Памяти Лены Босиновой

26 августа на кладбище в Кдумим была похоронена Лена Босинова, которая совершила акт самосожжения в Нетивоте, протестуя против депортации евреев Гуш-Катифа.
Лена приехала 5 лет назад из Одессы. Инженер-механик, во времена перестройки она оставила свою профессию и стала заниматься делами еврейской общины. Она активно сотрудничала в движении «Мемориал», занималась программами развития еврейской самоидентификации, помогала всем нуждающимся членам общины.
В Израиле Лена поселилась в караване в поселке Кдумим, никогда не жаловалась на трудности абсорбции и продолжала свою общественную деятельность. Сейчас приходит все больше и больше откликов от людей, которым она помогла в тот или иной период своей жизни. Здесь, в Израиле Лена наконец осуществила свою мечту - глубоко изучить еврейские историю и традиции. Она горячо переживала за судьбу Еврейского государства и пыталась сделать то, что было в ее силах. Статьи Лены публиковались на интернет-сайте «Седьмого канала» и аналитической группы «МАОФ». Она изучала израильскую прессу на русском языке, критиковала ее за отсутствие сбалансированности и пыталась  заинтересовать СМИ темой национальной идентификации.
В последнее время Лена активно участвовала в «Оранжевом движении» противников выселения евреев из Гуш-Катифа и Северной Самарии. Она перепробовала все возможные легитимные методы борьбы: помогала достичь победы на внутриликудовском референдуме, участвовала в маршах и демонстрациях, составляла листовки, собирала подписи под письмами протеста, держала голодовку и др. Убедившись, что все парламентские методы борьбы не эффективны в условиях антидемократической власти, что ненасильственный массовый протест жестко подавляется полицейскими избиениями, необоснованными арестами и содержанием в тюрьме несовершеннолетних, что против гражданского населения брошены огромные армейские силы, что вновь, как при советской власти, евреи оказались в ситуации экзистенциального выбора не между победой и поражением, но между самоуважением и позором, Лена предпочла совершить то, что совершали до нее другие герои, оказавшиеся один на один с грубой силой, разрушающей то, ради чего, собственно человеку стоит жить.

***
То, что сделала Лена, не было актом отчаяния одиночки. Ее самосожжение было одно из немногих действий, соразмерных масштабу обрушившейся на нас трагедии, когда каждый из нас оказывался либо жертвой, либо палачом, либо тем и другим одновременно.  Ее действия не принесли немедленного результата, тем не менее их можно квалифицировать как подвиг в защиту нашей коллективной совести, как жертву, искупающую грех всего еврейского народа.
Мы верим, что со временем в Нетивоте появится площадь Лены Босиновой, так же как в Праге есть площадь Ян Палаха, совершившего акт самосожжения, протестуя таким образом против советской оккупации Чехословакии.

Как сейчас помню бешенство коммунистического официоза, но и замешательство чешского диссидентского самиздата.» - вспоминает корреспондент радио Свобода Ефим Фиштейн. – «Мы добиваемся свободы ради жизни – рассуждали независимые мыслители – а жизнь нельзя утвердить смертью. То, что приемлемо для буддийских монахов, с нашей традицией несовместимо – говорили они, самосожжение – не чешский метод борьбы.

Чехи тогда, как и евреи сегодня, даже не пыталась оказать сопротивление мощным армейским силам. И не только потому, что это было безнадежно, но и потому, что это было морально неприемлемо. Однако ненасильственный протест, который выбрали в данном случае чехи, был в принципе не способен остановить сильного и беспощадного диктатора. Отсутствие насильственного сопротивления тирану, не понимающему никакого другого языка, трудно отделить от полного отсутствия сопротивления, от позиции смирившейся жертвы, теряющей свои принципы, самоуважение и волю к свободе. В роли такой жертвы оказываются не только отдельные люди, но и целый народ. И тогда на помощь народу приходят герои-одиночки.

«Его страна, - писал Финштейн про Палаха,- после короткой передышки, вновь погружалась в мрак тоталитарного произвола, общественной лжи, безнадежности. Такое состояние длилось 20 лет, но в 1969-м казалось, что это – на века. Чтобы не потерять душу, не впасть в маразм и деградацию, народу требовалось сильнодействующее средство, и сильнее мучительной смерти Палах не видел ничего. Это был, может быть, слабый и одинокий свет, но он светил все эти годы, пока мрак не рассеялся. Это была форма духовного искупления за весь народ».
О духовном искуплении говорят и украинский писатель Тарас Махринский, утверждая, что такое самосожжение протеста стоит в одном ряду с самоотверженным поступком Януша Корчака, вошедшего со своими воспитанниками в вагон смертников :
«Поступок Яна Палаха был одним из первых, но далеко не единственным в новейшем времени… Их было много. Намного, наверное, больше, чем известно мне. Почему они пошли этим путем? Не бастовали, не устраивали демонстрации, не начали индивидуальный террор, как их предшественники из прошлого века?
Это самосожжение было запоздалой попыткой пробудить народ, актом отчаяния? Да, в какой-то степени. Но еще - искуплением. Кто посмеет теперь бросить чехам упрек в том, что они не вполне любят свободу?…
Илья Рипс пытался сжечь себя 13 апреля 1969 года в Риге, протестуя против введения советских войск в Чехословакию... Мне кажется, что он, вольно или невольно, оказался ближе других и к искупительному мотиву самоубийства. Не знаю, корректно ли ставить вопрос таким образом, но все же: "Искупает ли жертва Ильи Рипса нашу коллективную вину перед матерью Яна Палаха?" И, задав некорректный вопрос, буду последовательным, и дам на него некорректный ответ: "Быть может"».(из книги «Сумасшедшие», изд-во Геликон Плюс, 2000)

Кроме отдельных людей вина может ложиться и на целый народ. До сегодняшнего дня на немецкий народ продолжают возлагать вину за преступления фашистов. Махринский говорит о том, что жертва еврея Рипса сняла с русского (или советского) народа, как целого, позор за молчаливое пассивное соучастие в агрессии советской армии против Чехословакии. Позор насильственного изгнания евреев Самарии и Газы ложится несмываемым пятном на всех нас, и если мы, как народ, можем выставить что-то достаточно серьезное в свое оправдание, то это будут не полумиллионные, но обыденные демонстрации протеста, а один героический поступок Лены Босиновой.
Самосожжение Ильи Рипса было направлено не только на искупление общесоветских грехов, но так же и против подавления еврейских национальных стремлений. Его жертва означала в том числе и пробуждение самосознания советского еврейства. При всей кажущейся тщетности его жертвы, она, в числе многих других, привела к тому, что сегодня Илья Рипс, профессор Еврейского университета, вместе с миллионом евреев - своих бывших соотечественников находится на своей родине в Израиле. Героизм одиночек и бессмысленные на первый взгляд жертвы привели к крушению советской диктатуры и к исходу советских евреев.
Мэр Кдумим Даниэла Вайс сравнила поступок Лены с самоотверженными подвигами Ханы Сенеш и других героев, благодаря которым была воссоздана Еврейская государственность. Многие, знакомые и не знакомые с Леной лично, надеются и приложат все силы для того, чтобы ее память сохранилась так же, как и память других героев, которые, как и она, отдали жизнь за достойное существование еврейского народа. И хотя ей не удалось остановить данный конкретный этап разрушения нашей государственности, но она спасла честь нашего народа, укрепила его дух и дала нам силы продолжать нашу борьбу за свободу и самоуважение.

Ася Энтова

"Вести", 1.09.2005

Лена Босинова

Посмотрите на эту фотографию. Может быть вы встречали Лену, знакомы с ней? Она всего несколько лет в Израиле. Мама ее умерла и она жила в Кдумим одна. Кдумим не подлежит депортации. По крайней мере пока. Лену не выселяли. Ей совершенно не требовалось ехать в Нетивот, пересаживаясь с автобуса на автобус, с каким-то горючим – не знаю с каким и когда и где она купила его. Было очень жарко и вообще не лучшее время, чтобы идти в Гуш Катиф.
Горючее – это то, что горит. Когда полиция запретила Лене идти дальше, она облила себя этим горючим и подожгла. Говорят, что она мгновенно вспыхнула, и из-за сильного огня к ней не сразу удалось подойти. Это все, что мне удалось найти. Наши журналисты знают, что это событие не надо обсуждать. У них существуют четкие инструкции, на чем надо сейчас концентрироваться. Например, на наших силах безопасности, которые в тяжелейших условиях, несмотря на провокации поселенцев, не бьют их и не мародерствуют (перед телекамерами).
Зря я так про них. Там много хороших ребят и девушек. У них приказ. И они просто плачут, выполняя эту действительно тяжелую работу. Жаль только, что их не научили, и в этом виноваты мы все, что когда есть проблемы, то их надо решать, а не плакать. Лена не могла пройти мимо несправедливости. Есть люди, у которых нетерпимость к злу – основное качество личности. Лена звонила, писала, обращалась ко всем, кому могла. Я иногда подвозил ее и уговаривал: «Лена, ищите постоянную работу. Вы даже помогать сможете больше». – «Потом, потом. Жалко времени. А денег пока еще есть немного».
Я не знаю, до чего должен дойти религиозный человек, до какой своей Масады, чтобы пойти на самоубийство. Молитесь за нее. Даже, если вы не знаете как. Имя матери Лены (будет благословенна ее память) – Бэла (по еврейски – Батья). Наши мудрецы говорят, что с именем матери молитва сильнее.

Др. Ефим Кельман,
Объединенный штаб противников одностороннего отступления – русская группа

"Новости недели", 1.09.2005


Любовь до гроба

Интервью провела Нино Абесадзе

О Елене Босиновой известно очень мало: репатриировалась из Одессы, где получила высшее инженерное образование и активно участвовала в жизни еврейской общины, в Израиле жила одна в караване в Кдумим и также активно участвовала в общественной деятельности правого толка. Писала статьи, в основном в интернете, у здания кнессета устроила голодовку в знак протеста против программы размежевания, дважды была задержана за участие в перекрытии автомобильных магистралей. Коренные израильтяне ее трагической гибели практически не заметили, некоторые "русские" постарались превратить в Жанну Д`Арк. И то, и другое – преувеличение, но вот история, проливающая больший свет на личность Елены, чем все скупые данные о ее отношении к политическим реалиям на Ближнем Востоке: Однажды она, сама еще будучи новой репатрианткой, увидела у Центральной автобусной станции в Тель-Авиве плачущую женщину. Как выяснилось из их дальнейшего разговора, эта женщина в СНГ тяжело болела, а за тремя ее малолетними детьми некому было присматривать. И тогда появился некий "представитель Израиля", предложивший позаботиться о них в Израиле до тех пор, пока она сама сможет репатриироваться. Женщина согласилась, а по приезде обнаружила, что "представителя" и след простыл. Елена, у которой не было своих детей, в течение полутора лет давала кров несчастной матери. За это время Босиновой удалось разыскать детей, усыновленных разными семьями, и добиться проведения суда, где мать, впервые за долгие годы, увидела своих детей...  
Эту историю рассказал корреспонденту "Вестей" председатель Координационного Совета "русской" группы Объединенного штаба противников одностороннего отступления доктор наук Ефим Кельман, который был знаком с Еленой Босиновой еще со времен совместного посещения кружка по изучению иудаизма и истории еврейского народа в Бар-Иланском Университете.
- Я ее часто подвозил в своей машине и мы очень много говорили. Она не производила впечатления устроенного человека, хотя предпочитала об этом не говорить, ограничиваясь отговорками, что на эту тему не стоит тратить время. Она очень много писала и много воевала. И с одной стороны, была права, а с другой – о методах можно было спорить. Она была в определенной степени идеалисткой, наивным и, вместе с тем, кристально честным человеком, безумно любившим Израиль и всю свою энергию направлявшим на борьбу с творящейся несправедливостью. С ней было непросто, ибо чувствовалось, что человек находится в состоянии постоянной борьбы, в которой и ты сам мог бы как-то поучаствовать.   
- Она никогда не говорила о том, что собирается сделать?
- Я думаю, что она знала историю самосожжения чешского студента в знак протеста против вступления советских войск в Чехословакию.
- Вы думаете, или она об этом говорила?
- Обсуждалось множество тем ( разговоры о возможных самоубийствах вообще велись в эти дни достаточно часто) и я почти уверен, что упоминалась и попытка самосожжения, предпринятая моим бывшим однокурскником, а ныне профессором Еврейского Университета Ильей Рипсом в Риге. Его, к счастью, удалось спасти. И Лена обо всем этом знала. Она вообще владела невероятным объемом информации.
- Тогда она не могла не знать, что иудаизм запрещает самоубийство, она ведь была религиозным человеком.
- Она соблюдала традиции и этого, конечно, не могла не знать. Но с другой стороны, есть исторический пример защитников Массады, которые признаны героями тем же иудаизмом. Так вот я считаю, что Лена дошла до своей Массады. Я могу только догадываться, как она пошла на такой шаг, но думаю, что он был сделан с целью остановить одностороннее отступление.    
- Неужели она в это верила?
- Она могла в это верить.
- Т.е. это было осознанное решение, а не всплеск эмоций или фанатизма?
- Ни в коем случае не фанатизм! И очень важно отметить, что многие люди, особенно русскоговорящие, ощущали то же самое, что она. Ведь чем человек больше знал, тем острее он осознавал происходящую трагедию.  
- Вы считаете, что "русские" любят и понимают эту страну лучше, чем ее коренные жители, которые не кончали собой из-за размежевания?
- Видите ли, приземлившись в аэропорту Бен-Гуриона, каждый решает для себя - быть ему репатриантом или гражданином, т.е. - получать или отдавать.
- Но до нашего приезда здесь проживали 4 миллиона евреев, которые даже не задаваясь подобными вопросами, отдавали этому государству все, включая собственную жизнь.
- Государство, которое может красть детей (я не расследовал конкретную историю, рассказанную вам в начале нашей беседы, но известно, что подобные случаи бывали), государство, в котором творятся гнусости, не имеет права на существование. Дальше каждый решает сам - либо привыкать ко всему этому, либо стараться что-то изменить.  
- И именно выходцы из СНГ должны производить эти изменения?
- Более того, я считаю, что мы просто не имеем права этого не делать. Другое дело, что к этому надо относиться ответственно и не пренебрегая мнением людей, проливавших кровь за эту страну еще до нашего приезда. Они ведь многие вещи чувствуют нутром, но выразить это совсем не просто.
- Вы искали Лену за несколько дней до трагедии, зачем вы это делали?
- Я действительно ее искал в связи с деятельностью нашего штаба, где такие люди были очень нужны, но так и не смог дозвониться. С тех пор мир изменился и уже не о чем говорить, хотя я думаю, что если бы кто-нибудь знал о ее намерениях, то трагедию можно было предотвратить, объяснить, что ее жизнь важнее всего остального. Беда в том, что она была очень одинока, мало думала о себя и все силы отдавала борьбе. Вместе с тем я думаю, что последнее послание Лены этому миру заключается в том, что даже очень слабый, одинокий, не очень богатый и здоровый человек может что-то сделать и что мы не имеем права не замечать несправедливости, происходящей на наших глазах.
- И чего она добилась?
- Если все мы после этого станем немножко лучше...
- ...что значит немножко лучше – не допустим следующего размежевания?
- Может быть, это нас научит смотреть правде в глаза. Она сама сражалась за правду, пытаясь доказать, что так нельзя обращаться с нашим народом.

"Вести", 1.09.2005
 

Приглашаем всех придти на церемония поминовения "шлошим", которая состоится 23 сентября в 11 утра на кладбище в Кдумим.


        

Любовь без взаимности

После совершенного Леной Босиновой акта  самосожжения,  я не раз  слышал, как от  ивритоговорящих, так и русскоязычных собеседников мнение о том, что это или истерический срыв или поступок одинокого человека, который потерял интерес к жизни, запутался в своих проблемах  и решил поставить точку таким экстравагантным способом, а во всех других случаях её поступок неадекватен.
Увы,… Анализ  дневниковых записей и заметок на листках, найденных на столе, а так же дополнения к завещанию показывает, что она была полна всяких творческих планов на будущее, но параллельно с этим  возвращаются книги, отдаются долги, готовится завещание.
Что касается  адекватности, то, действительно, в обществе воров и мошенников, возвращение найденного на улице кошелька поступок неадекватный. И в нашем лицемерном, лживом обществе, полном разговоров о любви к Эрец-Исраэль, а на самом деле, пекущемся о своём спокойствии и эфемерном благополучии, её поступок явно неадекватен.
Человек с сердцем, остро чувствующим несправедливость и чужую боль, лишённый компромиссов, она не могла вынести творящиеся произвол и насилие в стране, к которой она стремилась как к идеалу своей жизни, и она превратила себя в факел, реализовав своё жизненное кредо лучше всего выраженное стихами Некрасова “…от ликующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови, уведи меня в стан погибающих за великое дело любви…” И не её вина, а скорее её и наша беда, что любовь оказалась без взаимности.
Наше лицемерное и, по сути, безразличное общество, вытерло ноги об её обгоревшее тело и спокойно пошло дальше: - в рестораны, пабы, довершение плана размежевания.

Исак Мишорер, 1.09.2005

Иван Нави

Сентябрь

    Седой волос
    в моей бороде.
    Для тебя это – память. Не сбреешь.
    И из бОрозд
    морщинок, модЭ*,
    Извлекаешь зерно, снова сеешь.
    Все ты видишь,
    и то, что внутри!
    Все рубцы не убивших инфарктов,
    Знают идиш.
    Но не говори,
    Чтобы я отвернулся от фактов.

    КАТАСТРОФА!
    Я первым сгорю?
    Но, ответь, ты б другого любила?
    Эти строки,
    поверь сентябрю,
    Лена Босинов** наговорила.
    Не знакомы
    мы были, но нас,
    Беды общие объединяли.
    Друг от комы
    тяжелой спас,
    (по привычке), но не от печали.

    "Обошлось!
    итнаткут*** без жертв!"
    Отвернуться хотят от факта!
    Не спалось.
    Был ни жив, ни мёртв,
    Это – Мюнхен с известным "пактом".
    Взрыв в Беер-Шеве.
    А дети – там,
    Пронесло. Их прикрыли телом.
    Память Лене!
    А тем парням,
    Б-г здоровья пусть даст и .... Села!
----------------
*Моде – (ивр.) признаЮ.
**Лена Босинов – совершила акт самосожжения, протестуя против выселения евреев из СВОИХ домов. ***Итнаткут – (ивр.) "размежевание", так назвали трансфер евреев Газы.

Лена чужую боль воспринимала как собственную

С Леной я познакомилась случайно и она мне сразу очень понравилась. Но когда я узнала, что Лена еще и одесситка, я была в восторге. Это для меня был как бы знак качества, ведь одесситы - особый народ. Мы подружились. Проходя мимо я смотрела горит ли у Лены огонек в окошке - значит она дома . К ней можно было прийти запросто, даже не предупредив заранее, Лена была всегда рада людям. И в ее маленьком караванчике всегда было очень уютно и светло. Лена никогда не отпускала не накормив или не угостив чем-нибудь вкусненьким. И отказываться было бесполезно. Узнав, что у меня страшная ностальгия, Лена спросила за чем я больше всего скучаю и я ответила «За песнями и фильмами». И тогда Лена сказала, что будет петь специально для меня. И она пела. Голоса у нее не было красивого оперного голоса, но она пела с таким чувством, что мне становилось легче.
Лена остро чувствовала чужую боль, воспринимала ее как свою собственную и не жалея сил старалась помочь. Иногда это ей доставляло неприятности, один раз ей даже угрожали в случае, когда она помогала женщине. у которой обманом увезли детей в Израиль. Но Лена не испугалась и помогала несчастной разыскивать их. Она постоянно помогала людям: кому то доставала лекарство, ухаживала за больными и, если ее старались отблагодарить, она обижалась. Хотя сама нуждалась в деньгах.
Лена очень любила Израиль и говорила мне, что это наша страна, и какой ей быть зависит полностью от нас самих. Во время выселения Гуш Катифа она не смогла остаться в стороне при виде произвола и насилия, не смогла пройти мимо горя и боли, мимо унижения своего народа. И чтобы как то остановить эту душевную пытку она в знак протеста подожгла себя.
Как то она читала мне свои стихи и один отрывок из них мне запомнился – стихи посвящены нашей стране:
      Для тебя в несчастье и в пургу
      Я в ладонях пламя сберегу
      Если же я не смогу идти
      И подбитой чайкой упаду
      Надо сердце вырвать из груди -
      Звездами рассыпать на снегу.
Мне хочется верить, что Лена своим маленьким горячим сердцем, хоть немного смогла растопить лед общественного безразличия.

Валентина Бурзак, Кдумим

Она - смогла!

      Вы говорите правды нет,
      Лишь ложь да мгла?
      А вы смогли бы сделать свет?
      Я б не смогла.
      Закончить всё, поставить стоп,
      Но не молчать.
      Когда вы правы на все сто,
      Уметь прощать.
      Когда в груди пожар - костёр
      Зажечь собой.
      Здесь полотёр и тот хитёр,
      И прав любой.
      И только прав не сосчитать
      У тех, кто всласть
      Звезду стирает со щита -
      Имеет власть.
      Без счёта здесь бесправных душ,
      А ты молчи.
      Сквозь слёзы кто играет туш?
      Не палачи?
      Вы говорите это бред,
      А ложь смугла?
      Та женщина сказала: "Нет!"
      Она - смогла.

      Орна Вел

проф. Илья Рипс

Имя "Босинова" в Торе

В результате компьютерного поиска имени "Босинова" в Торе получилась следующая таблица:
Содержание таблицы следующее. Основным данным для построения таблицы послужило слово "Босинова". Оно встречается в Торе с равными шагами всего два раза. На таблице мы видим второе появление, с шагом 9886 (первое появление имеет шаг 6479). И вот оказывается, что прямо через него проходит слово "Елена" с минимальным шагом -2! (Выделено на таблице красным цветом). Несколько в стороне мы видим kaf alef alef bet   то-есть 21-го Аба (день кончины Лены Босиновой) с шагом -3 (выделено зеленым цветом). Это есть третий минимум для kaf alef alef bet . Я выделил рамочкой слова ish ki imut (человек который умрет) встречающиеся в прямом тексте. Желтым выделено sirfon be esh (охвачен огнем).
Статистика: вероятность настолько близкой встречи между "Босиновой" и "Еленой" оценивается как 1/300; между "Босиновой" и "21-го Аба" как 1/40. Совместный итог меньше 1/1000. Дополнительные слова, отмеченные на таблице, в этой статистике не учтены, так как они не были выбраны заранее.
Эффект Кодов Торы снова был продемонстрирован и подтвердился на этом трагическом материале, как уже до этого он подтверждался тысячи раз.                                        

Профессор Еврейского университета Илья Рипс


  • Сайт памяти Лены Босиновой

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria