яюLink: gazeta/menu-an.inc

Евгения Кравчик

Театр одного актера

Направляясь 25 октября в Иерусалим на брифинг с министром финансов Биньямином Нетаниягу, я нисколько не сомневалась, что в 11.00 окажусь в привычной для парламентского корреспондента «бранже»: замершие в ожидании сенсации израильтяне, хладнокровные иностранные журналисты и немного «русских»
Каково же было мое удивление, когда у входа в здание минфина выяснилось: Нетаниягу дает пресс-конференцию только для «русских». И выделил на нее не формальные 20 минут, а целый час!
Оказавшись в небольшом конференц-зале, я сделала еще одно открытие: среди собравшихся - не столько специалисты по вопросам экономики, сколько  политические обозреватели.
До начала ратификации в кнессете плана размежевания оставалось всего 5 часов. Накануне правительство большинством голосов (13 министров за, 6 - против) утвердило проект Закона о демонтаже и денежных компенсациях. Нетаниягу проголосовал за.
Впрочем, и 6 июня с.г., в день утверждения на заседании правительства плана одностороннего размежевания, он тоже проголосовал за то, что арабские депутаты называют «началом конца израильской оккупации».

Капиталистический держим шаг

Прежде, чем приступить к беседе с журналистами, министр финансов  спросил  своего русскоязычного советника, все ли телеканалы представлены. И лишь удостоверившись, что сотрудники большинства интересующих его электронных СМИ присутствуют, начал беседу с вопросов чисто экономического свойства.
Из речи министра финансов явствовало: всего два года назад израильская экономика находилась на грани краха, а сейчас она уверенно возрождается.
Мы добились роста производства национального продукта на 4 процента за счет сокращения бюрократии, урезания размера пособий и снижения налогов, - подчеркнул Нетаниягу. - Параллельно продолжался процесс приватизации: в частные руки переданы такие крупные компании, как «Эль Аль», «Цин», «Безек», банк Дисконт и другие. От централизованной большевистской экономики мы переходим к свободному рынку.
Далее Нетаниягу в течение 20 минут разъяснял: невозможно вырваться из западни нищеты, если бедняки не работают. Однако трудоустроить их (по глубочайшему убеждению Нетаниягу) можно только в частном секторе. Тем не менее, Гистадрут с его социалистическими замашками пытается загнать страну в мышеловку бедности.
Только за последние 12 месяцев в частном секторе было создано 80.000 новых рабочих мест, - провозгласил министр финансов. - И исключительно за счет них наша экономика будет оздоровлена.
Было абсолютно ясно: в день судьбоносной дискуссии в кнессете Биби пригласил «русских» журналистов вовсе не для того, чтобы еще раз изложить  свою концепцию капиталистического хозяйствования. Пришлось терпеливо дожидаться, чтобы претендент на пост председателя «Ликуда» перешел к актуальным политическим проблемам.
Могут ли политические процессы затормозить либо прекратить проводимые в экономике реформы? - задался Нетаниягу патетическим вопросом и сам же на него ответил: - Да, могут! Если в правительство войдет партия «Авода», которая постоянно декларирует поддержку Гистадруту и лично Амиру Перецу, экономическая политика изменится. А это - очень плохо для Израиля.
После вступления Нетаниягу перешел к делу.
- Я не являюсь инициатором плана одностороннего отделения, - сказал он. - Я считаю крайне опасным отступление с территорий в то время, когда  соглашение о мире с палестинцами не достигнуто, а террористические атаки продолжаются. Когда глава правительства выдвинул  свой план, я ему все это изложил. И сформулировал свои условия: надо получить хоть что-нибудь в обмен на отступление. Например - сохранить за собой крупные узлы поселений в Иудее и Самарии, закрыть магистраль Филадельфи в секторе Газы... Глава правительства добился согласия президента Буша - пришлось и мне согласиться. Без особого восторга. В конце концов, он - глава правительства, а не я.
(На протяжение всей пресс-конференции Нетаниягу всего пару раз произнес фамилию Шарона, во всех остальных случаях называл премьера личным местоимением «он» - Е.К.)
И тогда, - продолжал министр финансов, - он согласился на проведение в «Ликуде» референдума. И - проиграл, хотя до того и обещал посчитаться с результатами голосования. В «Ликуде» начался раскол. Тогда я ему сказал: «Чтобы не допустить дальнейшего раскола в партии, вы должны разбить отступление на четыре этапа, причем прежде, чем реализовать план каждого из этапов, правительство будет его утверждать». Это решение мы провели в правительстве, а сейчас ратифицируем его в кнессете. Однако за истекший период  выяснилось, что раскол в народе, несмотря на достигнутый нами компромисс, усугубляется. Да и правительству грозит реальная опасность - оно может пасть.

Референдум: норма или аномалия?

Нетаниягу подчеркнул: одностороннее отступление из сектора Газы недопустимо сравнивать с демонтажом еврейских поселений на Синае. Там проживало всего 3000 человек, а здесь - почти 8000; правительство Бегина заключило договор с суверенным государством Египет, да и терроризм в те годы еще не достиг таких масштабов, как сейчас.
К тому же на Синае поселенцы прожили всего несколько лет, - заметил автор этих строк.
Верно, - согласился Нетаниягу. - А в секторе Газы поселения существуют уже 20-30 лет, поэтому их снос - это травма. Вот почему и я предложил вынести вопрос об одностороннем размежевании на всенародный референдум. И как решит большинство, так и будет. Я ему сказал: «Вы сами утверждаете, что большинство решает. Однако в зале пленарных заседаний кнессета это большинство не представлено, оно - вне стен парламента. Это вам не праймериз в «Ликуде», в которых участвует всего сто тысяч человек, и если поселенцам удалось убедить членов нашей партии в своей правоте, - ликудники, в свою очередь, встали на защиту поселенцев. А здесь требуется абсолютное - всенародное большинство». Кстати, во всех цивилизованных странах акт передачи территории осуществляется посредством такого конституционного инструмента, как референдум. Если бы кому-то в США вздумалось отказаться от какой-то территории, по данному вопросу непременно был бы проведен плебисцит. Что изменит референдум? - поинтересовался кто-то из присутствующих.
Он ратифицирует решение кнессета, - отвечал Нетаниягу. - Правые противятся идее проведения референдума в основном на религиозной почве, а окружение главы правительства противится на том основании, что аналогичным образом можно будет провести еще один референдум и отказаться от города Ариэля, Самарии и Иудеи.
Резонно! - заметила я.
Нет, - возражал Нетаниягу. - Сегодня в кнессете плану главы правительства гарантировано большинство и в обозримом будущем  расклад сил не изменится. Мое предложение заключается в том, что план размежевания должен утвердить кнессет, а вслед за этим - ратифицировать народ посредством референдума. То есть в вопросах передачи территорий Израиль должен повести себя так же, как цивилизованные государства. Один парламент не вправе вынести решение о передаче территорий - волю депутатов должна ратифицировать более высокая инстанция, то есть народ. И то, что мы сделали с Синаем, - аномалия, а не норма.
Подобно Шарону, Нетаниягу выразил сочувствие поселенцам: их должны вышвырнуть из дому, а это - непростой шаг. К тому же сейчас, в отличие от начала 80-х, когда был снесен Ямит, и в кнессете иная ситуация: плану Шарона противостоят десятки депутатов.
Усиливается «отказничество» в армии как правых, так и левых, - перечислял Нетаниягу, - усугубляется раскол в народе. Референдум не гарантирует, что после него  все эти явления исчезнут. Но интенсивность их снизится - это точно. Кстати, представители всех слоев населения, включая поселенцев, сходятся во мнении: какими бы ни были результаты референдума, обществу придется их принять. Снизится напряженность, народ придет в себя, как больной после сложной хирургической операции. Но главное: нам удастся сохранить единство в «Ликуде». Практически все депутаты от «Ликуда» примут результаты всенародного голосования, а это означает, что удастся сохранить и правительство в нынешнем его составе.
Иными словами, логика Нетаниягу такова: референдум предотвратит раскол в народе, в «Ликуде» и спасет правительство, в котором Биби занимает пост министра финансов!

Слово и дело

Михаил Джагинов, собкор телеканала RTVI, задал министру следующий вопрос: выдвинул ли он Шарону ультиматум, суть которого сводится к тому, что если премьер не согласится на проведение референдума, в кнессете при ратификации плана размежевания Биби проголосует против.
Ничего подобного! - опроверг Нетаниягу. - Никаких ультиматумов я не выдвигал.
Если в кнессете вы проголосуете против плана Шарона, вы, скорее всего, будете уволены с поста министра и вашей экономической политике будет положен конец, - настаивал Джагинов. - Готовы ли вы на компромисс?
Ради того, чтобы сохранить единство в «Ликуде», в правительстве и в народе, я постоянно иду на компромиссы, - парировал Нетаниягу. - Пусть на сей раз на компромисс пойдет глава правительства.
А если он этого не сделает?
Не ожидайте от меня, что я поддержку присоединение «Аводы» к правительству! Давайте переживем завтрашний день, дальше будет видно.
Поддерживаете ли вы план бегства из сектора Газы – да еще и под огнем? - спросила я.
Глава правительства утверждает, что отступления под огнем не будет.
Как это понимать?
Он так сказал!
Но какова ВАША позиция по данному вопросу? Ведь вы были лидером национального лагеря, однако 6 июня проголосовали за одностороннее размежевание. Что с вами стряслось?
Я же объяснил: нам удалось добиться, чтобы этот процесс был проведен...  поэтапно. Кстати, и завтра кнессет при любом раскладе ратифицирует план отделения, большинство гарантировано, однако решение о демонтаже поселений провести не удастся - для этого снова потребуется  голосование в правительстве и утверждение Закона о денежных компенсациях.
Но ведь буквально вчера вы, господин министр, на заседании правительства проголосовали за проект Закона о демонтаже и денежных компенсациях, а в этом законе содержится и такой параграф, как мера наказания гражданам, посмевшим собраться втроем на территории поселений, объявленных в момент демонтажа «закрытой армейской зоной»!
Да, параграф, касающийся троих, кажется мне утрированным... - согласился Нетаниягу.
Тем не менее, вы проголосовали за принятие этого закона?
В любом случае он должен быть утвержден в кнессете, - поскучнел министр финансов.

Поэтапное отступление лучше одномоментного

Считаете ли вы, что «Ликуд» действительно на грани раскола? – спросил кто-то из коллег.
Да, и это очень опасно, - воодушевился Нетаниягу.
И в котором из лагерей «Ликуда» вы останетесь? - поинтересовалась я.
Я настаиваю на проведении референдума!
Однако в «Ликуде» нет лагеря сторонников референдума. Есть лагерь Шарона (сторонников одностороннего отделения) и лагерь доктора Узи Ландау («мятежников»).
Отчего же? - возразил Нетаниягу. - Часть депутатов поддерживает идею проведения референдума, а часть - нет. Колеблющиеся сдержанно выступают за проведение референдума, зато почти все, кто поддерживает план размежевания, - против. А я говорю и тем и другим: «Чего вы боитесь? Пусть общество решает».
Пришлось мне задать Нетаниягу следующий вопрос:
Буквально вчера видные израильские юристы - сотрудники МИДа, министерства юстиции и Совета национальной безопасности - обнародовали экспертное заключение, из которого вытекает: после одностороннего отступления из сектора Газы израильские вооруженные силы продолжат контролировать его территорию с воздуха, на суше и на море. В результате, с точки зрения международного права, даже после демонтажа еврейских поселений Израиль останется «оккупантом». В таком случае что же мы от этого отступления выигрываем?
Очень важный вопрос... - произнес Нетаниягу. - Именно поэтому я и предложил проводить отступление поэтапно. Например, демонтировать пару поселений, скажем, Нецарим и еще какое-нибудь, и посмотреть, что после этого произойдет. А вдруг ситуация на этом месте стабилизируется? Вдруг там появятся люди Дахлана в костюмах и при галстуке и начнут бороться с террористами? Это - первая возможность. Другая - прямо противоположная. После первой же эвакуации поселенцев мы будем точно знать, что нас ожидает дальше. В этом, собственно, и заключается сущность того компромисса, к которому мы пришли.
Однако демонтаж любого из поселений - необратимый процесс... – заметил коллега Джагинов.
Верно, необратимый... Правда, глава правительства предлагал нечто иное: снести первое поселение в воскресенье, второе - в понедельник, третье - во вторник и так далее. Но мы на это не согласились. Мы согласились на поэтапный демонтаж, позволяющий учесть последствия. Возможно, в ходе демонтажа выяснится, что продолжать его недопустимо... В любом случае поэтапное отступление лучше одномоментного.
И как вы чувствуете себя в атмосфере капитуляции? - спросила я.
Тяжело... Но единство «Ликуда» - важнее. Посмотрите, что творится с партией МАФДАЛ, в которой произошел раскол. Единственная наша задача - свести к минимуму ущерб, который причинит отступление...
(Особой уверенности в голосе министра финансов не было).
Отчего вы так настаиваете на референдуме? - спросила тем временем Нино Абесадзе. - Не целесообразнее ли провести досрочные выборы, тем более, что у вас есть все основания претендовать на пост главы правительства?
Главой правительства я мог стать еще три года назад, когда на моей стороне было подавляющее большинство избирателей, - парировал Нетаниягу. - В «Ликуде» против меня баллотировался Шарон (80 процентов против 20), от «Аводы» - Барак (перевес - 70:30). Тогда отчего же я не согласился баллотироваться на пост премьера в рамках прямых выборов - но при неизменном составе кнессета? Да потому, что понимал:  при тогдашней коалиции я не смогу провести те экономические реформы, которые провожу сейчас. В тот период экономика страны была на грани краха и мне это было ясно. (Вон, оказывается, где собака зарыта: три года назад Нетаниягу больше всего тревожил кризис в экономике, а вовсе не декларированная Бараком решимость отступить из Иудеи, Самарии и сектора Газы! - Е.К.). А сегодня мы на верном пути. И я предпочитаю до 2006 года завершить проводимые экономические реформы.
И все-таки если досрочные выборы состоятся, будете ли вы бороться с Шароном за лидерство в «Ликуде»?
Я предпочел бы обойтись без досрочных выборов и сохранить нынешнюю коалицию до 2006 года. Если бы я руководствовался личными интересами, я должен был бы сделать всё, чтобы свалить нынешнее правительство. Но происходит нечто противоположное: это Шарон всеми силами добивается свержения своего правительства, а я всеми силами пытаюсь его сохранить.
  Господин министр, сможете ли вы возглавить национальный лагерь после того, как неоднократно голосовали за одностороннее отделение, либо вы предпочтете возглавить какую-нибудь новую, центристскую партию? - спросила я.
Сколько центристов есть в Израиле? - пошутил Нетаниягу.
Национальный лагерь принимает вас так же, как и прежде?
Насколько мне известно, да, - сказал Нетаниягу.
Михаил Джагинов спросил, правда ли, что если депутаты от партии «Авода» проголосуют в кнессете за проект бюджета на 2005 год, Нетаниягу - в рамках достигнутой с ними договоренности – поддержит одностороннее отступление из сектора Газы.
Нет, это неправда, никто не обращался ко мне с таким предложением, - сказал министр.
Но ведь голосование по бюджету разделили на две части: общий бюджет,  который «Авода» вряд ли поддержит, и бюджет, выделенный на  финансирование размежевания, - напомнила я. - Проголосуете ли вы, господин министр, за оба законопроекта?
Естественно, - отвечал Нетаниягу. - Другое дело - будет ли реализован  план размежевания, который я финансирую. Впрочем, бюджет - это экономическая политика! И если «Авода» присоединится к правительству, Амир Перец не поддержит приватизацию морских портов. Вот почему я категорически против присоединения «Аводы»...
Заключительным аккордом стала речь министра финансов о необходимости продолжать реформировать экономику.
Только свободный рынок способен ликвидировать бедность, но никак не большевистское хозяйствование, - сказал Нетаниягу.
На следующий день, 26 октября, Нетаниягу (после длительных совещаний с министрами Лимор Ливнат, Дани Наве, Исраэлем Кацом и председателем парламентской комиссии по иностранным делам и обороне Ювалем Штайницом) проголосовал ЗА ратификацию плана размежевания.
Об этом, впрочем, читайте в репортаже «Исторический день имени Мицны».

Фото автора.

"Новости недели", 28.10.2004



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria