Евгения Кравчик

"Карта дорог". На распутье

Открытие съезда правящей партии Ликуд было назначено на 16 часов. А ранним утром арабские террористы учинили погром на армейском укрепленном пункте № 12 в секторе Газа. Четверо солдат погибло, еще четыре было ранено. Однако этот факт никак не отразился на повестке дня партсобрания.

"Артподготовка"

Ближе к четырем часам дня к зданию столичного Дворца нации начинает подтягиваться народ. Приглашенных - порядка трех тысяч душ. Но вместо них, обилеченных, у входа в монументальный комплекс выстроились незваные гости, в основном - активисты Ликуда, проживающие за "зеленой чертой". Разносится над площадью, усиленный динамиками, голос Ариэля Шарона: "О каком палестинском государстве они говорят?!"
Старая, архивная запись. Новая пластинка звучит иначе. С точностью до наоборот.
"Единственная цель членов Центра Ликуда - это "джобы", теплые места, - раздается другой голос. - Не слушайте, что говорит вам Омри Шарон: им движут интересы, далекие от интересов партии".
Похоже, будет жарко.
- Простите, вы - член центра? - подбегает ко мне молодой парнишка, в руках - список с фамилиями.
- Нет. А что?
- Мы просим членов Центра подписать декларацию протеста против создания палестинского государства.
- И многие уже подписали?
- Пока нет: люди опаздывают...
- Запишитесь в наш форум, борющийся за права социально незащищенных граждан! - взывает мужчина средних лет.
Какая-то дама старательно заполняет анкету.
Народ волнуется:
- Состоится ли голосование?
- Тайное или открытое?
"Где ты, былой Ликуд, куда подевались твои идеалы?" - сокрушается очередной оратор.
А вот и он!
К демонстрантам приближается депутат кнессета доктор Узи Ландау.
- Что будет? - набрасываются на него молодые партийцы.
- Да ничего хорошего, - отвечает Ландау. - Чего можно ожидать от партии, в которую были приняты такие "ревизионисты", как жители деревни Джуариш да беженцы из ЦАДАЛа?!
- Намерены ли вы выступить? И какова ваша позиция по вопросу создания палестинского государства? - спрашиваю я.
- Выступлю непременно. Считаю своим долгом разъяснить, какие опасности таит "дорожная карта", - заверяет Узи Ландау.
У входа бывший министр внутренней безопасности оказывается в эпицентре конфликта: дюжие охранники схлестнулись с беременной женщиной.
- Прочли надпись и не впустили, - возмущается она.
(На кофточке верующей женщины красуется наклейка: "Шарон уступил террору").
- При чем тут надпись? - недоумевает Ландау. - Демократии в Израиле никто пока не отменял, каждый гражданин вправе выразить свое мнение.
Блистители чистоты политических нравов - под нестройные аплодисменты толпы - ретируются. Только сейчас я обращаю внимание, что сегодня у входа в Биньяней ха-Ума выставлена усиленная охрана. Бесстрастные лица, просвечивающие каждого, как на рентгене, взгляды. С такими шварценеггерами шутки плохи.
- Лично я впрямую увязываю коррупцию, разъедающую наше движение, с утратой идеологии, - горячится 27-летний Офер Оренштейн, член Центра Ликуда от Хайфского отделения. - До чего мы докатились - депутаты кнессета голосуют дважды, за себя и за того парня. На праймериз процветает подкуп членов Центра. Неудивительно, что в такой гнилой атмосфере Ликуд готов отказаться и от Эрец-Исраэль, встав на путь большевистской партии МАПАЙ.
Оренштейн - солдат-резервист элитных десантных частей. Но сегодня, на гражданке, он явно рискует... попасть в КПЗ.
- Вы только посмотрите, каких абмалов наняли, чтобы не позволить рядовым ликудникам сказать руководству партии всю правду, - восклицает он. - Меня тормознули на входе из-за плаката, который я пытался пронести. Да это же тоталитаризм в чистом виде! В 1981 году Менахем Бегин констатировал, что в Израиле исчезло такое явление, как протекционизм. А сейчас, четверть века спустя, партия, которую Бегин возглавлял, держится на протекционизме - снизу доверху. Не отсюда ли и равнодушие к будущему страны, к судьбе народа?!

Закулисные страсти

Несколькими минутами позже, в кондиционированной прохладе Биньяней ха-Ума, я перескажу претензии Офера депутату Михаэлю Эйтану, председателю законодательной комиссии кнессета.
- Согласны ли вы с тем, что коррупция - это первый шаг к утрате идеологических ориентиров?
- Борьба за будущее Эрец-Исраэль должна занимать нас так же, как и борьба с коррупцией, - говорит Эйтан. - Но как реализовать идеологию на практике? Ведь идеи, в отличие от политики, не терпят компромиссов. А политика - это сплошной компромисс. И вообще - какая связь между порядочностью и отказом Ликуда от частей Эрец-Исраэль?!
Что ж, если по мнению Михаэля Эйтана такой связи нет, перехожу к следующему вопросу:
- Каково ваше мнение о "дорожной карте"?
- Я всегда выступал против создания палестинского государства, даже в ходе переговоров с Бейлином, когда Ликуд пытался прийти с Аводой к компромиссу, - отвечает Эйтан уклончиво. - Но сейчас, в свете событий последних десяти дней, стало очевидным, что в ПА воцарился... полный бардак! Да, "дорожная карта" для Израиля крайне опасна. Но ведь вопрос стоит иначе: как нам поэлегантнее выйти сухими из воды, как не допустить реализации плана Буша? Вот и было решено: Израиль соглашается на условия американцев и дает миру еще один шанс. В этом случае международная общественность оставит нас в покое, а уж палестинцы сами позаботятся о том, чтобы выдвинутые Бушем условия выполнены не были. Шарон поступил точно так же, как в свое время Ицхак Рабин: принял навязанные ему условия, заведомо зная, что они невыполнимы.
- Кстати, о Рабине... Точнее - о возможности нового политического убийства. После того, как Ариэль Шарон выступил с заявлениями относительно раздела Эрец-Исраэль и "плохой оккупации", пресса начала усиленно муссировать слухи, согласно которым "жизни главы правительства грозит опасность". Не испытываете ли вы неловкость, слыша эти сообщения: ведь именно вы в свое время вывели на чистую воду сотрудников Еврейского отдела ШАБАКа, внедривших в среду правых агента-провокатора Авишая Равива?
Эйтан пытается уйти от ответа.
- Сегодня утром на заседании руководимой мною парламентской комиссии - по моей инициативе - было принято решение, согласно которому в случае демонтажа "незаконных форпостов" поселенцы смогут не только подать в БАГАЦ апелляцию, но и не допустить сноса караванов до принятия судом решения. Мы позаботились также и о сохранности имущества поселенцев, и об охране их прав.
- Но я-то спрашиваю о другом: не кажется ли вам, что пресса снова развернула кампанию травли тех граждан, которые убеждены, что новые уступки и отступления лишь усугубят все наши беды и стимулируют террор?
- Лично я с такими сообщениями не сталкивался, - произносит Эйтан, глядя куда-то в сторону.
- Серьезно?!
- Я... не придаю этим сообщениям особого значения.
- Однако СМИ - со ссылкой на Общую службу безопасности - утверждают, что жизни премьер-министра грозит опасность, правда, конкретной информацией относительно злоумышленников они не располагают...
- В Израиле уже убили главу правительства. Так допустимо ли легковесное отношение к предупреждениям такого рода? - восклицает Эйтан. - Если кто-то называет Шарона предателем, значит, его жизни, возможно, и грозит опасность.
- Господин Эйтан, как юрист, вы прекрасно знаете, что вряд ли можно упечь за решетку тех, кто позволил себе подобные высказывания.
- Но после убийства Рабина сила этой терминологии возросла многократно. И сегодня уже неизвестно, к каким поступкам могут подтолкнуть слова. Впрочем, деятельность Общей службы безопасности, распространившей слухи об угрозе жизни премьер-министра, находится в его же ведении! - подчеркивает Эйтан.
Заглядываю в зал. На часах - половина шестого, но больше половины мест пустует. С трибуны вещает депутат Эхуд Ятом, но его, похоже, никто не слушает: народ нервозно прохаживается, переговариваясь в полный голос, в том числе и по мобильникам. Атмосфера явно не съездовская, но - чрезвычайно напряженная. Возникает ощущение, что взрыв эмоций неминуем.
Выхожу в вестибюль. Вон где, оказывается, бушует пиршество жизни. Люди закусывают, попивают прохладительные напитки и гиперактивно тусуются. У каждого - своя компания. Повсюду заключаются сделки, "подписываются" договоры, на глазах возникают и распадаются альянсы.
- Все члены Центра - все, как один! - обязаны проголосовать против "дорожной карты", - волнуется пожилая дама, ветеран ревизионистского движения. - У арабов есть два десятка государств, с какой это стати мы должны оттяпать часть Эрец-Исраэль для создания еще одного - террористического?! Моше, Эли, вы со мной?
- Не беспокойся: все мы с тобой согласны, только пока остается неясным, состоится ли голосование...
Замечаю в коридоре ветерана-херутника Давида Леви, вернувшегося (после очередного затяжного разрыва) под крышу родной партии.
- Какова ваша позиция относительно "карты дорог"?
- Она однозначна, - отвечает Леви со свойственным только ему пафосом. - Возвращение в границы 4 июня 1967 года - это добровольный отказ от суверенного еврейского государства. С моей точки зрения, "карта дорог" намного хуже Норвежских соглашений.
Вскоре Давид Леви - практически дословно - повторит с трибуны съезда то, что сказал в блиц-интервью "НН". А Узи Ландау пойдет еще дальше, подчеркнув, что в Акабе Израиль поднял не бело-голубой государственный флаг, а белое полотнище капитуляции.
Впрочем, далеко не все депутаты правящей (и считавшейся до недавнего времени правой) партии настроены столь категорично. Многие делают вид, что чрезвычайно заняты. Министры предпочитают отсиживаться в президиуме, избегая контактов с влиятельным (члены ЦК!) простонародьем.
Толпятся друзы вокруг депутата Аюба Кара.
- А вы какой позиции придерживаетесь? - обращаюсь к нему.
- Я за Арика Шарона и против "дорожной карты"!
- Как прикажете это понимать?
- Шарон - глава моего правительства, - объясняет Кара. - Однако "карта дорог" куда опаснее "ословских" соглашений. Если после подписания Норвежских соглашений более тысячи человек погибло, то в случае выполнения условий "дорожной карты" жертв будут десятки тысяч.
- Но ведь план Буша УЖЕ утвержден правительством, посему неясно, в чем смысл сегодняшнего партсъезда?
- По-моему, это нечестно - утвердить столь опасный план в узком кругу министров, не посоветовавшись с партией, - говорит Аюб Кара. - И хотя закон не обязывает премьер-министра ставить на голосование руководящих партийных органов решения государственной важности, он мог бы заранее посоветоваться с партией, которая, собственно, и привела его к власти. Менахем Бегин, прежде чем подписывать Кэмп-Дэвидские соглашения, счел нужным проконсультироваться с Ликудом. Впрочем, тем министрам, которые сегодня прячутся за чужими спинами, все равно придется состязаться с нами на праймериз.
- Если голосование состоится, как вы проголосуете?
- За премьер-министра и... против "дорожной карты"!
- Но невозможно ведь поднять сразу две руки?
- Вот я вам и объясняю, что, голосуя против "дорожной карты", я отнюдь не декларирую свое недоверие главе правительства. Мы не против Шарона, мы - против плана Буша.
Народ продолжает тусоваться. Вторгаюсь в оживленную мужскую беседу. Хаим Озифа приехал из Рамле. На вопрос: "Выступаете ли вы за создание палестинского государства?" - он отвечает: "Я - представитель третьего поколения активистов Херута. И я не в состоянии смириться с тем, что наша партия скатилась на позиции МЕРЕЦа. Слыханное ли дело, чтобы председатель Ликуда осуждал "израильскую оккупацию"?!"
- И каким же образом вы собираетесь выразить свое возмущение?
- Демократическим путем: если состоится голосование по "дорожной карте", проголосую против. Я преклоняюсь перед Ариком Шароном и хотел бы надеяться, что он очухается и придет в себя.
- А как вы отнеслись к тому, что при голосовании правительства по "дорожной карте" Биньямин Нетаниягу воздержался?
- Грустно это сознавать. Очень грустно...

Тайное становится явным

Ближе к семи вечера в зале усиливается броуновское движение. Теперь уже заполнена почти вся галерка. Точнее - все места в отдаленных от сцены рядах. Первые ряды, как водится, забронированы. За кем? Бог весть. Может, за всемогущими членами Центра - вершителями судеб депутатов. А может, зал поделен барьером по требованию сотрудников Отдела охраны высокопоставленных государственных деятелей...
Первый взрыв страстей следует за приглашением к микрофону Меира Шитрита, министра (простите за тавтологию) в министерстве финансов. Галерка оглушительно свистит.
"Позор! Позор!" - скандирует Дворец нации.
Во избежание инцидентов на трибуну поднимается Гидон Саар.
Практически все ораторы, независимо от того, "голуби" они или "ястребы", кроют на все лады Арафата и палестинских убийц. Антиооповская риторика сближает, сглаживает внутрипартийный конфликт, грозящий перерасти в раскол.
Вот и Гидон Саар, доверенное лицо Шарона, виртуозно лавирует между одобрением и отрицанием "дорожной карты", ухитрившись в конце концов сорвать аплодисменты.
Впрочем, за знаковой, кодовой риторикой и псевдопатриотическим пафосом многие выступающие пытаются скрыть растерянность, бессилие, а может - и стыд. Пустые (пусть и звонкие) фразы лишь подчеркивают конформизм ораторов, демагогия подменяет открытое обсуждение предмета.
Предмет же прост: состоится ли голосование и скажет ли экс-Херут своему председателю все, что о нем думает.
А может, тот парнишка с плакатом, Офер Оренштейн, прав: уютное министерское кресло, "вольво" с персональным водителем или даже, на худой конец, обычная депутатская легковушка - превыше таких абстракций, как национальная гордость, достоинство, преемственность в политике (ведь и поселения основывались и строились согласно решениям правительства Израиля, а не вразрез с ними)?..
Впрочем, главная мысль, которую проводят сторонники "карты дорог", сформулирована (явно заранее - причем весьма сообразительными пиарщиками) так: план Буша плох, еще хуже "ословских соглашений", но палестинцы все равно не выполнят выдвинутых перед ними требований - и далеко идущая американская "антиоккупационная" программа с треском провалится.
После Саара на трибуну снова приглашают Меира Шитрита. Зал взрывается: кажется, что все вокруг свистит, кричит и (в некоторых случаях) лезет в драку. Между рядами озабоченно мечутся дюжие охранники. И тут...
- Прошу встать: глава правительства! - объявляет ведущий. Из динамиков льется мелодичный партийный джингль, но его (трудно поверить!) перекрывает крик, скорее похожий на рев израненной звериной стаи. От свиста звенит в ушах. А ведь всего 100 дней назад, после победы Ликуда на выборах, та же аудитория восторженно скандировала: "Арик! Арик - царь Израиля!"
Но что это?! В дальней, крайне многолюдной и оппозиционно настроенной половине зала, взмывают вверх сотни самодельных плакатиков с надписью: "Карта иллюзий!" и "Шарон уступил террору".
Крики и свист усиливаются, несмотря на мольбы ведущего.
"Позор! - выкрикивает (хором и сольно) голосистая галерка. - Стыд и позор!"
Столь мощного протеста, похоже, не ожидал никто из организаторов мероприятия. Судя по перекошенным лицам "цекашников", в ужасе повскакивавших со своих мест, "народные волнения" предвиделись, но не в таком же массовом масштабе! Шитрит, выступление которого было прервано появлением премьера, зачитывает свою речь под истошный, непрекращающийся вопль.
Теперь уже в зале творится нечто невообразимое. Не помогают даже "ястребиные" фразы Шитрита, замыкающего крайне левый фланг Ликуда.
- Глава правительства вправе принимать любые решения, - вещает министр в министерстве. - Он, в конце концов, победил на праймериз! Если в регионе воцарится мир, это благотворно повлияет на все сферы нашей жизни: финансы, туризм, сельское хозяйство.
"Позор!" - рычит в ответ зал.

Демократия или монархия?

Глупо и бессмысленно описывать все столкновения - вербальные и физические, имевшие место на заре новой недели во Дворце нации: достаточно взглянуть на снимки.
Не обошлось, как водится, и без победителей. Биби Нетаниягу вышел сухим из воды: выступив в прениях последним, перед Шароном, он выдал настолько крутые антипалестинские формулировки, что кое-кто в зале растрогался чуть не до слез. А вот записать на диктофон речь премьер-министра мне не удалось: оказавшись в самый ответственный момент на галерке, я слышала вокруг только оглушительный свист и отчаянные - на грани рыданий - выкрики.
Стоявшие вокруг мужчины вполне солидного возраста и респектабельной наружности, прикрыв (для приличия) ладонью рты, непрерывно - хором - тянули: "По-о-зор... По-о-зо-ри-ще!".
- Вы только посмотрите, - произнес, обращаясь ко мне, один из них. - Вместо портрета Бегина на сцене установлен портрет Жаботинского. Убоялись даже намеком напомнить народу о разрушении Ямита...
И тут мне, наконец, удалось сквозь шум разобрать одну-единственную сказанную Шароном фразу: "Ради мира нам предстоит пойти на крайне болезненные уступки"...

Эпилог

Никакого голосования на съезде Ликуда не состоялось. Решение правительства осталось в силе: "карта дорог" - вот наша дорога.
На обратном пути из Иерусалима включаю в машине радио.
"Авода целиком и полностью поддерживает главу правительства, последовательно реализующего наш политический курс", - врывается в эфир ликующий голос депутата кнессета Далии Ицик.
"Тогда отчего же вы не желаете присоединиться к правительству и вытеснить из него крайне правые партии?" - спрашивает ведущий.
"Да оттого, что только правое правительство в состоянии реализовать нашу политику - это доказано историей!" - отвечает депутат от Аводы.
Жизнерадостный голос политического комментатора "Галей ЦАХАЛ" итожит: тот факт, что делегаты съезда правящей партии освистали главу правительства, - на руку Шарону! Теперь весь просвещенный мир, осуждающий Израиль за 36-летнюю "оккупацию", проникнется еще большей симпатией и состраданием к премьер-министру, решительно вставшему на путь мира в обмен на территории.
На другой день солдаты ЦАХАЛа и усиленные наряды спецподразделения армейской полиции по разгону демонстраций приступили к демонтажу так называемых "незаконных форпостов". И хотя еще не все тела убитых израильских солдат были преданы земле, ликвидация форпостов шла полным ходом.
Во вторник силы безопасности Израиля совершили неудачную попытку уничтожить главаря хамасников Рантиси. Страстный борец за освобождение Палестины, врач и автор поэтических произведений, призывающих молодежь пополнить ряды "шахидов", был ранен и госпитализирован в Газе. В ответ на это палестинские террористы выпустили по Израилю шесть ракет "кассам". Две упали на город Сдерот (несколько человек госпитализировано). Тем не менее, демонтаж "незаконных форпостов" продолжается. А на очереди - "одинокие" поселения. Еврейские, естественно, а какие ж еще?!

"Новости недели", 12.06.2003




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria