яюLink: gazeta/menu-an.inc

Евгения Кравчик

Права человека и права... поселенца

3 мая у здания Верховного суда в Иерусалиме собрались демонстранты. Форма одежды и сделанные от руки надписи на оранжевых транспарантах не оставляли и тени сомнения в том, что в Высшем суде справедливости идет слушание апелляций противников демонтажа
Приблизившись к «оранжевым», с горечью замечаю, как отшатнулись от меня две женщины средних лет. Нет, не потому, что выгляжу человеком типично светским, - оттого, что на шее болтается фотокамера.
В последние недели поселенцы относятся к журналистам с нескрываемой подозрительностью, видя в каждом из нас стукача или провокатора.
- Женя! - неожиданно окликает меня женщина в ветровке. - Вы меня, наверное, не узнали. Помните Фаню Шифман?
Ну как не помнить! И Фаню, и ее статьи - острые, аргументированные,  эмоциональные.
- Не смущайтесь, - произносит Фаня на иврите, обращаясь к своим подругам. - Это - журналист русской газеты.
Словосочетание «русская газета» звучит как пароль. Поселенцам и их сторонникам известно: у большинства репатриантов (откуда бы ни приехали) сама мысль о возможной депортации вызывает нестерпимую боль.
Коротко побеседовав с «оранжевыми», оказавшимися  членами объединения «Женщины в зеленом», спешу в здание Верховного суда. В зале «гимел» проходит слушание 12-ти апелляций, поданных противниками плана размежевания.
На возвышении за полукруглым столом восседают 11 верховных судей во главе с президентом Аароном Бараком. Выделяется бывший государственный прокурор Эдна Арбель: черная мантия выигрышно подчеркивает светлые (крашеные) волосы и макияж.
Заседанию предшествовал крайне болезненный для юридической элиты инцидент: на днях вышедший на пенсию верховный судья Цви Таль опубликовал статью, в которой - на близком и понятном служителям Фемиды профессиональном языке - разъяснил: с точки зрения законности и соблюдения прав человека, депортация поселенцев - это попытка нанести удар по меньшинству посредством его притеснения.
Впрочем, даже несмотря на растиражированное мнение верховного судьи Таля, большинство истцов на победу не уповает. В просторном коридоре случайно становлюсь свидетелем беседы, которую ведут трое мужчин из числа «болельщиков». Один недоумевает, по каким причинам у здания суда демонстрирует всего лишь жалкая кучка противников демонтажа.
«Я, - говорит он, - убежден: если бы сегодня в восемь часов утра здесь собралось пять-шесть тысяч демонстрантов, возможно, хотя бы кого-то из судей это заставило бы содрогнуться».
«Поверь, - возражает другой, - даже если бы у этого здания собралось полстраны, на Аарона Барака и его единомышленников это не произвело бы абсолютно никакого впечатления: судьба исков была предрешена в тот момент, когда их зарегистрировали в секретариате»...

Поселенцы - против государства

Ответчиком по 12-ти апелляциям, поданным в БАГАЦ жителями Гуш-Катифа и четырех поселений северной части Самарии, выступает государство Израиль. Адвокаты истцов - Йорам Шефтель, Ицхак Мирон, профессор Яаков Неэман, Ярон Саар и другие, в частности, доказывают: размежевание приведет к новой волне палестинского террора. Как только поселения Гуш-Катифа будут демонтированы, «касамами» начнут обстреливать Ашкелон, Ашдод и другие близлежащие города.
В текстах исковых заявлений подчеркнуто: речь идет отнюдь не только об экономическом ущербе, который будет причинен восьми тысячам семей, в том числе и тем, кто всю свою жизнь посвятил строительству и развитию в Гуш-Катифе теплиц и других преуспевающих объектов сельского хозяйства. Истеблишмент оказывает на законопослушных граждан чудовищное психологическое давление: правительство требует, чтобы многодетные семьи в течение двух месяцев не только упаковали вещи, но и на скорую руку, безо всякого обдумывания решили, в каком районе они хотели бы жить дальше. Истцы убеждены: такое отношение к лояльным гражданам - бесчеловечно.
Выступивший на заседании Высшего суда справедливости адвокат Ярон Саар подробно - со ссылками на заключения экспертов-экономистов и прецедентные судебные решения - доказывал: размер денежных компенсаций, закрепленных в Законе о демонтаже, никоим образом не соответствует масштабам реального ущерба, который будет причинен выселенцам. По нынешним меркам, предлагаемые людям компенсации не идут ни в какое сравнение с теми, что были выплачены поселенцам, депортированным в 1982 году из Ямита. Разрушение Ямита стало для его жителей страшной психологической травмой, хотя прожили они на Синае всего семь лет. Здесь же планируется депортация представителей трех поколений: у многих поселенцев в Гуш-Катифе родились внуки!

Размежевание приведет к этнической чистке 

В текстах исковых заявлений, поданных жителями Гуш-Катифа и поселений северной части Самарии, - с сугубо юридической точки зрения - подвергнута критике сама процедура принятия решения о демонтаже. Выступая на заседании БАГАЦа, адвокат Ицхак Мирон, представляющий интересы истцов, в частности, предупредил: «Неизбежным результатом размежевания станет этническая чистка».
- «Убили да еще и унаследовали», - скажет Мирон чуть позже, во время 7-минутного перерыва, в интервью корреспонденту радиостанции «Голос Израиля».
Опешивший от слов юриста коллега переспросил, не слишком ли остро это высказывание. Пришлось адвокату Мирону разъяснить:
Напротив - именно эта фраза абсолютно точно отражает тот беспредел, который начнется в Гуш-Катифе после депортации, когда палестинские убийцы завладеют домами поселенцев и начнут плясать на крышах. В последние четыре с половиной года из-за постоянных ракетных обстрелов жизнь поселенцев превратилась в сплошной ад, а сейчас убийцам вручают награду: они унаследуют недвижимость своих жертв.
В тот же день правительство (и тоже много часов подряд) обсуждало, следует ли после депортации разрушить дома, в которых многие поселенцы прожили по 25-28 лет. Министры от «Аводы» требовали передать недвижимость  «добрососедям»-палестинцам, а мнения ликудников, как водится, разошлись. Отголоски дискуссии, проходившей в нескольких стах метров отсюда, в здании министерства главы правительства, докатились и до Верховного суда. Не обошли адвокаты истцов молчанием и предложение правительства о создании в районе поселка Ницаним в окрестностях Ашкелона четырех новых поселений для жителей Гуш-Катифа. Единственное условие, выдвинутое министром юстиции Ципи Ливни: муниципальный совет в Ницаним будет создан лишь в том случае, если максимальное чисто жителей Гуш-Катифа заранее - поставив свою подпись под соответствующим соглашением, - откажется от какого бы то ни было сопротивления и покинет свои дома добровольно.
Правда, на строительство новых жилых массивов в районе Ницаним потребуется немало времени. Года два, не меньше.
- Как вы относитесь к немерению воспроизвести поселения Гуш-Катифа в районе Ницаним? - спросила я адвоката Мирона.
- Крайне проблематичный план, - ответил он. - По сути, правительство предлагает депортировать поселенцев дважды: в первый раз - из Гуш-Катифа и Самарии, а вторично - из временного жилья, которое, надеюсь, будет им предоставлено. С точки зрения психологов, изгнание людей из дому повлечет за собой чудовищную травму, точно так же, как длительные скитания по караванам или съемным квартирам. Это бесчеловечно! График, согласно которому планируется провести депортацию, абсолютно безумен. В столь короткий период нереально обеспечит альтернативное жилье. Государство вовремя не подготовилось к размежеванию, и сейчас все проблемы лягут на плечи ни в чем неповинных поселенцев.

Теплый дом - счастье в нем

54-летняя Эти Розенблат 20 лет прожила в самарийском поселении Хомеш. Кадровый офицер ЦАХАЛа, после демобилизации Эти (в достаточно зрелом возрасте) поступила в университет и готовится к защите дипломной работы. В свободное от учебы время занимается дрессировкой собак.
- К сожалению, нам с мужем так и не удалось завести ребенка, - рассказывает она. - Я десять раз прошла процедуру искусственного оплодотворения - и все эти физические страдания, волнения и ожидание связаны у нас с Хомешем. А сейчас на нашу голову свалилась новая беда: нас должны депортировать.
- Вы - человек светский. Какой аспект демонтажа тревожит вас больше - экономический или нравственный?
- Конечно же, нравственный! - восклицает Эти. - Я родилась и выросла в этой стране и всегда считала себя гордой саброй. Мои родители, репатриировавшиеся в 30-е годы из Ужгорода, были такими же поселенцами, как мы с мужем, - они основали на этой земле мошав. Мой дядя был бойцом ЛЕХИ, отец в Войну за независимость сражался в рядах ХАГАНы. С детских лет мне внушали, что главная наша задача - заселение Эрец-Исраэль. Из мошава мои родные перебрались на Голанские высоты, а мы с мужем поселились в Самарии.
Эти Розенблат вспоминает: после Шестидневной войны никто не заикался ни о какой «оккупации» - даже термина такого в обиходе не было.
- Нам было абсолютно ясно, что взятые под контроль территории жизненно необходимы Израилю в чисто оборонных целях, - говорит она. - С балкона нашего дома в Хомеше видно высотное здание Хайфского университета и даже - вершина Хермона. До своего избрания главой правительства Арик Шарон каждую пятницу привозил к нам гостей и объяснял им: «Если бы Хомеша не было, его нужно было бы придумать». Что же стряслось?! Неужели экономические интересы - превыше национального достоинства?! Если бы поселения демонтировали в обмен на договор о мире, можно было бы сослаться на то, что у нас появился шанс. Однако в обмен на депортацию мы ничего, кроме террора, не получим. У меня от одной мысли о том, что наш дом могут снести или, хуже того, передать террористам, сердце рвется на части. С этим домом связана вся моя жизнь. Мною владеет чувство, что, упаковав первый чемодан, муж умрет от разрыва сердца. Он не переживет столь унизительную процедуру.
По словам Эти, треть населения Хомеша составляют репатрианты из стран СНГ - порядка 15 семей из 55-ти.
- Знали бы вы, сколько души вложили они в обустройство своих домов! - говорит Розенблат. - Многие по 12-14 часов в день работают в трех местах в надежде заработать лишнюю копейку и украсить свое жилище. Люди репатриировались, то есть - вернулись домой. Но из дому их выбрасывают свои же - евреи. У нашего народа - одна-единственная страна, размер которой не превышает площади пяти-шести ферм в Техасе. Но и этот клочок земли у нас пытаются отнять. Лучше бы брали пример с арабов: они обживают труднодоступные вершины холмов - лишь бы захватить еще пару квадратных метров драгоценной земли. А мы разбрасываемся тем, что имеем...

Политика и правосудие

Известный израильский адвокат Йорам Шефтель представляет в суде интересы местного совета Побережья Газы и одной семьи, проживающей на севере Самарии.
- Я долго колебался, стоит ли подавать в суд иск такого рода, - говорит Йорам Шефтель. - Причина моих колебаний состоит отнюдь не в том, что я не считаю депортацию евреев катастрофой. Напротив, с моей точки зрения, демонтаж не просто аморален, он - недопустим ни при каких обстоятельствах. Но можно ли полагаться на объективность верховных судей, откровенно обслуживающих интересы израильской левой?! В заявлении защиты, поданном в БАГАЦ от имени государства, поднимаются проблемы, связанные с безопасностью, а решать проблемы безопасности суд не полномочен - для этого существуют другие инстанции. Зато в компетенции суда издавать постановления в случаях ущемления прав человека.
- И как же решает БАГАЦ гуманитарные проблемы?
- А очень просто! Если заградительное сооружение - забор, который возводится в целях обеспечения безопасности граждан Израиля, проходит по оливковой роще какого-нибудь арабского крестьянина и тем самым его хозяйству причиняется ущерб, для БАГАЦа этого достаточно, чтобы «забраковать» ту линию, по которой должен пройти забор, и заморозить его строительство. И действительно - по решению БАГАЦа сооружение забора приостановлено! В результате десятки тысяч евреев, проживающих в Иерусалиме и его окрестностях, ежедневно рискуют жизнью, так как террористы-смертники могут в любой момент проникнуть в столицу. Зато права арабского крестьянина надежно защищены - принятое БАГАЦом решение позволяет ему беспрепятственно добираться до своей оливковой рощи.
- Что ж, вполне гуманно - по отношению к палестинцам... - замечаю я.
- В поданной мною апелляции я высказываю аналогичную точку зрения, - иронизирует Шефтель, - с той лишь поправкой, что и по отношению к еврейским поселенцам Высший суд справедливости обязан проявить не меньший гуманизм, чем к арабам. 
- Верите ли вы в то, что БАГАЦ удовлетворит поданную вами апелляцию и признает демонтаж аморальным актом?
- Увы, в это я не верю, - говорит адвокат Шефтель. - Зато убежден в другом: после того, как поданные нами иски будут отклонены, общество еще раз удостоверится в том, насколько политизированы верховные судьи и каково их истинное лицо.
Заседание продлилось 12 часов. Единственным его результатом стало намерение верховных судей посетить Гуш-Катиф. СМИ сообщили, что в этих целях будет выделен архибронированный автобус. Главное - чтобы поселенцы не устроили судьям такой же прием, как министру обороны Шаулю Мофазу, встреченному с нескрываемым негодованием.

Фото автора. На снимках:
  • Демонстрация объединения «Женщины в зеленом» у здания Верховного суда в Иерусалиме
  • Адвокат Йорам Шефтель: «БАГАЦ гуманен только к палестинцам»

    "Новости недели", 5.05.2005

  • Другие статьи о демократии и праве

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria