ГРОБОКОПАТЕЛИ

В Иерусалиме началась очередная "иудейская война": многочисленные толпы ультраортодоксов съезжаются в столицу из всех уголков страны; перекрыты центр города и въезды в Гива-Царфатит и Мамилу; на Кикар-Шабат - бурные митинги; в Меа-Шеарим горят мусорные баки; тяжело ранен полицейский... Почему опять разбушевался пейсатый фантомас, тот самый монстр, которым добрые няни-антиклерикалки из МЕРЕЦа и Аводы стращают младенца по имени Алия? Во время археологических раскопок в Мамиле, районе, расположенном недалеко от Старого города, а также в ходе работ по прокладке нового шоссе, которое должно связать северные районы Иерусалима Гива-Царфатит и Писгат-Зеэв, были обнаружены пещеры с захоронениями. Шустрые археологи поспешили объявить, что каменные саркофаги (с лежащими в них костями?) представляют колоссальный исторический интерес и место их - в музеях.

Тут-то и вышли на сцену "средневековые мракобесы". Дело в том, что Галаха категорически запрещает тревожить прах усопших. По еврейскому закону, любые раскопки следует прекратить, если в месте, где они велись, обнаружены человеческие кости. В данном случае речь идет о костях наших предков: во времена Первого и Второго Храмов покойников хоронили, как правило, в пещерах, и можно с большой долей вероятности предполагать, что любая пещера в районе Иерусалима - не что иное как еврейское кладбище. Праведный гнев охватил археологов, на подмогу к которым, как всегда в таких случаях, бросились леваки. "Это вовсе не еврейские кости! - возопили они. - Это христианские захоронения византийского периода! Там полно крестов!" А теперь сами судите, кто расист: религиозные люди или воинствующие атеисты. Незнакомые с иудаизмом, последние почему-то предполагают, что для верующего еврея нет большего удовольствия, чем осквернение гойских останков. Им невдомек, что Галаха требует относиться к могилам неевреев с точно таким же уважением, как и к еврейским захоронениям. Этого требует наша мораль, которая, с точки зрения сегодняшних ассимилянтов и ассимиляторов, устарела. Не знаю, в какой мере почтение к праху усопших - и вообще деликатное отношение к теме смерти - присуще другим народам мира. Мне известно лишь, как к этому относятся два народа, с чьим национальным характером я знаком: евреи - и русские, среди которых я прожил тридцать лет. Прекрасно помню прибаутки и частушки на эту тему такого рода:

Помер Максим -

Ну и ... с ним!

Положили его в гроб -

Ну и мать его ..!

 

Моя милая в гробу,

Я пристроился - ... .

Нравится, не нравится -

Спи, моя красавица!

 

Не исключено, впрочем, что последнее произведение сочинил не русский, а какой-нибудь еврей-хохмач, живущий ныне в Израиле и голосующий за поборников "прав человека"... Доводилось мне работать и на московских кладбищах, где мародеры-землекопы при перезахоронениях "бесхозных" останков собирали в могильной слизи "рыжики" - золотые зубы. Не перезахоронить ли и нам найденные в Мамиле и Гива-Царфатит кости? Не перезахоронить - Галаха запрещает. Что же делать? Как решить проблему? Обратиться к "гдолей-hа-дор" - мудрецам нашего поколения. Они подскажут.

"Вести", январь 1993