Майя Каганская

О романе "Искусство узких квинт"

Манера письма Сергея Баумштейна далека от дебютантской: напротив, текст оставляет впечатление того, что за плечами автора - три-четыре больших романа.
Несмотря на то, что роман в основном не выходит за пределы традиционного круга тем, которым добровольно ограничило себя подавляющее большинство израильских русскоязычных писателей, автору удалось преодолеть этот органический порок местной русской литературы.
Наиболее удачным местом в книге, бесспорно, следует считать являющуюся одним из стержней сюжета "биографию предмета" - первое в русской, а, возможно, и в мировой литературе, описание процесса настройки и ремонта фортепиано, предваренное блестящим экскурсом в историю фортепианостроения. И удача эта - результат умножения профессионализма настройщика-реставратора на профессионализм литературный.
Остается пожалеть, что главная тема романа - Израиль середины 90-х глазами репатрианта - не позволила С. Баумштейну остановиться подробнее на всем, что связано с искусством настройки, декларативно вынесенном автором в заголовок.
Израильская действительность в романе показана сквозь призму взгляда главного героя, галутного еврея-ашкеназа, обретшего за три последние столетия способность воспринимать мир в трехмерном измерении - подобно окружавшим его европейским титульным нациям. Именно  это отличает мировосприятие героя от мировосприятия большинства израильтян, трехмерность либо утративших, либо никогда ею не обладавших.
И пусть, восторгаясь Шубертом, герой чувствует - буквально, животом, на уровне инстинкта, насколько греховно, с точки зрения иудаизма, его врожденное преклонение перед европейской культурой, насколько - в высшем смысле - отталкивают друг друга эти понятия ("Зачем Ты создал нас жестоковыйными, если существует Такая музыка?! ...Нет в одном космосе места двум субстанциям – жиду и Этой музыке от Бога-отца."), жить вне этой культуры он не в силах. Именно поэтому так часто он мысленно полемизирует с немцами - творцами высших проявлений европейской - духовной и материальной - культуры.
Сергею Баумштейну удалось - красочно, рельефно и достаточно беспощадно - передать ужас такого окультуренного советско-галутного еврея от вожделенного, сшитого на живую нитку государства народа, трагический фатум которого ежеминутно вступает в перманентный конфликт с достаточно омерзительным социумом (в том числе и левой," безумно далекой от народа" интеллигенцией). Xотя на этом пути любого, в том числе весьма искушенного, беллетриста подстерегает ловушка публицистики, автору "Квинт" удается, хотя с некоторыми оговорками, ограничиться чисто литературными приемами (в образе "ватики" - хозяйки ремонтируемого пианино пани Батьи Береловски тесно переплелись и специфическая израильская мерзость, и столь же накаленный израильский трагизм);

Одни из лучших страниц романа - альтернативная биография главного героя, протекающая в его длинном мучительном сне. Волею воображения автора он, герой, живущий в довоенном Париже, присутствует в 1942-м г. на заседании упраздненной к тому времени Лиги Наций, на котором решается вопрос о ликвидации еврейского очага в подмандатной Палестине: Баумштейн дерзко переосмысливает историю, хотя налицо аналогии и параллели с нашим невеселым временем. И хотя над главой, несомненно, витает дух набоковского "Дара", от этого она не становится хуже.

Следует так же отметить, что хотя любовная интрига в романе напрочь отсутствует, это вовсе не лишает его чисто фабульной занимательности. Более того, логика сюжета заставляет предположить: развитие отношений соратников по выпуску русского литературного еженедельника Вити Корнфельда и его жизненного антипода Изы Гольдгевихт приведут к искомому любовному экстазу... Не тут-то было - яростный, с пеной у рта, спор ригориста Вити с конформисткой Изой о судьбах Израиля, полемика, в которой каждый по-своему прав, приводит к тяжкой, с переходом на личности, возможно, необратимой ссоре главных героев.

"Искусство узких квинт" без всяческих скидок и натяжек, безусловно, можно считать событием современной израильской русской литературы. Возможно, не только израильской.

10.03.2005

Другие статьи Каганской

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria