Алекс Тарн

Пятый сон Веры Павловны


Иной раз все так сходится, ну прямо один к одному. И главное - что удивительно: знаешь ведь, что удивляться тут нечему - из-за общей простоты и взаимосвязанности вещей, а все равно удивляешься. Уж больно красиво.

Ну что мне были эти яппи? Ничто. Ничтее, чем Гекуба. Я про них и не знал-то ничего до самого недавнего времени. Ну, понятное дело, встречал тут и там странное это слово, даже представлял себе в общих чертах - что оно означает... но очень расплывчато - по причине запредельной отдаленности предмета рассмотрения. Это как сидите вы в театре, в старом таком театре, с партером, ложами и третьим ярусом, именуемым галеркой; и вот там-то, на галерке вы и сидите, и сцена от вас ужасно далека, и вдобавок к этому тесно, и высокий парень с курчавой шевелюрой заслоняет вам жалкие остатки картинки, иногда – если публики мало - отсюда видимой... Представили? Да.

Но это еще не все. Потому что на сцене, в верхнем углу правой кулисы трудолюбивый паучок сплел свою сетку и теперь мирно поджидает обеденную муху, совершенно безразличный к страданиям Джильды там, внизу. Представили? Нет? И в самом деле трудновато. Ведь с вашего места даже Джильды не разглядеть, а уж паучка-то и вовсе невозможно. Вот это и называется "далеко". Примерно на таком расстоянии и находились от меня яппи.

Но вот – что-то где-то непостижимо и странно поворачивается, и... а впрочем – что тут непостижимого? Просто сосед подсунул вам мощный морской бинокль, и вы, крутя колесико и проклиная курчавого парня впереди, пытаетесь поймать в окуляры Джильду и Герцога, а вместо этого утыкаетесь прямо в паучка и его радужную паутинку, и в тот же момент, в ослепительную секунду прозрения, видите кусок мощной оси, на которую нанизаны столь разные явления этого мира - и паутинка паучка, и паутина интриги, которую плетет на свою же голову несчастный горбун Риголетто, и паутина курчавых волос перед вашим собственным носом, и... да мало ли что!

Мало ли – что? Господи, да мало ли паутин! Я вам хоть двадцать прямо сейчас нарисую, и все - на той самой Оси, да, да... гарантирую, аж страшно станет. А кому не страшно, тому – весело. Хотите?.. Ладно, не буду, так уж и быть. Но с одной паутиной не удержусь – со Всемирной Паутиной Интернета. Потому что именно из нее приплыли ко мне мои яппи, о которых вы, может быть, успели позабыть, но я-то помню, скованный нелегкой обязанностью автора следовать, хотя бы из приличия, некоторой заранее определенной теме.

Впрочем, сказать "приплыли" означает погрешить против истины. Само ничего никуда не приплывает; всегда есть какой-нибудь источник. В моем случае источником был Шуаль Склочник. Его многие знают. Из тех, конечно, кто хотя бы время от времени заходит на русскоязычные израильские интернетовские страницы. Шуаль Склочник, понятно, не имя. В Интернете вообще под своим именем почти никто не живет, что обеспечивает редкую в реальной жизни возможность безнаказанно нести любую ахинею.

Шуалевская кличка довольно точна. "Шуаль" – для тех, кто не знает - на иврите означает "лиса". Он и в самом деле, как лиса, без устали рыщет по огромной Паутине, отыскивая всякие интересные новости, с единственной целью – радостно поделиться ими с максимальным количеством людей. Принесет в зубах какую-нибудь ссылочку, положит, посидит минутку, умильно виляя хвостом, да и бежит себе дальше – искать и делиться. Иногда мне даже кажется, что это не просто одинокий шуаль, а целая лисья стая, скрывающаяся под общим псевдонимом – ведь одному существу просто не под силу перерабатывать такие объемы новостей и одновременно участвовать в десятках интернетовских форумов.

А почему Склочник? Ведь обычно Шуаль молчит, и голоса его не слышно, только все носит и носит... полезное такое, безобидное животное. Ну как... Знали бы вы, сколько грязи в Интернете, гадких слухов, клеветы… Вот и Шуаль нет-нет, да и вляпается в какую-нибудь пакость во время своих бесконечных скитаний. И уж тогда, в точности как лис, наступивший на коровью лепешку, а затем ненароком забежавший в дом, носится Шуаль Склочник по комнатам, повсюду оставляя грязные следы. И многие ему, понятно, кричат: "Пшел вон!.. Вон отсюда!.. Грязная скотина!.." А за что оскорблять-то? Он ведь из лучших побуждений... Неудивительно, что в таких случаях обиженный Шуаль открывает, наконец, рот и начинает визгливо и склочно отлаиваться. Вот и приклеили к нему "склочника".

В тот памятный день Шуаль Склочник притаранил любопытную статейку, в корне изменившую мою жизнь. Собственно, и не статейку даже, а так – школьный реферат, нечто совершенно, на первый взгляд, несерьезное. Это как, знаете, в классе, когда надо пройти какую-нибудь тему… ну, скажем, "переход от табуретки к стулу в процессе эксплуатации человека человеком". В современной школе это делается следующим образом. Учительница усаживает учеников в кружок и проводит обсуждение, исподволь, где смешком, а где и палкой направляя детей к нужным выводам.

Для начала весь класс – "разделите листочки надвое" - наперебой составляет список достоинств и недостатков указанных предметов; при этом время от времени возникает недоумение – что именно считать хорошим?.. или плохим? Тут детям долго гадать не приходится, ибо учительница, привстав на цыпочки и выразительно пуча глаза, всем своим видом подсказывает правильный ответ. Под конец урока глаза у нее совсем вылезают из орбит, зато нужный результат достигнут – все учащиеся без исключения, а главное, совершенно самостоятельно приходят к единодушному выводу о недопустимости эксплуатации честной табуретки злонамеренно гнутым венским стулом.

Разногласий при таком способе поиска истины, как правило, нет. Еще бы – ведь процесс был совместным, а значит и результат принадлежит всем. Кто против результата, тот против всех. Таким образом, диссидент немедленно оказывается под прессом общественного мнения. Насколько эта прогрессивно-параличная система отличается от тупых методов моей юности, когда усталая серолицая училка монотонно бубнила перед нашими отсутствующими лицами текст советского учебника! Она была одна – одна перед всеми; следовательно, она могла ошибаться! А потому вполне можно было ее и не слушать, а вместо этого мечтать о чем-нибудь своем – например, о Таньке с передней парты, тем более, что "своей" она была, увы, только в мечтах…  или о чем другом, столь же приятном. Это была полная, тотальная свобода мысли!

Теперь – не то. Нынешний метод не дает сачкануть. Он предусмотрительно требует деятельного участия, повязывая всех общей веревкой; он допускает некоторую свободу на стадии обсуждения, но безжалостно тоталитарен в итоге. Демократия парового катка. Плюрализм стрижки под одну гребенку…

Венцом системы и ее окончательным закреплением является реферат, в котором от ученика требуется "своими словами" суммировать проведенную над ним же лоботомию. Понятно, отчего "своими словами" взято в кавычки – реферат считается тем успешнее, чем меньше в нем своих слов – ведь истина найдена сообща, а значит и слова предпочтительней общие.

Реферат, любезно подброшенный Шуалем Склочником под хвост моей компьютерной мышке, в точности соответствовал вышеописанному типу. Думаю, что "своих слов" там не было вообще ни одного, или очень, очень мало – а иначе как бы его поместили на официальный сайт престижной израильской школы, даже не просто школы, а цитадели среднего образования, гордо называемой "Школьный Городок имени Бен-Гуриона"? Видимо, он и впрямь представлял собою чистейший образец, концентрированное выражение позиции наших макаренко и песталлоци по данному вопросу.

Ну и что? Что они мне, эти песталлоци? Ничто. Ничтее Гекубы… Так-то оно так, да уж больно меня тема заинтересовала. Я эту проблему, можно сказать, с детства решить пытаюсь, и все не удается. Вроде и формулируется она просто: "Как правильно жить?.." а можно и так: "Во что следует верить?.." – а вот поди ж ты, так разом и не ответишь. Я вот к примеру - дурак-дураком, до седых волос дожил, а так и не справился. А реферат справился. Реферат уверенно давал прямые и однозначные ответы на мои горькие многолетние сомнения, срывал завесы и рассеивал туманности. Причем всего на четырех страничках. Даже обидно стало.

Хотя обижаться, конечно, нечего. Я-то ведь в одиночку старался, а они – всем классом, под руководством опытного преподавателя. Да и сам преподаватель до этого где-нибудь в кружке сидел, на семинаре у профессора. Ну а где профессор это ценное знание надыбал – того я не знаю, но тоже, наверное, где-то сидел, напрягаясь в продуктивном усилии. И вот теперь он, реферат, лежал передо мною – плод коллективного творчества тысяч людей! А если считать школьников, то даже – миллионов! Куда уж мне, кустарю, супротив эдакой массы…

Заветный текст открывался благой вестью, как и положено истинно жизнеутверждающему документу.

"Наше время характеризуется переходом от мировоззрения целостного к мировоззрению хаотическому. Это переход от систем с ясно определенными ценностями к другим системам. Он может быть болезненным."

После этого честного предупреждения реферат приступал к развенчанию предыдущих, неправильных систем человеческого бытия, когда неразумные граждане Израиля имели глупость жить, руководствуясь "ясно определенными ценностями". Это ужасное время именуется "эпохой сабр", где под саброй понимается вовсе не саблезубый рукосуй, а всего-навсего коренной уроженец Земли Израиля, в противоположность понаехавшим сюда "откуда только не" галутным евреям. Итак, коллективный автор неодобрительно описывал извращенное поведение сабр:

"Сабры по сути своей были религиозны. Их атеизм не должен никого обманывать – ведь они находились в положении, когда идеология играла роль религии. К примеру, все они остро чувствовали свою историческую миссию, рассматривали себя как связующее звено между прошлым и будущим, полагали, что у жизни есть особое содержание. Сабры верили в особенный характер своего государства, считали его непохожим на прочие. Важной частью их религии был сионизм, героика противостояния численно превосходящему врагу, строительство страны как Третьего Храма. Роль ешив играли молодежные организации сабр-сионистов. Так же как ешиботник готов был умереть во славу Бога, так и сабры без колебаний жертвовали собою во имя Родины."

Дойдя до этого места, я посмотрел в зеркало, на знакомого мужика с отвисшей челюстью и крайне изумленным, даже где-то диковатым взглядом.

 - "Ну что ты так вылупился? – сказал я ему. – Будь добр, закрой рот и слушай умных людей. Да, допускаю, что перед тобою - несколько нетрадиционное описание нашего недавнего прошлого, которое ты в невежестве своем привык считать героическим… но тебя ведь заранее предупреждали о "болезненности" перехода. Так что немедленно прекрати отваливать челюсть и читай дальше."

Реферат тем временем продолжал разворачивать передо мной картины ушедшей эпохи, безжалостно разоблачая узколобость и мракобесие сионистских строителей Израиля. Честно говоря, поначалу мне было нелегко перестроиться – ведь многие из перечисляемых в реферате пороков я в течение всей предыдущей своей жизни относил к достоинствам. К примеру – скромность, солидарность, коллективизм, уважение к истории собственной страны, культ ее земли и природы… Но потом я прозрел. Разверзлись вещие глазницы, как у испуганной орлицы. Грудь моя вздымалась в неведомом волнении. Запах открытий кружил голову.

Следующая главка объясняла причины, по которым израильское общество получило наконец-таки шанс вырваться из прокрустова ложа сабро-сионистского мировоззрения.

"Постсионистская революция принесла с собой веру в демократию. С другой стороны, сабры запятнали себя в процессе арабо-еврейского конфликта. Оккупация арабских земель постепенно разрушала сионистский миф сабр, превращая их в жестоких повелителей. Развитие средств массовой информации сделало доступными другие взгляды на жизнь. Новые израильские историки, писатели и публицисты начали подвергать сомнению прежде принимаемые на веру сабровские истины. Наконец, начался экономический расцвет. Человеку трудно сохранять идеалы, когда хорошо с материальной точки зрения."

Последняя фраза потрясла меня своей глубиной. Поистине, до этого мог додуматься только коллективный разум! Далее шел не менее замечательный пассаж о "многоканальной культуре", привнесенной в наш мир кабельным телевидением.

"Многоканальный мир дал легитимацию разным культурам"

Как это верно! Как точно! Пораженный новым открытием, я схватил телевизионный пульт и принялся щелкать им, переходя от канала к каналу, от культуры к культуре, с каждым щелчком все более и более обогащая свой внутренний мир, полной горстью черпая из чистых родников многоканальной цивилизации. Мультфильмы… рестлинг… канал покупок… мыльная опера… снова мультфильмы… в мире животных… футбол… новости… снова футбол… немецкая комедия…

Тут я почувствовал, что мало-помалу переполняюсь культурой, и от греха подальше выключил телевизор. Тем более что впереди меня ожидало главное – описание нового сияющего мира "хаотических ценностей", сменившего устаревший, скучный и давно дикредитировавший себя сионистский идеал. Не скажу, что предательский червь сожаления по прежнему кумиру не шевельнулся в моей душе. Шевельнулся. На счастье, я догадался воспользоваться подсказкой из реферата. Помните? - "человеку трудно сохранять идеалы, когда хорошо с материальной точки зрения"? Стало быть, означенный идеал все еще рыпается только потому, что мне недостаточно хорошо! А если улучшить? Подумав, я плеснул себе виски в хрустальный стакан, включил приятную музыку и развалился в кресле.

Результат был ошеломляющим. Глупый червь немедленно сомлел и прекратил шевелиться. Воодушевленный успехом, я снова обратился к чтению.

"Переход от культуры сабр к культуре яппи сопровождается отрезвлением, отказом от поклонения своему народу и государству, от дурмана религии. Яппизм – вот новый идеал современности. Люди превращаются в граждан мира, вырываются из тесных национальных и религиозных рамок. Яппи – это продукт демократической культуры, в центре которой стоит индивидуальное Я, стремящееся к максимальному внутреннему развитию и духовной связи с окружающей Вселенной."

Мое индивидуальное "Я" перевело дыхание и оглянулось. Окружающая Вселенная смотрела приветливо и многообещающе. Из транзистора журчала музыка, в стакане весело позвякивали совершенно безопасные айсберги, духовная связь с креслом характеризовалась удобством и теплотой.

"Английская аббревиатура YUPPie (яппи) означает young urban proffessional person (молодой горожанин-профессионал). Выраженное этим словом понятие описывает образованную космополитическую элиту современного мира. От короткого слова "яппи" веет дорогим одеколоном Уолл-стритских брокеров и наимоднейшими духами престижнейших церемоний "Эмми" и "Оскара", адвокатскими сражениями и олимпийскими состязаниями. Демократия – вот единственная религия яппи.

Каковы ценности яппи? Прежде всего – святость судебной системы и прав человека. Феминизм. Секс. Гомосексуализм. Яппи любят новые впечатления. У них существует развитая культура видеоклипов – яппи долго не задерживаются на одном канале, поскольку быстро впитывают суть и спешат дальше. Яппи отличаются повышенным вниманием к собственной психике, постоянно проверяя себя на соответствие яппиевским стандартам. Принципы феминизма отражаются в их одежде и прическах. Мужчины и женщины равны во всем. Поэтому прежние шовинистские идеалы брака, семьи не подходят для яппи. В то же время секс занимает большое место в их жизни. Поэтому яппи регулярно пользуются услугами специалистов – психологов, сексологов и пр. Решив завести детей, они идут на курсы и учатся там – как быть современными родителями.

Большое значение для яппи имеют искусства: дизайн, мода и особенно - музыка. Яппи любят рок - за его демократичность и диско - за его индивидуализм и возможность свободно самовыражаться. Яппи любят получать удовольствие от жизни, но в то же время свято чтут демократию. Яппи высокообразованы, они стремятся сделать карьеру и потому интенсивно трудятся в самых перспективных областях хайтека, в юридической системе, в банках и на бирже.

Спорт также очень важен для яппи. Они пристально следят за своим здоровьем, стараются хорошо выглядеть, посещают гимнастические залы, совершают ежедневную утреннюю пробежку. Яппи борются за мир во всем мире – ведь им принадлежит будущее!"

Просветленный, я отложил прочитанный реферат и поднял голову. Я хотел стать яппи, хотел быть им! Работать брокером, кататься на роллерах, трахать лойера, слушая плейер и кушая бройлера! Как это, должно быть, здорово – бороться за мир во всем мире, за неотъемлемое право каждого наслаждаться жизнью! Все! Решено! Следущее утро начинаю с пробежки.

Я выключил компьютер и еще немного походил по комнате, возбужденный радужными перспективами будущего. В койку было еще рановато, да и не заснул бы я в таком состоянии. Мысли так и прыгали в голове. В безнадежной попытке успокоиться я протянул руку к полке и, не глядя, выдернул первую попавшуюся книжку. Почитаю… авось сон навеет. Я прилег на диван. Книжкой оказалась нечитанная мною прежде "Бедная девушка" Юли Беломлинской. Уж не помню, кто ее принес – жена ли?.. дочь?.. знакомые?.. да и не важно это.

Важно же то, что едва лишь я открыл где-то посередине эту совершенно случайную книжку – по дурацкой своей привычке именно с середины начинать знакомство с любой книжкой… едва лишь я открыл ее и ткнулся рассеянным взглядом куда-то в площадь страницы, где, как машины на стоянке, ровными рядами стояли слова… едва лишь… тьфу, черт!.. даже не выговорить. Короче, первое слово, на которое я натолкнулся, было… угадали?.. – "ЯППИ"! Яппи! Я аж задохнулся. Это ли не знак свыше? Это ли не вышеупомянутая таинственная связь между явлениями и событиями, когда все вдруг сходится в один пучок самым чудесным образом? Я впился в текст. Юля описывала свои впечатления от нью-йоркской жизни. Позвольте привести несколько цитат, выборочно:

"…у большинства наших девушек - неистребимо неправильный вид, если говорить о моде нью-йоркских монстров Яппи. У Яппи особый стиль, и я его быстро усвоила, потому что он - классный, так же как и япповская еда.

Яппи - это вообще натуральные люди-роботы.

Спят они часа по 4 в  день, с утра съедают "таблетку счастья", "прозак" называется, и целый набор витаминов: аппетит, желудок, ...естой, ...дожелание и т.д. Само ничего не работает - все постепенно  заменено, как у Железного Дровосека. При этом они не все педики, много разнополых натуралов, (если это слово хоть как-то к ним можно применить!)…

Я уж не говорю о диссидентском антияпповском движении - растет и множится движение людей, которые объявили этот очередной Эксперимент по установлению счастья провалившимся и называют любимую страну: "Концлагерь с усиленной кормежкой и принудительным  "шоппингом", но такие вот и сбегают из центра в Квинсы-Бруклины, а то и вовсе в Мэны-Вермонты. А в городе сплошной Яппи-бал…

С  любовью  у  них все  сложно. Такой  расклад: с Яппи-бабами не живет никто. Это невозможно. Они злые как собаки, некрасивые и не знают, что макароны надо кидать в кипящую воду. Морщинами они покрываются годам к 30-и и это при непрерывном  хождении ко всяким косметичкам, парикмахерам, психоаналитикам и т.д. - они ведь все свободное время должны тратить на покупание чего-нибудь. В общем, бабы ихние живут с вибраторами и это - целая культура. Однажды мои друзья, пожалевши мое одиночество, прислали мне каталог. Мы с Иркой его долго изучали - там был член "Лебединое озеро", была еще такая Бабочка - целая машина, в которую вставляется женщина, прикрепляется ремнями, и машина ласкает ее всюду, куда живой мужик и достать-то не может! Больше всего нам понравилась реклама на обложке:

     "С НАШИМ ОБОРУДОВАНИЕМ ВЫ СМОЖЕТЕ ИМЕТЬ ДО 160-и ОРГАЗМОВ В ДЕНЬ!!!"

Для мужчин там тоже были всякие штучки и резиновые красавицы, но мужчины - даже  если они Яппи, предпочитают живых и вообще, например, жениться и  размножаться. И они себе живут с желтыми бабами - кореянками, китаянками, вьетнамками и японками. Эти "ориентал вумен" отлично вписались в Яппи-Бал, я только никогда не могла понять, с кем теперь живут их азиатские мужики - ну может, их просто меньше родилось, или меньше приехало. Азиатки дико стильные, женственные и достаточно мягкие - в общем, вот такой альянс.

Конечно, Яппи мечтали бы жить и с русскими, и с испанками (так зовут всех латиноамериканцев - "испанцы", как и всех россиян -  "русские", по языку), и с негритянками - но все эти бабы в массе своей живут только со своими – так принято.

Несмотря  на провалившийся эксперимент, Яппи создали свою культуру - кухню, одежду, музыку. Считается, что и литературу, но это - …деж, книга, конечно  же,  из культуры Яппи - культуры потребления, исключена - ее полностью заменили кино, телек и компьютер. Они пытаются делать вид, что читают иногда, но в общем, не сильно и пытаются. Обычно в год читается одна МОДНАЯ книга…

Яппи создали замечательную кухню - такая могла родиться только в Нью-Йорке -  это смесь всего самого здорового и полезного из этнических кухонь всего  мира  (трагическая попытка бедных Яппи спасти стремительно угасающее от недосыпа и таблеток здоровье). Кухня - "Анти упадок Рима", туда тоже свозилась еда со всего  света, но самая неполезная - жареные волы и киты, копченые львы и тигры...

У нас когда-то  был повар Михайлов - он выступал по телеку, доказывая, что основой питания должны быть хлеб и каша. Каши должны быть многослойные и разнообразные. Но взрослого человека хлебать размазню не заставишь – ему покажется, что он в садике, или в богадельне, или в лагере, и возникнет чувство, что жизнь не удалась. Яппи  изобрели крупяной салат - горячий или холодный - это любая крупа, не сильно разваренная  и смешанная с овощами и разными соусами; для человека здорового эта еда - гениальное открытие, и по всему Нью-Йорку она продается в салат-барах. Из простого риса можно сделать и "Оливье", и винегрет, и будет не менее вкусно, чем привычная нам картошка, но в сто раз полезнее. Что касается самих Яппи, то, будучи больными  "Железными  Дровосеками" - людьми, героически отдающими жизнь и здоровье в борьбе за усиление наслаждения и "160-и оргазмов в день", они в течение всего дня стоически едят изобретенные ими салатики, а к  ночи у них начинается  истерика  по поводу того, что еще один день кончается, а наслаждение не усилилось, и они  съедают огромную пиццу, или пару сильно жареных куриц. (После этого - прибавка веса, в 6 утра - спортклуб, таблетки против аппетита, потом для аппетита - снова  курицы и т.д.)... Грустно, господа.

Еще одно изобретение Яппи - это страсть к этнической музыке – вообще кухня и музыка - места странного слияния Яппи с их антиподом - Хиппи.

И - мода. Яппи создали моду минимализма и абсолютного удобства. Например у  женщин - два варианта. Если ты хочешь нести на себе некую сексуальную нагрузку - это Калвин Кляйн, однотонные маленькие - узкие, но отнюдь не обтягивающие кофточки, свитерочки, юбочки и брючки. Именно так – в самом стиле заложены эти  суффиксы - не  брюки - брючонки - обдергунчики.

Такую моду приняли все ориентальные женщины - т.е. маркитантки эскадрона Яппи. А если  ты  хочешь  покоя и элегантности, то - Эллен  Фишер – прямые балахоны - Греция и Рим, Япония - туники, тоги, кимоно. По будням - хлопок, лен, шерсть, по  праздникам - шелк  и бархат. В сексуальной Яппи-моде есть допуск на синтетику, у Эллен Фишер - "ноу вэй".

И вечные  цвета - каждый год одни и те же, я работала несколько лет колористом  - в компании дорогих япповских мужских рубашек, помню, как стилист говорил:

"В этом году мы добавим в "бургунди" каплю оранжевого - пусть будет потеплей, а в серый немного изумрудно-зеленого..."

И  я  добавляла - микроскопические дозы - непрофессионал никогда не отличил  бы  один серый от другого, но в целом гамма неуловимо менялась из года в год, и только носители этой моды, Яппи замечали эти тонкие перемены.

Помимо одежды, кухни и музыки, Яппи конечно создали и свой стиль интерьера - на мой взгляд, совершенно отвратительный - это магазин "ИКЕЯ" - все эти черно-белые  предметы, сделанные  из  "формайки"… и всяких алюминиевых железок. Тоже минимализм - но предельно холодный, синтетический..."

Книжка выпала из моей ослабевшей руки. Измученная обилием противоречивых впечатлений голова отключилась. Я крепко спал. Мне снилось, что зовут меня Вера Павловна, что я сплю, но уже не в своем качестве, а в ее, веры-палнином, и вижу сон, Пятый сон Веры Павловны. Что будто я стою у фонтана на широкой светлой площади в толпе счастливых яппи. Они весело размахивают жареными курицами и борются за мир во всем мире. Вокруг уйма красивых длинноногих азиаток и ласковых гомосексуалистов. Все поют и танцуют диско, кто во что горазд. Повсюду бегают большие некрасивые собаки, и яппи играют с ними, бросая им в фонтан какие-то большие розовые палки, а Юля толкает меня в бок и говорит: "Ты только посмотри, Верочка, они даже не знают, что вибраторы надо бросать в кипящую воду".

"Как же так? – говорю я. – Это же фонтан!" И тут все вдруг оборачиваются, и начинают дружно запихивать меня в гигантскую механическую бабочку, с крыльями из формайки. Мне становится очень страшно, я изо всех сил упираюсь, но они все-таки заталкивают меня в какой-то тесный, мохнатый, сотрясаемый периодическими конвульсиями бабочкин пищевод. Под конец пищевод расширяется, и там, в желудке, сидит улыбающийся, полупереваренный бородатый Теодор Герцль.  Увидев меня, он подмигивает и говорит: "Теперь мы наконец-то стали как все. У нас даже есть свои яппи. И 160 оргазмов в день... Кто бы мог подумать!"

Я делаю сверхъестественное усилие – проснуться... проснуться!.. проснуться!!. и не могу.





< < К оглавлению < <               

  
Hosting by
TopList
Rambler's Top100Rambler


Дизайн: © Studio Har Moria