яюLink: gazeta/menu-an.inc

Александр Свищёв

Каждому своё

Это что: стоять за правду.
Ты за правду посиди!

            1.
Придя с работы, Александр Гольдберг быстренько поужинал и сел к компьютеру. Наконец-то он сможет заняться своим романом! Весь день он предвкушал этот момент. Главным делом своей жизни Гольдберг считал литературу. Но жить литературным трудом в Израиле было невозможно. Особенно пишущему по-русски. И социального пособия безработным в Израиле 2020 года не существовало. Поэтому в свои 59 лет Гольдберг работал на стройке. Простым рабочим. Да, были когда-то времена, когда в Израиле выплачивали пособия, а на стройках работали одни арабы. Где те пособия, и где те арабы?
Но сейчас всё это было неважно, сейчас Гольдберг писал свой роман. Роман был в жанре альтернативной истории, и это позволяло Гольдбергу предаться безудержному полёту фантазии. Фантазии о том, что всё могло бы быть по-другому. Фантазии о другой действительности, о другом Израиле. Ну, не совсем об Израиле, но всё-таки.
Главным героем своего романа Гольдберг сделал литератора, пишущего на русском языке, по имени Александр Златопольский. В сущности, это был сам Гольдберг, только живущий в параллельной действительности, в том же 2020 году.
                            2.
Придя к себе домой, в барак, Александр Златопольский сразу кинулся к компьютеру. Впрочем, какой барак. Это только так говорится, что барак, а вообще-то вполне приличный дом. Только построен он был скоростным способом и расположен в лагере для перемещённых лиц. В Гамбурге. Жили в этом лагере преимущественно бывшие израильтяне, но было и некоторое количество арабов-христиан. Тоже почти земляки.
Сегодня Златопольский получил социальное пособие. Вполне приличное пособие, выплачиваемое беженцам Организацией Объединённых Наций. Да ещё гуманное германское правительство немного добавляло. Три часа в очереди, и теперь весь месяц свободен. Теперь можно было заняться романом.
Златопольский писал роман. Роман в жанре альтернативной истории, в котором можно было предаться безудержному полёту фантазии. Фантазии о том, что всё могло быть по-другому. Фантазии о другой действительности.
Главным героем своего романа Златопольский сделал литератора, пишущего на русском языке, по имени Александр Гольдберг. В сущности, это был сам Златопольский, только живущий в параллельной действительности в том же 2020 году.
                            3.
Выдержки из дневника Александра Гольдберга:
Август 2005 года. Начинается так называемая «передислокация». А в действительности, самый настоящей трансфер евреев из Эрец-Исраэль. Надо бороться. И ехать в Гуш-Катиф довольно бессмысленно. Удар надо наносить в самое уязвимое место. А самое уязвимое место, это перекрёстки в центре страны. Друзья предложили ехать перекрывать перекрёсток Бейт-Шемеш. Да, если сорок человек, скованные одной цепью, рано утром перекроют перекрёсток, то чтобы их убрать потребуется больше сотни полицейских. А большинство полицейских в Гуш-Катифе. И десяток групп, перекрыв десяток перекрёстков, запросто могут остановить всю страну. Ещё посмотрим, чем всё это кончиться, чья возьмёт.
Октябрь 2005 года. Передислокация провалилась. Правительство ушло в отставку. Ликуд развалился. В январе выборы.
Январь 2006 года. Хорошо!!!
Март 2006 года. Американцы сняли свои возражения против Иранской ядерной программы. Евросоюз отменил для Израиля статус наибольшего благоприятствования. США ещё нет, конгресс обсуждает, но президент пока против. Экономическое положение ухудшается.
Январь 2007 года. Мирный процесс окончательно сдох.
Март 2008 года. В стране законодательный кризис. БАГАЦ отменил все последние решения правительства. Страна бурлит. Дело вновь явно движется к гражданской войне.
Август 2008 года. Война началась! Только не гражданская. Иран сбросил атомную бомбу на Тель-Авив. Иерусалим и горные районы вроде бы почти не пострадали.
  Январь 2009 года. Оглядываясь на события последних месяцев можно сказать: всё к лучшему! От Тель-Авива ничего не осталось. Остальной Израиль почти не пострадал. А вот такой страны «Иран», в сущности, больше нет. И большинство жителей Бней-Брака , как ни странно, уцелело. Город-то разрушен, но в тот день в Иерусалиме как раз проходила очередная демонстрация-молитва против БАГАЦа. Всё нормальные люди были там. А в Тель-Авиве в это время проходила манифестация левых сил. По-настоящему грандиозная манифестация. Первая такая за многие годы. Кучу народа собрали со всего Израиля… Да, Б-г не фраер, Он правду видит. Так что теперь никакого противостояния правых и левых в Израиле нет. И арабов тоже нет. Вековая мечта еврейского народа о трансфере арабов наконец осуществилась. В мире немного покричали, но на фоне ядерной войны с Ираном реакция была довольно вялой.
                            4.  
Выдержки из дневника Александра Златопольского:
Август 2005 года. Начинается так называемая «передислокация». А в действительности, самый настоящий трансфер евреев из Эрец-Исраэль. Вообще-то надо бороться. Но ехать в Гуш-Катиф не хочется. Там в любом случае будет много народа. Да и как я туда попаду? Всё уже перекрыто полицией. Есть ещё хороший способ: перекрывать перекрёстки в центре страны. Друзья предложили ехать на перекрёсток Бейт-Шемеш. Вообще-то тоже неохота. Во-первых, наверняка посадят, а во-вторых, что ещё важнее, выезжать придётся в шесть часов утра. Это же значит вставать в пять! Да ладно, мне уже 44 года, пусть найдут кого-нибудь помоложе. Народу много, одним больше, одним меньше… Надеюсь, что Шарона всё же остановят.
Октябрь 2005 года. Перидислокацию всё же осуществили. Настроение поганое.
Январь 2006 года. Говорят о втором этапе передислокации. Хеврон и куча поселений в Шомроне: Кфар-Тапуах, Элон-Море, Кдумим, что то ещё. Нашу Кирьят-Арбу пока не трогают. А террор, между прочим, всё усиливается.
Март 2006 года. Америка иЕвропа надавили на Иран. Похоже, что атомной бомбы у них всё же не будет.
Октябрь 2006 года. Европейцы требуют, чтобы второй этап передислокации был осуществлён. Угрожают экономическими санкциями. Ликуд раскололся. Так что можно надеяться, что Шарону теперь конец. Только ведь Нетаньягу ничуть не лучше. А Моше Фейглин получил всего лишь двадцатое место в списке. Правда, может хоть Марзель со своим списком пройдёт.
Ноябрь 2006 года. Это надо же. Всё-таки Авода. Хотя всё довольно логично. Нетаньягу был очень непопулярен из-за своей социальной программы, а Шарон всем надоел, и правым и левым. Левым он больше не нужен, отработанный материал. Его список получил всего четыре места. А список Марзеля всё же прошёл. Так что теперь в кнессете есть два нормальных депутата.
Сентябрь 2007 года. В августе отдали Хеврон и Кдумим. Сопротивление было намного слабее, чем в 2005. Правительство обсуждает передачу арабам Кирьят-Арбы. Мне-то куда переезжать?! Арабы требуют ухода со всех территорий и возращения беженцев. Да, «отходим мы к границам Аушвица, авось противогазы нас спасут». А отношение к Израилю во всём мире резко ухудшилось.
Август 2009 года. Абу-Мазен прервал переговоры и возобновил интифаду. И это после того, как мы полностью вернулись к границам 1967 года. Но он требует возвращения беженцев и границ 1947 года. Весь мир осуждает Израиль за неуступчивость.
                            5.
Александр Гольдберг перечитал написанное. Задумчиво почесал затылок. «Да»  - подумал он, - «действительность, в которой я живу, пожалуй, получше будет. А идеального мира всё равно не бывает. За всё приходится платить. Впрочем, некоторые со мной не согласятся. Кое-кто не захочет платить такую цену. Что же, они могут заплатить другую цену и жить в мире Златопольского. Как было написано на воротах Освенцима: «Каждому своё».
                            6.
Александр Златопольский перечитал написанное. Задумчиво почесал затылок. «А ведь поворотный момент истории» – подумал он, - «это август 2005 года. Это надо же, всё дело в том, что я поленился сесть в тюрьму!»

5.05.2005 года, День Катастрофы


  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  
TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria