ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРОФЕССОРУ ДАНИЧКЕ

В середине семидесятых годов в одном из израильских русскоязычных еженедельников было опубликовано следующее письмо, пришедшее в редакцию из США: "Наш внук Даничка, которому исполнилось два года, шлет детям Израиля 18 долларов. Он желает будущим защитникам еврейского государства крепкого здоровья, счастливого безоблачного детства и мира на земле. Бабушка и дедушка присоединяются к его пожеланиям". Прочитав в "Вестях" письмо американских профессоров, выходцев из СССР-СНГ, адресованное "правительству Государства Израиль и его народу" и содержащее в себе ряд ценных указаний по укреплению безопасности нашей страны, я порылся в своем архиве и обнаружил там послание Даничке, которое написал в ответ на письмо его бабушки и дедушки, но по каким-то причинам так и не отправил. С тех пор прошло много лет. Даничка и его друзья-евреи подросли, стали людьми учеными, и им, возможно, будет интересна моя точка зрения на взаимоотношения евреев Израиля и галута, которая за эти годы нисколько не изменилась. "Дорогой Даничка! От души поздравляю тебя с днем рождения. Ты счастливец: тебе осталось жить на свете целых сто восемнадцать лет, как и моему сыну, Ашеру-Ицхаку. Ты совершил благородный поступок: выделил из своих скромных сбережений восемнадцать долларов, чтобы мой Ашер-Ицхак в наше опасное военное время не остался без сладостей. Большое тебе от него спасибо! Тебе, наверное, было бы интересно сравнить жизнь своей семьи с жизнью семьи твоего сверстника в Израиле. Я помогу тебе в этом. Ты живешь под чужим небом, а Ашер-Ицхак, будущий защитник еврейского государства, - под родным небом Эрец-Исраэль. Ты видишь вокруг себя в детском садике множество симпатичных мордашек: тут и христиане, которые станут завидовать твоим успехам, когда вы подрастете, и обвинять тебя в своих неудачах; тут и мусульмане, которые будут пытаться убить тебя во время очередной волны "джихада"; тут и негры, которые рано или поздно объединятся, чтобы вырезать всех белых (а евреев - в первую очередь)... Ашер-Ицхак видит рядом с собой лишь еврейские личики, с этими детьми его объединяет общая судьба. Твой папа оставил свою престижную в СССР профессию, переквалифицировался в программиста и "делает деньги". Заработав на покупку дома, он приобрел его и перепродал, потом купил новый, выше на один этаж, и сегодня уже присматривает себе небоскреб. В этом - вся его жизнь. От своей еврейской совести он откупается, опуская ежемесячно восемнадцать долларов в копилку "Магбита". Папа Ашера-Ицхака с трудом сводит концы с концами, потому что львиную долю его заработка пожирают (и слава Богу!) налоги на оборону страны. Этот папа полтора месяца в году не видит своего сына, потому что служит в еврейской армии, обеспечивая "мир и счастливое безоблачное детство" своим сыну и дочери и всем детям Израиля. Этот папа не выходит из дома без пистолета, потому что арабские террористы, у которых немало друзей среди американских политиков самого высокого ранга, повадились в последнее время стрелять в него и в Ашера-Ицхака в самом центре Иерусалима. Твой папа по большим еврейским праздникам ездит на машине в реформистскую синагогу, а папа Ашера-Ицхака молится по утрам у Стены плача, прося у Всевышнего спасения для всех евреев - в том числе и для твоей, Даничка, семьи. Меня умилило твое письмо, и я пошел в ближайший магазин и купил сыну на собственные деньги коробку шоколадных конфет. А на твои, Даничка, воосемнадцать долларов Еврейское агентство купит десять почтовых марок и пошлет в Америку десять писем: мол, не хотите ли, евреи, вернуться домой, где ждут вас самих, а не ваших денег? Расти большим и умным. Борис Камянов, папа Ашера-Ицхака" Спустя несколько лет прочитал я Ашеру-Ицхаку послание бабушки и дедушки Данички, и вот что сказал мне мой сын: "Смешные люди - думают деньгами от своего еврейства откупиться! Вот вырастет Даничка, услышит в свой адрес "жидовская морда", получит разок дубинкой по голове от нациста - и как миленький приедет в нашу страну. А если не приедет - женится на каком-нибудь негре, и одним евреем на земле меньше станет". Вот и вырос Даничка, стал профессором и учит нас, дураков, уму-разуму...

"Вести", апрель 1995