яюLink: gazeta/menu-an.inc

Александр Свищёв

Ариэль Шарон: штрихи к политическому портрету

                                    «Должен лидер сильным быть,
                                      Чтоб народу силу дать.
                                      На уступки не идти,
                                      На шантаж не отвечать».
                                    (Предвыборная песня Ликуда на русском языке)

            Многие, особенно молодые люди, удивляются сегодняшним действиям Шарона. И это сильный лидер? Но удивляются они зря. Просто, приехавшие в страну недавно, недостаточно хорошо знают биографию Шарона. А у некоторых старожилов – плохая память.
            В 1957 году Ариэль Шарон вступил в МАПАЙ. Вступил в тот самый день, когда ему присвоили звание полковника. Без партийного билета в кармане Шарон бы полковником не стал. Время тогда было такое. МАПАЙ тогда называли просто: Партия. В СССР тогда тоже была Партия. И не вступив в неё, тоже было трудно сделать карьеру. Между прочим, Андрей Дмитреевич Сахаров трижды отказывался вступить в эту Партию. И это даже не помешало ему стать академиком и трижды героем. Ну, хорошо, Сахаров был выдающимся человеком (А Шарон, значит, ничтожеством?). Но в СССР жила масса людей, принципиально отказывающаяся вступать в Партию. И даже делавших при  этом карьеру. Правда - не военную, а чаще научную. В любом случае, тот старый поступок Шарона не украшает. И особенно не украшает то, что в Партию он вступил не из идейных соображений, а из чисто карьерных. Над чем сегодня, частенько цинично подсмеивается.
            В Партии Шарон продолжал оставаться почти до самой отставки в 1973 году (МАПАЙ за это время превратился в МААРАХ). На выборах 1973 года Шарон был уже в списке Ликуда от Либеральной партии (в Ликуде тогда был недобор генералов). В 1976 году Шарон поссорился с либералами и основал новую партию: Шломцион. Сегодня не все помнят, но ведь Шломцион была левая партия. Она ведь так и называлась: «Мир Циону». И в некоторых отношениях Шломцион был даже левее МААРАХа. В програме Шломцион был пункт: признание Организации Освобождения Палестины от евреев и переговоры с Арафатом. На это МААРАХ тогда ещё не соглашался. Правда, одновременно Шломцион призывал и к созданию еврейских поселений. Ну, это понятно: с Арафатом же надо о чём-то торговаться. По-видимому, для Шарона поселения всегда были предметом торга: их надо специально построить, чтобы потом отдать и получить что-то взамен. Между прочим, в 1976 году МААРАХ тоже не был принципиальным противником поселений.
            В 1976 году Шарон создал Шломцион для того, чтобы после выборов войти в коалицию с МААРАХом. Но на выборах 1977 года произошла катастрофа (для Шарона): к власти пришёл Ликуд. Не беда: Шарон сразу и без колебаний вступил в Херут. Это ведь была уже четвёртая партия в его жизни. Заметим, что Шарон мог просто присоединиться к коалиции со своими двумя мандатами. А мог и присоединится к Ликуду. Ведь Ликуд в то время ещё был не партией, а блоком четырёх партий: Херут, Либеральная партия, Лаам, Ахдут. Ну, стало бы в блоке не четыре партии, а пять. Так Шарону было бы легче отстаивать программу Шломцион. Но зато тогда ему было бы труднее получить министерский пост. Так Шарон и обменял партийную идеологию на пост министра сельского хозяйства.
            При утверждении соглашения Кемп-Девид Шарон проголосовал за. Тогда многие в Ликуде голосовали против. Вот даже Ольмерт, в то время член партии Лаам,  никогда не бывший особенно правым и тоже часто бегавший из партии в партию (Херут, Свободный центр, Лаам, опять Херут), тоже проголосовал против. Но когда встал вопрос о Ямите, Шарон вдруг стал ужасно правым. И приехав в Ямит заявлял: «Я буду защищать ваши интересы». И создав себе имидж защитника Ямита, получил пост министра обороны. А став министром обороны – разрушил Ямит. Так Шарон ещё раз обменял принципы на должность.
            А помните, как уже при Нетаниягу Шарон был противником соглашения Уай-плантейшен? Ровно до того момента, пока не получил пост министра иностранных дел. Торговля убеждениями давно превратилась у Шарона в привычку.
            Действия Шарона во время Ливанской войны – тема для отдельной статьи. Вспомним только обвинения в том, что он обманул Бегина. И это очень похоже на правду. Иначе не понятно, как Бегин, человек слабый, но честный, мог обещать, что израильские войска остановятся на 30-километровой отметке, в тот самый момент, когда эта отметка давно уже была пройдена? Большого значения это, впрочем, не имеет. Ведь Бегин всё равно, постфактум, согласился с Шароном и пошёл дальше, к Бейруту. Менахем Бегин был человек, хотя и честным, но слабым. Важнее, что деятельность Шарона на посту министра обороны закончилась запрещением комиссией судьи Кахана в дальнейшем занимать этот пост. «Господину безопасность» судом запрещено этой самой безопасностью заниматься!
            И на протяжении всего политического пути Шарона сопровождали обвинения в коррупции. Началось это ещё на посту министра сельского хозяйства. Впрочем, никакой уголовщины не доказали. Всего лишь неэтичное поведение: министр Шарон распределял субсидии, а фермер Шарон их получал. Причём максимальные субсидии Шарон-министр назначал именно за те сельскохозяйственные культуры, которые и выращивал Шарон-фермер. Правда, ведь можно сказать, что фермер Шарон проявлял сознательность и выращивал самые нужные стране культуры? По сегодняшним нравам это совершено невинно.
            Шарон был талантливым генералом и выдающимся государственным деятелем. Но был ли он когда-нибудь честным человеком?
            Так что зря некоторые, особенно молодые люди, удивляются политике Шарона.  А какой политики можно от него ожидать? Именно той, которая выгодна не стране, а лично Шарону. В этом и заключается его сила. Это слабый Бегин, идя на компромиссы, никогда не пытался выцыганить что-нибудь лично для себя. А у Шарона достаточно силы, чтобы переступить через интересы страны.
            Один мой знакомый, бывший майор советской милиции и прекрасный писатель, инженер человеческих душ, любит повторять: «У вора нет национальности». Вообще-то это преувеличение. Ведь ворами не рождаются. Так что и у вора может сохраниться национальность, как воспоминания детства. Например, воспоминания о том, что когда-то он был евреем. Но уж политических убеждений у воров точно не бывает.
            Шарон был способным генералом. Гриша Котовский тоже был способным комбригом, и бандитом по жизни.
            А вы бы хотели иметь своим премьер-министром Гришу Котовского?                 

30.05.2004

  • Другие статьи о Шароне



  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      
    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria