ПЛОДИТЕСЬ, РАЗМНОЖАЙТЕСЬ!

(если не хотите жить в теократическом государстве)

Николай Островский и в постели продолжал борьбу с контрреволюцией

(из сочинения московского школьника)

В последнее время дискуссия на страницах русскоязычной прессы Израиля, которая в газете "Вести" ведется под рубрикой "Соотношение государства и религии", особенно оживилась. Выясняется, что, как того и следовало ожидать, подавляющая часть новых репатриантов являются на деле иммигрантами и не желают жить по законам еврейского "шариата". Заповеди Торы для них безнадежно устарели; эти люди хотят, чтобы Израиль стал "современным правовым государством", в котором свободно регистрировались бы их браки с представителями других народов, неевреев хоронили бы на еврейских кладбищах, Йом-Кипур был бы объявлен Днем неподсудности не существующему для них Богу, а по субботам по Иерусалиму разъезжал бы особый бесплатный автобус для бедняков с самим министром абсорбции за баранкой, кипа на голове которого придавала бы этой ситуации совсем уж инфернальный характер.

Прежде всего мне хотелось бы прокомментировать несколько высказываний наиболее интеллигентных участников дискуссии (в ходе которой "Вести", к сожалению, публикуют и откровенно хамские письма) - расхожих, но неверных, на мой взгляд, соображений, искажающих реальную ситуацию. "С развитием рыночных отношений влияние религии на общественную жизнь снижается. Более того, религиозные догмы, связывающие инициативу, стали мешать прогрессу", - пишет Р. Орман. Попробуем приложить первое утверждение из области политэкономии к происходящему в мусульманских странах: оно верно "с точностью до наоборот" - может, в том же Иране не существуют рыночные отношения? Как быть с бурно развивающимся Пакистаном - ядерной державой? А с сегодняшней Россией? Что же касается религиозных догм, якобы связывающих инициативу, - расскажите об этом австралийскому миллионеру хабаднику Гутнику или заправилам алмазного бизнеса в Рамат-Гане и Антверпене - сплошь харедим - вот уж они посмеются! По словам г-жи Орман, "Израиль, пожалуй, единственная страна, где группа ультраортодоксов, не признающая эту страну как государство и не вносящая никакого вклада в ее экономику, тем не менее, представлена в правительстве". Все сказанное - одно сплошное распространенное заблуждение. В общине харедим действительно есть две-три группы, насчитывающие несколько тысяч человек, не признающих государство, но они выборы в кнесет бойкотируют, а потому их представителей там нет и быть не может. Остальные ультраортодоксы государство признают (хотя и не делают из него культа), многие служат в армии (те же хабадники) и, соответственно, принимают участие в выборах в кнесет и муниципальные советы. Харедим вносят в экономику свою весомую лепту: они платят все налоги, работают в системе просвещения, туристическом бизнесе, на государственных предприятиях и в министерствах, занимаются оптовой торговлей, содержат магазины и лавки... А такая фраза, как "решение этого вопроса [отделение религии от государства. - Б.К.] в Израиле затягивается из-за политических игр в погоне за голосами избирателей", выказывает полное непонимание Р. Орман происходящего в стране. Дело в том, что позиции, которую она представляет, противостоят подавляющее большинство израильтян, с уважением относящихся к еврейской традиции, и не в последнюю очередь - сефарды, алию которых автор письма почему-то считает "случайностью" (а репатриация из России - закономерность?).

Совершенно прав мой старый друг Абрам Соломоник, когда пишет: "Я думаю, что наша проблема в общем виде может быть сформулирована так: каково место религии в современном правовом государстве?" Вернее, он был бы прав, если бы речь шла о любой другой стране, но не об Израиле. Это государство имеет право на существование только на основании Божьей воли, известной почти всему миру и признаваемой многими. Если же не принимать обетование в расчет, мы - просто бандиты и не имеем права находиться тут (такую позицию разделяют наши ультралевые, но остаются здесь, надеясь, очевидно, на снисходительность грядущего - не дай Бог! - арабского хозяина, который учтет их заслуги). В том случае, если мы признаем, что наше право на эту землю определено Творцом, следует согласиться с тем, что и государственность наша должна быть особой, соответствующей требованиям еврейского Закона к общественной жизни евреев. Вот тут-то мы и подошли вплотную к той черте, которая разделяет сегодня сугубо светских в нашей среде и тех, кто соблюдает традиции или относится к ним с уважением. И вновь прав Соломоник: спор о том, существует ли Бог, бесплоден (и поэтому мы с Абрамом, встречаясь у меня на субботних трапезах, давно уже прекратили дискутировать на эту тему), а станет ли Израиль государством Торы, решится в близком будущем; мой прогноз - в завершении этой статьи. "Государственные законы, - пишет А. Соломоник, - касающиеся религиозных отправлений, должны в равной мере касаться всех религиозных конфессий... Не должно быть такого положения, когда одно религиозное течение получает преимущество перед другими течениями, как это... имеет место в Израиле, где все граждане государства подпадают под действие установлений ортодоксального иудаизма, а остальные конфессии (даже и иудаистского толка) пребывают в тени и в намеренно униженном состоянии". И мусульмане, и христиане в нашей стране в отправлении своих религиозных потребностей абсолютно свободны, и миссионерством мы среди них не занимаемся (христианское же миссионерство сегодня - явление весьма распространенное, особенно в среде выходцев из бывшего СССР). Что же касается "конфессий иудаистского толка", то ортодоксальные евреи и те, кто уважает наши традиции, реформистов и консерваторов огульно иудеями не признают - и справедливо, поскольку и те, и другие "подредактировали" для себя Тору, отбросив обременительные, с их точки зрения, заповеди, и таким образом создали новые религии, позволяющие принимать в "евреи" кого угодно по облегченному церемониалу. Так что для того, чтобы выяснить еврейство конкретного реформиста или консерватора, ортодоксу необходимо провести серьезное генеалогическое исследование. Сегодня это еще возможно, через сто лет - будет задачей крайне сложной. Понятно, что допускать реформистов и консерваторов в свою среду израильтяне, приверженцы традиций, не собираются. Политикам, естественно, приходится учитывать позицию большинства в народе. А. Соломоник прекрасно понимает, что "религия на протяжении веков оказалась для нашего народа единственным связывающим его звеном и, следовательно, единственным средством выживания нации". Однако он полагает, что "за сохранение нации мы заплатили огромную цену: отстали в своем развитии от других народов на многие сотни лет". Что касается первого утверждения, то оно бесспорно; добавлю лишь, что религия и сегодня играет ту же спасительную для нас роль и всегда будет играть, иначе - неизбежная ассимиляция. А вот вторую сентенцию я просто не понял: в каком, собственно, смысле отстали? В духовном? Не верю, что умница Соломоник имел в виду именно это. Так в чем же? В проценте спидоносцев среди евреев? Если это так, то слава Богу. В чем еще? В развитии электроники? В сельском хозяйстве? В количестве издаваемых книг? В числе лауреатов Нобелевской премии?..

А теперь перехожу к обещанному прогнозу. Спор о существовании Бога, а следовательно - о тенденции развития Израиля как государства, мы с вами все-таки решим между собой - и религиозные, и светские. Поможет нам в этом элементарная демографическая динамика. В соответствии со статистикой, в нашей стране сегодня примерно 25% еврейского населения - ультраортодоксы и просто ортодоксы ("кипот сругот" - "вязаные кипы"). В их среде противозачаточные средства не применяются, а семья планируется по принципу: сколько Бог даст, столько и нарожаем. 6-12 детей в таких семьях - норма, а бывает и больше. В семьях соблюдающих традиции сефардов - схожая ситуация. У нерелигиозных - не мне вам говорить; я сам, пришедший к вере отцов в солидном возрасте, - отец двух детей. Про такие семьи в Израиле говорят: "Аба, има, йелед ве-хелев" ("папа, мама, ребенок и собака"). Что же касается раскладки среди детей школьного возраста, то вот вам статистические данные, полученные мной в пресс-службе министерства просвещения: по всему Израилю в государственных светских школах - 71,1% от общего числа учащихся, в государственных религиозных - 20,5%, в ультраортодоксальных - 8,4%; по Иерусалиму цифры следующие: в государственных светских - 45,4%, в государственных религиозных - 25,8%, в ультраортодоксальных - 28,8%. Так что в столице сегодня 54,6% школьников - из религиозных семей. Ежегодно процент учащихся светских школ сокращается на единицу - в пользу учебных заведений двух других категорий. Так что судьба Иерусалима, как мне кажется, окончательно решится в ближайшие годы, а судьба всей страны - в ненамного более отдаленные. Напомню и о другой положительной тенденции: возвращении к религии, каковое принимает сегодня чуть ли не массовый характер. Что уж и говорить, если столичная футбольная команда "Бейтар" почти в полном составе стала исполнять заповеди! Можете представить себе, с каким удовольствием отмечаю я каждый Сукот, что в окрестных дворах шалашей в эти дни становится год от года все больше.

Каким же видится мне будущее нерелигиозной части населения? Самые непримиримые противники иудаизма убегут сначала из Иерусалима (уже бегут), потом - из Израиля (бежали и бегут). Остальным придется бороться с религиозным засильем в собственной постели, по примеру классика советской литературы.

Успехов вам, друзья, в этом богоугодном деле!

"Вести", октябрь 1996