Евгения Кравчик

КПЗ для интеллектуалов?

Сообщение об аресте Виталия произвело в общине выходцев из бывшего СССР эффект разорвавшейся бомбы: Вовнобой известен не только как интеллектуал и одаренный программист, но и как человек крайне застенчивый. Те, кому приходилось общаться с Виталием (а знакомых у него немало и в Тель-Авиве, где он работает начальником отдела американской компании высоких технологий, и в Иерусалиме, где живут его друзья - представители интеллектуальной элиты, и в поселениях Самарии), с любовью называют его ''человеком компьютера''.
Во второй половине 90-х, когда у большинства из нас еще не было домашних компьютеров, Виталий одним из первых освоил всепланетное информационное пространство и основал интернет-портал ''Русские евреи'', со временем ставший трибуной для таких известных представителей израильской и зарубежной интеллектуальной элиты как эссеист, писатель и публицист Майя Каганская, историк и журналист Александр Риман, доктор социологии Зеэв Ханин, психолог Вадим Ротенберг, узник Сиона Йосеф Менделевич, рав Адин Штейнзальц, литератор и переводчик Рафаил Нудельман, историк Михаил Хейфец, переводчик и поэт Зеэв Гейзель, философ Арье Барац и многие другие (да простят меня те, чьи имена не вошли в этот краткий перечень). Публикуются в портале (в переводе на русский язык) и статьи израильских и американских интеллектуалов.
Как правило, помещает статьи в ''Хрониках Иерусалима'' жена Виталия - Ася Энтова  (''У мужа нет на это ни времени, ни сил - он до поздней ночи проводит видеоконференции с американскими коллегами '', - объясняет она.) Именно стараниями Аси у думающих людей в Израиле, США, России и других странах появился во второй половине 90-х интернетный адрес, набрав который, можно не только проанализировать ситуацию или прочесть прямые репортажи с мест наиболее драматических событий, но и увидеть галерею художественных фотографий, запечатлевших множество самых примечательных уголков нашей страны.
 
30 лет и один рассвет
 
Виталий познакомился с Асей в Москве: оба учились на факультете прикладной математики института инженеров транспорта. Свадьбу сыграли 30 лет назад - 5 ноября 1975 года. После  получения диплома Виталий начал работать в НИИ станкостроения, Ася - в НИИ системы здравоохранения.  С 1982 по 1985 год в семье появилось трое детей - две дочери и сын.
Репатриировались всей ''командой'' в 1991 году. Остановились у друзей в Кирьят-Тивоне, но буквально через месяц нашли в Карней-Шомроне пустующий караван и перебрались на живописные холмы Самарии. Ася объясняет свой выбор просто: ''Мы мечтали жить в Эрец-Исраэль''.
...В минувшее воскресенье Ася готовилась к экзамену на получение второй академической степени на факультете общественных наук Бар-Иланского университета. Параллельно  суетилась на кухне: ''Завтра у Виталика день рождения - ему исполняется 49 лет''.    
На другое утро, чуть забрезжил рассвет, Асю и Виталия разбудил какой-то странный шум.
''Террористы!'' - прошептал Виталий спросонья.
- Мужа вытащили из постели (детей в ту ночь дома не было), заковали в наручники и повалили на пол, - рассказывает Ася. - Дверь у нас всегда незаперта, но пятеро в штатском, вооруженные автоматами, проникли в дом через окно - на ночь мы оставляем его открытым.  Виталию предъявили ордер на обыск, подписанный иерусалимским мировым судьей.  
- Ваш муж оказал сопротивление? - спрашиваю я и тут же понимаю, что  вопрос неуместен: Виталий и сопротивление несовместимы.
- Он лежал на полу, ему стало плохо, на полицейских он не реагировал, - говорит Ася. - Я растерялась. Предложила незваным гостям попить. Руки дрожат - стаканы падают, бьются. Тогда полицейские стали кричать, что и меня закуют в наручники. А стаканы, как назло, все падают и разбиваются. Я спросила, можно ли мне одеться, сходить в туалет. Но как только попыталась прикрыть за собой дверь, меня предупредили: оказывается, я бесчинствую.
По словам Аси, люди в штатском перевернули все в доме вверх дном. Конфисковали принадлежащий Асе компьютер и оба мобильных телефона - ее и мужа.
- Сколько времени это продолжалось?
- Не помню, но, кажется, не очень долго... Состояние Виталия стремительно ухудшалось. К счастью, на шум прибежал сосед - доктор Евгений Мерзон. Хотел оказать Виталию медицинскую помощь, но ему не позволили. 
Впрочем, ''нестандартное'' поведение полицейских Асю, похоже, не занимает:
- Я постоянно ловлю себя на мысли, что могло бы произойти, если бы мы с Виталием приняли полицейских за террористов, - говорит она. - Хорошо, что муж - человек мирный, уравновешенный...
Тщательно спланированная ''операция'' по задержанию Виталия Асю отнюдь не шокировала: нашей общине известны гораздо более удручающие прецеденты, когда стражи законности поднимали руку на беззащитных стариков. Энтову больше всего волнует нечто иное:
- Мы с Виталием много лет членствуем в ''Ликуде'', муж был даже членом ЦК, - говорит она. - Можно, конечно, назвать нас политиками, но лучше - оппозиционерами мысли. Страшно не в те минуты, когда на тебя нападает полиция. Страшно, когда полицию и армию натравливают на легитимную (если верить закону) политическую и общественную оппозицию и пытаются заткнуть рот инакомыслящим представителям гражданского общества. Вот что меня тревожит. Арест Виталия пережить можно - люди мы сильные, паниковать не станем. Но ведь такое происходит повсеместно, рот затыкают всем без разбора, и это ненормально! 
- Я знаю, что Виталий не участвовал ни в каких акциях. Его не было среди тех, кто перекрывал перекрестки, он не сидел на асфальте с 12-14-летними ребятами, загремевшими больше чем на месяц в тюрьму, не нападал (страшно подумать!) на полицейских... Что же ему инкриминируют?
- Насколько мне известно, мужу вменяют в вину ''оранжевую'' ссылку на сайт движения ''Национальный еврейский дом'', появившуюся недавно на его домене...
- И всё?!
 
Беспрецедентное дело
 
4 июля иерусалимский мировой судья Реувен Шамия продлил срок ареста Виталия Вовнобоя на три дня. В прошении о продлении ареста черным по белому написано: ''Вовнобой подозревается в том, что незаконными средствами пытался не допустить реализации плана размежевания. Он основал и задействовал сайт движения ''Национальный еврейский дом'', на котором опубликованы многочисленные материалы, связанные с акциями гражданского неповиновения плану размежевания''.
- Закрыла ли полиция сайт? - спросила я адвоката Зеэва Фарбера, защищающего Виталия Вовнобоя.
- Насколько мне известно, нет, - ответил он. - Инкриминируются Виталию две статьи - ''бунт'' и ''призывы к бунту посредством их тиражирования''. Полиция представила судье так называемые секретные материалы, ознакомиться с которыми адвокату не позволили. Но о характере этих ''секретных улик'' можно судить по некоторым деталям. В частности, Виталий обвиняется в том, что его действия представляют угрозу полицейским. Под этим, видимо, подразумевается помещенная на сайте инструкция, согласно которой участникам демонстраций рекомендовано записывать имена и фамилии особо жестоких полицейских, а также фотографировать факты избиения демонстрантов.
Дело Вовнобоя ведет то же элитное подразделение иерусалимской полиции, которое расследовало убийство Ганди.
- С товарищами по камере Виталию повезло: еврейские ребята, ''оранжевые'', - говорит адвокат Фарбер. - Вся вина Виталия ограничивается тем, что в его интернет-портале фигурирует ссылка на сайт движения ''Национальный дом''.
- Если не ошибаюсь, сами статьи ''бунт'' и ''призывы к бунту'' остались в израильском праве еще со времен британского мандата?
- Вы абсолютно правы, - соглашается Зеэв Фарбер. - Максимальный срок наказания по этой статье - 5 лет лишения свободы.
- Скажите, Зеэв, фигурирует ли в столь архаичной статье такое ''преступление'' как содержание портала в интернете?
- В том-то и дело, что нет. В ней перечислены такие действия как тренировки с оружием, военные учения, принятие присяги, незаконное хранение и ношение оружия... То есть речь идет о подготовке вооруженного восстания в контексте нашего колониального прошлого. Истории современного Израиля известны два прецедента, когда граждан признавали (или пытались признать) виновными по этой статье: лидер движения ''Зо арцейну'' Моше Фейглин был приговорен к шести месяцам принудительных работ, а Биньямину-Зеэву Кахане инкриминировали ''призывы к бунту'' на том основании, что он распространял листовки с призывом бомбить Умм-эль-Фахм, однако Верховный суд его оправдал. Президент Верховного суда Аарон Барак неоднократно заявлял, что статья ''призывы к бунту'' не соответствует нормам демократического государства, поэтому применять ее следует с большой осторожностью, притом в самых крайних случаях, когда опасность грозит основам государственного строя.
Адвокат Фарбер надеется, что его подзащитного освободят из-под ареста:
- По-моему, Виталий не представляет абсолютно никакой опасности для общества. К тому же в тексте статьи закона сказано, что призывом к бунту не считаются выступления, цель которых - привлечь внимание общественности к ошибкам, допущенным правительством, либо его органами, либо судебными инстанциями. Даже  многие депутаты кнессета считают ненормативным процесс принятия решения о размежевании, что уж говорить о рядовых гражданах!

"Новости недели", 07.07.2005

Постскриптум:
7 июля Виталия выпустили из тюрьмы без предъявления какого-либо обвинения. Возможно, что этому немало способствовали протесты журналистов, Узников Сиона, адвокатов, членов Кнессета и других представителей "русской общины". Компьютеры и пелефоны до сих пор находятся в полиции.

На снимках:
  • Виталий после освобождения у Стены Плача
  • Виталия вытаскивают из дома
  • Друзья встречают Виталия у Иерусалимского суда



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria