ЮДОФОБИЯ - ЭТО НОРМАЛЬНО

Насколько распространен сегодня антисемитизм в России? Этот бессмысленный вопрос обсуждается ныне на страницах мировой прессы, и прежде всего, конечно, - российской и израильской. Бессмыслен этот вопрос по той причине, что никакого антисемитизма в наше время не сущуствует в природе. Более того - он вообще никогда не существовал. Лидер "Памяти" Васильев, при всем его интеллектуальном убожестве, в одном из последних интервью сказал вполне разумную вещь: он, дескать, не имеет ничего против арабов, аккадцев, вавилонян, ассирийцев, финикийцев, набатеев (уж не помню, те ли племена он перечислял и в том ли порядке) и других народов семитской группы, к которой, заметим, относятся и евреи. Другое дело, что семитских народов сегодня в мире раз-два и обчелся и выяснить истинное отношение главного "памятника" к тем же аккадцам, которые давно вымерли, не представляется возможным. Кто же, собственно, "остался в лавочке"? Евреи, арабы и еще несколько немногочисленных народностей: айсоры, ряд племен, живущих в Эфиопии и на аравийском полуострове, - вот, пожалуй, и все.

Семиты, как известно, - потомки Шема, одного из трех сыновей Ноаха, родоначальников послепотопного человечества. Нет никаких данных, позволяющих предположить, что Ефет и Хам по тем или иным причинам возненавидели своего брата и завещали своим детям ненавидеть его потомков, - термин "антисемитизм" возник сравнительно недавно, когда авторам расистских теорий понадобилось закамуфлировать, облагородить такие элементарные бытовые понятия, как "юдофобия" или "жидоедство". Итак, никакого антисемитизма нет. Семиты-арабы, конечно же, не самоненавистники, а попросту юдофобы. Васильевы - точно такие же жидоеды. Они, конечно, и арабов не любят, но не потому, что те - потомки Шема, а за то, что - "черножопые". Как ненавидят они и грузин, и армян, и среднеазиатов - и т.д. и т.п. Юдофобия же носит принципиально иной характер. Нутряной. Генетический. Откуда "есть пошло" это явление?

Когда Господь решил дать человечеству свой Закон, Он, как повествует мидраш, обратился к потомкам Эйсава. "А что от нас требуется?" - спросили те. "В частности, не убивать", - сказал Всевышний. "Энтшульдиген зи, - ответили внуки праведного Ицхака, которые, по мнению ряда мудрецов Талмуда, породнившись с потомками Ефета, стали предками европейцев, - это нам не подходит. Кровожадность - наша основная черта". Тогда Творец предложил свой Закон ишмаэлитам. "От чего нам придется отказаться?" - поинтересовались бедуины. "От разврата и от грабежей на большой дороге". - "Эсмахна, Алла, мы не можем пожертвовать своей национальной самобытностью". После этого Создатель обратился к сынам Израиля, и те ответили: "Исполним, а потом Ты объяснишь нам, зачем все это нужно". Получили иудеи Тору, а вместе с ней - и то загадочное духовное свойство, которое во все века служило предметом зависти недальновидных сынов остальных народов, профукавших избранность, доставшуюся евреям. Именно в этом - корень юдофобии, явления, как мы видим, вполне нормального, психологически легко объяснимого и неопасного до тех пор, пока жидоеды не начинают устраивать погромы. "Так что же, - спросят меня, - прикажешь мириться с ним?" Приказать - не имею права, но - настоятельно советую. Сами напросились, взвалив на себя избранность, изрядно, впрочем, подзабытую со времен эмансипации. Если обижаться на юдофобов, значит надо предать анафеме Гоголя и Достоевского, Толстого и Чехова. Вы готовы? Я - нет. Представители одного из самых плодотворных направлений в сегодняшней российской прозе - так называемого "деревенского" - почти сплошь жидоеды. Ну и что? Неужели я откажу себе в удовольствии перечитывать, смакуя, "Привычное дело" Белова, "Последний срок" Распутина, "Кражу" Астафьева? На последнего обижался покойный Натан Эйдельман, переписку с ним затеял - и что доказал? Ей-Богу, позиция талантливого русского писателя-юдофоба мне гораздо понятней и симпатичней. Ну не любит он евреев (по причине, изложенной выше). Не хочет их в своей стране. Имеет на это право! А еврей берется ему объяснять, что это неинтеллигентно, негуманно, непорядочно. До чего же мне было стыдно за почтенного литературоведа, моего единокровника, мир праху его! Ну не желают вас славяне больше терпеть, чужеродцы, - вспомните об элементарной гордости и убирайтесь оттуда! Слава Богу, есть куда - если не на историческую родину, то хоть в какую-нибудь Австралию, где с вашим присутствием будут мириться еще пару десятилетий. Но нет: вы будете пытаться заставить любить себя тех, кто чувствовал, чувствует и всегда будет чувствовать свою ущербность, обойденность, сирость, когда вы рядом - и не просто рядом, но еще и в самые печенки их норовите влезть со своей позорной тягой к чужой духовности и абсолютным пренебрежением к тому иррациональному, потаенному и забытому в самих себе, что как раз и является предметом зависти нееврейского окружения. Оно, это окружение, ощущает это ваше свойство гораздо острей, чем вы сами. А если уж вы так боитесь погромов, но все же решили остаться жить среди юдофобов, - организуйте отряды самообороны и будьте готовы дорого продать свои жизни! В этом вам могут помочь книги на русском языке, изданные в Израиле, где рассказано о бойцах Хаганы и ЭЦЕЛя, ЛЕХИ и ПАЛЬМАХа. Впрочем, герои этих книг, поставившие на место кровожадных арабских жидоедов, стремились, в отличие от нынешних своих соплеменников, не только к спасению своего живота - осознанно или подспудно они выполняли свое духовное предназначение, строя еврейское государство на Святой земле. Израильтянину, солдату, религиозному еврею остается только радоваться, когда он слышит о юдофобии: если она существует, значит избранность еще не утрачена нами. И тому, кто, выполняя Божью волю, приближает тем самым приход Машиаха, есть чем гордиться. И нечего бояться: Господь - с нами.

"Вести", февраль 1993