Евгения Кравчик

Генеральная репетиция

Вторая декада октября прошла под знаком Рабина (7-летие убийства главы правительства отмечалось по еврейскому календарю). Во всех уголках страны состоялись церемонии памяти. Все газеты, радиостанции и телеканалы переключились на траурную волну. Не обошлось без патетики. Снова (в который раз!) поминали недобрым словом «правых экстремистов» и их тлетворное влияние на умы. Вновь (пусть и без характерной для второй половины 90-х истерии) предостерегали, что, если вовремя не прищучить кого надо, в Израиле может быть совершено еще одно политическое убийство.
А на финише всенародных поминок, 19 октября, в субботу, спецподразделения армии при поддержке усиленных нарядов полиции провели на холме «Хават Гилад» генеральную репетицию грядущего (судя по стремительному развитию событий) демонтажа еврейских поселений.

Побоище на холме Гилада

Около четырех часов дня был отдан приказ - и солдаты (в их числе «вязаные кипы», вынужденно нарушившие святость субботы) были брошены в бой. Им противостояла группа подростков, юношей и девушек, находившихся в субботу на возвышенности, носящей имя Гилада Зара, отца пятерых детей, зверски убитого арабскими террористами.
Высота «Хават Гилад» (пара строений-времянок, одно из которых использовалось под синагогу) и стала ареной «боевых учений». С формально-казуистической точки зрения, холм считается «незаконным форпостом».
Этот форпост и было решено снести - вместе с двумя десятками других достаточно жалких построек, сколоченных поселенцами на стратегически важных (для обороны Израиля!) возвышенностях Иудеи и Самарии. Всего таких «незаконных высот» на сегодняшний день насчитывается порядка 80. Но под снос - для начала - подпала четверть. Кое-какие холмы были «освобождены» от обитателей-поселенцев мирно, без инцидентов. Другие оказались и вовсе безлюдными, посему единственное, что оставалось солдатам, - это выкорчевать караваны и перевезти их на новое место.
И только на высоте «Хават Гилад» вскипели страсти. Неспроста. Во-первых, земля, на которой стоят времянки, - частная, принадлежит семье убитого Гилада Зара, отвечавшего за обеспечение безопасности в поселении Итамар. Во-вторых, пасторальный холм стал местом паломничества уже ПОСЛЕ убийства Гилада - в память об этом удивительном человеке. И, в третьих, все остальные форпосты были ликвидированы не насильно, а по договоренности с поселенцами.
Здесь же хрупкий консенсус был нарушен. По всем телеканалам (в том числе и зарубежным) прошли сюрреалистические для истерзанного террором Израиля кадры: еврейские солдаты и полицейские сдирают с крыши рушащегося строения безоружного еврейского парнишку, изо всех сил пытающегося удержать в руках бело-голубой государственный флаг. Подростков волочат по земле, избивают, бросают в «воронки».
Дикторские комментарии, впрочем, отчаянно диссонировали с видеорядом: «Правые экстремисты набросились на солдат и полицейских... Впервые за последние годы поселенцы допустили рукоприкладство... 35 человек ранено... Провокаторы... Подстрекатели...»
Моше Зар, отец Гилада (да отмстит Господь за пролитую кровь), в своем выступлении по «пиратской» радиостанции «Аруц 7» категорически опроверг усиленно распространяемые слухи:
«Все утверждения относительно того, что поселенцы подняли руку на полицейских, солдат и солдаток, - ложь! – сказал он. - На исходе субботы мы сидели на холме. Человек сто двадцать - взрослые, дети, юноши и девушки. Ближе к вечеру прибыли полицейские из спецподразделения по разгону демонстраций - человек двести. Две сотни! И каждый - «амбал». Они налетели на нас, как рой пчел, набросились на сидевших людей (среди полицейских не было ни одной женщины) и стали бить смертельным боем, в том числе девочек и мальчиков. Просто смертельные удары... Никто из нас не поднял на них руку».
Моше Зар констатировал: никто не позвонил поселенцам заранее, не предупредил, что планируется операция по ликвидации форпоста.
«Полицейские вели себя, как взбесившееся зверье, - сказал он. - Пять-шесть человек, а то и больше, набросились на беднягу-парнишку, повалили наземь и били кулаками. Ну как не попытаться защититься? На исходе субботы здесь не было так называемой «молодежи холмов», которая в прошлую среду не давала машинам проехать по шоссе. И мне было больно на это смотреть, как, впрочем, и всем нам. Мы не хотим никому причинить вреда. И те, кто устроил здесь дикое побоище, - это полицейские».
Поселенцы утверждают, что ни один из полицейских, брошенных на демонтаж «Хават Гилад», не имел опознавательных знаков (согласно закону, к сорочке каждого стража порядка должна быть приколота металлическая пластинка, на которой указаны его имя, фамилия и чин).
«Даже начальник полиции Ариэля приехал без этого значка, - подчеркнул Моше Зар. - На вопрос: «Как тебя зовут?» - все полицейские отвечали: «Шахар Аялон!»... Это - имя начальника округа Иудеи и Самарии. Видимо, полицейским был отдан приказ снять погоны и значки, а на вопрос, как их зовут, отвечать: «Шахар Аялон».
Зар подробно описал, как полицейские сравняли с землей временные строения на холме, носящем имя его убитого сына. -
Восстановить их невозможно, материалы непригодны к повторному использованию, - сказал он. - Я спрашиваю, обливаясь слезами: «Что ж, строения вы разрушили, но к чему уничтожать все подчистую?!» Ответа не последовало... На холме стояли баки для воды - их разломали на мелкие куски, а затем еще и раздавили. В благоустройство этого места, этой фермы было вложено 500.000 долларов. Я теряю участок земли, который купил 20 лет назад. Даже арабы сюда не суются: понимают, что это - частная собственность. Местные арабы говорят: «Это - участок Мусы Зара». И кто же отнял у меня мою землю? Те, кому доподлинно известно, что все мои притязания на нее - абсолютно законны. За что?!
Речь, естественно, зашла о незаконности самой постройки. -
Чудовищная ложь! - возмущался Моше Зар. - Напротив: именно «Хават Гилад» и является стопроцентно законной постройкой. У меня хранится письмо юридического советника полиции, из которого однозначно явствует, что этот участок был мною выкуплен и подана просьба о его предварительной регистрации в Главном Земельном управлении, просто пока нет надобности его регистрировать, но я вправе считаться его полноценным хозяином. -
А может, на таком участке запрещено вести строительство? - поинтересовался ведущий передачи, Имануэль Шило. -
Согласно закону, человек, владеющий участком, не зарегистрированным в Главном земельном управлении (а именно таков статус значительной части земли в Иудее и Самарии), вправе строить на нем объекты сельскохозяйственного назначения, - сказал Моше Зар. - Правда, тебя предупреждают, что на такой земле нельзя строить жилой район или основывать поселение. Но под объекты сельскохозяйственного назначения не нужно испрашивать ни разрешений, ни архитектурных планов застройки. Единственное, что требуется: поставить местные власти в известность о том, что ты добавил какую-то пристройку. Посему ни глава правительства, ни министр обороны и никто из ваших юридических советников не вправе утверждать, что «Хават Гилад» - незаконная постройка.
В заключение Моше Зар сообщил: невдалеке от его участка арабы построили такую же ферму. Полтора года назад был издан ордер, запрещающий там строительство, однако это не волнует ни министра обороны, ни министра внутренних дел...

Эхо «Альталены»

Жестокость и насилие, проявленные армией и полицией при ликвидации «фермы Гилада» (в «эвакуации» юношей и девушек с холма приняли участие 1800 - ! - сотрудников сил безопасности), до глубины души потрясли многих соотечественников.
Так, бывший спикер парламента Дов Шилански («Ликуд»), один из командиров подразделения еврейских бойцов, доставивших 54 года назад в Палестину оружие и боеприпасы на корабле «Альталена», высказал опасения по поводу развязывания гражданской войны (активистов-подпольщиков, доставивших в трюмах «Альталены» остро необходимое для победы над врагом оружие, расстреливали такие же евреи, как они).
«Бегин отдал приказ не открывать с судна ответный огонь, когда нас начнуть расстреливать, - вспоминает Дов Шилански. - Когда Бегина сняли с горящего корабля, он, обливаясь слезами, выступил по радио: «Гражданская война? - произнес он. - Никогда!»
Показанные в начале этой недели по телевидению душераздирающие сцены - полицейские валят поселенцев с ног и волокут по земле - напомнили Дову Шилански не только трагедию «Альталены», но и другие не менее драматические события.
В декабре 1975 года группа энтузиастов во главе с равом Левингером, Хананом Поратом и другими патриотами Эрец-Исраэль решила основать на освобожденных в ходе Шестидневной войны территориях еврейское поселение Себастия. На подавление движения «Гуш эмуним» были брошены солдаты и полицейские. Приказ - изгнать из Себастии возмутителей спокойствия. Шилански счел нужным предупредить своих друзей и единомышленников, чтобы те не смели поднять руку на воинов ЦАХАЛа - таких же, как они, евреев. Единственная допустимая форма сопротивления - пассивная: лежать на земле и ждать, чтобы тебя силой из нее «выкорчевали»...
Драма в Себастии стала предвестницей грядущих трагедий: впереди (пока - на далеком горизонте) маячило отступление Израиля с Синайского полуострова, вошедшее в историю постсионизма как разрушение Ямита...
Психологическая травма, пережитая Довом Шилански на борту «Альталены», напоминает о себе постоянно. Так же, как воспоминания о Себастии и Ямите. По словам Шилански, его сердце обливалось кровью, когда он узнал, что мать и три брата 15-летней девочки, избитой на холме «Хават Гилад», четыре месяца назад погибли от рук арабских террористов.
Такой же болью отозвались в душе парламентария-ветерана и мольбы поселенцев, обращенные к солдатам и полицейским. Не в силах наблюдать унизительные для Израиля и евреев сцены, он направил главе правительства, министру обороны, министру иностранных дел, министру внутренней безопасности, а также руководству Совета поселений письмо, в котором, в частности, сказано:
«54 года назад разразилась трагедия «Альталены», оставившая на теле нации глубокую кровоточащую рану, которая не затянулась до сих пор. Кровь жертв «Альталены» взывает к нашему разуму».
Шилански подчеркивает, что пишет эти строки, как еврей и израильтянин, но не как политик, и просит сделать все возможное, чтобы трагедия «Альталены» не повторилась. Он призывает не допустить развязывания в Израиле гражданской войны.

Кризис. Коалиционный...

Столкновения армии и полиции с поселенцами продолжились и в воскресенье, 20 октября. Правда, с утра в прямом эфире разразился скандал, не надолго затмивший побоище на холме Гилада.
Министр национальной инфраструктуры, бригадный генерал запаса Эфи Эйтам (Файн) назвал «лжецом, трусом и глупцом» своего коллегу - министра обороны Бен-Элиэзера, давшего команду демонтировать форпост до исхода субботы.
На заседании правительства левые потребовали уволить Эйтама с министерского поста, а лауреат Нобелевской премии мира и глава МИДа Шимон Перес договорился до того, что назвал раввинов Иудеи и Самарии «засранцами». Министр промышленности и торговли Далия Ицик («Авода») сцепилась с министром образования Лимор Ливнат («Ликуд»), а министр внутренней безопасности Узи Ландау, в подчинении которого находятся пограничные войска и полиция, поддержал возмутителя спокойствия Эйтама, действия полиции осудившего.
После бурных препирательств мятежного генерала заставили просить у Фуада прощения. Эйтам извинился - и был помилован. Столкновения солдат и полицейских с поселенцами продолжались, а на экранах и в прямом эфире тем временем разыгрывался спектакль под названием «Коалиционный кризис». Партия «Авода» грозила выходом из правительства, если незаконные форпосты не будут ликвидированы. Депутаты от «МАФДАЛ», со своей стороны, потирали руки, приговаривая: «Вот и замечательно: левым не место у власти». А солдаты и полицейские продолжали - чтоб не повадно было! - побивать юношей и девушек, упрямо не желавших покинуть холм Гилада.
В эфир ворвались неизбежные для кризисной ситуации рассуждения о демократии и власти закона. Поселенцы, мол, затеяли в Иудее и Самарии крупномасштабное незаконное строительство, и долг власть предержащих - все эти постройки снести. О массовом арабском строительстве в Галилее, Негеве, Лоде и Рамле поборники демократии не заикались: на дворцы арабов «власть закона», видать, не распространяется!
Под напором демагогической фразеологии правые, как водится, поджали хвост: эхо убийства Рабина еще не отзвучало. Никому не хотелось снова предстать перед доверчивым народом в роли «подстрекателя». Исключение составил Авигдор Либерман, напомнивший слушателям «Решет «бет», что 99% еврейских поселений было основано с санкции правительств. А если уж мы спохватились о соблюдении законности - то прежде всего следует снести незаконные постройки в Умм-Эль-Фахме и других арабских населенных пунктах, подчеркнул лидер НДИ. Однако массовой поддержки от единомышленников по правому флангу не получил. По крайней мере - в раскочегаренном страстями эфире.
Левые удачно использовали замешательство в национальном лагере. И вот уже эфир - как по мановению волшебной палочки - заполнили сообщения о готовящемся покушении на жизнь министра обороны Бен-Элиэзера. Покусятся, ясное дело, «правые экстремисты», а никак не палестинцы!
«Я помню, как незадолго до убийства Рабина на мой автомобиль напали у здания кнессета», - ностальгировал в телеинтервью и сам Бен-Элиэзер.
Опыт 9 лет, истекших после подписания Норвежских соглашений, показывает: если отечественные масс-медиа (с подачи политиков) поднимают истерию по поводу предстоящего политического убийства - жди нового отступления из той или иной части Эрец-Исраэль.

Капитуляция под шумок?

И действительно, с начала новой недели стали поступать сообщения о готовящемся выводе ЦАХАЛа из Хеврона. Маловразумительные и неконкретные, они тонули в шумихе по поводу коалиционного кризиса и нового политического убийства. Однако настоящая драма (с реальной угрозой для жизни нескольких сот еврейских поселенцев древнего города) разыгрывалась именно в Хевроне, а никак не в Тель-Авиве, у здания министерства обороны, где «Мерец» провел демонстрацию с требованием ликвидации «незаконных поселений» на «оккупированных территориях».
Еще 19 октября главы еврейского ишува Хеврона разослали отчаянное послание, в котором, в частности, говорилось: «Согласно источникам в масс-медиа, после встречи с министром обороны, начальником Генштаба и высшими офицерами армейской разведки, глава правительства Ариэль Шарон дал «зеленый свет» плану Бен-Элиэзера относительно резкого сокращения военного присутствия в Хевроне. Вывод подразделений ЦАХАЛа из Хеврона завершит реализацию программы «Иудея - вначале», во исполнение которой израильские силы безопасности уже выведены из так называемых «палестинских городов» Иудеи, включая Бейт-Лехем».
К посланию была присовокуплена копия письма, направленного лидерами еврейской общины Хеврона главе правительства Ариэлю Шарону и министру обороны Биньямину Бен-Элиэзеру. А в нем, в частности, сказано: «Предупреждаем: сокращение военного присутствия в Хевроне неизбежно (и это доказывает опыт прошлого) приведет к убийству евреев. Война с террором, который душит Хеврон все годы после подписания соглашений в Осло, требует серьезного присутствия сил безопасности в нашем городе. Уже сейчас в Хевроне ощущается дефицит военнослужащих. И дальнейшее сокращение приведет к кровопролитию и гибели невинных людей, ответственность за которую ляжет на ваши плечи».
Предосторежение хевронских мудрецов возымело эффект: вывод войск был приостановлен. На пару дней.

Все на борьбу с террористами. Еврейскими!

В понедельник психологическая атака достигла пика. С раннего утра лучшие пропагандистские кадры предупреждали население о грядущем политическом убийстве.
- Неужели такое возможно?! - восклицали ведущие.
«Вспомните Рабина!» - стращали предводители лагеря мира. При этом никому, видимо, и в голову не пришло, что вся арафатова рать следит за еврейской междоусобицей, потирая руки от удовольствия: ведь если «сионистские оккупанты» грызутся чуть не до крови - самое время вдарить, да побольнее!
И действительно, палестинские боевики, воодушевленные организованным - по всем фронтам! - «наездом» на еврейских поселенцев, взялись за дело. В половине пятого на перекрестке Каркур, что на шоссе Вади-Ара, взорвался автобус 841 маршрута, следовавший из Кирьят-Шмоны в Тель-Авив. 14 человек заживо сгорело (процесс опознания растянулся на двое суток), два с лишним десятка искалечено, среди них - девочка двух с половиной лет и 14-летний мальчик.
На другое утро, во вторник, поборники «власти закона» и демократии потребовали отдать под суд раввинов-«подстрекателей», издавших галахическое постановление, согласно которому военнослужащие имеют моральное право не подчиниться заведомо незаконному приказу командиров. Юридический советник правительства предложил ужесточить борьбу с правыми экстремистами из числа «молодежи холмов», а ШАБАК по новой «слил» в СМИ предупреждение, что жизнь министра обороны Бен-Элиэзера в опасности.
Все это означает, что чудовищный теракт на шоссе Вади-Ара ничего не изменил в намерениях двуединого (Шарон-Перес) правительства: ЦАХАЛ будет выведен из Хеврона.
Иудею евреи оставят вначале, с Самарией простятся потом.
Капитуляция продолжается.

(Фотографии, кроме фото Гилада Зара, з.л.б., сделаны на Ховат Гилад Рахель Вовнобой. Надпись на плакате: "Солдат - не участвуй в праймериз Фуада в Аводе. Не выполняй политический приказ!")

Другие фотографии выселения Хават Гилад

"Новости недели", 24.10.2002


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria