Цви Вассерман

МИР – НЕМЕДЛЕННО?

С Клинтоном я лично не знаком. Говорят он неплохой, толковый мужик, с симпатией относящийся к Израилю. Возможно.
Клинтону хочется войти в историю. Вообще-то он уже вошел в одну историю, но не один, а с Моникой. А он, видать, хочет один. Для этого ему необходимо совершить нечто героическое, например, соединить несоединимое и примирить непримиримое. Вот он и вцепился в Барака с Арафатом, надеясь приклеить их друг к другу. Но пока что-то плохо получается.
Клинтону, наверное, кажется, что если навалиться покруче и вовремя закричать: «Горько, горько! А теперь молодые подойдут под отцовское благословение!», то все кончится хорошо: они поженятся и будут жить долго и счастливо. Вряд ли он, послевоенное дитя, читал «Войну и мир»; скорее это его Моника убедила, что любовь преодолевает все препятствия.
С самого начала «мирного процесса» нас пытаются убедить в том, что подписание очередного документа есть историческое событие, приближающее наш регион к желанному всеобщему миру. Необходимо только чуть-чуть потерпеть, немного поджаться, еще уступить – и вот он – мир!
А я, простоватый израильский провинциал, еврей жестоковыйный, не поддаюсь на сладкие уговоры безумцев, самоназвавшихся «лагерем мира», и задаю им и всем своим собеседникам незатейливый вопрос, для ответа на который не требуется ни высшего образования, ни среднего, ни даже, подозреваю, начального – один лишь элементарный житейский опыт. А опыт этот подсказывает нам простой ответ: настоящий мирный процесс не сводится к подписанию красивых деклараций или витиеватых юридических формулировок. Для него необходима нелегкая кропотливая работа по культивированию стремления к миру у враждующих сторон или осознание исторической неизбежности мирного сосуществования из страха, например, или под воздействием превосходящей внешней силы. Ни того, ни другого, ни третьего, и никакого пятидесятого или сотого фактора мира на Ближнем Востоке сегодня нет!
Ну, вот добьется Клинтон своего (быть тому – не бывать!), и высокие стороны подпишут «окончательное соглашение». Как будет выглядеть наш регион назавтра после «исторического события»? Нам уже вполне понятно как! Этих соглашений уже сколько подписали, и какова их судьба? Так вот, назавтра после подписания «окончательного соглашения» Израиль, естественно (!), бросится его выполнять: спустят последние флаги на Храмовой горе и в Восточном Иерусалиме (сильно сомневаюсь, что они там еще остались под нашим могучим «суверенитетом»), отведут войска, эвакуируют поселения, продолжат переводить огромные суммы на содержание арафатовской армии, впустят мирные орды «беженцев»… А «храбрые воины-освободители» будут продолжать стрелять по еврейским школьным автобусам, только теперь уже в Нетании, Тель-Авиве и Ашдоде, а под постоянным обстрелом окажутся не Псагот и Гило, а Ришон лецион, Реховот и Хайфа (не говоря уже обо всем Иерусалиме). Израильская армия, естественно (!), будет воздерживаться от ответных действий, как мы уже проходили на «практических занятиях» после Шарм-а-шейха: «Не отвечаем на провокации (так на израильском политическом жаргоне называются десятки тысяч пуль и тысячи минометных снарядов, выпущенных армией врага по еврейским населенным пунктам, включая районы столицы государства), поскольку соблюдаем соглашение с палестинцами». Палестинские школьные учебники продолжат воспитывать священную ненависть к «сионистскому врагу», а «любовь» к нам жителей Газы и Хеврона умножится прямо пропорционально (если не в квадрате или кубе) числу прошедших там за последние три месяца массовых похоронных процессий. Американские представители станут лихорадочно ездить вперед и назад и, в конце концов, предложат новый вариант «окончательного решения», которое снабдят тем или иным звучным наименованием, но ни один американский солдат не поспешит на помощь очередному незадачливому стратегическому союзнику, ибо американские матери не позволят, чтобы «наших мальчиков убивали на этом ужасном Ближнем Востоке». Европейцы дружно осудят Израиль за варварский обстрел двумя резиновыми пулями пустого курятника в Шхеме или Калькилии, и объем нашей торговли с Европой, от которой в большой степени зависят и наша булка, и наше масло, уменьшится еще более…
Куда же будем отступать дальше?
Я потому пометил слово «естественно» в предыдущих фразах внутренним восклицательным знаком, что нас, израильтян, уже лет пятьдесят как убеждают в том, что поведение «благородного идиота» есть замечательная черта «нового еврея», призванного осветить путь окружающим нас народам. Но такое поведение, такое назойливое желание заслужить процеженную сквозь зубы барскую похвалу, вовсе не есть норма, и не таковы предписания еврейской традиции. Нашего праотца Яакова Тора называет «человеком бесхитростным, безыскусным». Всем своим существом он всецело уповал на Б-га, но тем не менее с обманщиком Лаваном он вел себя по-лавановски, а с умницей-злодеем Эсавом – по-эсавски. Благородно идти ко дну, губить себя и свою семью – такого образца мы не находим в поведении наших предков.
Годами трындели нам в уши, что Сирия приняла «стратегическое решение» установить мир с Израилем, поэтому «ради мира» необходимо отдать Голаны. Бывший президент Эзер Вейцман выражал надежду на то, что вскоре простой израильтянин сможет махнуть на своей машине в Дамаск и на тамошнем рынке разжиться питой с хумусом (согласитесь, очень образное и глубокое понимание мира). Арафат в своих выступлениях по-английски говорил, что мирное сосуществование с Израилем – стратегический выбор палестинского народа. Солидное слово «стратегический» очень нравится публике. А у русских оно вызывает еще и ассоциацию с парадами на Красной площади, где выставлялись внушавшие большое почтение толстые стратегические ракеты. «Стратегический выбор» – это серьезно, это надолго, это в одну минуту не изменишь.
И вот, после Кемп-Дэвида разговорчивый Арафат везде и всюду стал вещать, что палестинский народ под мудрым руководством его правительства решил добиваться свободы и независимости вооруженным путем. Причем, в отличие от израильских «мудрецов», Арафат ясно и открыто заявляет, что независимость эта должна покрыть своим размашистым крылом и Цфат, и Рамле, и Луд, и Яффо. «Стратегический выбор» улетучился буквально в один миг! Он оказался такой же пропагандистской пустышкой, такой же болтовней, как «стратегический выбор мира» Сирии, вкупе с клятвами Мубарака и Абдаллы!
Жесткие политические реалии – вот что определяет действия любого правительства в любой точке земного шара и, тем более, на неустойчивом Ближнем Востоке.
Подписав состряпанный в Осло документ, Арафат тут же объяснил растерявшейся части своих слушателей, что он брал пример с пророка Мухаммада, который заключил договор с племенем курейшитов, но разорвал его сразу же, как только военная сила ранних мусульман возросла. Такова исламская традиция. Египет и Иордания не ввязываются в войну в настоящий момент не потому, что они заключили мирный договор с Израилем и «навеки признали его право на существование», но потому, что сейчас считают для себя эту войну невыгодной и опасной. Но завтра ситуация может измениться. И тогда…
Резюме: палестинская шобла и ее атаманы не только не готовы к миру с Израилем, но и ни одной секунды не собирались всерьез к этому миру готовиться. Все их, якобы, мирные намерения есть чистейшей воды обман, который вводит в заблуждение только две категории жителей нашей планеты: пребывающих в сладких грезах израильских левых и скандинавских домохозяек, обезумевших от сытной размеренной жизни, в которой не происходит ничего драматического.
Что же нам делать? Поскольку большие дяди не дают маленькому израильскому мальчику выбросить из его собственного дома бешеную собаку, тому следует, по крайней мере, обезопасить себя, надев на нее намордник и суровый ошейник. Это вполне реально и к этому-то и следует стремиться!

Декабрь 2000

ДИСКРИМИНАЦИЯ ПО-ЕВРЕЙСКИ

В свете последних событий много говорят о дискриминации арабского населения Израиля. Об этом, конечно, говорили и раньше, особенно перед выборами; мэры арабских городов и члены Кнессета отсиживали положенный срок в различных палатках протеста, получали требуемое, не получали требуемого, затем снова отправлялись в палатки протеста, так как, по их словам, недополучили обещанного; лидеры партии МЕРЕЦ клялись покончить с дискриминацией и держали свое слово: в годы владычества Алони-Сарида в министерстве просвещения арабским товариществам (амутот), культурным обществам и спорторганизациям были переведены миллиарды (не оговорка!) шекелей, а любимое детище МЕРЕЦа – Дом арабско-еврейской дружбы в Хайфе «Бейт агефен» не знал, каким еще немыслимым образом потратить отпускаемые ему деньги. Сегодня Дом пустует: деньги потрачены, а дружбы почему-то не получилось.
И я, простой маленький гражданин, незаметный обыватель, задаю себе по этому поводу один примитивный вопрос: «Где же она, та дискриминация? Почему никто из политических деятелей с цифрами в руках не развернул ее безоглядное полотно перед моими глазами? Почему простаивают журналисты, и их многословные статьи на протяжении многих лет не содержат ничего, кроме стенаний, покаянных биений в грудь и глубокого гражданского возмущения?»
Вот я иду по городу, всюду принадлежащие арабам магазины, киоски и ресторанчики. Если вы сядете в такси, то почти наверняка увидите рядом с собой водителя-араба. Процент арабских студентов в Хайфском университете значительно превышает их долю в населении страны. В списке врачей больничной кассы не меньше трети занимают арабские фамилии. Повсюду вывески арабских адвокатских и бухгалтерских контор. Никого не преследуют за то, что он говорит на арабском языке. А после того как они под водительством МЕРЕЦа выиграли Багац – апелляцию в Верховном суде, обязывающую правительственные учреждения и компании делать все надписи и на арабском языке, – нашим еврейским националистам просто некуда от него деваться. Если кто-то заговорит на русском языке, в него, как вам известно, за это могут воткнуть нож. По-арабски говорите сколько влезет, а ножом можно даже при этом себе помогать!
Вы скажете: "Но их эксплуатируют, они работают на Абрама за гроши!" Дорогие мои читатели, половина наемных работников в Израиле работает за минимальную заработную плату! И дело не в том, что плохие дяди с бичами в руках бьют без устали по их голым натруженным спинам. Причиной тому непростое устройство маленького, но многосоставного рынка труда в нашей стране, где огромное большинство трудоспособных людей либо не имеет никакого образования и ни малейшей склонности к его получению, либо, получив образование, оказывается не в состоянии пробиться через густую толпу родственников, облепивших сладкие места, и уезжает заграницу в поисках счастья.
Вы скажете: «Но арабы не получают средств от государства на развитие инфраструктуры; состояние дорог, канализации, водоснабжения в арабском секторе крайне неудовлетворительное, расходы на образование минимальны!» Я приглашаю скептиков проехаться по населенным пунктам близкой мне Галилеи. Повсеместно идет бурное строительство, в значительной своей части, понятно, незаконное, а, следовательно, и существенно более дешевое. Я снимаю квартиру в многоквартирном доме. Из окна своей квартиры я вижу арабскую деревню, сопоставимую по размерам с нашим еврейским поселком. Вы с легкостью мне поверите (потому что и ваши глаза никогда не видели ничего иного), что все жители этой деревни живут в отдельных домах, и я очень сомневаюсь, что кто-то там у них снимает домик у дяди Ибрагима. Целые деревни и городки нелегально подключены к водо- и электросетям, и государство не получает от них за это ни гроша, но попробуй, отключи! Дороги до въезда в арабский населенный пункт такие же, как и по всей стране, а внутри, и правда, разбиты как надо. Но не потому ли это, что чужого, колхозного, им не жалко, что не хотят они эти дороги эксплуатировать и вкладывать в них получаемые от МВД и министерства строительства средства, растаскиваемые местными хамулами?! Ведь, за вычетом обласканных «своих» мест, все населенные пункты получают от министерств средства, соответствующие численности населения.
Вы скажете: "Большие деньги в развитие еврейского сектора инвестируют Сохнут и богатые заграничные евреи! Арабы же этих денег не видят". Правильно, этих денег не видят, зато видят другие деньги и по различным намекам можно догадаться, что никак не меньшие. (Кстати сказать, могучий некогда Сохнут ныне сильно скукожился. Его годовой бюджет составит в будущем 2001 году 236 млн. долларов. Если учесть, что сам Сохнут потребляет не менее 40% этой суммы, то на всякие там насущные проектики, вроде создания в Израиле сети реформистских храмов или бараковой «светской» революции, остается сущая ерунда. (Явлением в общественной жизни Израиля делают Сохнут необыкновенные блага, получаемые его руководящими работниками при выходе на пенсию.)
Посланцы различных фондов израильских арабов кружат по всему миру, собирая средства. Средства находятся в арабских странах, но все больше и больше в Европе и, особенно, в США. Арабский сектор в США быстро растет, и вместе с ним растут его финансовые возможности и политическое влияние. Как и арабские члены Кнессета, фонды израильских арабов работают в тесном контакте с ООП, Хамасом, Исламским джихадом, Хизбаллой и другими крупными поборниками мира. Время от времени в СМИ появляется (и тут же исчезает) робкая информация о том, что, например, в Умм эль Фахм фонд, созданный для развития местного просвещения, помог местному отделу «Исламского движения» закупить толику вооружения и амуниции, очевидно, для сдачи местными детишками нормативов ГТО. А другой гуманитарный фонд поддерживал семьи отважных террористов-самоубийц, погибших, подрывая вражеские автобусы или стреляя по вражеским школам. Но наши опытные газетчики уже знают: на эту тему не очень-то распишешься; бдительные поборники прав «человека» немедленно разглядят в подобного рода сообщениях лютую дискриминацию и очевидное подстрекательство к насилию. Так и существуют – бесконтрольно и безнаказанно – фонды, финансирующие разнообразные виды антиеврейской деятельности.
Может быть, дискриминация существует в политическое жизни? Давайте, сопоставим! Вы помните, как член Кнессета Авигдор Либерман в частной беседе обозвал полицию. Так еле отвертелся! (Дело сошло ему с рук при «раннем» Бараке, осмелюсь предположить, что ныне, при «зрелом» Бараке, Либерман так легко не отделался бы.) А сколько пришлось стараться члену Кнессета Мохаммаду Бараке, чтобы привлечь внимание прокуратуры! И только после того, как он призвал израильских арабов проламывать головы (лексикончик-то, заметьте) полицейским, юридический советник правительства, скрепя сердце, дал указание провести по этому факту полицейское расследование. Но Бараке не сразу поверил своему счастью, и для верности выступил еще разок в исламском университете, где призвал израильских арабов присоединиться к интифаде. И этот самый мерзавец Бараке хорошо знает, что ничего, кроме политического пропагандистского выигрыша, ему за это не будет – не осмелится элита подорвать свои позиции среди братского арабского избирателя.

* * *

Есть в нашем городке небольшой супермаркет. Арабы из окрестных деревень приезжают сюда делать покупки – во всей округе нет места дешевле. Вот они спокойно и обстоятельно идут по суперу, одетые в традиционную арабскую одежду, без стеснения и боязни говорящие на своем родном, арабском языке. А кого им бояться?! Меня?! Моих детей?!! Моих товарищей и соседей?!! Попробовали бы мы поехать в новый торговый центр к «нашим арабам» в Шфарам, остались бы от козликов только рожки да ножки, если не менее того. Вот вам и вся дискриминация арабов в Государстве Израиль!

Декабрь 2000

ПРИЗЫ ЗА НАСИЛИЕ

Администрация Барака передала международной комиссии Митчелла, расследующей причины вспышки насилия в нашем регионе, отчет на 150 листах с приложениями, который описывает систематическое и постоянное невыполнение палестинской автономией соглашений Осло и всех последующих соглашений во всех возможных областях. Отчет этот засекречен, как «содержащий конфиденциальную информацию». В связи с этим возникает простой вопрос: от кого скрывается эта информация? Ответ настолько очевиден, что каждый из наших читателей выпалит его не сходя с места: информацию засекречивают от врага, актуального или потенциального. Данный отчет представлен комиссии ООН; значит, ООН не враг. Американская администрация получила отчет еще раньше комиссии Митчелла; следовательно, она тоже не враг. Палестинская автономия лучше всех знает, что она нарушает, а что нарушит в ближайшем будущем; значит, от нее тоже нечего особенно засекречивать. Так кто же этот опасный враг, от которого мы скрываем свои государственные тайны, уже выболтанные всем и каждому за кордоном??! Всех перебрали, пользуясь методом исключения. И кто остается? Народ Израиля – вот самый опасный враг бараковой администрации, вот от кого одного только секретят важный документ!! И опасность, которую представляет собой этот непослушный, жестоковыйный народ, десятикратно возрастает в связи с приближающимися выборами.
Судите сами. С одной стороны, в отчете сказано и доказано, что решение о развертывании интифады с применением огнестрельного оружия и в кооперации с ХАМАСом и Исламским джихадом принято руководством ПА и лично товарищем Арафатом сразу же после провала кемп-дэвидских переговоров. С другой стороны, по телевидению уже начали гонять предвыборный ролик партии Авода, который представляет интифаду Эль Акса – военные действия палестинских вооруженных формирований – спонтанным взрывом возмущения мирных арабов Палестины по обе стороны «зеленой черты» (впрочем, Палестина не знает никакой «зеленой черты»; она вся нашенская, палестинская, от Нила до Евфрата. А «зеленая черта», по одну сторону которой находятся «законные» земли, отвоеванные в 1948 году, а по другую – «оккупированные» в 1967 году территории, существует только в воображении израильских холопов), спровоцированном известным ликудовским ястребом Ариэлем Шароном. Ну, скажите на милость, можно ли такой отчет представлять народу Израиля в столь деликатный момент?!
По аналогичным соображениям постановили засекретить Белую Книгу, подготовленную МИД Израиля с тем, чтобы противопоставить хоть что-нибудь захлестнувшей весь мир разнузданной проарабской пропаганде. Постановили засекретить, а то вдруг в Израиле узнают, как наши партнеры по Новому Ближнему Востоку выполняют свою часть соглашений, т.е. что именно они подкладывают в тот самый хумус, которым – по замыслу экс-президента Эзера Вейцмана – они попотчуют израильтян на базаре в Дамаске.
Но легко сказать «засекретить»: в наше время не очень-то получается; и гуляет вредная парочка – отчет для комиссии Митчелла и Белая Книга – по интернету, и каждый израильтянин волен заглянуть в них и ознакомиться… Скандал, а спросить не с кого. Слишком много народу было причастно к их изготовлению, и каждый мог продать своих боссов и за деньги, и за просто так…
Да и израильтяне все-таки еще не безнадежны: глаза есть у большинства, да и голова кой у кого сохранилась. Они и сами безо всяких отчетов видят что к чему и смекают. И задают вопросы, на которые у Барака нет ответа.
А вся правда-матка, которую правительства Барака-Переса-Рабина и дружественные им СМИ безуспешно пытались скрыть от своего народа, описана в этих документах: и что палестинская полиция – никакая не полиция, а небольшая, но очень опасная для нас армия, численность которой почти вдвое превышает установленные в соглашениях с Израилем пределы и которая тайно, по всем каналам, вооружается совсем не полицейскими видами вооружений, как то противозенитными ракетами и ракетными минометами типа «Град», и что эта самая «полиция» активно участвует в планировании и проведении атак на израильтян и объекты в Израиле, и что никакой борьбы с террором администрация Арафата не ведет, а, напротив, освободила из тюрем почти всех задержанных, арестованных и осужденных террористов, и что разрушение и осквернение святых для еврейского народа мест не есть неконтролируемые вспышки национализма, но планируемая и направляемая властями автономии практика, и что за прошедшие семь лет ничего не сделано для разоружения разного рода вооруженных милиций типа «Танзима».
Кстати, о «Танзиме». Для вашего покорного слуги, пишущего эти строки, как и для большинства простых израильтян, "Танзим" появился на арене интифады внезапно, как будто выпрыгнул из какого-то тайного сундука. Вдруг выяснилось, что есть у него свой штаб, свои обученные командиры, свои опытные бойцы с хорошо налаженным снабжением и вооружением и свой атаман, который не очень-то слушает товарища Арафата и которому лауреат Нобелевской премии мира (!) товарищ Арафат не может приказывать, а может только рекомендовать или просить. Конечно же, существование этого "Танзима" была «тайной» только для нас, израильских обывателей, но, согласитесь, тайной, надежно оберегаемой и помогавшей «архитекторам Осло» поддерживать в народе наивные мечты о том, что, быть может, все как-нибудь обойдется.
Вообще многие правители любили и любят напускать на себя важный вид, мол, мы посвящены в великие тайны и располагаем особой информацией, которая в корне меняет всю картину, и поэтому, ты, о маленький избиратель, доверься мне, большому человеку, видящему со своего высокого поста на много тысяч километров вокруг и на десятки лет вперед. Однако позволительно будет и нам, таким маленьким и бестолковеньким, поинтересоваться и спросить: если будущее Ближнего Востока столь опасно, если столь велика ракетная и химическая угроза со стороны Ирака, если Иран вот-вот получит баллистические ракеты, способные долететь до Израиля, если через пять-десять лет только ленивые аллергики не будут обладать ядерным оружием, если даже какая-нибудь там Хизбалла уже сейчас может обстреливать своими катюшами Хайфу, то как может ответственный еврейский лидер предлагать роскошные стратегические подарки атаманам шайки, которая не выполнила ни одной статьи предыдущих соглашений и все эти годы культивирует лютую ненависть к нашему народу и к нашей стране и занята подготовкой войны против нее? Как мы будем отбиваться от иракских и сирийских ракет и танков, от египетской авиации и артиллерии, наконец, от палестинской «полиции» без Голанских высот, без Иорданской долины, без Иудеи и Самарии, без пояса безопасности в Ливане?.. Единственно только подписью Арафата под «мирным договором», больше нечем. Если сейчас ничто и никто не может остановить их от вынашивания злодейских замыслов тотального нашего истребления под аплодисменты свободолюбивой Европы, если сейчас они нисколечко не боятся дядю Сэма и его тетю Мадлен (Олбрайт), то какая «воля мирового сообщества» остановит их, когда все приготовления будут закончены и настанет, как любят сегодня выражаться, «час истины»? Если вы сами признаете, что за эти семь лет их возможности и желание навредить нам значительно возросли, а наше положение неизмеримо ухудшилось, то в чем заключается аномальная логика дальнейших уступок?
Но вопросы на этом не кончаются. Чем отличаются неожиданно щедрые предложения Барака в июле 2000 года от еще более щедрых декабрьских предложений? Ответ на этот вопрос ясен даже бывшим генералам израильской армии: тремя месяцами вооруженного насилия между ними. Вывод очевиден любому и каждому: насильники (т.е. борцы за освобождение Палестины) одерживают победу, они на верном пути. Так зачем им сворачивать с пути, приносящего долгожданные плоды? Наоборот, естественно и логично усилить вооруженную борьбу: больше взрывов, больше стрельбы, больше жертв – кровью мы завоюем Родину!! Если «мирный процесс» продвигается с таким успехом, почему бы не довести его до логического конца?

Январь 2001

ЕСТЬ АЛЬТЕРНАТИВА!!

Всякий раз, когда нашим правителям указывают на очевидную пагубность выбранного ими пути, они – будь то Шимон Перес, или Эуд Барак, или какой-нибудь дежурный Бейлин – патетически восклицают: «А какова альтернатива?! Вы, что же, хотите получить войну?! Мы не хотим, да и не можем управлять чужим народом».
Напрасно недовольные репатрианты обзывают Израиль «Ближним Востоком». У нас в Израиле есть все, чего душа пожелает. Выступления политиков, например, являют собой великолепную смесь дальневосточных мантр, бурятского шаманства и токования тетеревов. Весь фокус в том, чтобы бесконечно повторять свои мантры, бить в бубен и никого не слушать. Если поднатореть в этих ремеслах, может случиться, что партийный босс обратит на тебя внимание, и глядишь – есть шанс и в Кнессет угодить.
«А какова альтернатива?!» – это мантра. Это не вопрос, который задают, чтобы получить ответ. Ответ никого не интересует, а если жертве ораторского или политического насилия удастся все-таки прокричать свой ответ, то его постараются не услышать. За годы, прожитые в Израиле, я не могу припомнить ни одного случая обсуждения реальных национальных или государственных проблем. Только крики, ругань, обзывания, наклейка ярлыков; только разборки кто кого первый назвал «фашистом» и кто по этому поводу первым обратился в БАГАЦ.
Про альтернативы вашему «мирному процессу» вам говорили постоянно на протяжении всех этих семи лет, но разве вы слушали свой народ?! Прежде всего, в лучших большевистских традициях вы не давали ему высказаться. Громили радиостанции (Аруц 7, Радио 10, Коль амизрах, Коль анешама, Коль аэмет, Аруц 2000… список длинный; в декабре 2000 года были конфискованы и уничтожены на месте 9 (!) передатчиков «Радио 10» – самой популярной религиозной радиостанции, объединяющей сефардов и ашкеназов, литваков и хасидов), изгоняли неугодных журналистов (перестройка газеты «Вести», перетряска радио РЭКА, периодические партийные чистки в Управлении радио и телевещания, бойкот маститого журналиста Амнона Данкнера после того, как тот высказался в защиту Арье Дери и против насаждаемой через СМИ вражды всех ко всем), т.е., как сказано в изучаемом во всех школах «Наследии Рабина»: «Вы можете все крутиться как пропеллеры, ничто вам не поможет».
Нет альтернативы? А помните сотрясавшие Израиль демонстрации под лозунгом «Рабин, остановись на мгновение, куда ты так бежишь?» Чем вы ответили на это очевидное разумное предложение сотен тысяч своих граждан? Мантрой про «динамику мирного процесса»! А помните статьи и обращения, факсы, письма и телеграммы «Не давайте им оружия»? Ой-ой-ой, как в воду глядели, мазурики! А чем вы ответили на этот сверхразумнейший вопль? Снова мантрами, т.е. пустыми ничем не обеспеченными словами: «Первый же выстрел по израильтянам будет означать конец «мирного процесса», «Если с этой высоты будут обстреливать наши населенные пункты, мы захватим их в течение часа» и т.п.
Нет альтернативы? А помните, чем вы отвечали на критику об отсутствии в соглашениях Осло всякого механизма принуждения «партнеров» к выполнению своих обязательств? Замминистра, а ныне министр, Бейлин сказал, что «он просто не готов примириться с ситуацией, при которой невозможно достичь мира между Израилем и его соседями». Простите, адон Бейлин, это заявление не реально мыслящего политика, но символ веры (не даром, видать, поставили Бейлина расформировывать министерство по делам религий), экстатическое восклицание мистика, отрицающего банальную реальность в пользу величественного миража. Слишком часто высказывания этого «архитектора Осло» отдают научной фантастикой, и жить в «здании», построенном по его «проекту», будет столь же удобно и безопасно, как в фантастических мирах Брэдбери или Лема.
Нет альтернативы, говорите вы? Но во имя чего же вы сломали механизм мадридской конференции, вся идея которой состояла в устроении постепенного процесса создания доверительных отношений между сторонами, медленном, но надежном развитии внутри арабского мира новых сил, готовых примириться с существованием Израиля. Этот подход уже начал давать свои плоды, породил определенные, осторожные надежды. И, что немаловажно, вокруг подобного рода идей можно было бы объединить различные круги в самом Израиле и опровергнуть скептицизм многих реальными достижениями! Альтернативой этому уже начавшемуся процессу и стало ваше кровавое Осло – реанимация подыхавшей было банды убийц и удушение их руками всех тех умеренных сил в арабском мире, которые обязан был поддерживать всякий разумный политик, и, как следствие, экстремизация палестинского общества, "жертвы мира", непомерное разрастание аппетитов грабителей, видящих, как славно благословляется насилие!
Нет альтернативы? Нет военного решения? Полноте, неужто нет решения проблемы обстрелов Гило или Неве Яакова? Неужто мы должны бронировать окна домов своей столицы, а сотни раз проклятые вами поселенцы (между прочим, евреи, ваши соплеменники) должны месяцами жить на войне вместе со своими детьми, «лежащими тяжелой обузой на госбюджете»? Да и сами эти любимые ваши слова «Нет военного решения этой проблемы" (Ливана, территорий, обстрелов Псагот, взрывных устройств, обстрелов автобусов и т.д.) тоже не что иное, как мантра. Нет необходимости быть военспецом, чтобы понять: военное решение может быть дорогостоящим, может вызвать серьезные дипломатические осложнения, может потребовать жертв с нашей стороны, в конце концов, его может не быть на самом деле… Но тот, кто вслух заявляет об этом, никакой не политик, а неумный капитулянт, и его «мирная политика» неизбежно приведет к тупику, жертвам, крови, поражению. Ибо кто же будет нас слушать, кто даст нам жить здесь на Земле Израиля, если мы не заверим своих врагов, что, да, есть военное решение «этой» проблемы, и что цена, которую они заплатят на пути войны, будет неизмеримо выше нашей.

Январь 2001

РАБОТЫ НЕПОЧАТЫЙ КРАЙ

Выборы позади. Худшие предположения, нет-нет да бурчавшие где-то в нижней части живота, не подтвердились. Наш народ не подкачал и сказал свое решительное «НЕТ!!» заправлявшей делами государства банде. Мы победили, но столь насущная для страны работа по оздоровлению нашего общества впереди. Барак побежден, но не побеждена еще бараковщина. Правящая в стране мафия (на израильском политическом сленге ­– элита ) лишилась полной, безраздельной власти в государстве, но вовсе не лишилась самой власти. А она вцепилась в эту власть так крепко, что ее не смогли одолеть ни годы правления Бегина-Шамира, ни три года премьерства Нетаниягу. Сами зубы сломали, а власть осталась в руках мафии, хотя и нервы ей потрепали слегка. Эти слова требуют объяснения, и я хочу предложить такое объяснение вашему вниманию.
Когда в 1977 году после нескольких десятилетий безраздельного господства в Израиле Рабочей партии (Мапам, потом Мапай, потом Авода) победу на выборах одержал Ликуд под руководством Менахема Бегина, народ услышал из уст проигравших множество произнесенных в сердцах крепких выражений, из которых особо запомнились два, быть может, самых типичных: один из лидеров Рабочей партии сказал: «Если такова воля народа, то нам не нужен такой народ!», а другой заявил: «Ганву лану мединаУ нас украли страну». Долгие годы своего розовощекого олимовского детства я воспринимал обе эти фразы как курьез, как психологически понятную реакцию строителей государства, правивших в нем долгие годы, на неприятные для них перемены в распределении министерских кресел. Проснулся я от сладкой спячки, и глазки мои раскрылись широко, когда в 1996 году, после победы на выборах Биньямина Нетаниягу, я услышал те же самые слова от выступавшей по радио молодой женщины лет тридцати (т.е. явно не из отцов-основателей), активистки Аводы из Тель Авива. «Ганву лану медина !» – ее голос выражал неподдельное, искреннее возмущение. Как если бы приплыл варяжский гость со дружиною на широкогрудой ладье и, одолев местных заслуженных витязей, которым полагается властвовать по старинному родовому праву, покорил державу.
Вы, конечно же, не забыли лозунг «Народ и партия едины!» Его реальным содержанием было не то, что «партия является организующей и направляющей силой общества», ведущей слившийся с ней в едином порыве народ к новым свершениям, а то, что никакой другой жизни, кроме той, что партия предписывала, народу не полагалось и иметь. Единство партии и народа достигалось в СССР тем, что народ жил с разрешения партии и в той степени, в какой ему дозволено было жить. Партия не была силой, захватившей власть в государстве, – она сама и была государством. Поэтому не лукавили партийные начальники, настоящие коммунисты, когда с металлом в голосе угрожали несчастному жалобщику, сдуру написавшему письмо в ЦК или даже лично Генеральному Секретарю: «Ты на кого вздумал жаловаться?!! Ты на народную власть вздумал жаловаться!! Против народа пошел?!!»
В маленьком Израиле с избытком хватило тридцати лет, чтобы захватить реальную власть и начать процесс ее самостоятельного воспроизводства. Власть – это не только премьер-министр, не только правительство и не только Кнессет. Прежде всего, и в основном, власть – это аппарат, это комплекс, который включает в себя практически несменяемых высших и средних чиновников аппаратов министерств, армии, полиции, прокуратуры, всей системы судов, скрепленных воедино родством, кумовством, боевым прошлым или, на худой конец, чувством особой сословной принадлежности к правящей касте. Как нервная система тело, пронизывают «тело» аппарата органы средств массовой информации. Министры приходят и уходят, а аппарат остается. Если народ «умен» и выбирает «правильное» правительство, то аппарат с готовностью и радостью принимает своих людей и не тяготится их присутствием в здании министерства, зато очень и очень тяготится теми людьми, которые стремятся омрачить эту славную пору. (Примеры: единодушное одобрение СМИ всех зигзагов Барака, тишайшее принятие расширения кабинета министров за счет учреждения шести новых, априори и очевидно, никому не нужных министерств с дополнительным бюджетиком в 400 млн. шекелей /то-то Байге все время не хватало средств на бронежилеты, а Барак за полтора года правления так и упроворился позаботиться о старушке из больницы в Нагарии/, шесть месяцев, которые понадобились члену Кнессета Михаэлю Эйтану, чтобы, завалив юридического советника правительства материалами о незаконной деятельности «амутот Барака», получить от него первую ничего не значащую отписку…). Но если народ «дурит» и выбирает «неправильное» правительство, то аппарат начинает тайную или явную войну против усевшихся в министерские «Вольво» неприятных людей. (Примеры: тотальная война СМИ против правительства Нетаниягу, дело Бар Она, дело Неемана, дело Дери, дело о подарках уже «бывшего» премьера Нетаниягу, открытое бойкотирование сотрудниками минфина распоряжений премьер-министра и министра финансов и законов, принятых Кнессетом, бесконечные утечки информации из следственного отдела полиции и прокуратуры в прессу и так далее, и тому подобное…
Отдельное слово о судебной системе. Последние годы у нас в Израиле изобильно говорят о власти Закона, о Верховном суде как оплоте демократии, и сами эти непрерывные заклинания возбуждают серьезнейшие подозрения в том, что от нас пытаются скрыть какую-то крайне неприглядную действительность. В конце концов, ведь не из Америки же мы приехали сюда и с другой луны тоже не свалились. Приехали мы из страны победившего социализма, где полностью изжита эксплуатация человека человеком, страны самой передовой конституции и самой прогрессивной истинно народной демократии, страны, где законы соблюдались неукоснительно и никто, вы слышите, никто не мог повлиять на мнение независимых судей, подчинявшихся единственно Закону. Например, статья 190 УК РСФСР налагала на граждан уголовную ответственность за хранение и распространение материалов, порочащих советский государственный и общественный строй. Пишет, например, гражданин письмо с жалобой в ЦК КПСС, что его не выпускают в Израиль и что КГБ давит на него и на его семью, что с работы его выгнали и т.д. и т.п. Естественно, когда он получает свои три года заключения, все делается по закону: есть материал – письмо, есть распространение – послал по адресу, есть свидетели – работница почты, которая случайно увидела порванное сортировочной машиной письмо, случайно прочла его и, безусловно, как настоящий советский человек, не могла не возмутиться содержащейся в нем клеветой. Независимый судья тоже возмущен: как это человек, выросший в нашем бесклассовом обществе, хочет уехать в капиталистический Израиль, где живут одни лишь оккупанты, ястребы и стервятники?.. Есть и независимый адвокат, член независимой адвокатской коллегии… И в результате этого торжества Закона получает гражданин свои три года, да еще и рад, что не навесили шпионаж и измену Родине.
Подобное торжество демократии мы наблюдаем и в Израиле. В «полном соответствии с Законом» на семь лет посадили рава Узи Мешулама, пошедшего на решительные действия, чтобы привлечь внимание общества к проблеме исчезновения йеменских детей, потому что никакие другие пути за это сорок лет сделать этого не смогли. На четыре года посадили человека, облившего чаем известного борца за сексуальное равноправие Яэль Даян, на два - Татьяну Соскину за карикатуру. В полном соответствии с Законом освободили психопата, дважды покушавшегося на жизнь рава Быстрицкого из Цфата (и кто ответит, какую роль сыграли эти покушения в скоропостижной кончине рава в возрасте 53 лет?), ограждают от всяких посягательств агента Шабака Авишая Равива и наемного работника госпрокуратуры Яакова Шмулевича. Справедливый Закон точно знает, где проходит граница между свободой слова и подстрекательством к насилию. Он точно знает, что правильно истратить 100 млн. долларов на следствие по делу Дери, точно так же, как правильно пытаться закрыть следствие по делу «амутот Барака» из-за отсутствия средств на дорогостоящие поездки следователей заграницу.
Знаете ли вы, что «независимые» израильские судьи, «устои демократии» не выбираются, но назначаются «независимой» комиссией под председательством председателя Верховного суда? Знаете ли вы, что деятельность этой комиссии настолько не подлежит никакому контролю, что в течение нескольких лет она заседала и назначила десятки судей, в том числе и судей Верховного суда, не оставив после себя ни одной странички протоколов? Все делалось полюбовно, в семейном кругу, мы все свои люди, к чему эти формальности? Знаете ли вы, где можно ознакомиться с этими удивительными данными, вскрывшимися в ходе деятельности одной из комиссий Кнессета? А как же «право общества знать»?
Так что, как любил выражаться Никита Хрущев, работы у нас с вами, товарищи, еще непочатый край!

Февраль 2001

МЫ – МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН!

«То, что произошло с Рабочей партией в последнем поколении, потрясает: из ведущий партии, которая была вовлечена во все, что происходит в стране, которая имела действенную национальную программу и строила государство, она превратилась в развалины, в лишенное корней патетико-политическое создание, уже давным-давно испустившее дух – лишь похороны по какой-то причине постоянно откладывались. Рабочая партия более нерелевантна израильской общественной жизни, и оживление трупа производилось лишь на время усилиями Рабина, Переса и Барака. Но теперь на мониторе в отделении реанимации тянется длинная прямая линия, сопровождаемая монотонным писком. Мир ее праху».
Эти слова написаны не ликудником-злопыхателем и не гнусным пасквилянтом из мелкой провинциальной газетенки. Их автор – Эйтан Хабер, бывший главой канцелярии покойного премьер-министра Ицхака Рабина. Как вы догадываетесь, господин Хабер не является членом движения КАХ и не дружит с Авигдором Либерманом.
Написано резко, но это еще малая толика внутренней, бывшей «конфиденциальной» информации, которую Эйтан Хабер сообщает читателю в своих статьях. Пишет он и о «молодой восходящей звезде» партии Труда из «группы восьми» (будущем министре в правительстве Шарона), который в беседе с ним изложил свою политическую платформу: «Профессиональный политик должен сокрушить любого, кто стоит на его пути к вершине власти». Пишет и о том, как покойный Рабин предупреждал его относительно этого «товарища по партии»: «Когда вы выходите из канцелярии, не поворачивайтесь к нему спиной, чтобы не получить нож в спину». Пишет он и о робких, неудачных попытках «комсомольцев» интриговать против старых партийных зубров, попытках, которые даже на общем фоне «деликатности и изысканности» израильской политической жизни заслужили почетное название «Таргиль амасриах ­– Вонючая комбинация».
Эйтан Хабер продолжает: «С течением времени Рабочая партия теряла свой путь и своих лидеров. И Эуд Барак – человек, который еще только полтора года тому назад одержал величайшую (?) в ее истории электоральную победу, – именно он говорит сейчас кадиш над ее «телом». (До сих пор нам рассказывали, что Барак хорошо умеет взламывать замки, а также разбирать и собирать любые часы. Но что он может еще и кадиш сказать, такого злого навета мы в прессе пока не встречали.) Рабочая партия, которая растеряла весь свой идеологический арсенал и едва ли произнесла или сделала что-либо в социальной сфере, превратилась в осиное гнездо, в банду, выделяющуюся среди прочих острыми, выскакивающими сами собой финскими ножами… Это просто целый зоопарк!»
Ну, что вы на это скажете?! Это ведь не какой-нибудь озлобленный «оле миРуссия», неутомимый воитель с израильской бюрократией. Это «Один из…», а вовсе не рядовой член. И такие пикантные детальки сообщает он в своих статьях о том, что творилось в кулуарах… Но, поахав и поохав, издав все припасенные «Во, дает!» и «Не может быть!», давайте подвергнем слова маститого политика и журналиста небольшому критическому анализу.
Во-первых, то, что произошло с Рабочей партией, нас, в отличие от г-на Хабера, вовсе не потрясает. Подобный путь прошли все без исключения социалистические и коммунистические партии. Начав со светлой веры в справедливое обустройство общества на научной основе, они, принеся на алтарь своей религии разное количество человеческих жертв, через несколько поколений реформировались в аппарат взятия и удержания власти. У кого-то получилось и даже очень, у кого-то не слишком. Но власть манила всех, и, раз испробовав, никто из них не был готов от нее отказаться. Слишком она сладка, и много благ несет она правителям, крупным и мелким. Никакое абстрактное народное благо, никакие национальные интересы против этого не устоят в принципе.
Исключением не стала и израильская Рабочая партия. Неизбежный путь от идеалистов-основателей, от Дедушки Бен-Гуриона, группы Кинерет, Берла Кацнельсона до готовых на все ради власти «молодых львов» занял неполных три поколения. В сегодняшней Мифлегет Авода не пахнет никаким марксизмом и научным коммунизмом (исключение: ностальгические писания Шимона Переса), ее лозунги и предвыборные программы не несут никакой идейной нагрузки и никем не воспринимаются всерьез. Партия рабочих превратилась в организацию для продвижения к власти определенных людей, и эти люди вцепились в реальную власть крепко, так что одними выборами их от власти не оторвешь. Они держат ее в министерствах, и для этого нам позарез необходимы 24 министерства, в то время как крошечные США как-то справляются одиннадцатью, а малюсенькая Англия семью, они не отпускают ее в профсоюзе, который и после всех реформ является крупнейшим в Израиле работодателем, они вцепились во власть в больших монополиях (Безек, Хеврат Хашмаль, Таасия Авирит, Мекорот…), с которыми так и не смогли совладать никакие реформаторы.
Власть – вот что их интересует, и во имя удержания власти они готовы на все. «Есть мандат – нет мандата» – разве могут больших людей останавливать такие мелочи. Есть большинство в Кнессете или нет его – разве в этом дело? А что там мы говорили или писали перед выборами, разве это кого-нибудь еще интересует? Вперед!
Так что в плане борьбы за власть жизнь в Рабочей партии бьет ключом, тут с Эйтаном Хабером мы никак не можем согласиться. Возможно, он глядел не в тот монитор. Идеи, дух, действительно, отлетели давным-давно. Души нет, но Голем аппарата активен и сегодня, как и прежде. Рабочая партия пролетариев Совийона и Кфар Шмарьягу еще как релевантна израильской действительности. Посмотрите, как быстро ее заправилы оправились от разгрома на выборах, и судят, и рядят, и выступают, и примеряют министерские кресла, и попрекают правых остолопов, как будто те потерпели сокрушительное поражение, а левых обласкали избиратели.
Арабы в последних выборах практически не участвовали. Так что 37,5% голосов, поданных за Барака, и есть те самые люди, которым придется кое-что, не так уж много, самую малость (но и того не хочется!) уступить в результате перемены власти, да некоторое количество русских старушек, запуганных уравнением «Шарон = война». Немалое, как мы видим, количество людей, получающих реальные блага от своей родной власти.
Есть в Герцелии престижная гимназия «Блих» – одно из мест, где обучается потомство правящей элиты. По традиции перед выборами там, в рамках уроков демократии, проводится свое показательное голосование. Израильские СМИ внушили обывателю, что кандидат, победивший на «праймериз» в Блихе, всегда выигрывает затем и настоящие выборы.
В 2001 году в Блихе победу с явным преимуществом одержал Эуд Барак.

Февраль 2001



< < К оглавлению < <                       > > К следующей статье > >

  
Hosting by TopList Rambler Дизайн: © Studio Har Moria