То, что доктор прописал.

Евгений Мерзон

Здравствуй мама, возвратились мы не все.

(продолжение, начало «Место встречи изменить нельзя» )

«Вот потому-то всегда им мила
Рамалла-ла-ла-ла, Рамалла-ла,
С домом, где сидит Арафат,» -
напевал я на мотив знаменитой «Вологда-гда» по дороге из Рамаллы домой. Что-то я распелся в милуиме, писать начал статьи разные. Наверное, от безделья. Ребята, понимаешь, бегали по этой самой Рамалле как проклятые, ловили разных баргути, а я за ними в обозе, так сказать.Как говорил мой любимый Глеб Жеглов: «Ты, лопушок, шестерка в этой игре. Твой номер шестнадцатый, следи за клиентом». Вот я и следил, чтобы с моими «клиентами» ничего не случилось, и молился за их здоровье. Но молиться все время я не привык, книжки умные в бронетранспортере читать тоже тяжело. Вот и приходится писать, и получается как в анекдоте «чукча не читатель – чукча писатель». «Ничего, - говорят мне друзья , - твои коллеги Чехов и Булгаков тоже так начинали». (Вот чего у меня всегда было в избытке, так это скромности.) Но что ж это я все про себя, давайте лучше про Рамаллу.
«Городишко, конечно, Москвы хужей», как писал Архангельский, хотя «несчастные палестинцы, стонущие под сапогом израильской оккупации», отгрохали себе здесь такие многоэтажные виллы в мавританском стиле с бассейном, что по сравнению с ними дома нашего истеблишмента из Савьона и Кфар Шмарьягу просто жалкие сараи. Но жить я бы там не хотел, впрочем, как и в Кфар Шмарьягу. Вряд ли я буду по Рамалле скучать – надоела она мне хуже горькой редьки, как и всем ребятам. Даже Арафату она, похоже, надоела – вон как он из нее рвется. Нервный стал, показывали его недавно по телевизору – всю камеру слюной забрызгал. Говорят, что он такой нервный, потому что его кормят армейской тушенкой, туной и хумусом. Бедняга, как я его понимаю!
Так вот, я ухожу из Рамаллы, а Арафат в ней остается. И это правильно, как говорил Михаил Сергеевич Горбачев. Ибо кто я, а кто он? Меня ждут родители, эрдель Росс, брат, племянники-хулиганы.. Опять-таки пациенты телефон обрывают, друзья-подруги разные. А кому нужен старый небритый террорист-паркинсоник? Арабы его ненавидят (покойный король Хуссейн его прилюдно собакой назвал), Буш в нем разочаровался(можно подумать, что раньше был очарован), даже его подельник по «Осло» Перес на него обиделся (скорее всего за то, что у нашего миротворца хотят забрать нобелевку, а у «раиса» нет).
Я уж и не говорю, что жена от Арафата сбежала. Хотя, что с нее возьмешь? Кто Сухой родился, тот Сухой и умрет. Единственный, кто тоскует по Арафату, так это Йоси Бейлин. Его без Ясира «ломает», как наркомана без «дозы». Я лично не пойму, в чем проблема. Если ему так плохо, пусть отправляется в Рамаллу, где ему и место рядом с убийцами Реховама Зееви.
И пусть еще Яэль Даян заберет к себе. Чтоб, так сказать, «каждой твари по паре». Таким образом воплотится голубая мечта левых: мы тут, а они там. То-есть мы, которые любим эту страну, будем тут. А они, которые ее ненавидят, будут там. Неважно где: в Рамалле, Калькилии или в Тунисе, но там. А если они, которые там, будут нас доставать, то мы вернемся. Как сказал начальник генштаба Шауль Мофаз на встрече с бойцами нашей бригады: «Они должны понять, что нет у террористов больше убежищ. Мы найдем их везде». И еще он сказал, что наш 100% - ный призыв показал арабам всю силу израильского общества. И что элита этого общества – мы, а не дезертиры-отказники. И глядя на своих, порою лысых и толстых, а порою седых друзей-однополчан, я думал – это действительно элита. И командир бригады Рон, и командир полка Ялон, и наш старшина Хаим, которого после тяжелой аварии хотели демобилизовать, а он категорически отказался. Честное слово, каждый, подчеркиваю, каждый солдат-милуимник – это гордость нации, и для меня огромное счастье, что все солдаты нашей бригады остались живы. Хотя кричали «левые», что если мы войдем в Рамаллу, то будет много жертв. Но, к несчастью, в других местах погибли другие ребята, да будет благословенна их память.
А мы вернулись к мирной жизни. Вернулись к работе, к застою в экономике, к инфляции, к машканте, к повышению налогов. Но когда через много лет мы будем держать на коленях своих внуков или правнуков (ибо внуки у некоторых уже есть), то мы расскажем им не о налогах и не о безработице. А о том, что нам выпала высокая честь стать «Защитной стеной» для нашей страны. А может быть и не только для нашей!
Я ехал домой, в поселение Карней Шомрон. Не кругом, через Иерусалим и Рош-Айн, а напрямик по дороге Рамалла-Шхем до перекрестка Тапуах и дальше до моего поселка. И впервые за несколько лет я не загнал патрон в ствол своего пистолета и не подложил его под колено. Ибо знал, что никто не посмеет даже бросить в меня камень, так как есть «Защитная стена». Но вот и красная черепичная крыша моего дома.
Здравствуй, мама, я вернулся!

Доктор Евгений Мерзон,
полковой врач
лейтенант медицинской службы резерва,
семейный врач больничной кассы «Леумит»
30.04.2002




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria