Евгений Мерзон

Письмо 52-х - это не отказ выполнять приказ, а сотрудничество с врагом.

Эти два письма я получил одновременно. Первое из армии, сообщающее, что мой полк, в котором я служу военным врачом, в марте направляется в Хеврон. Второе – так называемое «Письмо 52-х резервистов», было опубликовано в газете «Гаарец». (Его еще называют «Письмо офицеров», но офицеров там всего несколько, остальные сержнты и старшины.)dr.Merzon (in middle) with his frends
Ну с первым письмом все понятно: Хеврон, так Хеврон. В прошлом году был Шхем, а в позапрошлом Рамалла. Мой полк все время направляют в самые горячие места, и, к сожалению, не всегда все однополчане возвращаются домой. Вот в прошлом году от пули террористов погиб двадцатитрехлетний сержант Яков Крейчмер. Погиб охраняя дорогу в поселение Алон Море, да отомстит Всевышний за его кровь!
Со вторым письмом сложнее. Эдакая иллюстрация к песне: «Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону, уходили комсомольцы на гражданскую войну». Запад – это «западный берег Иордана», то, что подписанты - явные комсомольцы Мереца, тоже сомнений не вызывает, да и призыв к гражданской войне виден весьма отчетливо. Уже несколько дней все средства массовой информации только и занимаются этим письмом. И все журналисты, как один, заявляют, что, конечно, нехорошо отказываться выполнять приказ, но если приказ несовместим с моральными принципами солдата, то он может его не выполнить, получив за это наказание. И начинается длинное обсуждение, что является незаконным приказом. Например, эвакуация (насильственный трансфер) еврейских поселений – это законно, а стрелять в беснующуюся толпу, кидающую в солдат камни и бутылки с зажигательной смесью, уже не законно, хотя от поселений никто не погибал, а от камней и бутылок «Коктейль Молотова» погибли уже десятки людей.
Но, господа, причем тут отказ от выполнения приказа – законного или не законного. Эти 52 никакого приказа не получили, ибо сама дислокация службы будь это Хеврон, Шхем или Герцлия–питуах приказом не является.
Честно говоря я понимаю этих людей. Они служили в прекрасной армии: армии, осуществляющей сотрудничество с палестинской полицией, готовящейся силой эвакуировать еврейские поселения, отрепетировав это на поселенческих форпостах (например, Хават Маон). И тут вместо того, чтобы плечом к плечу с Мухамедом Дахланом и Джибрилем Раджубом сражаться против Баруха Марзеля и рава Левенгера, этим беднягам приходится сражаться против Дахлана и Раджуба, защищая Марзеля и Левингера. Есть от чего придти в отчаяние. Они не хотят служить в Иудее, Самарии и Газе, потому, что вообще не хотят сражаться в составе ЦАХАЛа с Арафатом, поскольку они считают войну Арафата против Израиля справедливой!
Начальник Генерального штаба Шауль Мофаз назвал Арафата врагом, ведущим против нас войну. Эта война третьего тысячелетия, где вместо танков – средства массовой информации, вместо самолетов – террористы–смертники. А цели остаются прежние: деморализовать врага и захватить как можно больше территории. «Значится так», - как говаривал Глеб Жеглов, «Письмо 52-х» - это сотрудничество с врагом, призыв к бунту в военное время, следовательно, предательство.
Я не знаю, что подтолкнуло этих людей на предательство, но предатель, как и вор, должен сидеть в тюрьме, и место этих 52-х возле параши. И хотя мне не хочется уподобляться герою фильма «Берегись автомобиля» и кричать: «Тебя посадят, а ты не воруй!», но судите сами: если бы они отказались служить на территориях в индивидуальном порядке и получили каждый свое наказание, или взяли справку о низком медицинском профиле (а я, как врач, к сожалению, знаю как легко «отмазаться» от резервистской сужбы). Но нет, они организовали группу, подняли шумиху, опубликовали свой подстрекательский призыв в газете. Опять не удержусь от цитаты любимого мной Жеглова: «Таким образом родилось преступное сообщество, именуемое в народе шайкой, которое стало с большим успехом бомбить фраеров в различных культурных учреждениях...Так что по десятке вам, граждане, по десятке».
Впрочем, определять срок задача суда. А я, как боевой офицер, хочу сказать, что есть еще и суд офицерской чести, и ничто не марает эту честь больше, чем предательство и трусость. Я уже два раза цитировал Глеба Жеглова, процитирую и в третий раз: «Будь ты проклят, гад, ты всех нас и живых, и тех, что умерли, но пули бандитской не испугались, всех продал!»

Доктор Евгений Мерзон,
полковой врач
лейтенант медицинской службы резерва.
(на фото др.Мерзон в центре)


"Вести", 5.02.2002

Другие статьи о призыве к отказу от службы:
Картонный меч дезертиров
Почем ущерб сионизму?
Письмо сирийского читателя.
Обращение военнослужащих к Шаулю Мофазу



  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria