Равив Друкер и Офер Шелах: "Если б не угроза обвинения со стороны Эдны Арбель, то плана "размежевания" бы не было"

Журналисты Равив Друкер и Офер Шелах опубликовали книгу «Бумеранг», где раскрывается истинный облик Ариэля Шарона как государственного деятеля. В книге есть несколько ударных моментов, например: план размежевания родился без согласования с правительством, из желания избежать уголовной ответственности за финансовые махинации; Шарон хотел внедрить своего осведомителя в генштаб, чтобы тот ему докладывал о всех ведущихся там разговорах.
Как отметил ведущий 2 канала, Нисим Мишаль, пригласивший авторов на свою программу «Мишаль хам» («Горячий опрос», посмотреть запись программы можно здесь), народ считает Шарона сильным и твердым государственным деятелем, но в книге «Бумеранг» перед нами предстает совсем другой человек, слабый и нерешительный, которым вертит, как хочет Дов Вайсгласс.
Равив Друкер ответил: «Мы тоже были потрясены этим открытием. Один из министров сказал нам, что Шарон самый слабый из всех премьер-министров, с которым ему довелось работать, а он знал немало премьер-министров. Когда решение принято, Шарон может горы свернуть, но проблема состоит в том, что ему можно навязать любое решение. Он – совершенно бесхребетный. Своего мнения у него нет, и самым ярким примером является Дуби Вайсгласс и план размежевания. Миф о том, что Дов Вайсгласс является истинным отцом плана размежевания, полностью соответствует действительности».
«Шарон изо всех сил боролся за свое политическое выживание, - продолжил Равив Друкер. – 23 октября 2003 года собирается совет в Хават-Шикмим, когда еще не было никакого плана размежевания, ничего, и Дуби Вайсгласс обращается в канцелярию главы правительства: «Дайте мне данные по сектору Газы, что там происходит. Оттуда надо выходить». Шарон еще не соглашается, но потом он согласится. Одновременно Дов Вайсгласс тут и там сеет намеки: «Если Шарон на этот план не согласится, он сойдет с политической сцены, как никому не нужный старик». Он также начал оказывать давление на Мофаза, зная о прочных связях между Шароном и Мофазом. Но более всего Вайсгласс чувствует, что у него есть мощный рычаг давления, с помощью которого он сможет убедить Шарона. Он изобрел верный способ для убеждения Шарона».
Далее продолжает Офер Шелах: «Когда Шарон пришел к власти, у него не было никакого плана действий. У него огромное множество тактических приемов, но стратегии у него нет, он не знает, что ему делать, ни на личном уровне, когда приходится выдерживать колоссальное давление, ни на государственном уровне. Не нужно забывать, что через два года правления у Арика Шарона, знаменитого борца с террором, оказывается на счету самое большое число жертв за всю историю противостояния с террором. И это Вайсгласс использует, чтобы убедить его (в необходимости отступления). В декабре 2003 года, когда идея размежевания еще вообще не созрела, а Шарон спрашивает министра обороны и начальника генштаба, что они думают о ликвидации пары-тройки поселений, Дов Вайсгласс летит в Вашингтон совершенно один и там встречается с Кондолизой Райс, на сей раз без военного секретаря Моше Каплинского, без Гиоры Айленда, который всегда сопровождал его в таких поездках. Вайсгласс говорит Кондолизе Райс (по сведениям самых высокопоставленных деятелей): «На первом этапе мы отступаем из сектора Газы, на втором этапе мы идем на глубокое отступление из Иудеи и Самарии, а на третьем этапе мы готовы говорить об отступлении к границам 1967 года». С этого момента полностью прерываются контакты между премьер-министром и его помощниками (военными, разведчиками, дипломатами), которые должны были проверить целесообразность этого плана, что мы можем получить взамен, как это отразится на государстве, и с этих пор план начинает жить собственной жизнью».
Нисим Мишаль задал вопрос: «Насколько страх перед уголовным преследованием и обвинительным заключением, которое готовила Эдна Арбель, повлиял на принятие этого исторического решения, известного как «план размежевания»?»
Офер Шелах ответил: «Впервые люди из ближайшего окружения Шарона говорят нам, что если бы не было угрозы обвинительного заключения, то этого решения никогда бы не было. И это можно доказать, выстроив цепочку событий и решений, принятых в феврале 2004 года. Пока Гиора Айленд, назначенный Шароном для разработки этого плана, пытается еще хоть что-то спасти, чтобы получить для страны хоть какие-то дивиденды, Мени Мазуз назначается юридическим советником правительства. Эдна Арбель еще не сошла со сцены, и Шарон убежден, что она со своего поста не уйдет, пока не предъявит ему обвинительное заключение, и тогда происходит нечто интересное».
«Более того, - подхватывает Равив Друкер, – наступают самые драматические недели. В первую неделю Мени Мазуз получает назначение, Шарон получает приглашение на допрос, и в прессу делается слив, что Эдна Арбель подаст против него обвинительное заключение. Тогда собирается «форум Хават-Шикмим». До этого еще не говорилось, но в канцелярии витает настроение о необходимости объявить о такой мощной политической инициативе, которая поглотит все, изменит распорядок вещей, то есть, нужно начать большой политический процесс. И это тот самый политический процесс. Гиора Айленд, который должен был подготовить план размежевания, читает о нем у себя на дисплее компьютера. Он-то готовит совсем другой план, который должен принести государству дивиденды. Поэтому Гиора Айленд выступает против этого плана».
Далее Нисим Мишаль перешел к новой теме и задал вопрос о генерале, которого Шарон хотел внедрить в генштаб в качестве своего осведомителя.
Журналисты отказались назвать имя генерала, но Равив Друкер подтвердил, что, «когда Шарон проявляет недовольство армией, он пытается установить связь в обход командования. Один генерал, входящий в состав генштаба, сказал журналистам, что Шарон ему предложил стать его личным осведомителем в генштабе. Шарон очень недоволен начальником генштаба, он хочет знать, что там происходит, какие разговоры ведутся».
Тогда Нисим Мишаль просит написать это имя только ему, на листке бумаги, и Офер Шеллах предлагает другую историю, тоже связанную с листком бумаги.
Офер Шелах продолжил тему: «Шарон не только отстранил начальника генштаба Моше Яалона, но самым грубым образом, чего не позволял себе ранее ни один премьер-министр, постоянно вмешивался во все назначения начальника генштаба. Например, Буги Яалон представляет ему личные дела кандидатов на должность военного секретаря, хотя никогда ранее премьер-министры не имели никакого отношения к этому назначению. Яалон приходит с личными делами, чтобы представить ему кандидатов. Шарон берет листочек бумаги, записывает на нем имена, кладет в карман, а через два дня Яалон начинает выслушивать от министра обороны Шауля Мофаза: «Эта кандидатура не подходит, эта не подходит, а почему не упомянута эта кандидатура». Затем вмешивается со своими кандидатурами канцелярия главы правительства. Министр Мофаз вообще устраняется от этого дела. В канцелярии Шарона Мофаза называли «офицером для оперативных поручений».
Нисим Мишаль подытожил: «Вся верхушка военного командования поддерживает линию главы правительства, несмотря на то, что была против плана размежевания».
Журналисты подтверждают. Равив Друкер говорит: «Наглядный пример тому Мофаз. Еще недавно он говорил, что тот, кто предлагает одностороннее отступление, может тут же подавать в отставку, на этих людей вообще не стоит обращать внимание. За несколько месяцев до объявления плана размежевания в генштабе в присутствии начальника генштаба прошло обсуждение. Предлагались различные опции, и в качестве одной из них предлагалось одностороннее отступление. И тут было полное и всеобщее согласие: на одностороннее отступление нельзя идти ни в коем случае. Начальник военной разведки АМАН, генерал Аарон Зеэви-Фаркаш, говорит: «Это будет страшная катастрофа», глава аналитического отдела АМАНа вторит: «Это будет самое страшное, что может произойти». Через несколько месяцев, когда они видят, что Шарон от плана не отказывается ни в коем случае, они подстраиваются под его линию».
Офер Шелах говорит: «Мы выдвигаем очень серьезное обвинение. В течение четырех с половиной лет было много возможностей прекратить интифаду или изменить ее течение, но из-за такого процесса принятия решений все возможности были упущены, и, страшно говорить, но очень много людей погибло совершенно бессмысленно».

www.sedmoykanal.com, 16.06.2005


  • Другие статьи о программе Шарона
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria