Евгения Кравчик

Саудовская инициатива - ящик Пандоры

4 300 000 палестинских беженцев – если эта объятая ненавистью к нам масса хлынет в Израиль, наше суверенное государство можно будет сходу прикрыть.
Согласно последним опросам, популярность премьер-министра Эхуда Ольмерта достигла рекордно низкой отметки - 2 процента! Чтобы вытащить своего клиента из этой глубокой ямы, политсоветники придумали новый тактический ход, беспроигрышный, с их точки зрения: молниеносный мир с палестинцами. Ведь если переговоры возобновятся и на далеком горизонте забрезжит призрак урегулирования, израильские левые тут же расслабятся, впадут в эйфорию и начнут на все лады (в том числе и в СМИ) нахваливать непопулярного в народе политика. Промыть народу мозги ничего не стоит, он доверчив, как ребенок. Главное - найти аргументы.

Милые бранятся - только тешатся

В начале этой недели в резиденции премьера состоялась очередная встреча Ольмерта с Абу-Мазеном. СМИ сообщили: на сей раз обошлось без объятий и поцелуев (кадры, транслировавшиеся с предыдущей встречи, привели в ярость многих телезрителей).
Информация о результатах переговоров загадочно туманна, но одной озвученной по радио и телевидению фразы оказалось достаточно, чтобы понять, куда подул переменчивый политический ветер: саудовская инициатива. Оказывается, и Ольмерту, и министру иностранных дел Ципи Ливни она очень даже по душе. Более того, премьер выразил готовность "очень серьезно отнестись к проблеме палестинских беженцев", а она, эта проблема, и является глубинной сутью выдвинутой в 2002 году инициативы, ничем не отличающейся от притязаний покойного Арафата и хамасника Исмаила Хании: отступление Израиля со всех "оккупированных" территорий, включая Голанские высоты, и раздел Иерусалима.
До сих пор даже лауреат Нобелевской премии мира Шимон Перес старательно обходил молчанием проблему беженцев, а в ряде случаев стыдливо высказывался против предоставления им права на возвращение. Еще бы! Если в 1950 году, по официальным данным ООН, насчитывалось 750 тысяч арабов, которые вынуждены были покинуть свои дома после нападения на Израиль, то в 2006 году их зарегистрировано уже 4300000 (четыре миллиона триста тысяч!). И если эта объятая ненавистью к нам масса хлынет в Израиль, наше суверенное государство можно будет сходу прикрыть.

Немного истории

11 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию номер 194. В параграфе 11 указано: "…беженцам, желающим вернуться к своим очагам и мирной жизни со своими соседями, такая возможность должна быть предоставлена в кратчайший срок, с уплатой компенсации за имущество тем, кто предпочтет не возвращаться, и за пропажу и ущерб, нанесенный имуществу, каковые должны быть компенсированы соответствующими правительствами или властями в соответствии с принципами международного права или права справедливости".
Против данной резолюции проголосовали такие арабские страны как Египет, Сирия, Ливан, Саудовская Аравия, Ирак и Йемен. И неспроста! В декабре 1948 года, когда в памяти "прогрессивно-прокоммунистической" международной общественности еще свежи был отказ арабов от раздела Палестины и их агрессия против молодого еврейского государства, ответственность за проблему беженцев вполне можно было возложить и на Египет, и на Сирию, и на Ливан, и на Ирак. Разве не они вынудили Израиль обороняться?
Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН ни к чему не обязывают правительства суверенных государств, их можно воспринимать лишь как рекомендацию. Отсюда ставшее хрестоматийным выражение Бен-Гуриона "ум-шмум" (аббревиатурой УМ в Израиле называют ООН. - Е.К.).
С годами, однако, сплотившийся арабский мир, при поддержке европейских доброхотов, сделал все от него зависящее, чтобы повесить проблему палестинских беженцев только на Израиль. С конца 60-х арабы постоянно ссылаются на 11-й пункт резолюции, считая его основанием для предоставления палестинским беженцам 1948 года права на возвращение. В Израиль, естественно, а куда ж еще!
Все правительства Израиля, включая декларированно миротворческие (Рабина, Переса и Барака), даже на пике переговоров в Осло и Кэмп-Дэвиде сознательно воздерживались от упоминания о проблеме беженцев, оставляя ее на последний, недостижимый этап - подписание соглашения о постоянном урегулировании.
Боевики ФАТХа, ХАМАСа, "Исламского джихада" и прочие "добрососеди" тем временем нисколько не скрывали подлинной своей цели, провозглашая: "Добьемся возвращения беженцев в Яффо, Хайфу и Акко!". Их поддерживают широкие массы израильских арабов.
Так, 15 ноября 1998 года Арафат выступил в Рамалле перед соратниками из ФАТХа с прочувствованной речью. "4 мая 1999 года будет провозглашено палестинское государство, - сообщил он и добавил: - Наши ружья наготове… Право на возвращение - главная, основополагающая составляющая нашей борьбы. 55 процентов нашего народа – беженцы, и я - один из них" (цитируется по публикации в газете "Аль-Хайят аль-Джадида" от 16 ноября 1998 года).
Не отреклись от конечной цели борьбы и Абу-Мазен с Ханией, что подтверждают их речи, обращенные к своему народу.
Переломным моментом, однако, стал воскресный день 11 марта 2007 года, когда Ольмерт в дружеской беседе с Абу-Мазеном коснулся запретной темы.

Спасти страну или премьера?

- Неотъемлемым компонентом саудовской инициативы является предоставление палестинским беженцам права на возвращение. Тем не менее, именно эту инициативу всячески одобряет и продвигает нынешнее правительство Израиля. Перспективно ли это с вашей точки зрения? - с таким вопросом я обратилась к доктору Рону Брайману, пресс-секретарю добровольного объединения "Профессора за сильный Израиль".
- Для начала внесем ясность в терминологию, - предложил мой собеседник. - Международные законы и конвенции не признали за беженцами право на возвращение, в связи с чем я называю требования палестинцев всего лишь претензией. Абсолютно ясно, что вот-вот Ольмерт станет бывшим премьером. Он мечется, вот и заключил ради собственного спасения союз с таким же слабым правителем, как он сам, - Абу-Мазеном. Оба создают видимость деятельности: встречаются, обнимаются, лобзаются. И тот, и другой пытаются подсунуть своим народам "чек без покрытия". Лично меня гораздо больше заботит поведение части министров, внезапно разглядевших в саудовской инициативе якобы позитивные аспекты. Например, глава МИДа Ципи Ливни убеждена: если позволить палестинским террористам создать собственное государство, то беженцы вернутся на его территорию, а Израиль наконец оставят в покое. Народ постоянно запугивают демографической проблемой: мол, еще немного - и на всей территории к западу от реки Иордан и до Средиземного моря будет преобладать арабское население. Министры, видимо, не замечают, что противоречат сами себе. Если вдуматься, создание палестинского государства в Иудее и Самарии лишь усугубит демографическую проблему.
- В чем же выход?
- Недопустимо создание палестинского государства - оно будет террористической структурой. Но если уж часть руководителей Израиля готовы пойти на столь рискованный шаг, нельзя предоставлять беженцам право на возвращение даже в палестинское государство, если таковое когда-нибудь будет провозглашено. К несчастью, эти прописные истины не понимают ни Ольмерт, ни Ливни, которую пресса усиленно прочит в премьер-министры.
- Как по-вашему, можно ли решить проблему беженцев частично?
- Что значит частично? - удивляется доктор Брайман. Одним позволить вернуться в Яффо, а другим нет? Или разрешить террористам перебраться сюда не в ближайший год, а в течение десяти лет? Или начать выплачивать беженцам астрономические компенсации, лишь бы они прекратили третировать весь мир своими претензиями?.. Стоит Израилю создать прецедент, как тут же откроется ящик Пандоры. Думаю, куда целесообразнее было бы прочесть нынешним правителям лекцию по новейшей истории и напомнить: речь идет о врагах. И если напавший на нас враг, потерпев поражение, решил оставить свой дом и бежать, это его личная проблема. Ни в одной конвенции не сказано, что государство-победитель обязано поддерживать и укреплять своего врага.
- Международное право, кстати, не обязывает Израиль принимать беженцев, - замечаю я.
- Не обязывает нас к этому и здоровая логика, - подтверждает доктор Брайман.

Как войну ни назови, миром она не станет

Чтобы загладить неловкость, возникшую в связи с высказыванием Ольмерта по поводу беженцев, а заодно усыпить общественность, правительство осуществило новый пиарный ход: 13 марта началось обсуждение вопроса о том, какое название должна носить вторая ливанская кампания.
- Как бы вы предложили ее назвать? - спрашиваю я доктора Браймана.
- На мой взгляд, для начала правительство обязано признать ливанскую кампанию войной, - говорит он. - В июле прошлого года ни о какой войне кабинет и не заикался: в тылу не было введено чрезвычайное положение. Зато сейчас, с опозданием "всего" на семь месяцев, под давлением родителей погибших солдат, Ольмерт наконец решился назвать вещи своими именами. До сих пор пресса условно именовала кампанию "второй ливанской войной", что, на мой взгляд, не соответствует действительности. Ведь на сей раз, в отличие от начала 80-х, главный удар пришелся не по Ливану, а по Израилю: мирные жители 33 дня скрывались в убежищах от ракетных обстрелов. Значит, то была вовсе не ливанская, а ИЗРАИЛЬСКАЯ война.
Далее доктор Брайман подчеркивает:
- Со дня провозглашения государства военная доктрина Израиля состояла в том, чтобы как можно скорее, в считанные часы и дни, перенести вооруженные столкновения с нашей территории на вражескую. Однако прошлым летом ЦАХАЛ действовал вразрез с принятой в Израиле концепцией. Правительство колебалось и раздумывало, мобилизовать резервистов или нет, нанести тот или иной удар или воздержаться... К тому же сам правящий кабинет разрывали разногласия: Ципи Ливни была против военных действий. Результат проявленной политической импотенции известен: вместо того чтобы быстро расправиться с врагом, ему позволили больше месяца обстреливать Израиль. Боевики в Газе берут пример с Насраллы. Не ошибусь, если скажу, что похожая война ожидает Израиль в ближайшее время и с Газой. Точь-в-точь такая же ситуация сложилась год назад в Южном Ливане: Израилю было известно, что "Хизбалла" вооружается и строит вдоль нашей границы укрепленные позиции, но мы не приняли никаких мер. Зато сейчас Израиль продолжает исправно снабжать Газу цементом, и никому в голову не пришло проверить, сколько цемента туда доставлено и сколько из него построено жилых домов. Если бы кто-то сопоставил эти данные, наверняка стало бы понятно, что значительная часть цемента используется для строительства и укрепления подземных ходов и сооружений чисто военного назначения. В результате военнослужащим ЦАХАЛа придется снова рисковать жизнью, чтобы уничтожить инфраструктуру террора.
- Кстати, на днях было передано сообщение, что из ста миллионов долларов, которые Израиль перевел ПА, зарплаты части полицейских и госслужащих до сих пор не выплачены, - замечаю я. – В таком случае на какие цели расходуются эти средства?
- Это риторический вопрос. ПА - террористическая структура, - говорит доктор Брайман. - Почитайте биографию Абу-Мазена – разве он не террорист? Тем не менее, Ольмерт постоянно с ним заигрывает. Правительство цинично обманывает народ, выдавая Абу-Мазена за миротворца. А факт перевода денег в автономию можно расценивать как финансовую поддержку терроризма. Израиль, сам того не заметив, превратился в государство, поддерживающее террор, направленный против его же граждан. С моей точки зрения, одного этого вполне достаточно, чтобы требовать отставки Ольмерта.

Отвлекающий маневр

- Наделена ли комиссия Винограда реальными полномочиями, позволяющими ей требовать смещения премьера?
- С моей точки зрения - и точно такого же мнения придерживаются члены объединения "Профессора за сильный Израиль", - Ольмерт должен был подать в отставку сразу после войны, не дожидаясь выводов той или иной комиссии. Более того, сформировав комиссию Винограда, Ольмерт поставил людей, вошедших в нее, в крайне неловкое положение. Это достойные, известные в стране юристы, которым наверняка дорога их репутация. Однако никакими реальными полномочиями комиссия не обладает хотя бы потому, что члены ее были назначены самим Ольмертом, то есть "подследственный" сам выбрал себе "следователей".
- Неужели члены комиссии поставят под удар свое доброе имя ради того, чтобы спасти Ольмерта?
- Лично я призываю их, пока не поздно, подать в отставку и тем самым не только спасти свою репутацию, но и сохранить доверие общества.
- До 13 марта пресса убеждала народ, что никаких персональных выводов комиссия Винограда делать не будет. В минувший вторник комиссия опубликовала пресс-релиз, из которого явствует, что, во-первых, промежуточные выводы будут оглашены к началу апреля, а во-вторых, касаются они исключительно предшествовавшего войне периода, первых пяти ее дней и порядка принятия решений по вопросу ливанской кампании. Критика, возможно, высказана будет, вот только непонятно, в чей адрес: премьера, министра обороны или кого-то из штабных генералов… Все заседания комиссии по-прежнему проходят при закрытых дверях. Протоколы не публикуются, в связи с чем депутат от МЕРЕЦа Захава Гальон подала иск в БАГАЦ. Не кажется ли вам, что предпринятая на этой неделе новая попытка драматизировать грядущие выводы комиссии призвана отвлечь внимание общественности от реальных проблем?
- Вы абсолютно правы. В последние месяцы пресса и пиарщики попросту усыпили общественность, - соглашается доктор Брайман. - Слишком уж опасается ангажированная израильская пресса возвращения к власти национального лагеря, вот и забалтывает народ, искусственно раздувая лжесенсации.
- Значит ли это, что у большинства соотечественников нет собственной точки зрения? Может, оттого народ и становится объектом всевозможных манипуляций?
- Знаете, в Испании несколько дней назад власти вознамерились освободить из тюрьмы террориста, так в Мадриде тут же состоялась чуть не миллионная демонстрация. А здесь Ольмерт собирается выпустить на волю сотни боевиков, и это никого не волнует.

В отсутствие лидеров

- Наверное, израильское общество настолько устало от бесконечных войн, террора, коррупции и нищенства, что кроме личного выживания ничто другое граждан уже не волнует.
Рон Брайман категорически не согласен с моим предположением:
- Устало вовсе не общество - устали правители, - возражает он. - Весной 2002 года, когда после серии кровопролитных терактов правительство Шарона приняло решение о проведении операции "Защитная стена", явка военнослужащих-резервистов была стопроцентной. Всем было ясно: операция оправдана. Но тогда у власти еще стояли харизматичные лидеры. А сейчас, к сожалению, лидеров просто нет: правит страной группа политиканов, единственная забота которых - подольше пробыть на вершине иерархической лестницы. Израиль остро нуждается в лидерах национального масштаба. Как только они появятся, вы тут же убедитесь, что и народ не растерял запаса прочности.
- Видите ли вы таких лидеров хотя бы на далеком горизонте?
- Назвать конкретные имена, к сожалению, пока не могу. Знаю, что множество законопослушных граждан отказались в марте 2006 года явиться на избирательные участки, потому что голосовать было не за кого. Отсюда и самый низкий за всю историю страны процент явки.
- И что же это за граждане?
- Прежде всего те, кого я называю светскими "оранжевыми", - объясняет доктор Брайман. - Блок "Национальное единство" оттолкнул от себя нерелигиозных избирателей. Надеюсь, в преддверии будущих выборов на политическую арену выйдет светская правая партия. И если во главе нее окажутся достойные люди, в израильской политике произойдет подлинный переворот.
- Однако до выборов, похоже, пока далеко. О них мечтают только "низы". Мало кто из 120 депутатов кнессета готов расстаться со своим креслом.
- Если в "Кадиме" произойдет раскол (а все, похоже, идет к тому), власть может смениться и без парламентских выборов. На выборы 2006 года "Кадима" вышла под лозунгом свертывания. В соответствии с платформой, Ольмерт подбирал себе и министра обороны: с его точки зрения, Перец успешнее других аводинцев мог мобилизовать армию на депортацию поселенцев. Однако через три с лишним месяца после выборов Перецу пришлось воевать не с еврейскими патриотами, а с боевиками "Хизбаллы". Зато после войны даже школьнику стало ясно: односторонние отступления, изгнание евреев и ликвидация поселений лишь ослабляют Израиль и резко усиливают врага. "Террор приносит пользу - сионисты бегут с территорий". Кроме свертывания, никаких других идей "Кадима" не выдвигала. Ее идеология обанкротилась. В ближайшее время, уверен, потерпит крах и нынешняя доктрина "Кадимы", подразделяющая террористов на хороших (Абу-Мазен) и плохих (ХАМАС). Ведь и первые, и вторые добиваются одного и того же - возвращения беженцев в Яффо, Хайфу, Акко.

"Новости недели", 22.03.2007





  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria