Евгения Кравчик

Размышления у Шхемских ворот

Временное правительство Израиля санкционировало участие арабов Восточного Иерусалима в выборах в палестинский парламент - Законодательный совет. За несколько дней до «праздника демократии» спецкор «Репортера» побывал в восточной части города
Для начала я решила пройтись по улочкам Старого города. Нырнув в их лабиринт из подземелья Кардо, тут же заблудилась. Пестрый восточный базар на все лады зазывал прохожих в мясные лавки, требовал хотя бы за шекель купить позапрошлогоднюю жевательную резинку, а за 5 «целковых» - грубоватую железную хамсу, которая защитит от порчи, сглаза и других бед.
По случаю религиозного праздника Крещение кафе и рестораны, окружающие Храм Гроба Господня, битком набиты иностранцами: притомившийся от молитвы народ с аппетитом поедает экзотичные питы с фалафелем, смакует ароматный черный кофе и вовсю расслабляется. Аура Старого города волшебна!
Подскажите, пожалуйста, как пройти к Шхемским воротам? - обращаюсь я к рослому торговцу.
Вам туда! - кивает он в нужном направлении.
- Скажите-ка, уважаемый, собираетесь ли вы 25 января на выборы?
- А вам-то что?!
Тон и повадка торговца резко меняются.
Демократия - великая сила... - произношу я, впрочем, без особой надежды на развитие беседы.
Нет, диалога явно не получится. О своем участии в акте «всенародного волеизъявления» говорить в Старом городе не готов практически никто и ни с кем - ни с израильскими журналистами, ни с иностранными. Будучи здесь частым гостем и проникшись ментальностью обитателей Мусульманского квартала и арабов-католиков, я прекрасно понимаю: они оказались между молотом и наковальней. С одной стороны, «оккупация» гарантирует им медицинское обслуживание, социальные пособия и надежную охрану от шантажа и насилия со стороны борющихся за власть палестинских террористических группировок. С другой, сказать об этом постороннему - значит, подвергнуть колоссальному риску себя и свою семью: а вдруг завтра-послезавтра к власти в Восточном Иерусалиме придут хамасники или прочие «джихадовцы»?! В отличие от израильских властей, которые боятся собственной тени и не трогают тех, кто не платит подоходный налог, палестинцы собирают подать по-своему, более убедительными методами. Потерять из-за своей болтливости заработок мало кто решится...
Мои догадки однозначно подтверждает тот факт, что нет на рынке ни единого предвыборного плаката, ни одного портрета кандидатов в палестинские законодатели. «Низкий профиль» - залог выживания. Так, по крайней мере, кажется здешним торговцам. 
Стоит свернуть на улочку, ведущую к Шхемским воротам, как ситуация мгновенно меняется. Точнее, не столько ситуация, сколько пейзаж: далеко не каждый европеец или американец решиться сунуться сюда без провожатого. Ощущение такое, будто ты - в другой цивилизации.
Восточный Иерусалим живет своей обыденной жизнью: деловитые мусульманки (головы покрыты накидками, из-под пальто выглядывают полы джинс, молодые женщины - в туфлях на каблучке) прохаживаются по базару. Пьянит аромат свежеиспеченных лепешек. Старейшины мусульманской общины греются на солнышке, задумчиво поглядывая из-под густых бровей на  праздник жизни. Если так выглядит «оккупация», поднимем тост за здравие «оккупантов»!
Прошвырнувшись по рынку, выхожу через Шхемские ворота в город. Напротив на возвышении красуется агитпроп. Прохожие, впрочем, не обращают особого внимания на плакаты: каждый торопится по своим делам.
В разгар рабочего дня народу на улицах Восточного Иерусалима гораздо больше, чем в западных кварталах города или в Тель-Авиве. Большинство арабских женщин не работает. Ведут домашнее хозяйство, воспитывают  детишек. Традиция! На семейном бюджете трудовая незанятость домохозяек особо не отражается: престижный статус и израильское удостоверение личности  гарантируют арабам Восточного Иерусалима и пособие по безработице, и социальную надбавку, и другие льготы...
Как пройти к ближайшему почтовому отделению? - спрашиваю  по-английски владельца писчебумажного магазина.
Поверните направо, перейдите через дорогу, - напутствует он меня.
Я, конечно, могла бы задать свой бесхитростный вопрос и на иврите, но не сделала этого лишь потому, что, кроме меня, ни одного израильтянина вокруг  не наблюдается. В последние годы большинство сограждан без особой надобности в Восточный Иерусалим не суется: опасно. Зато иерусалимские арабы, преисполненные чувства собственного достоинства, преспокойно ездят и на рынок «Махане Иегуда», и на новый автовокзал, и в любую другую точку города: им никакая опасность не грозит, разве что рискуют случайно - за компанию с «проклятыми оккупантами» - попасть в эпицентр теракта, осуществленного кем-то из братьев-палестинцев.
А вот и полукруглое здание почты. Рядом стоит на посту молоденький пограничник.
Не подскажете, где находится предвыборный штаб какой-нибудь партии? - спрашиваю его.
Понятия не имею: хоть и служу в Иерусалиме, но живу в другом городе, - отвечает солдат.
Впрочем, присмотревшись повнимательней, без труда обнаруживаю в пятидесяти метрах отсюда огромные щиты с плакатами. В последние дни израильская полиция осуществила в ряде кварталов несколько рейдов, в ходе которых элементы наглядной агитации сорвали. Это подтверждают огрызки транспарантов, опоясывающие здание почты, где 25 января состоится голосование. Зато на противоположной стороне улицы, в нескольких десятках   метров от Шхемских ворот, на рекламном щите красуется целый «букет» портретов соискателей. Один из них запечатлен в обнимку с покойным Фейсалом Хусейни - страстным борцом за освобождение Палестины.
Вывешены плакаты и при входе во многие магазины: кому надо - тот увидит и прочтет.
Впрочем, кандидаты от всех движений, прежде всего хамасники, предпочитают вести с потенциальными избирателями живой диалог. В последние недели они провели сотни доверительно-домашних собраний.
Зато по радио и ТВ пропаганда ведется полным ходом. Один предвыборный ролик ХАМАСа (в сонхронном переводе с арабского на английский) мне удалось посмотреть благодаря Итамару Маркусу, основателю Института «Взгляд на палестинскую прессу». По экрану под сенью зеленых знамен энергично прошагали боевики в масках с хамасовскими зелеными повязками вокруг головы. Командир воинского подразделения группировки «Аз Ад-Дин Эль-Касам» зачитал текст, в котором есть и такие слова: «Нам удалось - хвала Аллаху! - взрастить и воспитать целое поколение молодежи, полюбившей смерть, в то время как наш враг любит жизнь. До тех пор, пока даже одна пядь нашей священной земли остается в руках евреев, мы не свернем с пути джихада и самопожертвования».
Оратор от души приветствовал израильских арабов («Наши люди, люди 1948 года») и поблагодарил их за поддержку праведной борьбы палестинцев. «Вы стремитесь развалить их (Израиль - Е.К.) изнутри, - подчеркнул вожак. - Мы никогда не забудем вас и не бросим». На закуску агитатор повторил заклинание, фигурирующее в предвыборных роликах практически всех движений: настанет день - и флаги независимой Палестины взовьются над всеми мечетями, над стенами Акко, Хайфы, Яффо...

Фаластын: демократия с ружьем

После отступления Израиля из сектора Газы в ПА воцарилась анархия, а террор (прежде всего ракетные обстрелы) многократно усилился. С передачей Филадельфийского коридора и перехода Рафиах под контроль Египта на порядок возросли масштабы импорта в Газу оружия (термин «контрабанда» нерелевантен - арсеналы стволов, патронов и минометных снарядов переправляются абсолютно открыто).
На этом фоне победу на всенародных демократических выборах одержит та из 11-ти баллотирующихся в Законодательный совет партий, которой удастся доказать, что она и только она способна привести народ к полной и окончательной победе над «сионистскими оккупантами». Бойцы за освобождение Палестины, как молодые львы, дерутся за 132 депутатских кресла: с их точки зрения, власть - это не только деньги и влияние, но, прежде всего, - величина территории и характер будущего суверенного государства. В случае победы ХАМАСа Палестина станет исламской республикой, в то время как ФАТХ (при героической своей истории) скорее склонен к модели «территориально целостного светского государства для всех граждан - мусульман и арабов-христиан». 
Правящему ныне ФАХТу долго не удавалось составить предвыборный список: арафатовцы перегрызлись друг с другом. «Умеренный» (по израильским стандартам) Абу-Мазен раздражает «низы» неловкими попытками петь на два голоса, озвучивая по-английски то, что хотели бы услышать в Госдепартаменте США, а на родном арабском призывая «к победе над сионистским врагом и созданию государства со столицей в Аль-Кудсе». И хотя в кулуарах Абу-Мазена иронично называют «Арафатом в отсутствие Арафата», ему далеко до небритого харизматично-агрессивного «раиса»: добротный европейский костюм и университетский диплом популярности в глазах народа Махмуду Аббасу не прибавляют.
Впрочем, Абу-Мазена предвыборная суета особо не касается: он вознесся на президентский пост в результате прямого голосования. Волнует «раиса» другое:  кто станет главой правительства и из представителей каких фронтов-«хамул» оно будет  сформировано?! 
Наиболее «кошерной» из всех палестинских партий в Израиле считают ФАТХ: с его интеллектуалами Йоси Бейлин и Рон Пундак вели на старте 90-х тайные переговоры, впоследствии вылившиеся в «ословские» соглашения.
Когда список ФАТХа наконец-то родился, эрудированные востоковеды вздрогнули: первый номер -  «заслуженный зэк», главарь ТАНЗИМа Маруан Баргути, приговоренный израильским судом к пяти пожизненным заключениям по обвинению в террористической деятельности и ныне отбывающий бессрочное наказание! Баллотируется от партии-«спутника» и доктор Мусфата Баргути, брат «бесстрашного бойца за освобождение Палестины».
Главный и единственный реальный конкурент ФАТХа - ХАМАС, кандидаты которого в Восточном Иерусалиме баллотируются от движений с такими нейтральными названиями, как «Реформа» и «Перемена». Предвыборную агитацию выдвиженцы ХАМАСа ведут под знаком борьбы за социальную справедливость. Оказание финансовой помощи беднякам (прежде всего - семьям «шахидов»), строительство школ, детских садов, организация летних молодежных лагерей - всем этим ХАМАС занимается постоянно, деньгами   ворочает немеренными, благодаря чему снискал себе репутацию просветителя и филантропа.
Другая линия предвыборной пропаганды - борьба с коррупцией, которая, как ржавчина, разъела все структуры правящего ФАТХа. Если прибавить к этому  бескомпромиссность (ХАМАС категорически не готов признать факт существования государства Израиль, его платформа предусматривает продолжение вооруженной борьбы до полной победы), становится ясным, по каким причинам в канун выборов, согласно всем опросам, разрыв между ФАТХОм и ХАМАСом сократился до смехотворного (с точки зрения статистической ошибки) минимума.
Почва для победы подготовлена и щедро унавожена: в середине декабря, в ходе муниципальных выборов, выдвиженцы ХАМАСа завоевали большинство в Дженине, Шхеме и Эль-Бире. Победил ХАМАС в Бейт-Лехеме и даже в христианской (когда-то) деревне Бейт-Джала, откуда на старте интифады обстреливали Гило. Единственный крупный населенный пункт ПА, оставшийся под контролем «умеренного» (вспомним Баргути!) ФАТХа, - Бейт-Сахур.

Израиль: хронология уступчивости

Как восприняло руководство Израиля возможный приход к власти ХАМАСа?
6 ноября 2005 года, за месяц до победы хамасников на муниципальных выборах, глава МИДа Сильван Шалом («Ликуд») на заседании правительства предостерег: Израиль не может допустить участия кандидатов от ХАМАСа в парламентских выборах, так как это легитимизирует террористическую организацию. Шалома поддержали министры Исраэль Кац («Ликуд»), Ципи Ливни и Гидеон Эзра («Кадима»).
Глава правительства Ариэль Шарон попытался успокоить растревоженного Сильвана: Израиль не приемлет участия хамасников в выборах - в ближайшее время кабинет по вопросам безопасности и государственной политики рассмотрит данный вопрос.
Однако на другой же день, 7 ноября, Шарон взял свои слова обратно: даже если хамасники будут баллотироваться, Израиль не станет мешать проведению в ПА демократических выборов (вопрос об участии в голосовании жителей Восточного Иерусалима в тот период на повестке дня еще не стоял).
США никакого давления на Израиль не оказывали. Напротив: 16 декабря конгресс подавляющим большинством утвердил резолюцию, на основании которой в случае участия кандидатов от ХАМАСа в выборах Америка прекратит оказывать ПА экономическую помощь. За проголосовало 397 конгрессменов, против - всего 17. Заморские парламентарии потребовали от Абу-Мазена, чтобы он еще до выборов заявил о своей готовности разоружить  террористические группировки. Напомнили конгрессмены «раису» и о том, что ХАМАС по-прежнему фигурирует в «черном списке» Госдепартамента.  «Политика США по отношению к ХАМАСу не изменилась, - заявил пресс-секретарь Госдепа. - Коль скоро речь идет о террористической организации, мы не вступим с ХАМАСом ни в какие контакты».
21 декабря, после палестинской «революции» на городском уровне, правительство Израиля распространило заявление, из которого однозначно явствует: в связи с участием в выборах ХАМАСа избирательные участки в Восточном Иерусалиме открыты не будут. Хотят жители арабских кварталов голосовать - пусть едут в Рамаллу. Военнослужащим ЦАХАЛа запрещено 25 января пропускать кандидатов от ХАМАСа и членов их штабов через КПП, расположенные в Иудее и Самарии: даже те, кто баллотируется, будут задержаны.
В ответ на это заместитель «раиса», министр пропаганды ПА Набиль Шаат заявил: «Если Израиль запретит арабам Восточного Иерусалима голосовать по месту жительства, демократические выборы в ПА будут отменены».
И правительство дрогнуло.
30 декабря СМИ сообщили: если всего неделю назад Израиль был против проведения выборов в Восточном Иерусалиме, то сейчас «под давлением международного сообщества» взвешивается возможность открыть 25 января избирательные участки в пяти почтовых отделениях. Израиль не допустит, чтобы Абу-Мазен обвинил нас в том, будто из-за нашей неуступчивости ему пришлось перенести выборы на более поздний срок.
«В принципе мы против проведения в Восточном Иерусалиме выборов с участие ХАМАСа, однако окончательно пока не определились», - процитировала газета «Маарив» высказывание анонимного источника из канцелярии главы правительства. В конце концов речь-то идет о сущей безделице - пяти тысячах горожан (остальные 95 тысяч иерусалимских арабов, обладающих избирательным правом, приписаны к участкам в Рамалле и других населенных пунктах). К чему усугублять ситуацию и травмировать Абу-Мазена? В ПА и без того бардак, «раис» слаб и депрессивен: никто его не уважает, никто к нему не прислушивается. Чтобы не «спалить» единственного потенциального партнера по переговорам, пусть уж иерусалимские арабы голосуют за хамасников или за Маруана Баргути - может, хотя бы благодаря такой уступке террористы на время утихомирятся и даруют нам передышку до назначенных на 28 марта выборов в кнессет.

Страшная «удача»

Сфотографировав огромный рекламный щит с физиономиями кандидатов в члены Законодательного совета, поднимаюсь к Яффским воротам и сажусь в машину. Вместе с мотором включается радио: «Десять минут назад в Тель-Авиве в районе старого автовокзала был совершен теракт».
«Всего десять человек ранено, но, к счастью, никто не убит...»
«Ранено 18...»
«Число пострадавших достигло 32-х, но - о чудо! - обошлось без жертв...»
Все последующие сообщения начинаются с фразы: «Страшная удача!» Во-первых, обошлось без жертв. Во-вторых, террорист-смертник не имеет к ХАМАСу никакого отношения - он отправился в рай от имени и по поручению «Исламского джихада». И вообще за последний год практически все теракты, начиная со взрыва в ночном клубе «Стейдж» и кончая сегодняшней «страшной удачей», были совершены «джихадниками», а не хамасниками (в феврале 1996 года после двух взрывов в иерусалимском автобусе 18-го маршрута Перес успокаивал: «Теракты совершает ХАМАС - противник мирного процесса»).
Министр обороны Шауль Мофаз дотошно разъяснил: ему доподлинно известно, что приказ об осуществлении теракта на улице Неве-Шеанан был отдан на самом «верху», в Тегеране, а шхемский «шахид» - всего лишь рядовой исполнитель. Все разведданные оперативно переданы в Вашингтон, Европу и Египет - как это принято делать в последние недели в рамках «новой государственной политики Израиля». И пусть расследованием тель-авивского инцидента займутся американцы, европейцы и египтяне точно так же, как занимаются борьбой с импортом в Газу автоматов и «касамов».
И вообще о ХАМАСе больше ни слова! Единственную реальную угрозу существованию государства Израиль представляет Иран, а не ХАМАСтан, на наших глазах родившийся у нас под носом и частично (в лице израильских арабов-коллаборационистов) - еще и внутри. Денек-другой - и ХАМАС станет в ПА единственным и полноправным хозяином! Продолжите клеветать на ХАМАС - Ольмерту, Пересу, Перецу и Ципи Ливни не с кем будет вести переговоры об этом... ну, как его?.. урегулировании - полном и окончательном!

Вместо эпилога

22 января, на финише предвыборного «кампейна», когда 60-тысячная армия палестинских «полицейских» уже приступила к голосованию, израильские власти позволили потенциальному премьеру от умеренного дружественного ФАТХа - в виде исключения! - дать прямо в тюремной камере интервью двум ведущим арабским телекомпаниям - «Эль-Джазире» и «Эль-Арабе».
«Как вы считаете, почему Шарон, утверждавший, что «судьба Нецарим приравнивается к судьбе Тель-Авива», решился на одностороннее отступление? - спросил Баргути и сам же ответил: - Благодаря интифаде и вооруженному сопротивлению! После освобождения Газы мы отвоюем Западный берег реки Иордан и Иерусалим!»

Фото автора.

"Новости недели", 26.01.2006


  • Другие статьи о выборах 2006
  • Дина Лиснянская 40% палестинцев проголосуют за ХАМАС и его кандидатов
  • Другие статьи о арабах

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria