яюLink: gazeta/menu-an.inc

Евгения Кравчик

Оборонная концепция-мутант. Интервью c полковником Иегудой Вегманом

В течение двух дней 600 офицеров - представителей высшего армейского командования анализировали результаты 50 (пятидесяти!) ведомственных проверок, проведенных по итогам второй ливанской войны
Несмотря на то, что в каждом из итоговых документов приведены чудовищные факты, ни начальник Генштаба Дан Халуц, ни другие генералы в отставку не подали и ответственность за провальные результаты войны на себя не взяли.
Неужели высшее командование чисто, как стеклышко, а в поражении повинны исключительно исполнители - командиры дивизий и подразделений, солдаты срочной службы и резервисты? А может, политическое руководство страны связало армию по рукам и ногам, не позволив ей выполнить прямое свое предназначение - обеспечить безопасность граждан страны?
Чтобы получить хотя бы частичный ответ на эти отнюдь не праздные вопросы, я обратилась к полковнику Иегуде Вегману, бывшему командиру полка, военному историку, автору сотен статей, посвященных ЦАХАЛу.

Причины и следствие

Причиной поражения во второй ливанской войне полковник Вегман считает воцарившийся в ЦАХАЛе "постмодернистский идейно-концептуальный хаос".

- Для того чтобы армия одержала победу, она прежде всего должна четко видеть поставленную перед ней конечную цель и действовать решительно, - объясняет он. - Постмодернизм, однако, отвергает способность принимать однозначные решения. Его стихия - копание в себе, усиленное чувством вины.

- Какие ощущения вы испытывали, наблюдая за тем, как ЦАХАЛ вел боевые действия в период прошедшей ливанской войны?

- При чем тут ощущения?! - нервничает Вегман. - Всё, что я считал нужным, - писал и публиковал! На протяжение всей своей офицерской службы я постоянно предостерегал: концепция ведения боя, исповедуемая высшим армейским командованием, не соответствует насущным нуждам страны. Происходящие в стратегическом мышлении мутации рано или поздно приведут ЦАХАЛ к катастрофе.

- Начался ли процесс скатывания с подписания "ословских соглашений"?

- Подписанный в 1993 году договор лишь подстегнул его, - говорит полковник Вегман. - В мои задачи не входит анализ "ословских соглашений" - высшее армейское командование при любых обстоятельствах обязано быть высокопрофессиональным, во-первых, и бескомпромиссным в своем профессионализме, во-вторых. А еще - сильным, не подверженным влиянию изменчивой политической моды. Если же армейское командование бесхребетно, оно держит нос по ветру и поступает так, чтобы наиболее оптимальным образом подыграть политикам.

- Разве армия не охвачена политизацией? Разве мы не являемся свидетелями того, что чуть не каждый начальник или замначальника Генштаба, не успев демобилизоваться, тут же подыскивает себе место в списке всё-равно-какой партии - лишь бы занять кресло министра обороны?

- Вы правы, но я веду речь о другом, - замечает Иегуда Вегман. - С моей точки зрения, суть проблемы гораздо глубже. Те, кто сегодня командует ЦАХАЛом, не обладают ни нужными для этого профессиональными знаниями, ни опытом. Однако должны же они хоть что-то делать. Чтобы удержаться на своих постах, им приходится крайне чутко улавливать новые веяния политической моды и быстро под них подстраиваться. Если бы нынешнему высшему армейскому командования хватало знаний и опыта, то в период ливанской войны оно сходу отвергло бы безумную идею разгромить "Хизбаллу" только с помощью авиации. Грамотное командование наверняка бы возразило политикам: во-первых, такая концепция ведения боя противоречит основополагающим принципам любой цивилизованной армии. Во-вторых, она противоречит оборонительной концепции Израиля, которая с первых дней существования государства строилась на двух принципах: молниеносность и ведение боя на территории противника.

Вегман проводит такую параллель: только такая огромная страна с тоталитарным режимом, как СССР, могла во время Второй мировой войны позволить себе такую "роскошь", как оборонительные бои на собственной территории и чудовищные (более 20 миллионов!) людские потери. В конце концов, даже несмотря на эти крайне отрицательные факторы, СССР поверг нацистскую Германию. Территория Израиля - точка на карте, еврейское население - капля в море. Именно в связи с этим с первых дней существования государства Бен-Гурион нацелил армию на неукоснительное достижение двух основополагающих для выживания страны целей: ведение боев на территории противника и - быстрота.

- Можно было в начале второй ливанской войны обратиться к населению севера и убедить: помучайтесь в убежищах ДВА-ТРИ дня - мы пока введем в Ливан наземные войска и мощным ударом покончим с боевиками "Хизбаллы", - говорит Вегман. - Но заточить почти миллион граждан в подвалах на 34 дня?! Такое недопустимо. Высшее армейское командование было обязано донести эту простейшую мысль до политического руководства. Однако оно этого не сделало.

Вегман убежден: бессмысленно ожидать профессионализма от Переца или Ольмерта - "нет у них армейской специальности".

- Начальник Генштаба либо кто-то из его замов должны были доходчиво разъяснить политическому руководству: "Извините, но вы встали на ошибочный путь, который противоречит элементарной тактике грамотной обороны", - говорит он. - Однако высшему армейскому командованию, видимо, не хватило либо знаний, либо гражданского мужества на такой поступок.

- Согласны ли вы с поступающими из Генштаба утечками информации, из которых явствует, что политическое руководство оказывало на армию чудовищное давление?

- А даже если и оказывало - ну и что?! Где в таком случае веское слово военных? Почему оно не прозвучало?

Вегман обращается к истории:
- В преддверии Шестидневной войны политическое руководство страны тоже медлило и колебалось, но армейское командование твердо настояло на своем, оказало на правительство давление и достигло поставленной цели.

Терроризм - не война?



- В настоящее время на юге, в западном Негеве, ведется полноформатная война. Сдерот уже шесть лет находится на осадном положении, однако систематические ракетные обстрелы замалчиваются и меры по обузданию боевиков не принимаются, - замечаю я.

- Концептуальная мутация заключается, среди прочего, в том, что в начале второй интифады терроризм не был признан войной, - объясняет полковник Вегман. - Предыдущие начальники Генштаба даже новый термин изобрели: "ограниченные вооруженные столкновения". Лично я приравниваю эту концепцию к пособничеству врагу. Активнее всех внедрял в сознание командиров идею "ограниченного вооруженного столкновения" предыдущий начальник Генштаба Моше (Буги) Яалон. Он считал, что нужно вести с палестинцами войну на истощение: кто первый сломается - тот и будет побежден.

- Не кажется ли вам, что в войне на истощение Израиль сломался первым?

- Начнем с другого: изобретатели этой безумной концепции уклонились от выполнения единственной и главной задача ЦАХАЛа - обеспечения безопасности мирному населению, - говорит Вегман и приводит такой факт: - С сентября 2000 года, с начала интифады Арафата, до апреля 2002 года - в общем и целом год и семь месяцев армия бездействовала и с терроризмом не боролась. За этот период мы понесли чудовищные потери - порядка 800 убитых, в массе - мирные граждане. Лишь после того, как в марте 2002 года в нетанийском отеле "Парк" был совершен кровопролитный теракт, до командования дошло, что так дальше продолжаться не может. Тогда-то и была проведена операция "Защитная стена", осуществить которую в действительности следовало в первый же день интифады.

Слабость стимулирует боевиков

Мы возвращаемся к войне в Негеве.

- Считаете ли вы, что Израиль поступил правильно, выведя в одностороннем порядке войска из сектора Газа?

- Нет! Нельзя было этого делать, - говорит Иегуда Вегман. - Точно так же недопустимо было в одностороннем порядке, без договора выводить наши войска и из Ливана. Стыд и позор, как это было сделано. Более того: если уж было решено вывести из Ливана подразделения ЦАХАЛа, следовало тут же четко очертить ту "красную черту", переступив которую, "Хизбалла" будет бита. Надо было заявить однозначно: при появлении первого же укрепленного пункта "Хизбаллы" по другую сторону разделительного забора по нему будет открыт огонь на поражение.

- Однако сразу после бегства Израиля из Ливана вдоль всей границы были сооружены капитальные укрепленные пункты! - напоминаю я.

- Увы... - соглашается Вегман. - Что же касается сектора Газы, то, с моей точки зрения, на каком-то этапе нам все равно пришлось бы аннулировать еврейские поселения, расположенные в густонаселенной арабами местности. Прежде, на ранних стадиях сионизма, требовалось ставить арабов перед фактом создания все новых и новых еврейских поселений. Однако сейчас, когда от сионизма (скажем правду) не осталось уже и следа, мы должны прозреть и начать смотреть на вещи реально. Однако недопустимо было отступать из сектора Газы так, как это было сделано. Даже если Израиль и решил вывести свои войска в одностороннем порядке, без договора, это отнюдь не означает, что мы не должны были сходу предупредить врага: одно-единственное покушение - и мы открываем по сектору Газа ураганный огонь! В тот период, кстати, международное сообщество наверняка поддержало бы Израиль во всех его требованиях, потому что нас уже невозможно было обвинить в том, что сектор Газы - "оккупированная" территория. Однако сделано этого не было.

- В результате Израиль оказался в западне...

- Безвыходных ситуаций не бывает, - возражает полковник Вегман. - Я считаю, что Израиль должен завершить размежевание.

- Что это означает?

- Мы вывели из сектора Газы свои воинские подразделения и ликвидировали поселения, но никоим образом от Газы не отделились: Израиль продолжает снабжать палестинцев питьевой водой, электричеством, всевозможными товарами и позволяет арабам работать на нашей суверенной территории, то есть обеспечивает их источником заработка. Абсурд! Не снабжаем ведь мы электричеством, водой и рабочими местами Сирию, с которой не связаны договором о мире. Значит, нужно прекратить тянуть на своем горбу и сектор Газы. Если бы я был главой правительства, предупредил бы палестинцев, что в течение трех месяцев Израиль прекратит снабжать ПА электроэнергией, горючим, стройматериалами и работой. У власти там - правительство ХАМАСа, которое не признает за Израилем право на существование. Никакое другое государство во всем мире не содержит тех, кто добивается его уничтожения! 60% жителей ПА проголосовало на выборах за ХАМАС. Вот пускай правительство ХАМАСа кормит и снабжает своих избирателей самостоятельно. Чтобы население ПА не померло с голоду, отключить электроэнергию и прекратить снабжение водой нужно не резко, а в течение трех месяцев - дать Исмаилу Хание время договориться о поставках с Египтом или с Европейским сообществом.

Вегман приводит такой факт:
- Ежегодно Израиль поставляет Иордании 50 миллионов кубометров пресной воды из Кинерета. Но с этой страной у нас имеется договор о мире! К тому же в обмен на поставляемую воду Иордания дала нам возможность использовать аналогичные источники в пустыне Арава. Главное - Амман не обстреливает Израиль. Что же касается сектора Газы, то мы с Газой расстались, а она с нами - нет. И сейчас пора завершить размежевание.
Вегмана нисколько не пугают обвинения Израиля в том, что своими действиями он может привести сектор Газы к гуманитарной катастрофе.

- Я убежден, что если кто-то попытается навесить на Израиль обвинения такого рода, у нас найдутся достойные контраргументы, - говорит он.

Не разъяснять, а действовать



- Нынешнее правительство ведет с ХАМАСом тайные переговоры об освобождении из тюрем сотен палестинских террористов... - замечаю я.

- Все это - звенья одной цепи, производное слабости, - констатирует полковник Вегман. - К сожалению, "упаковывают" эту слабость в красивые слова. Помните высказывание Шарона: "Сдержанность - это сила"? В ряде случаев сдержанность, возможно, полезна, но далеко не всегда. Недопустимо продолжать снабжать ПА электричеством в то время, как из Бейт-Хануна обстреливают Сдерот. Форменное еврейское безумие!

Возмущает Вегмана и тот факт, что в последние годы всевозможные академические структуры, работающие на армию, занимаются исключительно разъяснительной работой вместо того, чтобы нацеливать ЦАХАЛ на обеспечение безопасности.

- Тем же занимается и советник главы правительства по вопросам борьбы с террором, и всевозможные институты, - говорит он. - Подобных должностных лиц и организаций - великое множество, но ни одна из них не предлагает конкретного решения проблемы - все разъясняют гражданам, по каким причинам страна оказалась в тупиковой ситуации. Пресс-служба ЦАХАЛа, глава правительства, начальник армейской разведки - все занимаются исключительно разъяснительной работой, однако никто не предлагает собственных вариантов решения проблемы. Израиль превратился в страну победившего пиара. Вот я и призываю: переходите от слов к делу. Хватит нам заниматься словоблудием - пора действовать. Тем более, что специалисты военного дела прекрасно знают, как покончить с терроризмом. На этом зиждется оборонная концепция - быстрота реакции и ведение боя на территории противника.

"Новости недели", 4.1.2007

  • Другие статьи о войне 2006
  • Другие статьи о последствиях выселения
  • Другие статьи о плане "размежевания"



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria