного грозит судебным иском по обвинению в дискриминации. Поэтому пишут и говорят обтекаемо: «Жену убил житель Галилеи, а машину украл и продал в Йерихо житель Негева». И по праву! Какое отношение к делу имеет отношение жителя Галилеи или жителя Негева к великой арабской нации? Ведь не будете же вы утверждать, что все члены арабского народа убийцы или грешат воровством?
Нет, конечно, такое нам и в голову не придет! Как не придет в голову оправдываться израильским философам, педагогам, литераторам, артистам и другим работникам культурного фронта, наставникам молодежи и прочим адептам обостренной нравственности за преступления, совершенные нерелигиозными израильтянами: за убийство, которое совершил мистер Х, и за кражу со взломом, совершенную адоном Y. Совершенно естественно, что за убийство таксиста Дерека Рота в Герцелии, совершенной несколько лет назад одуревшими от скуки сынками высокопоставленных родителей, не оправдывались по радио и телевидению израильские моралисты и кибуцники, футболисты и преподаватели Техниона, не били себя в грудь покаянно ни члены партии Мерец, ни зубры Гистадрута. И также совершенно в порядке вещей, что когда судили руководителей банков и прочих биржевых акул, которые безобразили на израильском финансовом рынке и надули своих клиентов на сотни миллионов шекелей (их последователи благополучно продолжают забавляться этим и сейчас), израильские экономисты, адвокаты и бухгалтеры продолжали беспрепятственно передвигаться по нашим улицам на своих неконфискованных автомобилях, не опасаясь гнева разбушевавшейся толпы. А израильские офицеры закономерно не боялись обобщенных обвинений в предательстве, когда обнаружилось, что генерал Рами Дотан брал взятки, не считаясь с причиняемым им боеготовности ЦАХАЛа ущербом. И, действительно, какое они имеют отношение к делу, разве это не ясно?!
Но есть в Израиле две группы населения, на которую политкорректность израильских СМИ и галантность израильского общества почему-то не распространяется. Эти две группы – поселенцы и харедим. Мы уже привыкли, и никого не удивит, что в выпуске новостей нам расскажут о том, как «харедим напали на туристку, мирно гулявшую в своих собственных трусах по Меа Шеарим», или о том, как «харедим сожгли автобусную остановку», или о том, как «молодой хареди арестован по подозрению в совращении малолетних». Злокозненным харедим не уступают в гнусности и поселенцы. Только репертуар их грехов несколько иной. Как правило, если верить израильским СМИ, они коротают время, нападая на мирные арабские лавки или на еще более мирные машины скорой помощи шибко дружественного нам родного государства Фалястын, которые мчатся неизвестно куда с грузом гуманитарной помощи (гранаты, автоматы и боеприпасы к ним) или стройматериалами для великих строек первой палестинской пятилетки (гвозди для осколочных снарядов и динамит для прокладки тоннелей). Периодически поселенцы оккупируют исконные арабские земли, вынуждая израильскую армию применять силу и изгонять захватчиков.
Охочая до информации израильская аудитория не подкачала и за долгие годы выучила урок «на ять». Рядовой израильтянин уже давно перестал сомневаться в том, что «все харедим не служат в армии», что «все харедим не платят налоги, и мы вынуждены тащить этих паразитов на своей шее» и что, «делая вид, будто учат Тору, они тишком заняты разведением пейсатых детей, которых мы должны содержать». Поселенцы же, по мнению потребителя кабелей и спутников, несомненно, готовят новое правое подполье и на государственный счет ведут тайное строительство в неразрешенных местах. Кроме того, они преступно прибирают к своим рукам армию, откуда их небезуспешно пытается выжить левая элита.
Такое положение и такое общественное мнение, которое одно только и является легитимным и которое без конкурентов и без критики распространяется по государственным каналам, является явлением в миллиарды раз более опасным для души еврейского народа, чем демонстрация двух десятков людей Мойше Герца – давным-давно известной одиозной группки из Меа Шеарим, единственных среди обладателей черных шляп и цицит любимцев израильских СМИ. Но мы, израильтяне, из года в год кушаем это мерзкое лживое пойло, этот подлый навет – родной брат кровавого. И о чудо, вдруг куда-то улетучивается весь наш интеллектуализм, и весь наш демократизм и любименький либерализм, и мы, бывшие кухонные борцы за плюрализм и свободу мнений, мигом отказываем всем харедим в элементарном праве на собственную индивидуальность, на собственное мнение. ВСЕМ!! Потому что они для нас как китайцы – все на одно лицо, все одного роста, все в одинаковых синеньких рабочих костюмчиках, да и фамилий у них только три: Ван, Чжао и Лю. Поэтому все они обязаны отвечать за любой писк и визг любого бородатого недоумка. Обязаны оправдываться, отмежевываться, доказывать, что они, лично, не такие! Игаль Амир собирался убить Рабина (весь Израиль, кроме, может быть, самых упертых членов ВКП (б) с 1917 года, уверен сегодня, что не он убил), так скольких людей в вязаных кипах избили, обругали, подвергли остракизму на работе и по месту жительства?! И величественная «Едиот ахаронот» (Последний идиот) печатает на развороте статью о Бар-Иланском университете: «Место, где готовят убийц»! Вот это можно, это свобода слова – эффектно, броско, нелицеприятно! И никто не притянет к суду – родная прокуратура в стотысячный раз даст стандартный ответ-отписку: «Дело не имеет общественного интереса».
Что же касается Мойше Герца – героя репортажа «Хасиды с палестинскими флагами», то, как мне рассказывал лет семь назад американский раввин, который хорошо знает его с детства, он является классическим случаем того, что Талмуд называет «мешуга ледавар эхад – человек, свихнувшийся на какой-то одной идее-фикс». Чему это можно уподобить? Ну, представьте себе «оле миРуссия», умного, интеллигентного, образованного, мягкого, деликатного, начитанного человека, взращенного на Пушкине и Чайковском. Представили? А теперь заговорите с ним про ШАС! Ага!! Началось!!! Одной слюны можно собрать тонны!!!
Только не говорите мне, что все «русские» такие.

Апрель 2002



< < К оглавлению < <                       > > К следующей статье > >

  
Hosting by TopList Rambler Дизайн: © Studio Har Moria