Евгения Кравчик

Партийная жизнь

(Часть 1 здесь)

Часть 2. С Шароном и без него

Согласно последним опросам, если бы выборы состоялись 10 января 2006 года, «Кадима» получила бы от 41 до 45 мандатов. Второе место в несуществующем пока списке этой партии временный глава правительства Эхуд Ольмерт забронировал для Шимона Переса. Но главное: если врачам иерусалимской больницы «Хадасса Эйн-Керем» удастся спасти жизнь Ариэля Шарона, то его имя станет первым в предвыборном списке изобретенной им партии (при условии, что к 7 февраля - последнему сроку представления списков в Центризбирком - Арик будет в состоянии поставить под бланком свою подпись)
Поворотным пунктом стала среда, 4 января, когда в 22 часа 54 минуты  реанимационная бригада «скорой» доставила главу правительства Ариэля Шарона в иерусалимскую больницу «Хадасса Эйн-Керем».
Население прильнуло к телеэкранам. Было ясно: если премьер срочно госпитализирован накануне запланированной на 5 января операции по шунтированию коронарных сосудов сердца, значит, положение критическое.
Донесения из «Хадассы» транслировались всю ночь. К утру следующего дня, после двух сложнейших хирургических операций, ни у кого уже не оставалось сомнений: даже если врачам удастся спасти жизнь Ариэля Шарона, руководить государством он уже не сможет.

Вся власть - прессе!

Симптомы тоталитаризма наблюдались в стране еще с пост-«ословских» времен, когда 4 ноября 1995 года по окончании массовой манифестации «лагеря мира» на площади Царей Израилевых был убит премьер-министр Ицхак Рабин. Сотрудникам сил безопасности удалось схватить Игаля Амира на месте преступления. Несмотря на это, буквально на другой день по радио и с  телеэкранов в убийстве премьера-миротворца обвинили лидеров национального лагеря во главе с Биньямином Нетаниягу и... Ариэлем Шароном!
Правда, 10 лет назад «охоту на ведьм» развязали политики левого лагеря - пресса, именуемая в Израиле «сторожевым псом демократии», всего лишь подпевала, угодливо виляя хвостом.
Место Рабина на капитанском мостике занял Шимон Перес, избранный летом 1992 года депутатом кнессета от «Аводы» в ходе демократических праймериз, так что никаких вопросов по поводу легитимности назначения нового премьера ни у кого не возникло.
После перенесенного Ариэлем Шароном второго (на сей раз обширного)  инсульта единственным и главным игроком на местной политической арене стала... пресса! Она уверенно взяла власть в свои руки - при этом никто из  представителей власти даже не попытался помешать попытке виртуального переворота.
Если в первые часы после повторной госпитализации непрекращающиеся прямые репортажи с подступов к приемному отделению «Хадассы» казались естественными - общественность искренне сопереживала Шарону, жадно ловя информацию об изменениях его состояния, то буквально на другой день в эфире и на страницах крупнейших газет разразилась трагикомедия, грозившая перерасти в фарс.
Оговорюсь заранее: как журналист, минимум 13 лет лично знакомый с  Шароном и неоднократно его интервьюировавший, я от души желаю Арику скорейшего и полного выздоровления. Но именно как профессионал, главная и единственная задача которого состоит в констатации фактов, фактов и одних только фактов, я уже к пятнице, 6 января, не могла отделаться от ощущения дежавю: в другие времена и в иной стране мы уже проходили и спущенную «сверху», тщательно срежиссированную всенародную скорбь, и слепое обожание вождя, централизовавшего в руках своего ближайшего окружения все рыгачи управления, и его обожествление, а также и необходимость «быть верными его наследию».
Впервые услышав приведенную на нескончаемой телепанихиде по живому (!) Шарону фразу, я невольно поймала себя на «крамольной» мысли: интересно, какому конкретно наследию Арика нас призывают хранить верность? Если бесстрашию, проявленному в 1948 году в боях за независимость Израиля, - я за! Если геройству во время войны Судного дня - за двумя руками! Если последовательности в борьбе с арафатовскими бандами, окопавшимися в 70-е годы в Ливане, - да, это - пример, достойный подражания. Даже без напоминаний прессы я готова тысячу раз повторять озвученную Шароном формулу: «Судьба Нецарим приравнивается к судьбе Тель-Авива». Но если, на все лады нахваливая Арика, меня убеждают голосовать за взращенную на голосах избирателей-ликудников лукавую «Кадиму» - стоп! В стране минимум 15 партий, но никак не одна - «честь и совесть»...

32-й номер

Не будучи фанатом израильских ток-шоу, я заставила себя два дня подряд отдежурить у «ящика», переключаясь с одного канала на другой.
Нет, я не ошиблась. В эфире - на чистейшем иврите! - уже звучали знакомые с детства фразы:
«Ты нам, как отец...»
«Все мы осиротели...»
«Юридический советник правительства санкционировал временную передачу всех полномочий премьера Эхуду Ольмерту»...
На другой день после госпитализации, 5 января, на сайте «Маарива» появилась статья под заголовком «Лидер поневоле», в которой есть и такие строки: «Долгие годы он считался одним из «принцев» «Ликуда» и претендентом на пост председателя, но с тех пор, как был назначен министром во втором по счету правительстве Шарона, Эхуд Ольмерт пережил такой переворот, благодаря которому он стал в своей партии воплощением левизны. Он был одним из инициаторов «большого взрыва» (раскола «Ликуда» и образования «Кадимы» - Е.К.). Еще до того, как было объявлено о размежевании, он при каждом удобном случае заявлял: нужно смириться с тем, что мечта о единой Эрец Исраэль мертва, и отступить с большей части территории Иудеи, Самарии и сектора Газы. Со вчерашнего дня в результате госпитализации Шарона он де-факто является главой правительства».
Вечером того же дня 10-й телеканал - на пике всенародных поминок - показал сюжет журналиста Рино Црора, посвященный биографии преемника. Эхуд родился в 1945 году в поселке Нахалат Жаботинский в районе Биньямины (на экране - пожелтевшее фото отца и матери). Срочную армейскую службу прошел в дивизии «Голани» (на снимке - молодой солдат в каске). Параллельно был корреспондентом армейской газеты «Ба-Махане». Выпускник факультета психологии и философии, а также юрфака Еврейского университета.
В 1973 году начинающий 28-летний адвокат был избран депутатом кнессета от «Ликуда». В 1988 году стал министром без портфеля в правительстве национального единства, а с 1990 по 92-й год, после выхода «Аводы» из коалиции, занимал пост министра здравоохранения. В 1993 году депутаты от «Ликуда» и ортодоксальных партий решили протолкнуть Ольмерта на пост мэра Иерусалима. Он поверг на выборах ветерана «Аводы» Тедди Колека и стал первым в столице мэром-ликудником.
Црор - ярчайший представитель «лагеря мира» в журналистской «бранже» - предпочел не акцентировать внимание на еще одном факте биографии партфункционера: в 1999 году Эхуд сразился за пост председателя «Ликуда» с... Ариэлем Шароном! И проиграл. В том же 99-м ветеран-ликудник  выступил в защиту Эхуда Барака (впоследствии предвыборный штаб Барака использовал в своих рекламных роликах видеопленку с высказыванием Ольмерта относительно того, что Барак не разделит Иерусалим).
В начале 2003 года, по мере приближения парламентских выборов, Ольмерт уволился с поста мэра и решил по новой баллотироваться в «Ликуде». На октябрьских праймериз в родной партии он занял аж... 32-е место! К тому моменту заслуженный аппаратчик успел помириться с Шароном и заново втереться к нему в доверие, не в последнюю очередь за счет того, что питает патологическую ненависть к Нетаниягу - и открыто ее декларирует.
Остальное известно: поначалу Шарон пожаловал Ольмерту относительно скромное министерство промышленности и торговли, включив в него сферу трудоустройства. А затем пошло и поехало: темпы восхождения Эхуда на вершину пирамиды власти были прямо пропорциональны масштабам территориальных уступок.
За это ивритская пресса его и любит. И - всячески продвигает, что явствовало из всех передач и публикаций, увидевших свет в формате поминок по живому Шарону. Ведь если Арик - «отец нации», то и назначенный им  преемник - вне критики. И если основатель поселенческого движения Шарон встал на путь мира («касамы» тем временем продолжали падать на южные предместья Ашкелона, из-за чего было решено перенести один из объектов стратегически важного энергокомплекса в другой район, дабы в результате ракетного обстрела не произошло выброса в окружающую среду ядовитого газа), - значит, дело Шарона живет и побеждает, теперь уже - стараниями основанной им партии.  
Гласом вопиющего в пустыне стало прозвучавшее по 10-му телеканалу утром 6 января интервью известного журналиста Рона Бен-Ишая, видного специалиста по вопросам обороны и борьбы с террором.
«Что происходит? - кипятился Бен-Ишай. - На наших глазах создается культ личности, а Израиль превращается в Северную Корею!»
Впрочем, озвученный Бен-Ишаем крик утонул в прочувствованных  воспоминаниях ветеранов Кфар-Малуля о сионистской юности, эмоциональных рассказах популярной актрисы о дружбе с Лили Шарон (благословенна ее память), Ариком и их очаровательными детками, а также в фото-сессиях и немногословных пресс-конференциях нового главы правительства.
Нет, я не оговорилась: Арика еще не успели снять с операционного стола и перевезти в палату реанимации, а Ольмерт уже заполнил своей спортивной (бегает трусцой) фигурой образовавшийся на Олимпе политической власти вакуум.
32-й номер? Да хоть сотый - лишь бы поскорее вывел нас на путь мира!

«Дело» врачей и... Лимор Ливнат

Ближе к субботе пресса озадачила народ новыми вопросами: «Кому из врачей пришло в голову выписать Шарона из больницы всего через 40 часов после первого инсульта? И кто позволил крайне нездоровому 77-летнему человеку сходу выйти на работу?! И по каким причинам вечером в канун шунтирования Шарон оказался на ферме в окрестностях Сдерота, а не в иерусалимской резиденции, расположенной неподалеку от «Хадассы»? И где был в это время личный врач премьера - кроме парамедика ШАБАКа, никого из специалистов рядом никого не оказалось...»
«Можно подумать, что все эти решения принимали врачи, а не члены «совета фермы Шикмим»... - предположил свободный от цензуры интернет. - Если так пойдет и дальше, то в ближайшие дни в Израиле будет возбуждено «дело врачей».
«Можете не сомневаться: не пройдет и двух дней, как в инсульте, подкосившем Шарона, обвинят национальный лагерь», - предположил участник другого форума.
И не ошибся!
Для начала в ухудшении состояния здоровья премьера попытались обвинить... 10-й канал ТВ и его собкора Баруха Кра. 3 января, за сутки до инсульта, он предал огласке новые выдвинутые полицией подозрения по поводу перевода  трех миллионов долларов семейству Шарона австрийским миллиардером Мартином Шлафом. Политики всех мастей возмущенно отреагировали на приведенные Кра факты. Томи Лапид потребовал, чтобы заново заподозренный в получении взятки Шарон немедленно подал в отставку, другие призвали юридического советника правительства еще до выборов доследовать старое дело. Высказалась и министр просвещения Лимор Ливнат, в связи с чем Шимон Шифер, ведущий политический обозреватель газеты «Едиот ахронот», разразился многозначительной фразой, приведенной со слов круглосуточно дежурящего в «Хадассе» ближайшего окружения Шарона. Смысл выдвинутых анонимами в адрес Лимор обвинений сводится к тому, что «нападки Ливнат на Шарона накануне операции по шунтированию и требование допросить его по делу о связях со Шлафом можно метафорически назвать причастностью к убийству».
Получил по башке и Барух Кра.
«Считаете ли вы, что правильно избрали момент для публикации новых подробностей по делу о связях Шарона со Шлафом?» - дознавалась у своего коллеги Лиат Мудрик, ведущая полуденной программы радиостанции «Галей ЦАХАЛ».
«Что значит выбрать момент? - недоумевал Кра. - 3 января в суде Ришон ле-Циона по инициативе адвокатов Шлафа должно было состояться заседание, значит, и полученные нами документы следовало публиковать в тот же день».

Лебедь, рак и щука

Ближе к середине новой недели установленный прессой режим скорбного единомыслия начал пробуксовывать.
Первыми взбунтовались специалисты «Хадассы»: еще в выходные оперировавший Шарона хирург профессор Уманский дал на свой страх и риск интервью аргентинскому радио, в ходе которого подчеркнул: состояние высокопоставленного пациента тяжелейшее, но есть надежда, что он выживет. Тот же прогноз опубликовала англоязычная израильская газета «Джерузалем пост».
В воскресенье на консилиуме было решено постепенно снизить дозу обезболивающих, а уже в понедельник управляющий «Хадассой» профессор Шломо Мор-Йосеф сообщил: «Внутричерепное давление стабилизировалось». Ко вторнику, 10 января, правая рука и нога больного стали реагировать на раздражение, а затем шевельнулась и левая конечность. 
В тот же день на заседании парламентской комиссии по иностранным делам и обороне глава ШАБАКа Юваль Дискин привел следующие цифры: за период, истекший с момента одностороннего размежевания, на сотни процентов увеличился объем контрабанды из Египта в сектор Газы оружия, боеприпасов и взрывчатки. Если до отступления из сектора Газы в месяц в среднем туда переправлялось от 200 до 300 стволов, то сейчас их поступает порядка 3000. По словам главы ШАБАКа, период «уднэ», объявленной перед выборами в законодательный Совет ПА, террористические группировки используют в целях укрепления своей структуры и создания принципиально новых - чисто армейских отрядов боевиков, а также для усовершенствования «касамов» и увеличения радиуса их действия.
Дискин сообщил: в настоящее время радиус действия имеющихся на вооружении ПА «касамов» колеблется между 10-ю и 40-ка километрами (то есть они запросто могут долететь до Ашдода - Е.К.).
«Палестинцы готовят планы новых терактов, - сообщил Дискин. - В Иудее и Самарии прилагаются усилия к созданию собственных предприятий по производству оружия, в том числе и «касамов».
Глава ШАБАКа привел на заседании комиссии следующие цифры: если в октябре 2005 года палестинцы совершили 48 терактов либо попыток нападения на израильтян, то в декабре их общее число уже достигло 277.
Относительно назначенных на 25 января выборов в законодательный Совет ПА  Дискин сообщил: в данный момент, согласно опросам, кандидаты от ФАТХа на 10% опережают конкурентов из ХАМАСа, но в ряде округов ХАМАС может одержать убедительную победу. И хотя ШАБАК придерживается мнения, что ХАМАС может еще отказаться от участия в акте демократического волеизъявления, одно очевидно: после выборов террор возобновится с новой силой.
«Государство Израиль должно со всей принципиальностью настоять на расформировании террористических организаций, в том числе ХАМАСа», - сказал Дискин, обращаясь к членам парламентской комиссии. Если же данная рекомендация Общей службы безопасности (полностью совпадающая с главным пунктом «дорожной карты») выполнена не будет, продолжать диалог и контакты с руководством ПА не следует, подчеркнул Дискин.
Если мы оставим их при оружии, то получим часовую бомбу, - предостерег глава ШАБАКа.
Как отреагировало на это предостережение правительство Эхуда Ольмерта?
В последние дни камнем преткновения на пути ко всеобщим демократическим выборам в ПА стало участие в них жителей Восточного Иерусалима. Как известно, на основании утвержденного кнессетом закона на эту часть города  распространяется юрисдикция Израиля, а ее обитатели имеют статус постоянных жителей и получают от государства все виды пособий.
Абу-Мазен требовал, чтобы арабы Восточного Иерусалима голосовали по месту жительства. Израиль сопротивлялся на том основании, что в законодательный Совет баллотируются представители ХАМАСа - террористической организации, фигурирующей в «черном» списке США.  
10 января (примерно в тот же час, когда глава ШАБАКа отчитывался перед членами парламентской комиссии) министр обороны Шауль Мофаз («Кадима») в беседе с журналистами сообщил: жители Восточного Иерусалима смогут проголосовать за милых их сердцу кандидатов.
В тот же час министр иностранных дел Сильван Шалом («Ликуд») в интервью СМИ подчеркнул: Израиль не позволит арабам Восточного Иерусалима голосовать в Вечном городе. Если кому-то из них очень захочется опустить бюллетень в урну - поедет в деревню Абу-Дис.
Тем временем пресса поставила жирную точку: по договоренности с госсекретарем Кондолизой Райс временный премьер Эхуд Ольмерт дал «добро» на участие в выборах жителей Восточного Иерусалима, правда, при одном условии: чтобы на избирательных участках не было бюллетеней с именами кандидатов от ХАМАСа.
«Так их и не будет! - уточнил собкор 10-го телеканала Цви Иехезкели. - Побеждают на выборах в Восточном Иерусалиме хамасовские «хамулы», но баллотируются они от движений с такими нейтральными названиями, как «Перемена» и  «Реформа».
Взаимоисключающие откровения двух высокопоставленных министров – кадимовца Мофаза и ликудника Шалома - лишь выпятили очевидный факт: стратегически важные государственные решения по-прежнему принимаются единолично премьером, а точнее - Кондолизой Райс, из-за океана дергающей за ниточки марионеточное правительство Израиля.
Но сойдет ли с рук 32-му номеру фактический раздел Иерусалима?
Скорее всего - да. Потому как в обиход кадимовцев прочно вошел соответствующий смутному безвременью неологизм: «Арик хотел бы, чтобы мы поступили так...» «Шарон хотел бы, чтобы мы сделали эдак...»

«Кадима», но - куда?

Итак, подведем промежуточные итоги. В настоящий момент «Кадима» - единственная в Израиле партия, продолжающая всеми способами вести массированную предвыборную пропаганду. Остальные игроки - «Ликуд», «Авода», «Шинуй», МАФДАЛ, ШАС - повели себя в высшей степени тактично и интеллигентно: в канун праймериз там были отменены все предвыборные  мероприятия. В публичных выступлениях лидеры этих партий воздерживаются от критики правящей клики и молят Всевышнего о выздоровлении Шарона.
Деликатность соперников лишь возбуждает аппетиты «кадимовцев»: ведь с выходом Шарона из игры для этой фракции настали нелегкие деньки. В документе, считающемся уставом партии, черным по белому написано: список потенциальных депутатов будет составлять лично Ариэль Шарон. Но не только! Увидевшие свет крайне немногочисленные бумаги, касающиеся внутрипартийного устройства, замыкают все функции и полномочия на одном-единственном человеке (на членах одного семейства или, если хотите, - на «совете фермы Хават-Шикмим»). Неудивительно, что сейчас, когда «Кадима» оказалась обезглавленной, в недрах новоявленной партии началась такая грызня, которая не снилась ни ликудникам, ни аводинцам, ни даже шинуйникам.
Циклопический объем исполнительной власти (12 министерств плюс кресло главы правительства) сосреточен в руках Ольмерта. Ему в спину нервно дышит Ципи Ливни (Шарон определенно благоволил к этой даме). А как же Рони Бар-Он? Ведь и он считает себя любимчиком! А Меир Шитрит? Разве не он одним из первых депутатов «Ликуда» перелетел из «ястребиного» гнезда в «голубиное»?!
В интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ» Шитрит уже озвучил новомодное заклинание: «Арик хотел бы, чтобы «Кадима» победила на выборах», - и многозначительно добавил: «Наследие Шарона...» Отныне каждый кадимовец может трактовать желания Шарона по-своему.
Однако устроит ли народ стоящая во главе страны разношерстная сборная,  исповедующая новую политическую концепцию: «Широкомасштабные территориальные уступки в обмен на «касамы» в Ашкелоне и Ашдоде»?..

"Новости недели", 12.01.2006


  • Другие статьи о выборах 2006

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria