ПОЧЕМУ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЛЕВОЙ

Интеллигенция - социальная группа, состоящая из образованных людей, обладающих большой внутренней культурой и профессионально занимающихся умственным трудом. Большой толковый словарь русского языка, РАН, СПБ., 1998

Прочитав письмо Шломо Цира в редакцию "Вестей", опубликованное на днях, я узнал, что пропустил бурную, судя по всему, дискуссию, вызванную статьей этого господина "Феномен израильской интеллигенции, или Почему интеллигенция не может быть правой". Так что уж пусть извинят меня инициатор очередной газетной баталии, его единомышленники и оппоненты, но ссылаться в своих заметках я буду только на то самое письмо. "Автор статьи, - пишет о себе Ш. Цир, - защитил кандидатскую и докторскую диссертации в СССР". При этом он совершенно справедливо замечает: "Однако все ученые атрибуты: образование, публикации, международное признание - это один из критериев идентификации интеллигента... Главный критерий, как считают признанные в прошлом и настоящем философы гуманистического направления, - это мировоззрение! Или 'человек - цель', или 'человек - средство'. Вот где проходит водораздел". Под первым утверждением подписываюсь обеими руками: образования и профессионализма интеллектуалу недостаточно, чтобы быть истинным интеллигентом, - для этого необходима еще и "большая внутренняя культура" (см. эпиграф). О ней и поговорим. Так что же для господина Цира человек - цель или средство? Конечно же, цель - и он замечает: "Если человек рассматривается как 'средство', это неизбежно приводит к национализму, в том числе - антисемитизму, к расизму и другим проявлениям ксенофобии". Утверждение это не соответствует истине: те же коммунисты, для которых люди были только винтиками в системе, являлись не меньшими интернационалистами, чем автор письма. Противопоставлением же "цель - средство" Шломо Цир заявил о себе как о человеке крайностей, для которого мир окрашен только в черный и белый цвета. Действительно, такие идеологии существуют. Та, в которой человек лишь средство для достижения целей правителя или государства, нам знакома - это тоталитаризм. "Человек - цель" - колыбель классического гедонизма (эх, однова живем!), ограниченного, правда, в обществе законодательными рамками, чтобы особи, столпившиеся вокруг эмалированного корыта цивилизации, не затоптали друг друга при смаковании ее благ.

Раскрою Шломо Циру секрет: золотая середина между сформулированными им крайностями, а точнее, их синтез - идеология иудаизма, о котором он, судя по его выпадам в адрес "представителей ортодоксального иудаизма", имеет весьма отдаленное представление. Человек в религии нашего народа - это и "цель", и "средство". Развивать эту мысль в рамках газетной статьи не стану, повторю лишь классический совет Гилеля: "А теперь идите и учитесь". Но г-н Цир и его единомышленники, причисляющие себя к интеллигенции и считающие, что таковая может быть только левой, постигать истинную духовность своих отцов и их мудрость не желают. Они до сих пор полагают, что сфера духовного - это исключительно литература и искусство. Вот мы и подобрались к недостающему у них компоненту, без которого образованный профессионал, занимающийся умственным трудом, не может считаться интеллигентом, разве что, по Солженицыну, - "образованцем": большая внутренняя культура, требующая от человека прежде всего знакомства с мировыми религиями (включая атеизм) и самоопределения в рамках одной из них. Если это произошло, он - интеллигент или близок к тому, чтобы таковым стать. Если же на вопрос к человеку, к какой конфессии он принадлежит, тот отвечает, что еще не определился, - пусть определяется, тогда и будет видно. Если же человек утверждает, что Бога нет и даже Чарльз Дарвин не пророк Его, - он и на "образованца" не тянет. Советская власть вырастила несколько поколений евреев, не только не имеющих ни малейшего понятия об иудаизме, но и воспринявших при этом большевистскую ненависть к нему. Более того - среднестатистический "инвалид пятого пункта", независимо от того, сколько лет он проучился, и там не пытался постичь смысл мироздания и определить свое место в нем, и тут этого делать не намерен. То ли по лености ума и души, то ли из страха: а вдруг затянет! Придется поставить большой магендавид на принципе "все дозволено" и отказаться от стольких радостей жизни! А ведь чужие-то бабы слаще своей, да и борщок с мясом придется забеливать не сметанкой, а майонезом. Нет, это не для него (не примите, г-н Цир, на свой счет - я про среднестатистического "маланца"). Представьте себе дореволюционного русского интеллектуала, претендующего на интеллигентность, но не знающего основ православия. А редактор приложения к лучшей израильской русскоязычной газете не так давно назвал на страницах своего издания женой праотца Авраама Ривку! Но он хоть чувством юмора обладает, а потому в интеллигенты не ломится... Израильские "образованцы" потому и левые (нуждающийся в расшифровке искусственный термин, которым мы пользуемся, не понимая его смысла), что духовная их дремучесть приводит к аберрации картины мира - даже происходящее под носом у них они видят в искажении. Бывший "совок", задумавшийся на Святой земле над основными вопросами бытия и принявший решение вернуться к еврейству, учить Тору и жить по ее законам, безусловно - как минимум потенциальный интеллигент, даже если у него нет аттестата зрелости: он познает, Кто и с для чего сотворил этот мир и его самого. А какой-нибудь профессор, вся духовность которого сводится к смакованию стихов гениальных выкрестов и наслаждению песнями несчастного юноши, отрезавшего себе гениталии и на их месте оборудовавшего второй анус (или только готовящегося это сделать), - элементарный "образованец". И если первый, приобщаясь к еврейским ценностям и осознав свою личную ответственность за эту землю, дарованную нам Всевышним, причисляет себя к так называемым "правым" (еще одно искусственное клише), то второй, гордящийся своим происхождением от обезьяны и воспринимающий окружающее через призму христианско-марксистского мировоззрения ("несть ни эллина, ни иудея"), неизбежно занимает место на левом фланге политической шеренги, включаясь в борьбу за деиудеизацию Израиля и сокращение его территории до размеров Большого Тель-Авива. Раз уж принято в нашей среде противопоставление "левые - правые", будет уместно процитировать здесь книгу "Коhелет" ("Екклесиаст"; 10:2): "Сердце мудрого - справа, а сердце глупца - слева". Так что, господа, давайте-ка размежуемся: интеллигенты - направо, "образованцы" - налево.

"Вести", июль 1999