Евгения Кравчик

Дырявая крыша, или гримасы израильского нэпа

Государство Израиль располагает 95 тысячами единиц жилья, включая хостели и квартиры сохнутовских компаний "Амидар" и "Амигур". Социальные квартиры составляют  порядка 6% жилищного фонда страны (против 36% в среднем по Европе).
Строительство государственного жилья (за исключением пары-тройки хостелей) в Израиле не ведется.
Впрочем, в Греции социального жилья нет вообще, а в Люксембурге оно составляет всего 2% от общего жилищного фонда. Однако ни Греция, ни Люксембург не приняли миллионную алию

По долинам и по взгорьям

Супруги Иосиф Соломонович Тубин и Анна Петровна Соловей - ровесники, обоим перевалило за 80 лет. В Израиле со 2 сентября 1997 года. Живут в Нацрат-Илите. Всей душой полюбили этот живописный город, как, впрочем, и Страну. Ни на какие беды не жалуются, не "бомбят" инстанции возмущенными письмами и о том, что имели в "прошлой" жизни, не ностальгируют.
Иосиф Соломонович - инвалид Великой Отечественной войны. На фронт был призван в 18-летнем возрасте, сразу после окончания медицинского училища. Сражался в Новороссийске, был тяжело ранен в голову. В стране исхода Анна Соловей тоже была признана участником войны: в эвакуации она работала начальником отдела кадров консервного завода в Душанбе. В Израиле, впрочем, у нее другой статус: жена инвалида войны ("Для меня это звучит, как иждивенка", - признается Анна Петровна).
По приезде в Израиль мы попытались восстановить свой  статус, но на это потребовалось немало времени - больше года, - вспоминает она. – В конце концов  Иосиф был признан инвалидом войны. Размер пособия повысился, но и траты - тоже: муж перенес операцию на сердце, у меня стоит стимулятор, а лекарства приходилось покупать без скидки, за полную цену, так как инвалидам войны льгота не полагалась. Болячек много - вот нам и прописали крайне дорогостоящие препараты, на них уходило порядка 800 шекелей в месяц...
Пожилые люди не здоровы - это, увы, аксиома. Анна перенесла тяжелейшее воспаление, рука болела отчаянно, однако  потребовалось немало времени, чтобы выпросить сиделку. В конце концов "метапелет" выделили - на два часа в неделю!
Приходили к нам с проверками сотрудники Института национального страхования, - вспоминает Анна, - хотели удостовериться, в состоянии ли мы самостоятельно одеться и поесть. Я, превозмогая нечеловеческую боль, одевалась: стыдно выглядеть немощной и беспомощной...
Впоследствии – в результате вмешательства законодателей -  инвалидам войны установили 50-процентную скидку при оплате лекарств. Иосиф и Анна от души обрадовались: пусть небольшое, но послабление!
- Мне, правда, скидка не положена, только мужу, - говорит Анна Петровна. - А я продолжаю оплачивать лекарства по полной стоимости.
Живут старики на съемной квартире, арендная плата - 350 долларов в месяц. Пособия, выделяемого государством, никоим образом не хватает - каждые три месяца приходится приплачивать порядка двух тысяч шекелей.
Нацрат-Илит славится тем, что здесь относительно легко получить жилье от государства.
Вы правы, - говорит Анна Петровна. – В местном отделении министерства абсорбции нам пошли навстречу: не только поставили на очередь, но и – после заседания особой комиссии - продвинули на год вперед, лишь бы мы получили квартиру. Нам было сказано, что обивать пороги не стоит: когда надо будет, нас вызовут. Вот мы никуда и не обращались.
Пару лет назад зазвонил телефон и Анну с Иосифом пригласили посмотреть "амидаровскую" квартиру.
Для стариков каждый выход "в свет" сродни архисложной и крайне рискованной военной операции: Анна Петровна несколько раз падала, передвигается с огромным трудом. А Иосиф Соломонович – онкологический больной, прошел курс химиотерапии...
Посмотрев на нас, сотрудница сходу заключила: "Нет, имеющаяся у нас квартира вам не подойдет". И добавила: "Мне стыдно, что ее могли предложить таким больным людям, как вы", - говорит Анна Петровна. - Нацрат-Илит построен на пересеченной, гористой местности. Чтобы войти в подъезд того или иного дома, нужно спускаться или подниматься по крутым каменным ступеням. Преодолеть их в состоянии далеко не каждый... А дом, в котором находилась та квартира, - труднодоступен даже для здорового человека. В конце концов пришлось нашей сиделке отнести в отдел абсорбции подписанное нами письмо с отказом переселиться в выделенную государством квартиру.
Правила игры таковы: если семья, стоящая в очереди на получение  жилья, трижды подряд отвергла предложенные ей квартиры, ее примерно накажут: в течение полугода не будут вызывать и показывать новые варианты. Для Анны Соловей и ее мужа то был  первый отказ из трех возможных.
А недавно в уютной квартире на улице Изреэль снова раздался звонок.
Служащая сообщила, что нам предоставляют квартиру в районе "Амидар", - говорит Анна Петровна. - Я обрадовалась несказанно: чудесное место! Тут и ветерок свежий, и воздух чистый, и спусков-подъемов поменьше... Сходу предупредила звонившую, что мы с Иосифом едем на "химию" и сегодня посмотреть квартиру не сможем. Но сотрудница настаивала, чтобы мы приехали в тот же день...
Пришлось престарелым супругам вызвать такси и в назначенный срок явиться для осмотра предложенной квартиры. По прибытии на место, однако, перед ними  возникло непреодолимое препятствие: чтобы войти в подъезд, требовалось преодолеть каменную лестницу, не имеющую перил.
Пока я дошла - тот свет увидела, - признается Анна Петровна. – Но меня все-таки дотащили. Тем временем какая-то дама принесла ключи. Квартиру открыли - и мы вошли. Темнота... Теснота... По-моему, до потолка можно запросто дотянуться рукой... Санузел сомещен с ванной. Салон крохотный, зато  спальня - ничего, кровать поместится... Кухонька разбитая-перебитая... Окошечки маленькие. Если бы нам было по 50 лет, то, может, мы бы и согласились: сделали ремонт и вселились... Но нам по 82 года, оба тяжело больны - сил ни на какие ремонты нет... Вот я и сказала: "Иосиф, ну чего нам в жизни не хватает, чтобы мы добровольно залезли в такую дыру?! Пойдем домой"... К такси спускались долго и мучительно - 16 ступенек. Без перил... Пока меня свели, я чуть в обморок не упала. Приехала на нашу квартиру - стены готова была целовать! Я тут же позвонила служащей и поблагодарила за заботу, предупредив, что от той квартиры мы отказываемся...
Тубин и Соловей так и остались на съемной квартире, за которую исправно доплачивают.
Зато живем по-людски, - говорят они.
На посещение театра, концертов и прочих увеселительных  мероприятий денег, конечно же, не хватает. Но и сил тоже нет: ни Иосиф, ни Анна даже за покупками в ближайшую лавку выйти не в состоянии.
В запасе – еще одна попытка посмотреть квартиру, после чего (в случае отказа) последует шестимесячное наказание. Однако ни Анна, ни Иосиф об этом не думают: люди сильные, много повидавшие на своем веку, они предпочитают дорогостоящую  аренду - жалкой развалюхе. Часть коробок, правда, так и осталась нераспакованной, дожидаясь лучших, более счастливых времен...

Статистика и судьба

С точки зрения обеспечения нуждающихся жильем, Нацрат-Илит  считается одним из самых благополучных в стране городов.
Роман Каиц, начальник отдела алии и абсорбции муниципалитета, выдал такие данные: с начала 90-х по настоящее время за счет прибытия репатриантов население города выросло чуть не в два раза и сегодня составляет 51.000 человек (из них 23.000, или 45% - наши люди). Часть дожидается получения государственного жилья.
Очередь строится согласно дате прибытия репатрианта в страну, - объясняет Роман Каиц. - С 1990 года по июль 2003 года 2700 семей репатриантов получили "амидаровские" квартиры (других в Нацрат-Илите нет). Только с начала нынешнего года по июль месяц включительно мы распределили 79 квартир.
А сколько нуждающихся остается по сей день в вашем городе?
78 матерей-одиночек, 110 семей пенсионеров, 42 семьи больных и инвалидов и 260 пенсионеров-одиночек, - говорит Каиц. – Но с одиночками – проблема: нет малогабаритных квартир. Итого, в общем и целом - порядка пятисот нуждающихся.
Большинство репатриантов, избравших Нацрат-Илит местом жительства, купили квартиры на свободном рынке (порядка 75-80% из 23.000 человек, причем среди них немало людей предпенсионного и пенсионного возраста).
Роман Каиц подтвердил, что Иосиф Тубин и Анна Соловей дважды отказались от предложенных им "амидаровских" квартир ("Площадь квартиры, обычно выделяемой старикам, не превышает 46-53 квадратных метров").
Процедура такова, - объясняет он. – По приезде нуждающийся регистрируется в местном отделении министерства абсорбции и встает на очередь. Если человек болен или его инвалидность составляет более 75%, дело будет рассмотрено на заседании специальной комиссии, в состав которой входит врач. Затем сотрудники министерства абсорбции выдают очереднику направление, с которым он обращается в компанию "Амидар". А там уж репатриант решает, подходит ему квартира или нет. Если подходит, инженеры "Амидара" оценивают, следует ли квартиру отремонтировать, и если да – то составляют смету. Оплачивает ремонт государство, а не репатриант. Иногда стоимость ремонта может достичь 15-25 тысяч шекелей...
Роман Каиц с сожалением констатирует, что даже в таком развивающемся городе, как Нацрат-Илит, социальных квартир для репатриантов не хватает: государство вот уже много лет не ведет жилищное строительство.
- Израиль - страна репатриации, - говорит он (Каиц прибыл из России в 6-летнем возрасте в 1954 году). – Допустимо ли не строить в столь специфической стране государственное жилье?! И не рубим ли мы сук, на котором сидим?..

Оптимистический тупик

Анна Соловей и Иосиф Тубин (как, впрочем, еще порядка пятисот престарелых и больных жителей Нацрат-Илита) отнюдь не одиноки. Они - в "веселой", мощной компании. Согласно статистике, получения жилья от государства дожидается 51.000 репатриантов (таково число новоприбывших, подпадающих под установленные критерии). Из них 24.100 человек - старики, 9500 - одиночки, которым (прислушаемся к Роману Каицу!) практически ничего не светит, 13 тысяч матерей-одиночек, 9100 семей, в которых есть больные и инвалиды, и еще 5600 больных и инвалидов-одиночек.
Вся эта "толпа" вот уже много лет живет на чемоданах, над ее  головой перманентно занесен дамоклов меч переезда на новую съемную квартиру. Люди находятся в постоянном страхе: вдруг курс доллара снова поднимется? Вдруг хозяин раздумает сдавать квартиру еще на год? Вдруг повысит арендную плату?!.
Тем не менее, Ави Маоз, генеральный директор министерства строительства, настроен оптимистично. А почему бы нет, если государство предоставляет репатриантам льготные ипотечные ссуды и участвует (в ряде случаев) в оплате арендованного жилья?! Плюс долгосрочная аренда для стариков и немощных (пресловутые "микбацей диюр").
На состоявшемся пару недель назад заседании комиссии кнессета по алие и абсорбции ее председатель Колетт Авиталь поинтересовалась, почему минстрой не ведет строительство социального жилья.
На это нам не выделяют бюджет, - разъяснил Ави Маоз.
Более пятидесяти одной тысячи репатриантов стоят в очереди на получение социального жилья, причем часть из них - старики, одинокие и больные, - констатировала Авиталь. - Как решится их судьба?
Старики получают от государства помощь на аренду квартиры... - заявил Маоз.
И каковы размеры этой помощи для супружеской пары стариков и для пенсионера-одиночки? - спросила Авиталь.
Супружеской паре в месяц выдается 1080 шекелей, а одиночке – 820 шекелей, - сообщил Маоз. Если принять во внимание, что даже в израильской "глубинке" невозможно арендовать жилье менее чем за 250-300 долларов в месяц, можно понять, на какие нужды расходуют наши старики  пособие по старости, выплачиваемое Институтом национального страхования.
Был приведен на заседании комиссии и такой факт: в жилье нуждается порядка 2000 стариков из числа сабр и старожилов, остальные 97% бездомных (порядка 25.000 душ) – репатрианты, стоически  дожидающиеся своего звездного часа.
Маоз сообщил о новом - экспериментальном - проекте, реализуемом минстроем с прошлого года в Иерусалиме и Хайфе. Государство арендует жилье у частников сроком на 15 лет и само же аренду  оплачивает, а в квартиры вселяет остро нуждающихся, в частности стариков.
В ответ на реплики депутатов о баснословной высокой стоимости данного проекта Маоз заметил: да, это так, зато общая сумма делится на 15 платежей, по годам (12-13 миллионов шекелей за год за 370 единиц жилья!).
Я согласен с тем, что данный проект обходится государству дороже, чем строительство социального жилья, - сказал Маоз. -  Если бы минфин был готов выделить нам двести миллионов шекелей, минстрой наверняка приступил бы к строительству государственного жилья. А в нынешних условиях приходится обращаться к строительным подрядчикам. Они покупают земельные участки, мобилизуют средства, строят и уже сейчас выделяют нашему министерству 370 единиц жилья, которые государство в нашем лице оплатит поэтапно - в течение 15 лет.
Итак, времена нынче смутные. В связи с экономическим кризисом новые квартиры продаются на свободном рынке очень вяло. И гуманное государство принимает решение материально поддержать... бедолаг-подрядчиков, "кабланов". С точки зрения государства, целесообразнее арендовать у них новые (и не пользующиеся спросом) квартиры, нежели выделить те же средства на строительство социального жилья для нуждающихся. 

Собака лает, а нэп идет

Кстати, а как сказалась новая экономическая программа (сокращенно – нэп) на молодых и трудоспособных репатриантах, мечтающих о покупке квартиры?
Статистика свидетельствует: с начала 1989 года по настоящее время репатриантам было выдано порядка 220.000 ипотечных ссуд, из них порядка 30.000 получили выходцы из Эфиопии. А им (в отличие от считающихся благополучными "русских") выдается повышенная "машканта", размер которой составляет 95% от цены приобретаемой квартиры.
Страна у нас относительно небольшая, но даже при скромной площади наблюдается четкое деление на центр и периферию. В городах и населенных пунктах, особо отдаленных от центра (таких, как Кирьят-Шмоне) репатрианты до недавнего времени получали впридачу к "машканте" еще и так называемую "местную ссуду".
Так, в 2002 году было выдано ипотечных ссуд на общую сумму 990.000.000 шекелей, из них 519.000.000 шекелей - это так называемые "местные ссуды" и денежный подарок.
На финише минувшего года была утверждена новая экономическая программа. И все денежные подарки (на общую сумму 1.250.000.000 шекелей в год) были аннулированы - как для репатриантов, так и для молодых супружеских пар.
Почти в два раза урезана и сумма денежного подарка, выдававшегося при покупке квартиры выходцам из Эфиопии.
Председатель парламентской комиссии по алие и абсорбции Колетт Авиталь назвала принимаемые правительством меры по решению жилищной проблемы "принципом короткого одеяла: либо ты натягиваешь его на голову - тогда ноги мерзнут, либо натягиваешь на ноги - тогда мерзнет голова".
Впрочем, на заседании были подняты и другие крайне болезненные проблемы, связанные с отсутствием государственного жилья.
В частности, депутаты кнессета рав Малькиор (Авода) и Игаль Ясинов (Шинуй) подняли вопрос о том, что ни один репатриант из СНГ не в состоянии купить в Израиле квартиру на ипотечную ссуду. Цены на свободном рынке таковы, что в любом случае приходится брать в банке еще одну, дополнительную ссуду, причем сумма ежемесячного возврата достигает 2000  шекелей, а выдержать столь непомерную нагрузку бюджет среднестатистической семьи репатриантов не в состоянии.
Если до введения новой экономической программы супружеская пара, проживающая в таких районах, как Кирьят-Шмоне, получала от государства под 4% годовых ипотечную ссуду размером 196.000 шекелей, 73.000 из которых – это подарок, то с введением новой экономической программы они получат – под те же 4% годовых - ссуду размером 230.000 шекелей, зато подарок отменен. Посему, если прежде репатриант, живущий на периферии, возвращал в месяц начальный платеж по "машканте" размером 669  шекелей, то отныне будет вынужден выплачивать порядка 1260, то есть – почти в два раза больше. Но ведь платежи по "машканте" растут год от года! Прибавим к этой сумме возврат дополнительной ссуды (полученной, кстати, под гораздо более высокий процент) – и получим абсолютно непосильные в условиях безработицы и экономической нестабильности платежи.
Может ли сложиться ситуация, при которой часть семей репатриантов будет не в состоянии возвращать "машканты" и банки конфискуют квартиры за долги, а люди окажутся на улице?
Я согласен, что проведенные правительством сокращения бюджета нанесли по неимущим, в том числе репатриантам, тяжелейший удар, - сказал генеральный директор минстроя Ави Маоз. - "Жертв машканты" наверняка станет больше. Кроме того, в обозримом будущем многие репатрианты просто не решатся на покупку квартиры.
Но выиграет ли от этого государственная казна?
Маоз убежден в обратном: не выиграет, а, скорее, проиграет. В частности, репатрианты из Эфиопии на долгие годы застрянут в центрах абсорбции, содержание которых обходится в круглую сумму! Огромные средства будут потрачены на выплату пособий на съем квартир, а также на всевозможные проекты типа долгосрочной аренды для стариков...

На продажу!

11 августа кабинет по социально-экономическим вопросам принял решение, названное министром строительства Эфи Эйтамом "программой, направленной на спасение строительной отрасли".
Суть реанимационной программы проста: государство продлевает ровно на четыре месяца срок выдачи льготных ипотечных ссуд, местных ссуд и денежных подарков при условии, что граждане  покупают квартиры в так называемых районах национального приоритета "алеф" и "бет" (в городах развития на периферии), на "линии противостояния" на севере страны (вдоль границы с Ливаном), а также в окрестностях Иерусалима (в частности, на Хар-Хома). Благодаря этой мере планируется в рекордно короткий срок избавить строительных подрядчиков от "залежалого товара", а значит – дать новый толчок отрасли, в которой трудится порядка 300.000 граждан страны.
Решение кабинета по социально-экономическим вопросам подталкивает репатриантов и молодые супружеские пары к покупке квартиры в ближайшие четыре месяца, так как после окончательной отмены льгот будет поздно. При этом купить квартиру со скидкой, выражающейся в получении льготной "машканты", местной ссуды и денежного подарка, можно отнюдь не везде, а лишь в строго очерченных властями районах.
На пенсионеров, подобных Тубину-Соловей, новая реанимационная мера, впрочем, не распространяется: никаких решений о строительстве социального жилья принято не было...
Израильский нэп уверенно шагает в будущее. А в страну продолжают прибывать новые репатрианты, в том числе старики...

Из досье: С квартирой и без

По данным минстроя, с 1990 года по настоящее время 51.000 репатриантов (семейных и одиночек) получили социальное жилье, из них 38.259 – с 1994 года по сей день.
В 2000 году социальное жилье получили 1222 семьи репатриантов, в 2001 году – 1463, в 2002 году – 1518, а за шесть месяцев текущего года – 789.
В 2001 году старикам – в рамках тех или иных проектов – было предоставлено 554 единиц жилья, в 2002 году – 820 и за шесть месяцев текущего года – 422. Более 90% счастливчиков, обретших крышу над головой, - новые репатрианты, остальные – сабры и старожилы.
В настоящее время в разных уголках страны продолжается строительство хостелей (более тысячи единиц жилья). И больше ничего. Следовательно, очередь из 51.000 бездомных не рассосется никогда - разве что после прихода Мессии.

Деньги на аренду, но не на строительство

На сегодняшний день 105.000 репатриантов получают от государства денежную помощь на оплату аренды квартир. 
Порядка 96.000 репатриантов получают повышенное пособие.
В 2002 году на аренду жилья репатриантам была выделена круглая сумма - 1.193.000.000 (один миллиард сто девяносто три миллиона) шекелей.

На снимках: Анна Соловей и Иосиф Тубин . Фото автора

"Новости недели" 14.08.2003



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria