Григорий Домб

Своевременные мысли

Это поражение

 
1-я фаза одностороннего отступления совершилась. Левые продолжают добивать правых во всех углах, где могут настичь их и куда не боятся сунуть свой нос ловкие журналисты с послушными телекамерами. Образ религиозных экстремистов, ни о чем ни помышляющих, кроме насилия во имя мессианских суеверий, вдалбливается в головы израильтян с такой настойчивостью и систематичностью, на это расходуется столько эфирного времени, что рано или поздно израильский обыватель решит: все, что говорится за такие огромные деньги, нужно признать правдой.
Те, кто считал и считает итнаткут ошибкой и, тем более, те, кто считает его преступлением, могут сыпать проклятиями, взывать к памяти Холокоста, обращаться к ангелам смерти и обещать возмездие Узурпатору. – это не только не изменит направление хода времени и логики событий, но и завершится хрестоматийным фарсом: сила «протестного пара» уйдет не на движение локомотива истории, а на раздирающие уши гудки!
Странно, когда вменяемые люди говорят с обидой: мы проиграли, потому что враг был подл, коварен, силен и помешал нам одержать решительную победу!    Еще – говорят - мы проиграли потому, что союзники оказались неверны, нерешительны и малодушны!
В политике, как в уличной драке: упал – виноват - крепче стой на ногах, лучше готовься, решительней и грамотней действуй, правильно выбирай друзей и завоевывай их преданность - только не жалуйся на «нечестные приемчики», не будь занудой, - чистота намерений и непорочность образа жизни достойны уважения, но не гарантируют преимуществ в политической борьбе. Вместо публичной декламации трагических монологов не лучше ли задать себе вопрос: почему национальный лагерь проиграл.
Проиграли, потому что противник оказался сильнее, а выбранные национальным лагерем методы борьбы – неадекватны. Приняв последнее утверждение без лишних эмоций, можно начинать учиться побеждать и рассчитывать на лучшее. Отвергнув его, можно собирать деньги на музеи
Холокост 2, Холокост 3, Супер-Холокост – т.е. дружно уходить из политики в музейное дело.
Но уходить правым ни в коем случае нельзя: Израиль с недоразвитым правым полушарием мозга и гипертрофированным левым долго не протянет…
Итак…
Почему национальный лагерь проиграл?
В силу разных историко-культурных причин правые – и особенно поселенцы – одержимы несколькими благородными, но очень навязчивыми идеями, которые приводят при известных обстоятельствах к неадекватному поведению.

Еврейское национальное единство

Наверное, самая настойчивая из них – о еврейском национальном единстве. Суть ее в том, что еврейство есть некая субстанция, реализующая себя через еврейское же поведение, независимо от социального, экономического, политического и даже культурного статуса «лиц еврейской национальности».
Оставим историю и изощренную метафизику вопроса раввинам и профессорам философии. Хорошая политика должна быть слегка туповата, а речь идет о том, чтобы делать хорошую, профессиональную политику и не делать плохую. Отметим   просто и   прямо, что между сабром-патрицием из Северного Тель-Авива и еврейским плебеем из бетонных джунглей старого города расстояние значительно большее, чем между евреем и гоем. Это факт, об который можно истерически биться лбом, но лучше его просто признать. Это именно факт и не больше того: это не марксизм, вообще никакой не «изм», а грубая реальность, еще не тронутая хитроумной интерпретацией. В континууме между Северным Тель-Авивом и Двором Отбросов размещаются все социальные страты Израиля. Из этого факта вовсе не следует, что ассимиляция или, если угодно, аннигиляция еврейства неизбежна или желательна. Из него следует лишь то, что при правильном поведении лидеров национально-религиозного лагеря, они скорее могут договориться с «Евгениями и Николаями» о совместной борьбе за еврейский и сильный Израиль, чем с коррумпированными и изнеженными патрициями, чья главная ( и, часто, единственная) заслуга перед Всевышним и народом Израиля – безупречная родословная.
Будучи здравыми людьми и наблюдая, что с еврейским национальным единством что-то не так, правые идеологи, например, такой замечательный и тонкий человек, как Моти Карпель, пускаются в поиски новой доктрины, которая бы сплотила в неком общем устремлении высших чиновников, финансовых магнатов и держателей монополий, с одной стороны, профессоров математики, лавочников-марокаим и строительных рабочих-кавказим, с другой. Не выйдет. И уже не выходит.
Для золотой тысячи израильских семей, сосредоточившей в своих руках все нити политического и финансового могущества, и для той сотни тысяч, кто питается более или менее щедрыми объедками с барского стола, - для этих людей непрерывность и интенсивность связей с политическими и финансовыми элитами США и Европы так важна, что выработанные в политическом бомонде Старого Света идеологические клише об Израиле и арабо-израильском конфликте стали у них символом веры. Добавьте к этому моду на «левоту», которая начала уже отходить в мировых столицах, но еще в самой поре в светском обществе нашей Израиловки.
С этими людьми ничего сделать нельзя: ни переубедить, ни даже вызвать их внимание к своей точке зрения. В крайнем случае они пошлют свою полицию или Шабак, чтобы вам объяснили ваши ошибки, но обычно справляются нанятые ими журналисты, публичные политики и педагоги.
Верность мифу о национальном еврейском единстве привел правых к тому, что их главным врагом в этой демократической войне стал… Ариэль Шарон. Следствием стала стрельба по второстепенной, а, может быть, и вообще ложной цели (и это-то при скудости средств!).   
Вместо заклинаний о национальном единстве, правые должны были работать на идеологическое уничтожение врага, на его изоляцию, на уменьшение его пропагандистского влияния среди возможных союзников. Говоря кратко и грубо: национально-религиозный лагерь не обнаружил своих истинных врагов, не объявил им идеологическую войну, а те – враги – это сделали ни секунды не колеблясь (плевать им на единство!) и не проиграли.

Демократический синдром

Обе стороны обвиняют друг друга в нарушении демократии.
Демократия как политическая система вообще не безупречна, а израильская система пропорциональной демократии в мультикультурном и клановом израильском обществе просто чудовищна. Она превращает израильскую политическую жизнь в непрерывную чреду подкупов, интриг и шантажа. Даже в России так откровенно не покупаются и не продаются политические партии.
Израильская политическая система – яркий пример манипулятивной демократии, при которой избиратели исправно голосуют, а политические элиты эффективно манипулируют избирателями в интересах израильской аристократии и олигархии, не неся за свои действия абсолютно никакой ответственности.
Неважно, как мы относимся к итнаткуту. Важно, что какое бы решение по этому вопросу ни приняло бы израильское правительство, оно все равно осталось бы неквалифицированным и безответственным в силу самой системы формирования политической власти и способов принятия решений. В этом суть вопроса. Но правые, ядро которых составляет поселенческое движение, просыпаются от сна и впадают в полемический азарт только тогда, когда прямо и в лоб обсуждается одна-единственная проблема: территории. Приводя массу верных аргументов, правые недоумевают: почему нас не слышат, почему нас игнорируют, ведь мы живем в демократическом государстве!
С этим «демократическим государством» правые и левые носятся, как дураки с писаной торбой. Но левые хоть знают, что они «с этого имеют» - они имеют больше всех. Понятен интерес «Еврейства Торы» и Ошинуевших: им заплатили.   Но прекраснодушие и безалаберность людей Фейглина и близких к ним кругов потрясают!
Если вы хотите играть в демократические игры по правилам, почините сначала свою игрушку – демократию! Тогда вы сможете решать кое-какие проблемы в рамках демократического этикета. Но не раньше того!
И, что очень важно, такая общенациональная цель, как ремонт политической системы, могла бы сблизить правых со здоровой частью израильского общества разных политических, культурных и конфессиональных ориентаций. Это позволило бы правым преодолеть один из самых существенных дефектов движения - сектантство.

Сектантство правое, левое и вообще.             

 
На самом деле в Израиле политика состоит из двух вещей:
- игр вокруг арабского вопроса,
- дележа государственного (городского) бюджета между общинными элитами.

 
Все политические партии, представленные в Кнессете, имеют ярко выраженную клановую приписку: от От Шаса и Ликуда до самых левых окраин. Зато есть традиционные политические темы, имеющие общенациональное значение, которыми всерьез не занимается ни одна политическая тусовка. Например, тема неправомерной и незаконной эксплуатации рабочих и специалистов, которая осуществляется системой Кох Адам ( не имеющей более аналогов в цивилизованном мире). Тут бы самое место вмешаться левым: это традиционно «левое дело». Молчат, не интересно. Или существование ссудных контор, отдающих деньги в рост под 30% в месяц всем, независимо от этнической и конфессиональной принадлежности (включая евреев). Тут бы религиозным партиям сказать свое суровое «Асур!» Отчего-то не говорят. Или проблема школьного образования: ведь Израиль не Америка и скупать мозги по всему свету не может, а умный олим нынче все реже попадается в сети репатриации. На такую тему хорошо всегда говорят правые, но правые в Израиле на эту тему молчат. Некогда! Ни одна партия в Израиле не пытается даже заняться действительно независимыми профсоюзами, могущими составить конкуренцию Гистадруту. А между тем в Израиле вне правового регулирования находятся сотни тысяч работников, с одной стороны, и тысячи работодателей, с другой. Есть огромные черный и серый рынки труда, где царят полукриминальные и криминальные законы. Однако, кому это надо! Этих избирателей можно купить дешевле. Например, на их неприязни к харедим…   И покупают. Этих, других, третьих. Отдайте еще четвертых и пятых, и уже не останется выбора, как честно превратиться в сикариев. Тоже ход, почему нет? – однако, очень низкие шансы на успех: современная одежда не позволяет спрятать внушающий уважение кинжал, а на каждого в архаичной одежде есть уже пятеро плохо образованных парней из Шабака.
Все израильские партии поглощены своими гешефтами и ориентируются строго на свой проверенный электорат, который понятен, предсказуем и обходится дешевле. В этом смысле поселенческое движение и надстраивающиеся над ними группа правых партий ничем не отличается от остальных. Но именно они должны были бы отличаться, потому что пытаются – причем, нельзя усомниться в их искренности –защищать, как они это понимают, весь народ Израиля.
Теперь очень важная и, возможно, новая информация для правых: большинство евреев (и гоев) Израиля работает по 10-12 часов (и более) в сутки, у них есть дети, а так же  материальные и духовные потребности и трудности, которые далеко не ограничиваются палестинской проблемой и поисками еврейского национального единства. Либо политическое движение идет к людям и помогает правильно формулировать и решать самые разные проблемы, либо оно обречено оставаться политической сектой. Ничего другого нет и не будет. А ведь правые, как уже говорилось, просыпаются и обращаются к народу только при словах «Осло» или «Итнаткут». Возможно, они делают это и чаще, но так тихо, что все равно, как бы и не делали.
Стоит ли удивляться, что, когда правые партии обратились к народу, народ, сильно сомневающийся в разумности Плана Шарона, ответил вовсе не так, как хотелось национально-религиозному лагерю: «народ безмолвствовал», он отмолчался у телевизоров, а то и поплакал в обнимку с ясноглазыми ангелами   в кипах. Кто от этого выиграл? Израиль проиграл.

Кино любительское и кино профессиональное

Ну, как не вспомнить дедушку Ленина, который убеждал товарищей по борьбе, что партия должна быть профессиональной. Убедил, и большевики – маленькая кучка радикальных марксистов – переиграли всех, даже таких политических монстров, как конституционные демократы и эсеры.
В Израиле есть только одна по-настоящему профессиональная партия – «Авода» – поэтому, независимо от исхода выборов, эта партия всегда имеет то, что хочет иметь. Борьбу за Итнаткут выиграл не Шарон, ее выиграла «Авода». Потому что играет не тот, кто ходит, а тот, кто его водит.
А как верно подметил хитрющий «вождь мирового пролетариата», что при сильном желании взять власть, партия должна «идти в массы» и заниматься профсоюзами! А это, опять же, кропотливая и профессиональная работа. Зато сколько – случись что – сторонников и сколько возможностей влиять на события!
Нужна профессиональная работа. Вспомним: Марш на Гуш-Катиф…
- Внимание всем патриотам (а первые среди патриотов, как становится известно в итоге, это еврейский отдел Шабак и полиция)! Завтра мы   осуществляем запрещенный властями марш на Гуш-Катиф. Собираемся там-то и там-то (о!?) во столько-то (ну?!) Приезжаем и покрываем своими мирными телами Газу. Кто будет остановлен полицией, вот тайный маршрут обхода полицейских кордонов! Итнаткут не пройдет!
Похоже? Абсолютно.
Все это висит в Интернете: бери – не хочу!
Итнаткут прошел. Не прошли в Газу правые активисты в числе, действительно достаточном для срыва Плана Шарона. Они могли – при такой постановке работы - могли бы пройти только в одном случае: если бы вся полиция Израиля, и весь Шабак, и Генеральный штаб разом занемогли диареей. Но разве такое горе возможно в цивилизованной стране?
Это непрофессиональная работа. Самоотверженная, с чистыми и благородными намерениями, но, увы, непрофессиональная. Что значит полиция помешала? Это такая ее роль - мешать. А роль «оранжевых революционеров» – совершать правильные маневры и просачиваться именно в нужном количестве и в нужном месте. И вовсе не туда, куда говорили… 
А пропаганда! Партия «Моледет» сняла «фильм, который потряс всю страну» (рекламный слоган) под  названием «Нож в сердце!» Слабое любительское кино с претенциозным названием.
Вот палестинцы сняли «Дженин, Дженин» - вранье, но какая работа! Все точно выверено: что надо показать и как, чтобы европейский обыватель восхотел еврейской смерти. И восхотел, и дал фильму все возможные премии и невозможные тоже.
О пропаганде следует говорить отдельно, поскольку нельзя избавиться от мысли, что правые занимаются пропагандой для самих себя: во-первых знают, что это нужно – все так делают; во-вторых, есть тяга к самовыражению и демонстрации своих гражданских чувств; в-третьих, отчего не поговорить между собой и не почитать статьи друг друга, размещенные на сайтах друг друга – высочайшая эффективность пропаганды! - все согласны…
Но смысл профессиональной работы состоит не в том, чтобы излить свою еврейскую душу, возбужденную гражданским чувством, а в том, чтобы смутить сторонников Врага, привлечь колеблющихся и организовать соратников. 
Чтобы делать это, совершенно не надо пафоса, пафос – вредная для еврея вещь: кричишь-кричишь, да и сам поверишь черте во что …
Просто надо снимать профессиональное кино и делать профессиональную политику.

10.2005

  • О Газе и плане Шарона выселения Гуш-Катифа
  • Уроки выселения Гуш-Катифа
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria