Александр Свищёв

Почему в Израиле нет конституции?

Время от времени израильское общество охватывает страсное желание получить конституцию. Публикуются статьи, проводятся демонстрации; политики произносят речи и дают обещания. Потом всё замирает на несколько лет, до следующей конституционной компании.
Сейчас как раз период затишья. Это самый лучший период, чтобы подумать и спокойно разобраться: почему в Израиле до сих пор нет конституции.
Конституцию хотели принять ещё в 1949 году. Даже и избран был тогда не Кнессет, а Учредительное собрание. Это уже позднее, в конце своей работы, отказавшись принимать конституцию, Учредительное собрание постфактум объявило себя Кнессетом 1-го созыва. (Первоначально предполагалось, что Кнессет 1-го созыва будет избран на следующих выборах, уже после принятия конституции.).
«Если Кнессет решит, что будет конституция – будет конституция. Если Кнессет решит, что пока не будет конституции – не будет конституции». (Давид Бен-Гурион, речь от 20.02.1950).
Бен-Гурион, а значит и Кнессет, решили, что пока не будет конституции. Правительственнная коалиция, кроме Прогрессивной партии (5 депутатов), выступила против конституции. Вся оппозиция – за. Главными борцами за конституцию стали Менахем Бегин и Меир Вильнер. Трогательное единство. Может быть, они боялись, что без конституции Бен-Гурион поставит их к стенке?
То, что лично Бен-Гуриону конституция была не нужна – это понятно. «Единственный аргумент для отказа от конституции заключается в том, что любому правительству удобнее править без конституции». (Ари Жаботинский, Херут, речь от 8.05.1950). Но понятно, что коммунистам и МАПАМу (сторонники диктатуры пролетариата) нужна была совсем не та конституция, что Херуту и либералам. А вот как можно было бы согласовать взгляды всех (или хотя бы большинства) фракций – совершенно не понятно.
«Очень странно, что большая часть этого собрания думает, будто бы именно в такой момент мы должны обратиться к законодательному введению конституции, считая видимо, что время, когда мы бьёмся в путанице военных, государственных, экономических и организационных проблем является самым подходящим для того, чтобы будоражить умы граждан государства». (р. Ицхак Меир Левин, Фронт Торы, речь от 20.02.1950)
А разве сегодня мы не бьёмся в путанице военных, государственных, экономических и организационных проблем? А когда мы в них не бились? Вот по этому-то конституции до сих пор и нет. Точнее всё-таки есть. Есть полтора десятка Основных Конституционных Законов, являющихся частью будущей конституции. То, в отношении чего мы смогли за 55 лет прийти хоть к какому-то консенсусу. И самое смешное, что большинство сторонников конституции, как раз и предлагают эту конституцию изменить. Ввести мажоритарную систему выборов (противоречит Основному Закону о Кнессете), установить президентское правление (противоречит Основному Закону о Главе Правительства, уже менявшемуся два раза). Отменить существующие Основные Законы и начать писать конституцию с чистого листа. Господа, уважайте свою конституцию! Если вы не будете уважать законы ваших предшественников, тогда те, кто придут после вас, не станут уважать ваших законов.
«Демократия в Англии устойчива не потому, что там есть конституция или её нет, а потому, что народ Англии уважает закон и доверяет судье. Английский народ, чтит закон, принятый его избранником, и доверяет судье, который сам, в свою очередь, верой и правдой служит закону, а не стоит над ним». (Бен-Гурион, речь от 20.02.1950).
Поэтому, хотя законы Англии можно изменить простым большинством парламента, меняют их крайне редко. А вот во Франции, где для изменения конституции нужно 60% голов, либо 50% и референдум, меняют её довольно часто. Де Голль почти ежегодно проводил референдумы, всё увеличивая и увеличивая свою власть. А ведь это уже Пятая Республика и седьмая республиканская конституция (в первой республике было три конституции: в 1793, 1795 и 1800 годах. А была ещё монархическая конституция 1791 года, и имперская конституция Наполеона, и конституция Бурбонов 1815 года, и конституция июльской монархии, и конституция Второй Империи. Любят французы принимать конституции!
Было бы хорошо, если бы и у нас, как в Англии, народ уважал бы закон и доверял судье. И чтобы судьи служили закону, а не стояли над ним. Да где же нам взять такой народ и таких судей? И появление конституции делу не поможет. Даже если записать в статье №1: «Граждане Израиля обязаны уважать законы Израиля».
При этом, нет никакого согласия о том, какой должна быть будущая конституция. Одни хотели бы отделить государство от религии, другие установить Государство Галахи. Между прочим, в Швеции, Норвегии, Германии и Бельгии конституции есть, а религия от государства не отделена. Да ведь и в Иране есть конституция. А споры о системе выборов, статусе партий, границах государства?
В Израиле 5 миллионов премьер-министров, 5 миллионов председателей Верховного суда, 5 миллионов послов в Швеции и 5 миллионов проектов конституции. И как же вы из них выберете один? Или вы будете менять её после каждых выборов? Ах, вы собираетесь установить, что изменить конституцию можно только большинство в 80 голосов? А примете вы её каким большинством? Большинством в один голос, купленный автомобилем «Мицубиси»? Ах, тоже специальным большинством? Да как же вы его получите?
«Тоска по конституции – это бегство от  действительности… Авторы проекта думают о чистых категориях и забывают о том, что происходит на практике… С помощью конституции не дано достичь того, что недостижимо согласно соотношению существующих политических сил. (Моше Ландау, судья Верховного суда, «ха-Арец» 11.05.1988).
Конституция может быть создана только на базе широкого консенсуса. И она не создаёт этого консенсуса, а только закрепляет уже существующие отношения. А консенсуса нет. И поэтому - нет и конституции. Но каждые несколько лет общество охватывает конституционалистское безумие. Проводятся демонстрации, публикуются статьи. Политики выступают с речами и дают обещания. Почему?
У Салтыкова-Щедрина говорится: «Он хочет то ли конституцию, то ли севрюжину с хреном». Для некоторых политиков и общественных деятелей крики о конституции являются способом получения вожделенной севрюжины (совершенно не кошерная вещь эта севрюжина). А то, что при этом они расшатывают национальное согласие и вредят существующей конституции (Основные Законы) – их не очень волнует. Ну, а рядовые сторонники конституции?
Когда-то декабристы вывели солдат на Сенатскую площадь под лозунгом: «Константин и Конституция!». При этом солдатам объяснили, что Конституция – это жена Константина Павловича. Многие сторонники израильской конституции что-то очень похожи на тех солдат.

30.05.2004

  • Демократия и право

  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria