ЦАХАЛ БЕЗ БАЛЛАСТА

В пасхальной агаде говорится об одном из четырех сыновей, задающих вопросы, так: "Как выражает свой вопрос нечестивый? 'Что это за служба у вас?' У вас, не у него! Так как он исключил себя из общины, он отрицает этим главные основы веры. А ты притупи ему зубы своим ответом и скажи ему: 'Это ради того, что Господь совершил для меня при выходе моем из Египта', - для меня, не для него; будь он там, он не удостоился бы избавления". Сегодняшние юные нечестивцы с перфорированными ушами, исключившие себя из общины Израиля, составляющей вместе с Торой и Эрец-Исраэль вечное и нерасторжимое триединство, имеют собственное, "просвещенное" мнение по поводу каждого из трех этих компонентов. Тора для них, в лучшем случае, - литературный памятник. Что же касается их отношения к народу Израиля, то они скорее заключат реформистский брак с каким-нибудь негром, нежели пойдут под хупу с еврейкой, соблюдающейтрадиции.Эрец-Исраэль - вообще пустой звук для этой публики, вскормленной сладким ядом пропаганды "Шалом ахшав" и МЕРЕЦа, и она мечтает избавиться от земель, которые арабы требуют себе в первую очередь, как засидевшаяся в девках дурнушка мечтает избавиться от постылой девственности. Если же Израиль возглавит поистине национальное правительство, то эти ребятишки со своими родителями вообще слиняют из страны вслед за государственной вдовой. Вопрос о том, что представляет собой нынешняя израильская молодежь, имеет для меня отнюдь не академический, но вполне практический интерес: через полтора года мой сын будет призван в ЦАХАЛ и мне далеко не безразлично, кто станет его товарищами по оружию. Воинствующие антиклерикалы, требующие призыва в армию йешиботников, стыдливо умалчивают о явлении, получившем в их среде в нынешнюю, постсионистскую эпоху широкое распространение: их собственные сыновья косят от армии почище харедим, а те, кто все же идет служить, стремятся стать "джобниками". Так что у моего сына и его сверстников из национально-религиозного лагеря есть хорошие шансы не встретиться в боевых частях с теми, у кого нет мотивации для службы в ЦАХАЛе, и меня это немного успокаивает. Вряд ли в экипажах танков или в орудийных расчетах, где будут наши сыновья, окажутся и ультраортодоксы, и я тоже рад этому, но - по другой причине. Те, кто наблюдает за молодежью из этой общины, не могут не заметить, что они в подавляющем большинстве своем абсолютно не приспособлены к физическим нагрузкам и никакими тренировками сделать из типичного йешиботника солдата, на которого смогут положиться его товарищи, невозможно. Для изменения этой ситуации необходимо полностью перестроить образ жизни в таких семьях, что, понятно, - дело нереальное. Каждый, кто служил в боевых частях, прекрасно это понимает, и требовать массового призыва харедим в ЦАХАЛ могут только законченные демагоги или люди, которые сами пороху не нюхали. Максимум, на что могут сгодиться в армии ученики йешив, - это заменить девушек, которым там не место. Так что же это получается - мотивация для службы в ЦАХАЛе есть только у "кипот сругот"? Не только. Существует еще значительный электорат ШАСа: сефарды из соблюдающих традиции семей, молодежь, для которой Тора, народ Израиля и Эрец-Исраэль - святые понятия. И в этой среде хватает проблематичных ребят, и из нее может выйти какой-нибудь Пидернэшнл, но подавляющее большинство вместе с выпускниками национально-религиозной системы просвещения будут составлять костяк ЦАХАЛа, которому в ближайшие годы предстоит, с Божьей помощью, добиться истинного мира на Земле обетованной.

"Вести", июнь 1998