Алекс Тарн

Легендарный полководец

Ицхак Рабин, если разобраться, представляет собой удивительный в своей последовательной поучительности пример. Вернее, не он сам, а история его легенды – прижизненной и посмертной.
Легенда началась с младых лет, когда паренек попал в Пальмах – «ударные роты» ишува. Ведь эту военную милицию тоже принято именовать «легендарной». Предполагалось, что именно она спасет и защитит израильтян во время грядущей войны за независимость. Поэтому еще не вполне оформившаяся Страна не жалела сил на поддержание и обучение пальмахных бригад.
Здоровенные лбы – нет, чтоб хлеб растить да коров доить - проедали скудный ишувный общак в ночных марш-бросках из пункта А в пункт В. Уже одно это должно было породить (и породило) первую легенду – о необыкновенной мощи «ударных рот». Не волнуйтесь, мол, дорогие сограждане: ваши денежки тратятся не зря. Гляньте: вон какие мы мускулистые!
Увы, во время Войны за независимость провал следовал за провалом. Пальмах предпочитал жить легендой, а не реальными боями. И это ему прекрасно удавалось, потому что его догадливые руководители вовремя позаботились о своей политической мощи. Еще бы: это ведь куда легче, чем заботиться о мощи военной. В ключевые моменты Хульды, Баб-эль-вада, Наби-Самуэль, Сен-Симона пальмахные командиры то преступно медлили с выходом, то ошибались в дороге, то бежали с поля боя при первых же выстрелах.
Успехи – когда достигались – были следствием личной инициативы и героизма отдельно взятых бойцов, а также - абсолютной неорганизованности противника, и не имели ничего общего с культивировавшейся легендой о непобедимом Пальмахе. Но лидеры «ударных рот» уже сидели у руля Страны; от «правильного» освещения событий теперь зависело их личное будущее. Это не могло не породить (и породило) вторую легенду, основанную на беззастенчивом вранье и искажении исторических фактов – легенду о решающем военном вкладе Пальмаха в победу.
Рабин превосходно вписывается в эту картину. По легенде – перед нами герой, пробивший дорогу в осажденный Иерусалим и сражавшийся при Наби-Самуэль, дабы сохранить для Страны ее вечную столицу. На деле – трус и паникер, бросивший собственных бойцов умирать на шоссе в Баб-эль-ваде, самоустранившийся от управления частями во время решающих боев, командир, которого со странной регулярностью одолевала сонливость именно тогда, когда кровь из носу требовалось командовать боем.
Кровь и лилась – правда, не из носа спящего «легендарного полководца», а из агонизирующих тел рядовых бойцов, брошенных им на произвол судьбы, расстреливаемых, как утки в тире, на иерусалимском шоссе и на горном склоне Наби-Самуэля.
Зато легенда продолжала жить и развиваться – а с нею и сам Рабин. На крыльях вранья и фальсификации он вознесся к престолу Генштаба, где, как и следовало ожидать, его сразил очередной приступ сонливости – аккурат в ключевые часы Шестидневной войны. На счастье, в ЦАХАЛе нашлись тогда не только «легендарные» полководцы. И снова – в который уже раз! – сор остался в избе. Заснув в поту панического ужаса, Рабин проснулся Легендарным Главкомом Легендарной Войны, героем третьей легенды.
Здесь уже самое время спросить: почему? Почему откровенная ложь оказалась настолько живучей? Собственно, этот вопрос меня и интересует: сами по себе вышеприведенные факты и оценки являются если не общепринятыми, то общеизвестными, и не стоило бы городить огород только для того, чтобы лишний раз повторить их.
А вот живучесть легенды… Мне кажется маловероятным, что ее можно объяснить одним лишь злонамеренным мифотворчеством пальмахников, одолеваемых боязнью обвинений в неэффективности (как минимум), а то и в трусости, властолюбии и шкурничестве (что скорее всего). Да, именно они долгое время сидели у власти. Да, именно они и их прихлебатели надежно оседлали университетские кафедры, военные архивы, официальную историографию.
Но у лжи короткие куриные крылья. Орлиный размах легендам о Пальмахе придали вовсе не пальмахники, а те, кого так и хочется назвать их жертвами, – израильтяне в целом. То есть - мы.
Это мы выдавали желаемое за действительное, изо всех сил веря в первую легенду – ведь с ней жить было намного спокойнее, чем без нее. Это мы предпочли позабыть впустую пролитую кровь своих братьев и потерянный Старый Город ради красивого мифа о боевом сионистском братстве, ради второй легенды. Это мы закрыли глаза на «незначительный эпизод» Шестидневной войны для того, чтобы, не дай Б-г, не испортить себе и миру впечатление от третьей легенды - оглушительной победы 67-го.
Среди нас и поныне есть немало любителей мифов, предпочитающих красивую сказку правде. Отчего-то наше дело видится им стоящим на зыбком песке исторических легенд, героических басен и маршевых песен «ударных рот». А коли так, то и значение этим басням придается соответствующее, основополагающее – какими бы идиотскими они ни выглядели.
В сюрреалистическом сознании этих мифолюбов героический Трумпельдор ежеминутно умирает на Масаде - там, где высятся «хома и мигдаль» и маршируют железные бригады Пальмаха, хором скандируя «тов ламут беад арцейну!» Летят самолеты – привет Трумпельдору! Плывут пароходы – привет Трумпельдору! А пройдут сионисты – шалом Трумпельдору!
И поди скажи таким любителям вранья, что ложь вредна в любом виде – съедят вполне взаправду, с потрохами. Потому что и в самом деле ложь требует постоянной охраны: вынь кирпичик – все здание обрушится. Да только - чем же она полезна, эта ложь? Вот она, смотрите – красной сонливой линией по имени Ицхак Рабин – проходит через всю историю современного Израиля.
Мы «не заметили» первоначального вранья, закрыли глаза на его рецидив, а затем уже почти привычно согласились с третьей легендой. Мы говорили себе: пусть себе тешатся – зачем ворошить прошлое? Но тогдашняя ложь вернулась к нам бумерангом: «легендарный полководец» плавно перетек в «легендарного премьера», а затем и в «легендарного мертвеца». А рядом с ним так же, почти привычно потекли ручейки крови – нашей крови. Они текли, а легендарных генералов, министров и премьеров одолевала уже традиционная сонливость. Проспали войну Судного дня, интифаду, Осло, Арафата, выкормленного из жабы в динозавра…
Я далек от того, чтобы сваливать все наши беды на Рабина лично. Лично Рабин этого не заслуживает. Вернее – даже этого не заслуживает: по своему человеческому масштабу он слишком ничтожен, чтобы предъявлять к нему какие бы то ни было обвинения. Ну разве что - в мошенничестве с заграничным счетом – это да, соответствует калибру. Но Рабин стал поистине выдающимся проявлением израильской системы повсеместного мифотворчества и вранья, выгораживания своих, поиска козлов отпущения, низкопробной грызни под ковром, когда начинает пахнуть жареным и для самих «легендарных».
Как символична в этой связи его кончина! Смотрите: Игаль Амир стрелял не в Рабина-человека – в конце концов, процесс Осло (который инициировал покушение) был запущен и потом управляем вовсе не Рабином, а Пересом. Амир стрелял именно в легенду – в беспардонную, безапелляционную ложь, наотрез отказывающуюся считаться с действительностью. Стрелял в легенду, а убил человека. С легендой же не произошло ровным счетом ничего – ведь лично Рабин, как уже говорилось, был всего лишь ее проявлением, персонификацией, големом.
Зато - големом полным, стопроцентным. Поэтому опять же символично (все-таки есть в истории высшая справедливость!), что он продолжает персонифицировать вранье и после смерти – посредством ежегодных камланий, получивших в народе название «фестивали Рабина». По уровню принуждения, затыкания ртов, промывки мозгов и охоты на ведьм они сравнимы только с наиболее гадкими советскими юбилеями.
И это тоже закономерно: с ложью нельзя соглашаться еще и потому, что она обязательно возвращается на наши шеи вонючим тоталитарным задом.
Эй, мифолюбцы! Не скромничайте: это и ваша работа. Это вы вчера томно потупляли взор, когда речь заходила о «сезонах», о загнившем с рождения Гистадруте, о действительной роли Пальмаха. Это вы оправдывали стрельбу по «Альталене» и безнравственное властолюбие Бен-Гуриона - все во имя высшей цели, а как же.
Во имя той же высшей цели вы готовы лгать сегодня вместе с путинскими идеологами, вынимая из петли коммунизм, спасая его от общей виселицы, где ему суждено болтаться рядышком с кровным брательником и корешком – нацизмом. Болтаться не порознь, как хотелось бы вам, а вместе, на одном уровне, как завещано историей.
Что будет завтра, господа мифолюбцы? Неужели «фестивали Рабина» ничему вас не учат? Ничему? Неужели вы не видите, что это вовсе не дождик: это вами поддержанная (то есть - ваша собственная) ложь плюет вам же в лицо. Вы ее вырастили, голубушку, вот и получайте теперь по полной.
Лжи в правом деле не место. Нет ничего, что могло бы оправдать вранье, приукрашивание, сокрытие фактов, мифотворчество – даже сиюминутная выгода. Потому что за эту выгоду придется платить в будущем сторицей.
Мое право на эту землю не зависит от того, что сказал Трумпельдор перед смертью: «Хорошо умереть за Родину» или «Е… твою мать». Это право просто есть, как солнце. Я не нуждаюсь в мифах, чтобы подтвердить существование солнца. Я не хочу, чтобы меня унижали враньем, каким бы благонамеренным оно ни было. Я не унижу враньем себя и других. А тем, кому для подкрепления их собственной правоты требуется басня, я бы посоветовал просто поискать другую правоту. Потому что правота, основанная на басне, правотой не является. Единожды солгавши кто тебе поверит.

Живой журнал Алекса Тарна, 11.11.09

Авторский сайт А.Тарна
Заказать книги А.Тарна можно по тел. 050-6485162

  
Статьи
Фотографии
Ссылки
Наши авторы
Музы не молчат
Библиотека
Архив
Наши линки
Для печати
Поиск по сайту:

Подписка:

Наш e-mail
  

TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria