То, что доктор прописал.

Евгений Мерзон

Кто там шагает правой?

Призрак бродит по Европе - призрак национализма. Ой, как всполошился левый истеблишмент объединенной старушки! Успехи правых в Австрии, Италии, Португалии, Дании, Франции и, наконец, Голландии заставляют средства массовой информации этих стран верещать так, как будто им наступили на больную мозоль. В ход пошли хорошо отработанные штампы: «коричневая чума», «антисемитизм», «угроза демократии», «честь нации», права человека» и т.д. и т.п.
Когда не хватает слов и ярлыков и понятно, что противника не остановить, в ход пускают оружие. И вот лидер голландских правых (которых упорно называют ультраправыми) популярный профессор Пим Фортейн, реально претендовавший на пост премьер-министра, лежит в луже крови.Что ж, нам в Израиле это уже знакомо. Когда правый политик становится чересчур популярен – его убивают. Вспомните убийство Рехавама Зееви или раввина Меира Кахане и его сына (Господь да отомстит за их кровь).
Кстати об Израиле. Почему-то израильские журналисты кричат о правой угорозе для Европы не меньше, если не больше своих европейских коллег. Успехи правых, как говорил незабвенный Глеб Жеглов, «огорчают их до невозможности». Казалось бы, что им Гекуба? Ну, вышел Ле Пен во второй тур президентских выборов. Ну, обогнал левого кандидата. Кто сказал, что для Израиля он хуже того же Жоспена или Ширака? Ведь именно тогда, когда первый был премьером, а второй – президентом, Франция была застрельщиком всех антиизраильских акций. А французский посол в Великобритании публично назвал Израиль дерьмовой страной. И что, наказали его Жоспен или Ширак?
А вот как раз Ле Пен является ярым противником мусульманских иммигрантов, то-есть, практически, проарабского лобби. Знаете принцип «враг моего врага – мой друг»? Но нет, наши масс-медиа кричат, что он гад, антисемит и отрицает катастрофу. Господи, да ведь речь не лично о Ле Пене. Ведь то же самое писали про Хайдера в Австрии и Фини в Италии. Катастрофа – это ужасное и трагичное прошлое нашего народа. Повторяю, ужасное и трагичное, но прошлое. Ужас и трагедия в том, что шесть миллионов наших сгобратьев были уничтожены в Европе практически без сопротивления. Но мне не нужно, чтобы европейские политики постоянно каялись и возлагали цветы в «Яд ва-Шем». Лучшим памятником жертвам Катастрофы является наше сильное государство и Армия Обороны Израиля. Поэтому пусть европейские лидеры, чем признаваться в любви к мертвым евреям, лучше бы не мешали живым.
В Израиле, как и в Европе, память о Катастрофе оказалась монополизирована еврейским левым истеблишментом. Они используют ее в виде лома, против которого, как известно, нет приема, в борьбе со своим противниками, будь то Жан Мари Ле Пен или рав Овадья Йосеф. Что же касается антисемитизма, большинство антисемитских акций в Европе совершается как раз не правыми, а ультралевыми и солидаризирующимися с ними мусульманами. Я лично видел, как в еврейском районе Париже недалеко от площади Вогезов наглые подростки в майках с портретом Че Гевары и арабских клечатых платках забрызгали краской плакат с изображением десятимесячной Шальгевет Паз, зверски убитой палестинским снайпером в Хевроне. Это были не сторонники Ле Пена.. Повторяю, не о Ле Пене речь.Ведь понятно, что Израиль кровно незаинтересован в исламизации Европы.Почему же наши масс-медиа так упорно борятся с противниками «Зеленой чумы»?
Ответ простой. Многие годы израильскому избирателю, особенно на русской улице упорно внушали, что левый европейский либерализм с его политкорректностью и правами меньшинств - это и есть тот идеал, к которому мы должны стремиться изо всех сил, не щадя живота своего, набитого фалафелем и хумусом. Ибо, если мы хотим быть похожими на цивилизованных европейцев, то голосовать мы должны, как и положено европейцам, за прогрессивные левые партии. И когда эти партии придут к власти и мы освободимся от уродливого груза оккупации, а заодно, и от темного отсталого религиозного прошлого, за которое мы неизвестно почему цепляемся три с половиной тысячи лет, вот тогда Южный Тель-Авив превратится в Париж, улица Шенкин - в Елисейские поля, Кинерет - в Женевское озеро, а парк Яркон - в сады Тюильри. Шекель же станет называться «Евро в квадрате», то есть еврейский евро. Безработицу ликвидируют, но пособие по ней оставят для желающих. И все благодаря идеям мира, прогресса и европейского либерализма.
Такая красивая агитационная картинка была! А тут выясняется, что эти самые идеи завели Европу в пучину преступности, безработицы и экономического спада. И что Париж превосходит Тель-Авив не только по количеству культурных шедевров, но и по количеству мусора и преступников, а также превосходит Тель-Авив с Иерусалимом вместе взятые по количеству проживающих там арабов. И, страшно подумать, теперь в Европе популярны политики, по сравнению с которыми Эфи Эйтам – гуманист в розовых штанишках, а Ивет Либерман – ну просто мать Тереза с бородой!
И получается, чтобы стать похожими на добрую старушку Европу с чистыми улицами, не запруженными мусульманами, с уличными кафе, в которых не взрываются исламские фанатики, мы должны голосовать не за Йоси Сарида со товарищи, а как раз за Либермана с Эйтамом или кого-нибудь еще покруче, если найдется. Чтобы этот кто-то обеспечил безопасность страны, нормальную экономику и решил демографическую проблему, в первую очередь приток нееврейских иммигрантов. Однако, как говорила в фильме баронесса фон Мюнхаузен, «впрочем, я об этом еще напишу».
И пусть Кинерет не станет Женевским озером, но он останется в наших руках.

Доктор Евгений Мерзон,
лейтенант медицинской службы резерва,
семейный врач больничной кассы «Леумит»
29.05.2002




  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria