Цви Вассерман

ПРЕДИСЛОВИЕ

Более двух лет минуло с того памятного дня, когда автор уступил грубому нажиму Ильи Иткина, издателя газеты "Негев таймс", проведенному в лучших традициях "религиозного принуждения" (кфия датит), и согласился писать для этой газеты политические передовицы. Случилось чудо – и статьи стали пользоваться успехом. Объяснить этот успех особой компетентностью автора было решительно невозможно. Оставалось предположить, что читателю оказался по душе тон и стиль статей. Что ж, вполне вероятно, ибо автор следовал в этом вопросе совету мудрецов Талмуда, а это наиболее верный способ преуспеть в любом деле.
Мудрецы Талмуда сказали: "Всякое высмеивание запрещено, кроме высмеивания идолопоклонства!" Нет сомнения, что они разрешили применять в этом случае такое опасное средство только потому, что оно является единственно возможным. Все остальные средства: критика, разнос, брань, унижение, философский анализ – только укрепляют идолопоклонство. И не думайте, что наш просвещенный мир оставил идолопоклонство в далеком прошлом. И сегодня, как и прежде, как и всегда, человеческое общество полно фетишами и кумирами. И служат им так же неистово, во всю мощь современной технологии. Поклоняются разуму, деньгам, власти, человеку, науке, искусству, красоте, государству, коллективу, телу… а более всего – себе любимому. И на жертвенник идола возносят все, что под руку подвернется…
Еще раз просматривая статьи при подготовке сборника к печати, автор убедился, что, за самым малым исключением, все сказанное в них остается актуальным и через несколько лет, как и в момент их написания. Происходит так потому, что израильская общественная жизнь в основном состоит из ругани и обзывания, и в ней до сих пор так и не нашлось места для осмысления и обсуждения социальных проблем. Проблемы у нас в Израиле не решаются, а просто-напросто скрываются под пластами новых проблем. Так образуется плотнейший клубок, приводящий в отчаяние любого, кто отваживается на него взглянуть.
Но мы ведь тоже израильтяне. И очень может быть, что нам предстоит сыграть решающую роль в изменении социального климата в еврейском обществе. Потому что за нами многолетняя традиция противодействия нивелировке личности тоталитарным обществом, противостояния зомбированию со стороны тоталитарных СМИ.
Так что, выше голову, братцы!

ОБ АВТОРЕ

Жизнь Цви Вассермана полна чудесных тайн и неординарных событий. Он родился в незапамятные времена (еще при Сталине) в стране, которой больше нет, и в городе, которого теперь не найти на карте. Треть срока провел в различных исправительно-воспитательных учреждениях (детсад, школа, институт), что не принесло ему решительно никакой пользы! Ничто из того, чему его пытались научить, в жизни не пригодилось!! Оказалось, что даже в дискуссии о географии, которую юный Цви любил и штудировал во всех ее видах (физическом, политическом и экономическом), прав был Митрофанушка, а не его "просвещенные" оппоненты.
Еврейский язык и Тору начал учить еще при Брежневе вскоре после того, как в его голову закралась дерзкая мысль о переезде в Израиль. Но эпохи сменяли одна другую – он проводил на кладбище и Брежнева, и Андропова, и даже самого Черненко, – а попасть в Израиль ему так и не удавалось. Наконец, пришел Горбачев, и совершенно не ко времени, – как раз тогда, когда в России уже можно было развернуться по-настоящему, – отправил всех в Израиль. Среди них был и Цви Вассерман.
Пятнадцатую годовщину своего пребывания на Святой Земле Цви встречает в местечке, расположенном недалеко от Хайфы. Оттуда он совершает набеги на близлежащие города, давая там уроки Торы на русском языке для всех желающих. Нежелающих на этих уроках просят не появляться.
Долгих лет ему, здоровья, счастья и успехов в личной жизни!



ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ЗАКОН

Мэрия города Рамле, одного из городов Израиля, в котором процветает незаконное строительство, издала две тысячи (!) «постановлений о сносе незаконных построек». Исполнять эти постановления должна полиция. Полиция, однако, отказывается делать свое дело, ссылаясь на распоряжение министра внутренней безопасности и генерального комиссара полиции «не исполнять «постановлений о сносе…» в «определенных секторах общества» (догадываетесь, в каких?!), так как подобные действия могут привести… к вспышке насилия! То есть, если перевести всю эту чиновничью поэзию в прозу жизни, это означает, что способные к проявлению насилия элементы и слои вознаграждаются новыми домами и виллами, построенными на бесплатной (для них) государственной земле. А те из нас, кто годами не могут добиться разрешения на пристройку десятиметровой комнаты, должны винить в своей неудаче… собственную неготовность проявить насилие!
Мэр Рамле на этом не остановился и обратился в БАГАЦ – оплот израильской демократии. Оплот отреагировал быстро. (Когда речь идет о защите арабов или о дежурной возможности облегчить обществу религиозный зажим, БАГАЦ реагирует как молодой. Очевидно, по таким важным поводам его судьи работают сверхурочно, без выходных и отпусков.) Он сообщил мэру Рамле об «оставлении его апелляции без удовлетворения», так как считает вполне основательными резоны полиции.
Ну, теперь нам уже понятнее, почему в арабском секторе только фраера платят арнону и арабские муниципалитеты покрывают свои дикие дефициты из госбюджета. Теперь нам понятнее, почему только по официальным данным в стране 48 тысяч незаконных построек (а на самом деле, много больше), из них 46 тысяч (а на самом деле, много больше) в арабском секторе. Вовсе не потому, что евреи во столько раз законопослушнее, но потому, слушайте внимательно, что мы не отвечаем насилием, и полиция систематически исполняет постановления о сносе еврейских домов в еврейском государстве. Разве она, полиция, может хоть на минуту допустить страшную мысль о несоблюдении закона?
Эй, друзья, а как же «Государство Закона»? Как же быть с той высшей, по вашему мнению, ценностью, с тем «незыблемым устоем», расшатав который мы повалим все здание израильской государственности?
Кнессет принял закон (!) о легализации пяти религиозных (еврейских) радиостанций. (Нерелигиозные незаконные радиостанции не нуждаются в легализации и не просили об этом, так как у полиции нет ни сил, ни средств, ни высших государственных соображений, чтобы гоняться за ними.) Вы сказали: «Закон?». Ну, мы еще посмотрим! Подключили БАГАЦ, министерство связи (следует созвать комиссию, выработать процедуру предоставления…, условия аукциона, – словом, весь огромный бюрократический аппарат бросился тормозить… и затормозил! Победа!!! Закон есть, а законного радиовещания – нет! Закон есть, а по всей стране продолжаются разгромы религиозных (только!!) радиостанций.
Но иногда ситуация приобретает дополнительную пикантность. Это происходит, когда самые наши рьяные поборники законности, устоев демократии, «Государства Закона» призывают – открыто и систематически – к несоблюдению законов. Есть такие два неприятных закона, об упоминании о которых прогрессивная шерсть просто-таки встает дыбом: закон о субботнем отдыхе и закон о свинье. Первый запрещает в шабат всякую экономическую деятельность, кроме оговоренной в законе же, второй запрещает выращивать в Израиле свиней, а также импортировать свиней и свинопродукцию и торговать ею. Самое неприятное в этих законах, что они не являются плодом хомейнистской пейсатой деятельности, как по неосведомленности своей думают многие на «русской улице», а приняты (и как неосторожно!) своими же (Бен Гурион со товарищи) из демократических (первый) и чисто национальных соображений (второй). Но тридцать лет назад товарищи не предвидели ни то, что обретет большую силу пейсатый враг и станет толковать этот закон в идеологически вредном смысле, ни то, что появится в Израиле массовый потребитель доброго сала и его голос на выборах будет весить все больше и больше и за ним нужно будет волочиться и всячески его обхаживать.
Кибуцы, большие и малые магазины, импортеры, свинозаводики и т.п. ринулись эти законы нарушать! Нарушать во имя прогресса! Инспекторы министерства труда, проверяющие соблюдение закона о субботнем отдыхе, начали получать в кибуцах кулак – в физиономию, камень – в машину. Началась борьба. Силы прогресса победили, и юридический советник правительства издал директиву, в которой постановил не привлекать к уголовной ответственности работающие в шабат магазины и производителей и торговцев свининой. Почему? Потому, дружок, да потому…!
Итак, есть закон, и есть закон. Есть закон нашенский, прогрессивный, и, если кто попрет против, мы надавим на него всей тяжестью нашего правосудия, и ему придется подчиниться. А есть закон реакционный (как же он, собака, к нам в Свод затесался?), тормозящий нашу победную поступь, и такой закон мы чуем своим революционным нутром и соблюдать не собираемся.
А в результате? Ведь учат не лозунги, а реальные поступки. И из этих реальных поступков аппарата власти граждане страны видят, что нет никакой верховной власти закона и нет ни малейшего почтения к закону, что «закон – что дышло», что «был бы человек, а статья найдется», что никто не сделал в Израиле столько для дискредитации понятия закона и законности, как Верховный суд, прокуратура с полицией и верные им СМИ.
Как известно, наибольшие радетели закона и порядка составляют партию МЕРЕЦ. Когда некие нехорошие люди, настоящие провокаторы, послали в исполком МЕРЕЦа материалы о нарушениях закона о субботнем отдыхе и закона о свинье, они получили в ответ замечательный документ. Он начинался незабываемыми словами: «Не все законы следует соблюдать…»
Тебе все понятно, читатель?

Сентябрь 2000



ЛЮБИ СВОЙ НАРОД!

Израиль потрясен! Израиль ошарашен! Израиль говорит о пересмотре отношений с арабским сектором внутри страны!
Что же так потрясло израильтян, чего они никак уж не ожидали? Участие арабов-граждан Израиля в новогодних беспорядках. Мы, приехавшие в страну в последние десять лет, частенько слышали этот припев: «Ну, это наши арабы, эти не с территорий (так многие соотечественники называют некоторые части Эрец Исраэль), у них относительный достаток, им есть, что терять…» и т.д. на разные лады.
Постепенно вживаясь в израильское общество, мы познавали один за другим его мифы, среди которых были и героические битвы древних и современных борцов с религиозным засильем, и сказки-баюльки о наших, добрых, своих арабах. Возможно, в восприятии мифа о религиозном засилье общество новоприбывших и расслоилось на разные группы, но миф «о дружбе народов» наш наметанный и вместе с тем свежий глаз разоблачил сразу же. Среди сотен, а возможно и тысяч евреев из стран СНГ, с которыми я беседовал на эту тему в последние годы, я не встретил ни одного, кто был бы убаюкан этой колыбельной Всемирного Интернационала.
Израиль потрясен, но у нас не было вопросов. Мы смотрели им в глаза, и вопросы умирали, не родившись. Однажды, в пору «жертв мирного процесса», в эпоху взрывов в автобусах 1995 года, довелось мне ехать в междугороднем автобусе. И вот по радио передают чрезвычайное сообщение об очередном «мирном» взрыве иерусалимского автобуса с многочисленными жертвами. Никогда не забуду, как расцвели и засветились лица моих попутчиков, «наших» арабов из деревни, находящейся в пятистах метрах от моего дома. Простые люди, лишенные интеллигентских комплексов, они вовсе не считали нужным скрывать свое ликование и искренне радовались сообщению о том, что врагу нанесен еще один болезненный удар.
Израиль ошарашен! Как же все быстро «вдруг» переменилось? Что произошло? Ведь мы были такие хорошие, принесли в дикий ближневосточный край медицину, гигиену, построили дороги, развили промышленность и финансы – пустынный заброшенный край расцвел, пользуйтесь, живите с нами… И «вдруг»!..
Не в характере еврейской традиции возлагать на наших врагов вину за причиняемые нам бедствия. Злодейства остаются злодействами, и творящие беззаконие понесут наказание, но нигде в Торе и Талмуде не обвиняются египтяне, вавилоняне, персы, греки, римляне и другие угнетавшие нас народы. Только грехи народа Израиля являются причиной постигающих нас бедствий, и только об очищении от своих грехов мы должны думать. Единому сплотившемуся вокруг Торы Израилю не страшны никакие, даже самые многочисленные и сильные враги. Поэтому, для того чтобы разобраться в причинах постигающих нас бед, мы должны разобраться, что происходит с народом Израиля на Земле Израиля.
Ни мавританские, ни израильские, ни египетские, ни саудовские, ни иракские арабы никакой загадки не представляют. Арабский мир никогда не скрывал своего отношения к Государству Израиль и был по отношению к нему предельно последователен в общем и в частности. Его отношение к нам является прямым следствием идеологии ислама, определяющей мировоззрение даже светских, обучавшихся в США и Англии правителей арабских стран. В соответствии с законами ислама весь еще пока не исламизированный мир определяется как «дар ал харб» (территория войны), находящийся в состоянии войны с миром ислама. При этом отсутствие военных действий понимается как временное перемирие. Ислам должен завоевать весь мир, и в первую очередь для достижения этой цели стремятся мусульманские страны к современным видам вооружений.
Джихад – священная война за распространение правоверия – является фундаментальной и неотъемлемой концепцией всех разновидностей ислама, и означает он прежде всего войну, вооруженную борьбу, что бы там ни придумывали Арафат и другие виртуозные толкователи исламских доктрин.
Ислам рационален, он готов терпеть другие народы, особенно народы Писания, поскольку использование их талантов и способностей в интересах мусульманских государств. По этой причине, за немногими исключениями, положение евреев в странах ислама в целом было значительно лучше их положения в христианских странах. Но ислам готов терпеть и использовать эти народы только под своей властью, получая дополнительное удовлетворение от их униженного зависимого положения.
Арабы – гордая нация со славным и великим прошлым. ХХ век, особенно первая его половина, не был особенно благосклонен к арабскому миру. Период колониального владычества европейцев нанес чувствительный удар по арабскому самолюбию, да и сегодняшнее их положение нефтяного придатка Запада продолжает их сильно раздражать.
Арабский мир, покуда он совершенно не переродился и остается самим собой, никогда не потерпит на территории, которую он считает своей, никакой неисламской власти. Для этого ему просто надо перестать быть самим собой. Ни один арабский лидер не подпишет с евреями договора о завершении конфликта. И даже если чья-то арабская рука такую подпись поставит, это будет означать не более чем тактический ход не только разрешаемый, но и ободряемый мусульманским законом, о чем, кстати, Арафат много раз говорил в своих выступлениях на арабском языке.
Итак, с арабами все ясно. Но что же братья-евреи, откуда взялись в нашем народе «Осло», «Новый Ближний Восток» и другие самоубийственные идеи?
Известно, что тип и структура всякого общества складывается очень быстро и в дальнейшем воспроизводит себя, сопротивляясь каким бы то ни было изменениям. Израильское общество основано на идеях социалистического интернационализма, считавшего и продолжающего считать, что «бытие определяет сознание», что «пролетарии всех стран – соединяйтесь», что «арабский пролетарий нам ближе, чем еврейский буржуа» и т.д. и т.п. До самого недавнего времени партия Авода , партия Труда, гордилась партийным флагом красного цвета мировой революции и партийным гимном «Интернационал». И сегодня лидер этой партии ездит на съезды Социалистического Интернационала обсуждать с «товарищами» мировые проблемы. Словом, весь тот кошмар, то наваждение, от которого мир начал только сейчас оправляться, до сих пор существует в Израиле в качестве господствующей идеологии.
Фундаментальнейшим заблуждением израильских левых, логически вытекающим из исповедуемых ими марксистских догм, из представления о классовой природе исторического процесса, является бредовая идея о том, что арабский народ (пролетарии?) стремится к тому же, к чему стремятся они (еврейские трудящиеся). Мы хотим мира, значит, и они хотят мира. (Как известно, простые люди во всем мире хотят мира. Только буржуазия жаждет войны в целях наживы.) Мы хотим развлекаться, хотим вседозволенности, и они хотят того же. Мы считаем Эрец Исраэль «недвижимостью», которой можно торговать (у пролетариев, как известно, нет Отечества), и они тоже. Мы приняли глубокий и мудрый принцип «Территории в обмен на мир», и они тоже. Мы поставили в качестве высшей национальной (словечко немного буржуазное) цели добиться для Клинтона Нобелевской премии, и они, арабский народ, хотят того же…
Нужно было приложить очень много целенаправленных усилий, чтобы у целого народа отбить всякую охоту к критическому анализу обстановки, чтобы он не мог видеть и понимать, где и с кем он живет. Весь внутренний мир араба в корне отличается от внутреннего мира еврея, но он и не собирается – и по праву! – извиняться за это! Арабы – националисты, как и все на Востоке, но не видят в этом никакого греха. Они не придают большого значения отдельной человеческой жизни и уж, тем более, жизни неверных. Риторика, эмоции, проблемы чести и гордости играют в их жизни роль, весьма далекую от того значения, которое придаем этим факторам мы. Интересы государства, справедливость и благосостояние для них сплошная химера, если только это не его личные интересы и не его личное благосостояние. Последние опросы общественного мнения показали, что 79% (!) опрошенных израильских арабов заявили, что желают жить в государстве Фалястын, хотя они понимают, что там уровень их жизни значительно снизится. Как только появились первые признаки готовности Израиля вернуть Сирии Голанские высоты, израильские друзы, которых, между прочим, исламский мир не признает за своих и всячески третирует, начали запасаться долларами и вышли на демонстрацию против… израильской оккупации Голан!
Не исключено, что на прошлой неделе впервые за всю историю современного Израиля евреи были встречены градом камней и горящими покрышками в друзских деревнях Галилеи. И тому есть свои причины.
Во-первых, на примере предательства по отношению к Армии Южного Ливана друзы увидели, чего стоит «скрепленный кровью союз братьев по оружию». Во-вторых, первые десятилетия евреи Израиля были исполнены воли к жизни и духа созидания. Худо ли, бедно ли, они были живым сильным народом. А сила, не обязательно физическая, это то, с чем на Ближнем Востоке считаются. Сегодняшний Израиль потерял волю к жизни. Он молит о мире, а значит, просит пощады, а значит, достоин презрения, и его внутренние враги решили, что пришла пора выслуживаться перед будущими хозяевами.
Наша судьба решается сегодня не в Вашингтоне, не в Каире и не в Москве. На Небесах ждут от нас, от каждого из нас, любви к собрату-еврею, заботы о национальных интересах, уважения к евреям разных общин и мировоззрений. И тогда, и лишь тогда, мы удостоимся явных чудес, без которых нам из этой заварухи не выпутаться.

Октябрь 2000

НЕ ПОРА ЛИ ПОЗАБОТИТЬСЯ О СЕБЕ?

Волна насилия, захлестнувшая населенные арабами части Эрец Исраэль, постепенно идет на убыль. Пройдет еще какое-то время, и жизнь вернется в свое русло: прекратится метание камней, дороги вновь станут проходимыми, десятки тысяч иностранных граждан из Туль-Карема, Рамаллы и Газы пересекут «зеленую черту оседлости», чтобы занять свои рабочие места в «свободном, демократическом» Израиле, откроются магазины в Яффо, старом Акко и нижней Хайфе, прогрессивные силы возобновят в полном объеме борьбу за права угнетенного арабского меньшинства… Прожженные израильские политики без малейших угрызений совести забудут свои выспренние речи об единстве народа и по привычке будут делить наше общество на «лагерь мира» и на «подстрекателей и поджигателей войны», продолжится «мирный процесс»…
Побуждаемые обывательской составляющей нашего сознания простые граждане Израиля спрячут свои головы в песок, пытаясь, таким образом, стряхнуть с себя наваждение и считать, что ничего особенного не произошло и что как-нибудь обойдется.
Однако произошло и произошло, дорогие мои соотечественники, и как прежде больше не будет! В очередной раз нам было продемонстрировано, что «сердца правителей в руках Всевышнего». Миром правят не клинтоны, не бараки и не арафаты. С самого начала «мирного процесса Осло» большая часть еврейского населения Израиля предупреждала о неотвратимости конфронтации с арабским миром. Что бы делали в такой ситуации ответственные лидеры? – Готовили бы народ к грядущим испытаниям. Что делали наши правители? – Гнали свой народ в яму, запугивая войной, лишая воли к жизни, стремления к победе. По милости Небес израильское и мировое еврейство получило шанс очнуться от наваждений и сладких грез, встрепенуться и вновь исполниться духом стойкости, без которого нам не выжить. Безответственные правители успели сделать своим «партнерам по миру» роскошные подарки. Но все-таки положение еще не стало безнадежным. Не отданы пока еще Голаны, долина Иордана, Восточный Иерусалим… Наглядный урок получило наше общество на тему о том, какую угрозу, в действительности, представляют для нас израильские арабы. Более трезвым взглядом смотрим мы на боеспособность израильской армии, развращенной и разложенной безответственными политиками. Может быть, как-то по-новому мы посмотрим на то, что представляют собой израильские СМИ после того, как в самый разгар событий, ведущий радиожурналист – плоть от плоти системы – сказал в возмущении об организации, где он проработал много лет: «Это не Голос Израиля, это – Радио Палестины».
Итак, какие выводы должен сделать маленький, простой, послушный закону гражданин? Прежде всего, проверить и пересмотреть свой политический багаж, чтобы со всей ответственностью встретить будущие выборы. (Речь идет о выборах 2001 года.) Сегодня на повестке дня не споры о том, какую часть бюджета выделять на университеты, а какую на ешивы и на кибуцы. Сегодня речь идет о том, жить ли нам на Земле Израиля и жить ли нам вообще – нам и нашим детям – на всей большой земле.
«Мирный процесс» подох, но что идет ему на смену? Евреи Израиля, для того чтобы выжить, обязаны обзавестись – и поскорее – изрядной долей здорового национализма. Не того квасного чванства на пустом месте, которое мы наблюдаем у некоторых народов, но здорового национализма, который во главу угла внешней и внутренней политики ставит заботу об интересах своего народа. Пришла пора отбросить от себя подальше химеру интернационализма, либеральные разговоры о гуманизме и братстве народов, пора прекратить считать арабского пролетария своим близким, с которым нас объединяют классовые интересы.
Здоровый национализм вовсе не означает пренебрежения другими народами, спесь и высокомерие. Но означает он заботу в первую очередь о жизни и благополучии членов своего народа, своих братьев и сестер. Это форменное безобразие, что солдаты еврейской армии сегодня не вправе открывать огонь даже для защиты собственной жизни. Это преступление жертвовать своими солдатами, чтобы уменьшить потери «мирных» жителей. Почему это никто в Англии не спешит просить у немцев прощения за бомбардировку Дрездена? Почему американские граждане не страдают никакими «комплексами Хиросимы и Нагасаки»? Почему «великий миротворец», лауреат Нобелевской премии мира Генри Киссинджер запросто посылал американские бомбардировщики на Ханой, когда коммунистическое правительство Северного Вьетнама проявляло несговорчивость в уже начавшихся переговорах? Ответ чрезвычайно прост: потому что они руководствовались интересами своих стран и не собирались поступаться ими ради витиеватых гуманистических лозунгов.
Члены семей солдат, погибших в Ливане, должны знать, что их детей и мужей превратили в мишени для отработки Хизбаллой тактических приемов, «чтобы не раздражать мировое общественное мнение». И сегодня израильские офицеры пишут жалобы в ООН на нарушение ливанцами спокойствия на нашей северной границе, вместо того, чтобы установить это спокойствие имеющимися в их распоряжении средствами.
Назначение армии – устрашать врага. О каком сдерживании врага может идти речь, если уже почти двадцать лет Армию Обороны Израиля крепко держат за руки распоясавшиеся местные пацифисты? О каком наведении порядка можно говорить, если полиция не в состоянии обеспечить выполнение законов «из-за опасения вспышки насилия в арабском секторе»?
Нам необходимо правительство, которое перестанет искать популярности у арабского избирателя за счет интересов еврейского народа.
Нам необходимо правительство, при котором депутаты Кнессета, открыто и систематически выражающие свою солидарность с врагами, будут сидеть за решеткой, а не болтать перед всеми возможными микрофонами и видеокамерами.
Нам необходимо правительство, при котором наши соседи выучат наизусть, что за нападения на израильских солдат на нашей территории (очевидное и вопиющее нарушение суверенитета) они получат ошеломляющий удар, а за пару катюш на Кирьят Шмону ответят Бейрутом и Дамаском.
Только с таких позиций и можно вести переговоры о мире в любой точке земного шара, и Ближний Восток здесь не исключение.
Но, кроме того, чтобы на будущих выборах проголосовать за национальные силы, наш простой гражданин может сделать еще нечто вполне конкретное для укрепления нашего государства и его безопасности. Последние дни с наглядностью показали, какую опасность для еврейского государства представляет миллион арабских граждан, в массе своей солидаризирующихся с теми, кто жаждет нашей крови. Последние опросы показали, что 80% израильских арабов считают себя палестинцами и лишь 18% – израильтянами. Пятьдесят два года израильские левые пестовали идею «мирного существования двух народов на древней земле Палестины». Пятьдесят два года они уговаривали весь мир и себя прежде всего, что «наши арабы не такие». События последних дней со всей ясностью показали, что лояльность израильских арабов обеспечивалась только силой и готовностью к самопожертвованию еврейского населения. Стоило ослабнуть этим двум факторам, как от поверхностной лояльности арабов и друзов не осталось и следа.
Наш ответ, ответ простых граждан должен заключаться отнюдь не в погромах арабских кварталов или в каких бы то ни было насильственных действиях против мирного населения. Насилие породит насилие, не прибавит нам славы и не поможет решению проблемы. Но жить с ними по-прежнему, как ни в чем не бывало, мы не имеем права перед своими детьми и перед своим народом. Наши национальные интересы должны быть для нас приоритетными. Но что мы ответим своим детям на их вопрос о могущей постигнуть нас беде, если по-прежнему будем делать покупки в арабских магазинах и у арабских продавцов на рынках, если по-прежнему будем пользоваться услугами арабских врачей, адвокатов и других ремесленников, если по-прежнему будем основывать всякое строительство на дешевом арабском труде, который так часто выходит нам боком.
Бакинский еврей по фамилии Берберов прославился на весь мир тем, что в собственной городской квартире вырастил льва. Лев какое-то время вел себя вполне мирно, играл с детьми, чинно прогуливался со всей семьей. Слава Берберова росла. Появились детские книжки о нем, набор открыток, наконец, фильм «Лев идет по городу». Вы, конечно, помните, чем там в Баку дело кончилось! Лев вырос, набрался сил и… съел Берберовых.
Мораль сей истории такова: нечего винить льва, против природы не попрешь. Но не выращивайте льва в своем доме и не кормите его!

Октябрь 2000

ЗА ЧТО ЕВРЕЙСКИЙ НАРОД БУДЕТ СУДИТЬ ПЕРЕСА, БЕЙЛИНА, БАРАКА И КОМПАНИЮ…

Нет, не за Осло и не за удавку «мирного процесса». Каждый человек имеет право на собственное видение ситуации, на ошибки, на заблуждения. Весьма вероятно предположение, что эти люди, начиная (заметьте, в нарушение закона) переговоры с убийцами и разбойниками Арафата, искренне верили, что цель оправдывает средства, и мир и безопасность, которые они смогут предложить народу Израиля, с лихвой окупят все незначительные путевые издержки. Ошибки и заблуждения легитимны и далеко не всегда образуют состав преступления.
Но трескотня ангажированной израильской пропаганды вместе с треском автоматных очередей скрывали действительные преступления правящей клики, за которые им в будущем придется держать ответ. И грядущее судебное разбирательство покажет кому и какой.
Итак, в чем же состояли истинные преступления израильской элиты? Вот далеко не полный перечень их…
Изнасилование общественного мнения. Разница между предвыборными обещаниями и последующим правлением победителей – явление общедемократическое и не является характерным именно для Израиля. Но правители Израиля последних лет создали прецедент, пока не имеющий себе подобных в той части мира, где политики проходят периодический экзамен выборов: основываясь на результатах опросов общественного мнения, израильские левые идут на выборы с той программой, которую желает основная масса избирателей, но, победив, превращаются в воевод, управляющих своим краем по своему личному усмотрению, которое может не иметь ничего общего с их предвыборной платформой. А чтобы податливое общественное мнение поменьше пищало, на его обработку и запугивание бросается вся мощь дружественных правителям современных СМИ. Внимательный читатель, конечно же, помнит рабинское «Тот, кто призывает отдать Сирии Голанские высоты, пренебрегает безопасностью Израиля» и более поздние работы Э. Барака в этом новом жанре демократического тоталитаризма: «Не разделим (Иерусалима)… не уступим (Голан, долины Иордана и большей части поселений)… не впустим (палестинских беженцев)…». Этот новый и очень удобный для правителя стиль политических отношений нашел наиболее яркое выражение в словах, произнесенных нынешним премьером, когда тому ужас как надоело тявканье оппозиции: «Меня народ избрал (читай: за мужественный взгляд), и я буду делать то, что полагаю нужным (не считаясь с мнением безграмотного простонародья)!» И вот за это вопиющее и беспардонное надругательство над своим народом мы и будем судить своих горе-правителей.
Второй пункт будущего обвинительного заключения тесно связан с первым. Не один и не десять, а сотни и тысячи раз за восемь лет, прошедших с победы социалистов на выборах 1992-го года, израильтяне слышали от своих левых такую фразу: «Мы должны довести «мирный процесс» до той точки, откуда не может быть возврата к прежнему положению». Этой подлой, большевистской фразы не стеснялись, ею по недоумию гордились и всячески ее выпячивали. Но если немножко подумать, дело дрянь! Что значит «откуда нет возврата»? А если путь ошибочен? А если гибелен? А если ставит под удар безопасность Израиля? А если реальность не будет повиноваться марксистским догмам и опрокинет все расчеты мироделов? Не проявление ли это элементарной житейской мудрости в столь сложном конфликте, каким является арабо-еврейский, двигаться постепенно, с повышенной осмотрительностью, проверяя каждый шаг и его последствия?!
Нет и нет! Евсеки опираются на единственное в мире Передовое Учение, которое не может ошибаться. И потому стремительно вперед, чтобы не дать своему народу осмотреться и опомниться, чтобы заглушить голоса скептиков, не верящих в чудодейственную силу нобелевской премии, превратившей обер-убийцу Арафата в «нашего нового друга». Все эти семь лет нас постоянно оглушали болтовней о «решающем моменте, который нельзя упустить», об «окне возможностей, которые более не повторятся», о том, что «история не простит, если…», о «динамике переговорного процесса», ради которой Израиль должен был отдавать и отдавать, не получая взамен даже вымученных обещаний… Спешка была такая, что, отвечая на вопрос корреспондента, почему в договоре «Осло-2» не нашли отражения такие-то и такие-то моменты, Шимон Перес без малейшей тени юмора ответил: «Американская администрация установила дату подписания договора на лужайке Белого Дома – 17 октября. Приготовления (завхоза Белого Дома?) шли полным ходом, и обед был уже заказан (!) Поэтому мы не могли продолжить обсуждения некоторых спорных пунктов и отложили их решение на потом». (Слышал эти слова по радио своими ушами, и не в изложении, но устами товарища Переса лично сказанные.)
В победном угаре, иногда, говорятся такие вещи, которые очень бы хотелось загнать назад по прошествии самого короткого времени. Но «слово не воробей…» Вы понимаете, дорогие мои соотечественники, обед-то уже заказан, о чем же еще можно говорить! Какая безопасность, какие границы, какой Иерусалим?! Обед заказан, необходимо поспешать, а то не накормят! Что за глубина! Что за политическая мудрость!! Какая степень ответственности перед своим народом!!! И за это еврейский народ тоже будет судить своих правителей.
Поскольку, как мы уже видели раньше, большевики лучше своего народа знают, как надо, их не смущает отсутствие национального согласия по важнейшим судьбоносным вопросам. Конечно, и им следует посочувствовать: не говоря уж о Батьке, Брежнев с Андроповым и другие деятели «народных демократий» знать не знали ни о каком согласии, могли себе позволить не интересоваться каким-то там общественным мнением. Легко им было работать со своими парламентами, которые «в едином строю братских народов полностью одобряли» все, что им укажут. Не то при демократическом тоталитаризме. В Кнессете есть оппозиция, да и в своем собственном народе большинство не понимает особенностей текущего момента и следует за буржуазными националистами. Поэтому приходится опираться на братского арабского трудящегося. Но творческая социалистическая мысль и в таких трудных условиях находит выход из положения. Кроме огульной ругани и всяческого поношения, находят применение и другие способы работы с оппозицией. Один из них на израильском парламентском сленге называется «дать Мицубиши». Среди всех принципиальных и идейных членов Кнессета выбирают одного-двух самых принципиальных и самых идейных, которые уже начали надоедать своим партийным боссам и тяготить их, и переманивают их на свою стороны предложением всякого рода должностей и благ, о которых те при другой констелляции не могли и мечтать. И тогда, создав мощное парламентское большинство в один голос, сподручно решать даже насущнейшие вопросы распределения постов в директоратах правительственных компаний, не говоря уже о мелочах типа войны и мира, жизни и смерти, бытия или небытия.
И за это вопиющее пренебрежение мнением своего народа, за спесивое игнорирование воли и чаяний значительной его части, которой разрешается крутиться как пропеллерам, вентиляторам, подшипникам (ненужное зачеркнуть), мы тоже будем судить своих правителей.
И, наконец, последним пунктом в этой статье, но далеко не последним по значимости в будущем обвинительном заключении мы поставим проводящуюся на протяжении всех этих лет делегитимацию и дискредитацию инакомыслящих. С этой целью вырабатывается специальный язык, новояз, в котором топятся все общепринятые смыслы слов. Вот пускают в ход термины «мирный процесс» или «лагерь мира». Например, «лагерь мира» провел демонстрацию в поддержку правительства. Как мы должны назвать тех, что не поддерживает правительство? Ну, конечно же, это «лагерь войны»! Они за войну, они за жертвы среди мирного населения, они против мира и прогресса, против Нового Ближнего Востока! Кто эти они? Адресат известен: поселенцы, кипастые, пейсатые! Кто против «мирного процесса»? Поджигатели войны, мировая реакция, поселенцы, неонацисты, боннские реваншисты, ультраортодоксы… (валяй дальше, список длинный).
Конечно, поселенцы хотят войны! Ведь они живут на земле древней Палестины (между прочим, посланные туда предыдущими правительствами), выгнали бедных арабов (а как насчет Луда, Рамле, Цфата, Яффо, иерусалимского коридора и других почтенных мест древней Палестины?), требуют для своих детей безопасного проезда в школы (дерзость!) и обеспечения безопасности самих школ (вопиющая наглость!!).
После двух-трех лет пропагандистской артподготовки читатель и зритель понимают все без дополнительных разъяснений: поселенцы (читай: вооруженные до зубов, жаждущие мирной арабской крови) провели демонстрацию (подразумевай: за разжигание огня войны на Ближнем Востоке).
И за это, за систематическое чернение далеко не худших представителей народа Израиля, за шельмование целых секторов нашей еврейской страны, ответят перед судом нынешние правители!

Ноябрь 2000

КАКОЙ ИЗ НАС ЧЕЛОВЕК?

Есть у антисемитов всех времен и народов эдакий стандартный наборчик цитат из Священного Писания и Талмуда, с помощью которых они спешат показать всему миру человеконенавистническую сущность евреев, их развращенность и достойную самого благородного презрения подлость. Цитатник этот косо переведен, криво понят, а во всем остальном представляет собой самое фантастическое извращение иудаизма.
Любят антисемиты цитировать такое высказывание Талмуда: «Вы (евреи) называетесь адам (человек), а они (другие народы) не называются адам». «Вот видите, – звучало в бесчисленных салонах, собраниях, конференциях и съездах, кричало со страниц газет, брошюр и книг, – они нас не считают за людей!» И столь велико, столь возвышенно возмущение общественности, что и мы, и они иногда забываем, кто же кого убивал и резал, чья кровь текла рекой по дорогам истории.
Всего каких-то 90 лет назад эта цитата была одной из козырных карт обвинения на процессе Бейлиса. Страшная опасность нависла тогда над всем российским еврейством. Признание Бейлиса виновным обернулось бы морем кровавых погромов. Поэтому в его защите участвовали известнейшие раввины и лучшие адвокаты. И так ответил раби Меир из Люблина, благословенна память о праведнике, на вопрос судьи, что означает фраза: «Вы называетесь адам…».
«Если человек получает удар по руке или укол в ногу, весь организм испытывает боль, и от этой боли человек кричит. Мы не говорим тогда: Как странно: Ушиблена рука, а шумит в голове, а кричат уста? Мы понимаем, что организм един; он руководим общими устремлениями и испытывает общую боль. Но если повреждение получил кто-то другой, то организм здорового человека никакой боли не испытывает. И это имеет в виду Талмуд, называя еврейский народ именем адам (в единственном числе). Если причиняют боль евреям Сирии, их страдания отзываются в сердцах евреев России. Если в преступлении обвинен персидский еврей, бесчинствующие толпы начнут угрожать евреям Центральной Европы. Потому что мы на самом деле образуем единый организм, что не так у других народов». И судья (о, благословенный 1911 год! О, свобода!!) принял доводы раби Меира!
Я пишу эти строки, сидя за компьютером у своего рабочего стола. Из окна открывается вид на живописную долину, я могу обозревать целых пять городов (бескрайние израильские просторы!), поля, две промзоны. По скоростному шоссе туда и сюда движутся машины, припекает ноябрьское солнышко – жизнь продолжается.
А мой народ, мои братья, – не какие-то там бесправные пролетарии во Вьетнаме или в Анголе – но мои родные братья и совсем рядом, в нескольких десятках километров от моего дома, в нашей еврейской стране, уже полтора месяца живут на войне, спят, едят под пулями, под пулями едут на работу и домой, под пулями дети ходят в школы. Считают раненых и убитых и наверняка иной раз и подумают про себя или скажут вслух: Эй, там, в «Большом» Израиле, в пределах зеленой черты оседлости, когда же вы проснетесь? Когда вы поймете, что Война за Независимость продолжается! Что с каждым днем стрельба и разрывы снарядов приближаются к вашим безмятежным жилищам, грозя опрокинуть их в одночасье! Что ваши, так называемые, сограждане уже накопили порядочные количества оружия и боеприпасов, чтобы в удобный момент выступить на помощь своим палестинским братьям! Проснитесь, проснитесь, никакие это не беспорядки – это война, вы слышите, война!!
Евреи гибнут, евреи получают ранения и удары, терпят ущерб… А мы смотрим обо всем этом по телевидению как репортаж о далекой африканской войне!
Не болит у нас душа, по-настоящему, за свою землю, за свой народ, за своих братьев, дороже которых ничего на свете нет. Если бы болела, не спали бы так безмятежно по ночам, не развлекались бы, как ни в чем не бывало, не бродили бы размягченно по супермаркету, выбирая из двадцати пяти видов кефира какой-нибудь новенький, еще не приевшийся.
Вы еще не забыли это имя – Гилель Либерман, благословенна память о праведнике? Да, да, тот самый «америкаи», который, услышав весть об осквернении гробницы Йосефа, покинул синагогу в середине субботней молитвы и пошел на верную смерть. Пошел, потому что не мог не пойти, потому что душа его не принимала осторожного бездействия-согласия с варварским святотатством.
Я хочу, чтобы вы запомнили это имя навсегда – раби Гилель Либерман, да отомстит Б-г за его кровь! Я люто завидую этому человеку. Не тому, как он умер, а тому, как он жил. Ибо из его смерти можно судить о его жизни, о том, как он постоянно ощущал себя маленькой клеточкой в святом организме еврейского народа. Подвигом была его смерть, но еще большим подвигом была его недолгая жизнь.
Но иногда органы человека теряют чувствительность, и он перестает чувствовать боль в одном из своих органов. Либо он отсидел свою ногу, и она ему стала чужой, либо он заболел анальгией, болезнью, выражающейся в прекращении передачи болевых импульсов от органов тела мозгу. Врачи говорят, что болезнь эта очень опасна, так как боль свидетельствует о неблагополучии и позволяет человеку предотвратить приближающуюся беду.
Иногда адам, еврейский народ, заболевает этой грозной болезнью и перестает чувствовать боль своих маленьких клеточек, своих собратьев-евреев. Тогда жительница Тель-Авива с возмущением реагирует на взрыв бомбы на площади Дизенгоф, потому что по ее мнению теракт в Тель-Авиве – это сущее безобразие и полное нарушение всяких приличий, чего нельзя сказать о взрывах в Иерусалиме, которые полностью соответствуют ее представлениям о природе и справедливости. Тогда жители центра страны, то есть, районов, удаленных на сорок километров от нашей северной границы, особенно не утруждают себя вдумчивым чтением сообщений об обстрелах «катюшами» Кирьят Шмонэ или об ущербе, нанесенном хозяйствам приграничных поселений. Это волнует их не больше, чем хамсин, и много меньше, чем результаты матчей Национальной лиги.
Иногда болезнь принимает особо угрожающую форму, и тогда одни органы адама начинают проклинать другие его органы за, якобы, препятствование наслаждению миром. Например, движение «Шалом ахшав» в день гибели четырех евреев от рук арабских убийц публикует на первой странице одной из центральных палестинских газет платное объявление, провозглашающее поселенцев – евреев, посланных правительствами Израиля для освоения незаселенных мест Земли Израиля, – главным препятствием на пути к миру. Да не удивится читатель, когда узнает, что и он участвовал в оплате этого удивительного объявления. Ибо члены «Шалом ахшав» – штурмового отряда ООП не сбрасывались по шекелю, чтобы его оплатить. Денежки во всей их «деятельности» по разрушению остатков еврейского государства крутятся, в основном, арабские (и, как теперь стало известно, европейские – примечание 2002 года). А откуда друзья из Автономии могут сегодня взять деньги, как не из перечислений, которые Израиль регулярно производит в полном соответствии с соглашениями Осло и несмотря на усиливающиеся военные действия против «оккупантов»? А это наши с вами налоги, дорогой читатель! На те деньги, которые Израиль переводит Арафату, Байга-Шохат (в то время министр финансов) мог бы снабдить все население страны и бронежилетами, и касками, и даже индивидуальными бомбоубежищами.
И тогда отсиженные органы адама задают «глубокие» вопросы типа: «Для чего наши мальчики сидят в Ливане? (По мнению подавляющего большинства офицеров израильской армии, нет лучшего способа защиты населения северных районов страны.) «Что нам делать в Хевроне?» (Что делать? Жить на земле, которую наш праотец Авраам четыре (!) тысячи лет назад купил у ханаанских скупердяев и из которой мы были изгнаны в результате кровавых погромов 1929 года.) «Для чего раздражать арабов всеми этими Карней Шомрон, Шавей Шомрон, Элон Морэ и Маалэ Левона?» (Да не более, чем Тель-Авивом, Герцелией и Кфар Сабой. Разница лишь в том, что ликвидация еврейского присутствия в Иудее и Шомроне была требованием арабов на первой стадии «мирного процесса», а ликвидация еврейского присутствия на остальной части Эрец Исраэль стала – уже стала , только слепой не видит и глухой не слышит! – их требованием в нынешней его стадии.)
В 1937 году французские пацифисты, лучшие умы нации, тонкие интеллектуалы, обращались к своему народу с риторическим вопросом: «Хотели бы вы умереть за Данциг? (Нынешний Гданьск, который Гитлер требовал у прочих европейцев, обещая им одним удовлетворить страстную немецкую тоску по «жизненному пространству».) Нет, французский народ не хотел умирать за Данциг, и через три года Великая Франция была навеки опозорена унизительной капитуляцией.
Только тогда мы и выстоим, если будем сегодня воспринимать пули арафатовских убийц летящими в каждого из нас.

Ноябрь 2000      



< < К оглавлению < <                       > > К следующей статье > >

  
Hosting by TopList Rambler Дизайн: © Studio Har Moria