Цви Вассерман

НАШ ВРАГ – ФУНДАМЕНТАЛИЗМ!

Есть такие болезни с периодическими приступами, между которыми человек чувствует себя здоровым или почти здоровым. Но существуют в организме внутренние стражи – иммунная система, лейкоциты всякие, – которые борются с врагами, даже когда температура нормальная, аппетит в порядке и сон неколебим.
Случается, что подобными приступообразными болезнями страдает и целое общество. Наше израильское общество, например, с короткой периодичностью охватывает лихорадка борьбы с религиозным засильем. В такие моменты страсти накаляются, температура общественного организма резко повышается и нас всех начинает трясти. Хотя в короткое и бесславное правление Барака главной национальной целью, несомненно, являлось содействие Клинтону в обретении политического бессмертия, увенчанного Нобелевской премией мира, как только наш домашний деспот и тиран чувствовал бегство почвы из-под ног, он тут же обращался к испытанной теме «религиозного засилья». Но и тогда, когда Хозяин трудился на своем главном фронте, занимаясь оптовой продажей лютому врагу земель и святынь своего народа, верные лейкоциты Израиля – МЕРЕЦ и Шинуй – ни на один день не давали передышки внутреннему пейсатому врагу. Так давайте посвятим какое-то количество чернил и времени изучению вопроса, как же это мы позволяем себя «засиловать» и какими методами пользуется для этого хитрый коварный враг?
Если не считать упрямых хабадников, стоящих со своими лотками в разных людных местах и предлагающих проходящим евреям наложить тфилин, все остальное засилье происходит в общественной сфере. Пока еще в дома никто не врывается, не проверяет содержимое кастрюль и холодильников, не измеряет длину платьев и размеры допустимого выреза и не требует заполнения анкет с грозным пунктом «Где Вы были в шабат с восьми до одиннадцати?» Правда, нам все время и со всех сторон говорят, что к тому дело идет, что если не вступить с врагом в смертный бой, то нам грозит «режим айятолл», «новый Иран», что если не отделить религию от государства, мы так и будем прозябать в средневековье и никогда не войдем в семью просвещенных народов. Пугают «фундаментализмом»: Томи Лапид пугает, и Яша Кедми пугает, и Бронфман, и «Движение за чистоту власти (от нечисти)»… Фундаментализм – слово непонятное, а от того еще страшнее. И все-таки пока, и именно потому, что бесстрашные лейкоциты не дремлют ни секунды, религиозное засилье ограничено общественной сферой, называется еще одним непонятным словом статус кво и для приехавшего из СНГ «трудящего человека» сводится в основном к «религиозному законодательству» (читай, закон о субботнем отдыхе и закон о свинье) и отсутствию в Израиле института гражданских браков. Поэтому лозунгом лейкоцитов и других простейших в текущий момент является: «Даешь гражданские браки (похороны)! Даешь транспорт (общественный) по шабатам! Свободу свинье!»
Разберем по порядку требования революционного народа.
Религиозное законодательство. Я знаю, вы, мои уважаемые читатели, будете шокированы, но никакого религиозного законодательства в Израиле нет и не предвидится. Один единственный закон с большой натяжкой был определен борцами за свободу в эту категорию, да и тот только потому, что его лоббировали религиозные депутаты Кнессета: «Закон о запрете импорта некашерного мяса». Как и многие (нет им числа) протекционистские законы, его назначением была защита местных производителей мяса от конкурентов и защита кармана потребителя от резкого повышения цен на кашерное мясо. «Закон о субботнем отдыхе», запрещающий работу предприятий и магазинов в шабат, наряду с не оговоренным ни в каком законе и уложении бездействии в шабат общественного транспорта, а также «Закон о свинье», запрещающий импорт, производство и продажу свинины на Святой Земле, – все они плоды государственной деятельности Давида Бен Гуриона и его Рабочей партии, которые в ту пору обладали столь бесспорной и неколебимой властью, что не нуждались в парламентской поддержке даже национально-религиозного лагеря, не говоря уже о прочих мракобесах, чей писк вообще не принимался в расчет. Эти законы были приняты не из религиозных, а из чисто национальных, государственных соображений, и вот что стоит за ними.
Будучи, несмотря на многие свои недостатки, крупным государственным деятелем, Бен Гурион прекрасно понимал ту деликатную двойственность своего положения, которую перестали понимать его потомки «постсионисты». Да, он считал, что сионистам-социалистам удастся создать «нового еврея», да, он твердо верил, что через сорок лет (т.е. в 1990 году) тфилин сохранятся только в музеях, но он также понимал, что, если новорожденное государство не будет иметь отчетливого национального еврейского лица, то действия еврейского ишува в Палестине ничем не будут отличаться от действий колонизаторов в Южной Африке, Индонезии, Бирме, Гонконге, Макао, Северной, Центральной и Южной Америках и т.д. и т.п. Физиономия «нового еврейства» еще не успела сложиться, приходилось пользоваться «пережитками прошлого». Шабат был одним из таких пережитков; он помогал обосновать претензии «новых евреев» на «землю предков» и потому годился в дело. Кроме того, «пережитки прошлого», как учил Бен Гуриона Маркс-Энгельс-Ленин-Сталин, отмирают медленно, и многим из тех, кто рвался в «новые евреи», шабат был дорог как память. (Рассказывают, что однажды Х.Н.Бялик – по всем меркам отнюдь не религиозный фанатик – побил своей поэтической тростью курившего в шабат еврея, ибо «не мог перенести мысли о том, что в еврейском городе /в Тель Авиве/ еврей может позволить себе закурить в шабат».) Бен Гуриону было необходимо объяснить себе и своим сторонникам, почему шестьсот тысяч евреев имеют большее право на эту землю, чем живущие здесь же миллион двести тысяч мусульман, и почему Закон о возвращении провозглашал право каждого еврея в мире (включая и пресловутого внука) на репатриацию, т.е. на возвращение на Родину, и отказывал в этом праве бежавшим отсюда арабам. Для всего этого он остро нуждался в древних еврейских символах. Так родился «Закон о субботнем отдыхе» и так в 1962 году родился «Закон о свинье». Если бы раввины искали пути влезть в нашу с вами кухню и поспорить о кулинарных пристрастиях, они, прежде всего, обратили бы внимание на более строгие запреты кашрута, как то запрет употребления в пищу крови или насекомых. Но раввинов не спрашивали и в этом случае, а свинья сделалась в веках символом шельмования евреев, самым простым и наглядным способом оскорбления их национального достоинства, поэтому законодатель избрал именно ее несчастной жертвой своего законотворчества. Нынешние последователи Бен Гуриона таких тонкостей уже не понимают, оттого и затрудняются объяснить себе и своим детям, что такое «зеленая черта», зачем сражаться за Иерусалим, и по какой причине мы не можем принять у себя в Ханаане (Палестине) 3 миллиона арабских беженцев. Так уж получилось, что характерной особенностью «нового израильтянина» стало презрение к еврею и ненависть ко всему, что он представляет.
Примерно таковы же, вкратце, основы статус кво в вопросах брака . Семейное право оказалось тем узлом, в который сходились национальные представления евреев разных мастей, философий и мировоззрений. Введение гражданского брака не только узаконило бы ассимиляцию, которая пугала даже «отцов-основателей» (но не их потомков!), но и оставляла открытыми все те вопросы о «государстве всех граждан» и «праве всех граждан на возвращение на свою Родину», которые так мучают израильских левых сегодня.
Так что, говоря понятным нашему образованному читателю языком советской истории, Бен Гурион «заключил с кулачеством (читай: религиозным еврейством) временный тактический союз», а его наследники предлагают «перейти от политики ограничения кулачества к политике истребления его как класса».

Март 2001

О ПАРАЗИТАХ И ДАРМОЕДАХ

(там, где не указан источник, данные взяты из лекции рава М. Нойгершела о госбюджете 1998 года)

Почтеннейшая депутатша Кнессета от партии МЕРЕЦ, проголосовав за закон об увеличении пособий многодетным семьям, публично заявила, что сделала это ради благополучия арабских семей, но ей искренне жаль, что плодами этого закона воспользуются также харедим (которых русскоязычные СМИ называют наводящим ужас словом «ультраортодоксы») – всем известные паразиты и дармоеды. Ее можно понять: и ортодокса-то иметь в соседях несладко, а уж «ультраортодокс», не будь к ночи помянут, просто «глокая куздра» какая-то… «Излишне упоминать», что, «как всем хорошо известно», харедим не работают, не платят налоги и, почем зря грабя надрывающийся бюджет нашего рабоче-крестьянского государства, живут на пособия из общественных фондов. В настоящей статье предпринимается попытка с цифрами в руках научно (т.е. с применением мощных современных средств таблицы умножения) доказать эти известные всем истины.
Начнем с доходной части бюджета. Подоходный налог (ПН – мас ахнаса ), который «они не платят», составляет 28% поступлений в государственную казну. Чуть больше доля дополнительного налога на стоимость (НДС – мас эрех мусаф). Оставшееся поставляют в бюджет различные налоги на предпринимателей, импортеров, налоги на покупки, всевозможные сборы и поборы (телевидение, суды, недвижимость и т.д.), для нашей темы нерелевантные.
НДС (сегодня 18%) платим мы все при любой покупке, при любом получении услуг. И понятно, что тот, кто больше потребляет, больше платит, и до сих пор нигде, кроме Израиля, богатые не пытались обвинить бедных в скудности потребления. Да и не очень-то сократишь потребление семьи из восьми душ (напомним, среднее количество детей в харедимных семьях Израиля 6,4). На чем сэкономить бы? На еде? На одежде? На жилье? На транспорте? На отоплении? На образовании? На лечении? Ну, подскажите же, бывалые люди, не пытайте! А заграницу они и без того не ездят! Вот и получается, что, хотя и трудно измерить в точности эти показатели, весьма маловероятно, что средняя харедимная семья (8,5 душ) платит меньше НДС, чем семья православных атеистов (1 ребенок, 2 собаки).
А вот что говорят беспристрастные цифры о налоге подоходном. Рассказывает газета «Аарец» (декабрь 2000 года), а уж ей-то в данном вопросе можно верить, поскольку она так же любит евреев (харедимных), как обедневший польский шляхтич. Оказывается наше население платит подоходный налог очень даже неоднородно. Например, половина работающих по найму (т.е. 1 млн. 250 тысяч человек) не платят его вовсе: доходы не позволяют. Так что харедим гуляют уж точно не за их счет. Вообще 90% суммы ПН платят состоятельные 10% населения, а значит, на долю прочего населения остается скромная сумма в 2,8 млрд. шекелей. И вот, раскрывает нам «Аарец» пикантный секрет, оказывается среди этих 10% самых богатеньких, тянущих в основном подоходный воз, процент харедим больше их доли в населении страны.
А, кстати, какова их неблаговидная доля в населении нашей гордой страны? В отсутствие прямой статистики проделаем косвенный подсчет. На последних выборах в Кнессет харедимные партии «Еврейство Торы» и ШАС получили 22 мандата. Электорат «Еврейства Торы» (5 депутатов) целиком состоит из харедим, а из 17 мест, завоеванных ШАС, как минимум семь обеспечены миром черных кип. Получается, что по самой скромной оценке не менее 10% населения Израиля помечены черной меткой принадлежности к харедимному миру.
Итак, со стороны вклада различных слоев населения в общую копилку не только не замечается недостача со стороны «ультраортодоксов», но как бы не наоборот?…
Ну, ничего, зато расходная часть бюджета подтвердит их вымогательскую сущность! Все требуют и требуют, вымогают и вымогают!! Давайте-ка, продерем их шершавым языком факта!!!
С этой целью мы возьмем некоторые расходные статьи бюджета 1998 года (самого вымогательского; 1999 был уже победнее, а уж в 2000 оставил им Батька одни слезы!), по роду которых можно было бы предположить равномерное распределение трат на нужды различных слоев населения, и посмотрим, получают ли «ультраортодоксы» свою справедливую пайку.
Начнем с расходов на школы, где, кажется, царит равенство военного коммунизма: школы должны получать подушно. А что на самом деле? Бюджет школ – 15 млрд. шекелей, 10% от них составляют 1,5 млрд. Получают харедимные детки только 713 млн. – 4,5%. Таким образом, они «экономят» для нас почти 800 млн. шекелей. (А на самом деле эта «экономия» еще больше, так как в харедимные школы отправляются по утрам 20% израильских детей!) Едем дальше, расходы на «культуру» 641,6 млн. 10% от этой суммы – 64 млн. Предусмотрено бюджетом на культработу в харедимном секторе 36 млн. (В 2000 году – 0! Так их!!!) «Экономия» – 28 млн. Учебное телевидение с его 156 млн. шекелей не дает чернокипым ни полушки. Стало быть, чистой экономии 15 млн. шекелей. Аналогично со спортом (экономия 5,5 млн.), кабельным телевидением (0,6 млн.) и высшим образованием (270 млн.).
Мчимся галопом дальше. Расходы на содержание тюрем составляют 660 млн. Долой треть, которая тратится на арафатовских соколов, остается 440 млн. Всем понятно, что, несмотря на все вопли, крики и аршинные газетные заголовки, банды харедим по тюрьмам у нас не сидят. Значит, с чистым сердцем отнимаем 10% – 44 млн. На решение проблем кривого возмужания молодежи, наркотиков, молодежного насилия и насилия в семьях государство потратило в тот год 130 млн. и, стало быть, сэкономило на харедим 13 млн.
Управление радио и телевещанием не только не уделяет из своих средств харедимному миру, но тратит свои 690 млн. (в 2000 году 1 млрд.!) шекелей на дополнительное чернение и оплевывание черных кип и кафтанов. Из этих денег 265 млн. поступили из бюджета, так что «им» недодали 26,5 млн.
Но, – скажет дотошный читатель, – вы ничего не сказали об ешивах! А ведь «нет нужды напоминать», что именно там, «как всем хорошо известно», главный пункт разбазаривания государственных средств. Так, давайте же, ударим книгой госбюджета по вымогательству и разгильдяйству! По честному, так по честному!
Во-первых, далеко не все знают, что харедимные ешивы как таковые (в отличие от ешив, отождествляющих себя с МАФДАЛем) не получают от государства ни гроша! Государство выделяет средства людям, изучающим Тору и не имеющим никаких других источников дохода, 652 шекеля в месяц на душу. В 1998 году таких граждан у нас по спискам министерства религий было 39 389. Всего на них было израсходовано 308 млн. 179 тысяч шекелей. Кроме того, часть этих людей получает от государства социальную помощь в обеспечение прожиточного минимума (автахат ахнаса ) в размере 107 млн. 827 тысяч. Итого, в 1998 году харедим получили «на религию» 416 млн. 006 тысячи шекелей, а недополучили из бюджета минимум 1 млрд. 200 млн. (Расходы на религиозные советы не в счет, так как жениться, разводиться, хорониться и т.д. приходится всем, а не только верующим, а городские или районные раввины играют, уж наверное, не менее важную роль в духовной жизни еврейского народа, чем преподаватели греческой истории или танцовщики балета «Бат дор»).
Во-вторых, десятки ешив и не менее десяти тысяч взрослых евреев по идейным соображениям не принимают никакой помощи от государства, включая пособие на детей, хотя в полной мере несут на себе налоговое бремя.
В-третьих, перечисляемые через ешивы пособия учащимся составляют лишь незначительную часть ешивного бюджета. Израильские ешивы ежегодно мобилизуют (в основном, заграницей) сотни миллионов долларов, которые тратятся на потребление внутри Израиля, т.е. они являются не менее существенным позитивным элементом израильской экономики, чем многие предприятия хай-тека.
А теперь, братцы, ответьте-ка мне, кто кого содержит?!

Апрель 2001

НАШ ПЕРВЕЙШИЙ ДОЛГ

Честь имею представиться: еврейский националист. И прежде, чем вы в ужасе отшатнетесь, разрешите объясниться.
Не тот националист, кто считает свой народ лучше других народов, достойней их. Такой человек, по меньшей мере, ослеплен собственными чувствами, в более тяжелом случае – неумен, а при пунктуальном следовании своим теориям на этот счет может дойти и до преступления.
Не тот националист, кто, имея дело с конкретной личностью, судит о ней в первую очередь по хранящимся в его собственной памяти карикатурам на национальные типы (все русские – пьяницы, все французы – бабники, все американцы – бесцеремонные типы, готовые удавить ближнего за доллар, и т.д.)
Но тот националист, кто считает своим первейшим долгом заботу об интересах своего народа. Есть такое понятие – национальные интересы. Оно чрезвычайно поблекло, пожухло в социалистической действительности ХХ века. Неустанными усилиями борцов за освобождение трудящихся во всем мире это понятие сделалось неприличным, а употребляющие его в положительном контексте выставляются примитивными отсталыми типами, которых и пускать-то в XXI век нет никаких оснований. «За мир во всем мире!» «За благо всего человечества!!» «Панглобализм!!!», на худой конец «Новый Ближний Восток», на котором бывшие враги будут соревноваться в том, у кого гостиницы лучше и кто ловчее жарит фалафель, – вот идеалы, достойные человека будущего. «Национальные интересы?!» – фи, какая гадость!
Такова сегодня интеллектуальная атмосфера в Израиле. Пуще всего наши «интеллектуалы» заботятся о том, чтобы, не дай Б-г, не быть обвиненными в национализме. Если речь идет о борьбе за права человека, то это – в первую очередь и по преимуществу – борьба за права арабского человека. Если осуждается практика административных арестов, то говорится исключительно о страданиях арабских граждан и их семей. Когда же под административный арест сажали покойного рава Кахане или его помощников, или каких-то других безобразников, это немедленно классифицировалось как разумная мера охраны общественного порядка. Если полиция с применением пиротехники и слезоточивого газа штурмует дом рава Узи Мешулама или если конные полицейские пускают в ход нагайки во время демонстрации харедим на улице Бар Илан в Иерусалиме, газеты и телевидение наполняются радостными, оптимистическими призывами «Показать им» и «Проучить их». Но когда Армия Обороны Израиля ликвидирует командира палестинских вооруженных отрядов, планирующего и проводящего операции против израильтян в районе Иерусалима, наши «правозащитники» тут как тут. Они подымают жуткий вой на весь белый свет, обвиняют руководство страны в военных преступлениях и помогают вдове покойничка подать иск в Высший Суд Справедливости о выплате многомиллионной компенсации.
А поскольку у нас правит интернационализм, вся общественная сцена оказывается нарочито асимметричной. Чтобы никто не подумал, что мы печемся о своем народе. Поэтому израильским газетам во имя свободы слова разрешается печатать такие карикатуры на ортодоксов, которые вполне могли бы оказать честь «Штюрмеру» или «Гражданину». А Татьяне Соскиной полагается два года тюрьмы за один рисунок, оскорбляющий чувства верующих мусульман. Поэтому арабские погромщики, скандировавшие свое дежурное «Смерть евреям!» в Хайфском университете, спокойно отправляются домой, а назавтра возвращаются на учебу получать в Израиле высшее образование, а ведущему радиостанции «Коль мизрах» полиция предъявляет обвинение в подстрекательстве к убийству Йоси Сарида всего через несколько часов после доноса, сделанного правительственной радиостанцией с подачи службы безопасности. Поэтому в хайфском театре играется пьеса об израильских Ромео и Джульете, о еврейской девушке и простом арабском парне, чьей высокой любви мешают гнусные националистические предрассудки, и в короткое, но шумное царствование Шуламит Алони посещение этого спектакля сделали обязательным для старшеклассников. Поэтому классик израильской поэзии Далия Равикович (аз ох ин вей!), чьи произведения изучают сегодня в школе наряду с шедеврами одного из певцов Фалястын, утверждает в интервью русскоязычной газете, что ее очень беспокоит гражданская незрелость русской алии, которая выражается…– ну, в чем бы вы подумали? – в недостаточном понимании тяжести положения арабов Палестины. Поэтому в конце боснийской войны израильский министр Сарид едет в развалившуюся Югославию, чтобы спасти от бойни… 81 семью боснийских мусульман – полная потеря разума, отягченная отсутствием какой бы то ни было исторической перспективы. Впрочем, типичный для левого «интеллектуала» синдром.
Да стоит ли продолжать, если еще совсем недавно премьер-министром у нас сидел тип, на всю Ивановскую заявлявший, что хорошо понимает душу палестинского борца за свободу Родины. Куда уж дальше?!
Таков воздух, которым мы дышим, которым дышит молодежь, наши дети… И в этой смрадной атмосфере долгом почитаю воспеть хвалу еврейскому национализму. Как для матери крик ее ребенка есть призыв, который она не в состоянии игнорировать, так должно быть и для нас. Нормальные люди не желают гибели невинных людей, но мы не собираемся оплакивать чужие жертвы, когда у нас полно проблем с недопущением своих. Не стыдитесь думать о своем народе, не стыдитесь заботиться о нем! Не мы подставляем своих детей под огонь, чтобы заснять во всех деталях их гибель или ранение. Не мы обстреливаем из минометов чужие школы, а из автоматов чужие школьные автобусы. Нормальных людей безопасность членов его народа, безопасность его детей, да и взрослых, должна заботить куда больше, чем сопли одуревших от беспроблемной жизни скандинавских домохозяек.
Защита интересов нации, а вовсе не благо трудящихся во всем мире должна стать нашим высшим приоритетом! Тогда мы не будем вынуждены ждать жертв со своей стороны, чтобы решиться на ночной обстрел пустующих зданий. Тогда мы будем меньше заботиться о «сбалансированной реакции госдепартамента» и закроем бандитские гнезда прежде, чем оттуда выедут на дело взращенные в исламских университетах шахиды, чтобы сделать сиротами как можно больше еврейских детей.
А о том, что скажет цивилизованное человечество, нам следует поменьше думать. Безусловно, маленькая страна не может позволить себе проявлять имперские замашки, к которым тяготеют некоторые бывшие советские граждане. Таковы правила игры: Израилю не дадут обстрелять по ошибке китайское посольство или больницу, извиниться, считать инцидент исчерпанным и забыть об этом думать. Но следует ясно отдавать себе отчет в двух вещах:
Во-первых, если (Б-же упаси, быть тому не бывать!) поражение Израиля приведет к снижению стоимости галлона бензина на 10 центов, слезы западных людей высохнут на полпути к щеке. А если галлон бензина подешевеет на полдоллара, нам всем обеспечены персональные гробы ручной работы как дар признательности мирового сообщества.
Во-вторых, если европейские и прочие опекуны «мирного процесса» осознают, что, в случае появления их вооруженных сил в Земле Израиля, те не смогут безнаказанно служить прикрытием для подлых действий арафатовских банд и их ждут определенные потери в живой силе, они никогда не решатся сунуться сюда!

Апрель 2001

ДРУЗЬЯ ИЗРАИЛЯ

Не будучи маститым израильским журналистом, за которым охотятся газеты и журналы, я не могу похвастаться обильной читательской почтой. Прямо скажем, не приносят почтальоны мешки читательских писем ни мне на дом, ни в редакцию. Кому-то нравятся мои статьи, кому-то нет – явление совершенно закономерное. Об этом, как о норме, говорили еще мудрецы Талмуда: «Как лица людей различны, так и мнения их различны».
Но вот такое безмятежное «лоно волн измял с налету вихорь шумный». Две фразы в одной из статей породили читательский письменно-телефонный шквал. Фразы эти выражали сомнение в том, что Западный мир будет повергнут в глубокое горе, если (Б-же упаси!) здесь, на Земле Израиля, арабские банды добьются «желанного мира». Ох, и получил же я от читателей «от имени и по поручению всего прогрессивного человечества», которое денно и нощно печется о благе всех сирых и обездоленных и уж, конечно же, не оставит нас в нашей справедливой борьбе. «Как Вы могли подумать, что Америка нас оставит?!!!» – кричал в телефонную трубку возмущенный и особо разгоряченный читатель… И действительно, как? Просто, ума не приложу…
Сегодняшнему читателю не так просто представить себе, что еще сорок лет тому назад расклад политических сил в мире был иным, совсем иным. Наш Ближний Восток, например, являлся традиционной сферой интересов Англии и Франции, в которую очень активно и небезуспешно пытался пролезть «великий, могучий Советский Союз». Про Соединенные Штаты Америки здесь знали в то время лишь особые любители географии, и прилюдное сжигание американского флага еще не стало интегральной частью мусульманского ритуала. Да и сами США обогревались, по старинке, угольком, а нефть чуть ли не экспортировали. (Не совсем на тему, но все-таки любопытно упомянуть, что 120 лет назад бензин можно было купить только в аптеке: им травили вшей. О прочем употреблении бензина и нефти тогдашняя Европа не знала, что не мешало ей, так же как и нам сегодня, считать себя страшно умной и прогрессивной!) Поскольку образование Израиля связывалось в британском сознании с национальным оскорблением, Англия не могла заставить себя полюбить этот противный Израиль, хотя тот и пришел ей на выручку в 1956 году (операция «Кадеш»). У Франции же такого комплекса не было, и тогдашний французский лидер генерал Де Голль, еще пропитанный духом послевоенной солидарности, довольно активно поддерживал Израиль: достаточно сказать, что Франция являлась в те годы основным поставщиком оружия Израилю.
Но вот расстановка сил стала меняться. Пришел Советский Союз, который в той же самой Второй мировой войне пропитался почему-то совсем иным, имперским духом. Почувствовав свою силу, он начал влезать даже в те международные дела, которые прежде его не касались. Запахло жареным. Де Голль ощутил, что теряет традиционную поддержку в арабском мире. И тогда он скомандовал «Полный назад!»
Перед самым началом Шестидневной войны, когда арабские лидеры во всеуслышание заявляли о своей решимости сбросить евреев в море (надеюсь, мне не нужно объяснять читателю, что этот образ не являлся только лишь цветистой восточной метафорой), Франция «в интересах мира и стабильности» наложила эмбарго на поставки оружия и запчастей в ближневосточный регион. И без того нелегкое положение Израиля стало отчаянно катастрофическим. Один из членов французского кабинета робко протестовал, сказав, что «Франции не к лицу предавать своих друзей». И тогда президент Де Голль произнес свою знаменитую фразу, которую часто повторяют в Израиле, да и во всем мире. Он изрек: «У Франции нет друзей, у Франции есть интересы!!»
Во всем «цивилизованном» мире, да и в Израиле, где чудо победы в Шестидневной войне быстро смыло остатки обиды, эту фразу воспринимают как проявление высшей истинной государственной мудрости. «Да, да, учитесь, – говорят нам политологи, – вот она – государственная мудрость. Не эмоции, не эфемерные романтические категории должны определять оптимальную политику государства, но единственно – прагматические интересы! Ах, как здорово! Ах, как умно!»
Так вот, мои дорогие читатели, это не здорово и не умно – это подло. Деголлевская фраза есть квинтэссенция жизненной позиции потомков Эсава, от которого происходят большинство народов Европы (христианский мир). «Цель оправдывает средства», «нравственность полезна как средство организации общественной жизни», а стало быть, любое из ее предписаний может быть отвергнуто, если противоречит сегодняшним интересам этого самого общества, которому нравственность призвана служить. Де Голль, наверное, оскорбился, если бы его назвали безнравственным человеком. Наверное, он лично никого из своих друзей не предавал, а, напротив, помогал им. Любил родителей, любил Родину… Но, как государственный деятель, он считал себя, и всех других, и свое государство, и другие государства свободными от каких бы то ни было нравственных норм – только интересы!
С таким подходом еврейский народ не может и не должен согласиться. Согласно Торе, закону, данному людям Б-гом, нравственность, т.е. система достойных в глазах Творца отношений между индивидами и народами, есть Б-жественный императив. Ее поддержание, следование ее предписаниям, есть одна из важных целей человеческого бытия, а не всего лишь одно из средств организации общества. По замыслу Всевышнего, человек – прежде всего и по преимуществу – творение нравственное. Безнравственное поведение и личности, и общества противоречит сокровенному желанию Б-га.
Не таковы отвергшие Тору потомки Эсава. Как и для их предка, на всем протяжении их истории для них характерны двойные стандарты, двойная мораль (например, «подставь другую щеку» бок о бок с религиозными войнами или апология героев или гениев, которые выше толпы и которых, поэтому, оскорбительно даже мерить той же меркой, что и простого человека). Предельным выражением этой эсавской политологии (которая, впрочем, достаточно отчетливо заявлена и в приведенных выше словах Де Голля), являются учения большевиков и нацистов. Большевики, как вы хорошо помните, говорили о «новой социалистической морали», которая на деле сводилась к принципу «любая подлость разрешена для улучшения своей социальной позиции». Нацисты были еще более откровенны. Гитлер считал утверждение в мире нравственности величайшим злом, причиненным человечеству евреями, и утверждал, что он пришел освободить мир от химеры по имени «совесть».
Об этой проблеме и о должном отношении к ней говорил еще наш праотец Авраам. Отвечая филистимскому царю на вопрос, что побудило его представить свою жену в качестве сестры в таком культурном и законопослушном обществе, каким было государство филистимлян, он сказал: «Ибо увидел я, что нет страха перед Б-гом в этом месте, поэтому убьют меня из-за (красивой) жены».
Ситуация на Ближнем Востоке и в мире продолжает меняться. Ни у кого из нас не должно быть ни малейших сомнений, что Америка, Европа, Англия, Китай, Россия… список длинный… предадут нас хладнокровно в любой момент, как только это будет соответствовать их интересам в их понимании. Вчерашние друзья отвернутся от нас в одночасье, предадут и забудут, и совесть их будет кристально чиста.
А мы… Вот уже четвертое тысячелетие мы можем надеяться только на Б-га.

Май 2001

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

В календаре Государства Израиль появился новый праздник. И без него израильская празднекология была наукой сложной, требующей вдумчивого изучения и освоения. Еврейские праздники, государственные праздники и – не будь рядом помянуты – праздники мусульманские… Даже те из нас, кто не посещает мечети на регулярной основе, рискуют, позабыв о наступлении рамадана, застрять в гараже с непочиненной машиной – большая часть гаражей и подавляющее большинство автомехаников в нашей стране подчиняются таинственному лунному ритму. Забыл про День Земли – рискуешь, зазевавшись, получить камень в ветровое стекло. Есть повод для радости: все-таки не пуля!
И вот, новый праздник, который в этом году был отпразднован в Израиле с небывалым размахом – Накба – День палестинской катастрофы! Участие членов Кнессета освятило «торжества», придав им внятный государственный характер. Члены Кнессета участвовали в митингах по всей стране, трудились, прямо скажем, не покладая рук, с толком используя демократично предоставленные им на общественную деятельность государственные средства на неустанное подстрекательство толпы к насилию, выказывали всяческое поощрение и одобрение террора разных видов и даже не сидели сложа руки во время исполнения национального ритуала: швыряния камней в израильских полицейских. Для тех, кто не знает или забыл: член Кнессета – это народный представитель в законодательном органе еврейского государства.
И правда, им следует посочувствовать. Долгие годы они боялись. Боялись неожиданно переопрокинувшейся чаши исторических весов, боялись, как бы евреи не причинили им то зло, которое они замышляли для евреев: реки крови, пытки, насилия, издевательства, унижение…
Но постепенно выяснилось, что все не так страшно. Эти странные люди прибыли из непонятной и ненавистной Европы, чтобы строить в Палестине государство рабочих и крестьян, в крайнем случае, очень сознательной и проверенной передовой интеллигенции… Государство, в котором классовые интересы имеют несомненный приоритет перед национальными, а поэтому арабский крестьянин – персона много более почетная и нужная, чем «галутный» еврей со своим лапсердаком и шабесом, для того и сделали сдуру арабский язык государственным!!
И время шло, и они переставали бояться, постепенно разгибали согнутую спину. Последовательные стадии осознания: осознание, что их не преследуют, осознание, что с ними считаются, осознание, что их боятся… Действия и все поведение арабов становятся все более дерзкими и наглыми. Незаконное строительство на государственной земле – вмешиваться нельзя: ответят насилием! Электро- и водоснабжение бесплатно – отключать нельзя: ответят насилием!! Полная распущенность арабских членов Кнессета, которые на любом форуме заявляют о себе, как о сынах палестинского народа, и призывают свой электорат к насильственным действиям, к борьбе с Израилем. Всевозможные и разнообразные делегации израильских арабов посещают наших заклятых врагов не для смягчения напряженности и не для неформальных контактов с целью создания атмосферы доверия и терпимости, но для выражения солидарности со «справедливой борьбой арабского народа», для получения инструкций и средств для создания плацдарма антиеврейских действий с территории Израиля. И израильский гражданин Файсал Хусейни заявляет, что не пустит полицию в Ориент хауз, потому что на Ориент хауз израильский суверенитет не распространяется.
И все им сходит с рук. На все робкие протесты некоторых еврейских политиков следуют сверхнаглые разъяснения, передаваемые в полицию и в СМИ, что имелся в виду «мирный джихад», «призывы к законной самообороне» и что вообще «все вы – расисты». Естественно, получив такое разъяснение, полиция закрывает дело: джихад-то мирный, и что вы паникуете?!
Дальше – больше! Три года назад, в пятидесятую годовщину создания Израиля, организация арабов Израиля открыто провозглашает план празднования «Дня палестинской катастрофы», который в этом году нашел свое практическое воплощение. Что бы ни думал еврей Израиля о событиях 1948 года, как бы он ими ни гордился и как бы ни стыдился, он не может не понимать, что Накба и День Независимости Израиля – вещи противоположные, и тот, кто скорбит в этот день, не может и не сможет радоваться возникновению еврейского государства.
Среди многих уроков, которым научил нас ХХ век, есть урок о чрезвычайном приоритете национального чувства. Какую бы силу ни применяли для его игнорирования и подавления, результат всякий раз оказывался обратным. И никакого существенного значения экономический уровень не имел. Австро-Венгрия, СССР, Югославия, Кипр, Бельгия, Канада, Ирландия, Испания, Индия… – во всем мире не утихает борьба наций за разъединение. (Между прочим, этот фактор игнорируют неомарксисты – идеологи Большого Скачка в объединении Европы – и по этой причине их ждет сокрушительное разочарование.) В самой экстремальной степени это справедливо к исламским странам вообще и к Ближнему Востоку в частности. Арабы никогда добровольно не признают никакую чужую власть ни над собой, ни рядом с собой. Они никогда не ассимилируются ни в каком обществе и будут постоянно и неизменно источниками брожения и фактором дестабилизации всех тех неисламских государств, где будут проживать в значимом количестве. Арабский мир предпочтет небытие измене своей национальной сути.
Что же нам делать? Еще Наполеон отметил крупное изменение в политической жизни нового XIX века: война и вообще всякое противостояние стран превратилось из личного дела правителей и их боевых дружин в противостояние наций. Победа в таком противостоянии зависит от того, какими ресурсами обладает нация и в какой степени она способна их мобилизовать. В этом был один из секретов побед наполеоновской Франции, в этом был секрет ошеломляющих побед гитлеровской Германии в начале Второй мировой войны, и в этом был секрет победы над Германией коалиции, возглавляемой Советским Союзом. В предыдущей статье я «с похвалой отозвался» о некоторых преимуществах тоталитарных режимов. Главное из них – эффективная мобилизация национальных ресурсов. СССР победил в войне именно по этой причине, да и в Англии и других странах действовало чрезвычайное положение, приостановившее действие демократии в них. Британцы никогда – и это очень разумно! – не испытывали угрызений совести от введения чрезвычайного положения в районах конфликтов и даже в наши дни во время Фолклендского конфликта с Аргентиной, не долго думая, ввели военную цензуру на все сообщения из зоны военных действий. У нас в супердемократичнейшем Израиле до сих пор действует и применяется «Приказ №1 о борьбе с террором» британских мандатных властей, весьма далекий от современных демократических норм.
Давайте смотреть правде в глаза: очередная война Израиля со своими арабскими соседями началась. Я не пророк, не политик и не военспец. И, как таковой, не могу предвидеть ход будущих военных действий. Но, несомненно, что дорога к прежнему состоянию, которое кое-какие странные люди называли «мирным процессом» и которое заключалось в самоликвидации Израиля на фоне подготовки всех наших соседей к решающей войне на уничтожение, закрыта навсегда. Все разговоры о «прекращении насилия» и о «восстановлении доверия» не более, чем словесная дань, риторика, к которой даже израильские левые (!) не относятся серьезно. Мы уже находимся в состоянии войны, и таков наш путь здесь в Стране Израиля до прихода Машиаха, который один только в состоянии решить эту задачу, не имеющую решения, – установление мира на Ближнем Востоке. Многого мы, простые граждане, не знаем и не узнаем никогда. Но, ввиду несомненного факта военного противостояния, для своего выживания, мы обязаны учредить такое государственное устройство, которое, не ограничивая прав и свобод лояльных граждан, могло эффективно пресекать действие внутри нас пятой колонны, врагов еврейского государства. Арабские экстремисты, открыто подстрекающие против евреев и Израиля и скрытно готовящиеся присоединиться к внешнему врагу, должны сидеть за решеткой, а не в Кнессете. Следует не просто закрыть газеты и радиоканалы, сеющие ненависть к евреям и Израилю, но вся их инфраструктура , включая всякого рода борцов за права боевиков Фатаха и Танзима, должна быть разрушена . Никто из отцов демократии в самых что ни на есть демократичнейших странах не считал, что государственное устройство, за которое они ратовали, не должно уметь защитить себя от врагов.
А поскольку арабский народ в силу провиденциальных и исторических причин не способен выдвинуть умеренных лидеров, способных толерантно сосуществовать с нами в одной стране, нам для своего выживания необходимо поскорее и надежно забыть о «государстве всех граждан» и поставить во главу угла защиту наших национальных, т.е. еврейских интересов.

Май 2001

ПОМЕШАВШИЕСЯ

Есть у раби Нахмана из Брацлава знаменитая притча, исполненная глубокой мудрости. Открылось министру царя, что урожай наступающего года будет необычным. Каждый, кто отведает хлеба из той пшеницы, лишится рассудка. Тогда царь и его министр запаслись прошлогодним зерном и оказались свидетелями того, как постепенно вся страна сходит с ума. Наконец, они остались единственными нормальными людьми во всем государстве. Но очень скоро не выдержали и они. Нет, прошлогоднее зерно было в прекрасном состоянии, хлеб получался вкусный… Но не было больше сил оставаться нормальными людьми среди всеобщего сумасшествия…
Пару недель назад в Израиле произошло трагическое событие небывалого масштаба. На него были направлены лучи прожекторов СМИ всего мира, и в ярком их свете померкли наши ежедневные смерти и сиротства, не говоря уж о заурядных минометных атаках и стрельбе по автобусам. Как уже догадались мои искушенные читатели, речь идет… об «ошибочном» убийстве (!) израильской армией пяти палестинских полицейских в Бетунии!
Быть может, вы потрясены кощунственным сравнением? Не спешите! А какой еще вывод должны были сделать датские, норвежские и все прочие борцы за права арабского «человека», если израильские военные как-то неловко жались под лучами означенных прожекторов мировых СМИ, израильское правительство невразумительно мычало, а министр внутренней безопасности, «совесть» Ликуда, правый суперястреб Ландау осторожненько предположил перед журналистскими микрофонами, что, видимо, произошла ошибка…
Ошибка?!?! Весь просвещенный, цивилизованный мир смотрел по телевидению репортаж с похорон безвинных жертв оккупации и террора! Кубок европейских чемпионов не удостоился подобного числа зрителей!! Совесть свободного мира не может простить подобных преступлений!!!
И вот едет Шимон Перес в Москву с Путиным-Ивановым разговор иметь. Естественно, в Москве Переса пожурят: неужто можно так с правами человека обращаться? Мы с этим смириться не можем! Подумать только: пять полицейских мирно стояли на посту, караул несли, вдаль поглядывали… Ну и что из того, что из этого здания полицейского участка велись регулярные обстрелы израильской территории; ну и что из того, что палестинские полицейские в этом районе неустанно заняты планированием, подготовкой и осуществлением военных и террористических нападений на Израиль и его граждан – эти-то пять полицейских убиты не тогда, когда они вели огонь!!! Ого-го-го… плачет Скандинавия, плачет Новая Зеландия, плачет цивилизованный мир… стонут компьютерные клавиатуры под пальчиками американских «лиц еврейской национальности»: не одно, не два , а тысячи писем поступают от них в эти дни в редакции крупнейших американских газет. В этих письмах наши чувствительные соплеменники клеймят позором израильскую военщину, гнусных тель-авивских ястребов. «Мы не такие! – кричат они. – Мы – цивилизованные!! Мы осуждаем… Надо, надо, надо скорее договориться…»
С чем мы можем сравнить это вопиющее безобразие, весь этот маразм? Представьте себе следующую картину: в разгар битвы за Сталинград огнем советской артиллерии поражены не передовые части немцев, а отведенные для отдыха и переформирования силы. Вопиющее нарушение прав человека: погибли невинные люди… Вот снимки агентства Ройтер, а вот – Ассошиэйтед Пресс… Вот интервью германского офицера ведущей абиссинской газете. Через день советское командование созывает пресс-конференцию, на которой маршалы Жуков и Рокоссовский мямлят что-то неразборчивое про тяжелые погодные условия, неполные разведданные и про то, что с немецкой стороны иногда стреляют по советской территории. Наконец, по прошествии еще нескольких дней Молотов на ужине в честь доблестных союзников, смущаясь и робея, произносит слово, которому суждено войти в историю: «Господа, произошла ошибка!»
Вы скажете, что я переборщил. Разве можно сравнивать величайшую в истории войну с маленьким локальным конфликтом? Я отвечаю вам, дорогие читатели: «Безусловно, нельзя!» Более того, ни одну войну в истории человечества невозможно сравнить с арабо-израильским конфликтом. Ведь ни русскому народу, ни другим народам коммунистической России (кроме, разумеется, евреев) не грозило в 1942 году тотальное истребление, а мы уже восьмое десятилетие живем в его тени. И хотя сегодня враг не бомбит наши города, магазины полны всяким добром и кое-кто из нас делает вид, что ничего особенного не происходит, нам необходимо осознать, что война уже началась (пусть до поры странная, но в нашем регионе всегда ощущается полная готовность взлететь в воздух), что возврат к «мирному процессу» возможен только на условии нашей капитуляции и самороспуска, а потому назад дороги нет!
Еще через несколько дней обстрелу из танковых орудий Армии Обороны Израиля подвергся дом одного из крупных поборников мира в нашем регионе колонеля Раджуба. Опять международный скандал! Ведь светила международного права определили уничтожение руководящего состава вражеского государства как военное преступление против человечества (вина солдат, поди, не больше, а их почему-то можно убивать). Грозный трибунал в Гааге, который очень быстро превратился в орган политических преследований, став, кстати сказать, замечательным примером того, как можно извратить и испоганить возвышенную идею, давно точит зубы на Шарона и других врагов дешевого бензина. И снова после короткого замешательства и неумного вранья разнокалиберных армейских спикеров и пресс-конференций (?!) высших офицеров АОИ последовали мычания об ошибке и заверения в том, что подобное больше не повторится, так как… ведомство Раджуба занимается исключительно продвижением мирного процесса и «к ведению военных действий против Израиля отношения не имеет» (слышал своими личными ушами по израильскому радио). Ну, правда, из этого дома регулярно ведется обстрел позиций АОИ, ну, правда, из этого дома выходят и исчезают в ночной тьме звенья экипированных как надо вооруженных людей, но ведь все это не имеет никакого отношения к терактам, стрельбе из засад, взрывным устройствам и прочей пиротехнике. Может, они ходят в ночное, или уток стрелять, кто знает? А командир части, отдавший приказ об обстреле дома Раджуба, и вовсе не знал, так нам говорят, чей это дом. Это либо вранье, либо глупость. И пусть уж лучше будет вранье, потому что, если командир части не знал, где там в Рамалле, у него под носом, расположено одно из важнейших террористических гнезд, то наше дело – труба.
Одним из серьезных симптомов общественного помешательства в Израиле являются пресс-конференции высших офицеров армии и полиции. Эти телешоу, абсолютно ненужные для пользы военного дела, зачастую наносят серьезный вред безопасности Израиля, поскольку на них разбалтываются оперативные данные и сообщаются такие планы АОИ, о которых и в мирное время потенциальному противнику знать не положено. Мне скажут: это делается с умыслом как часть информационной войны! О, если бы это предположение хотя бы на 5% соответствовало действительности! Тогда бы и я смирился с их неумеренной болтовней. Но, к сожалению, у этого безумия другие корни: с одной стороны, таким манером офицеры АОИ создают себе базис для будущей политической деятельности, а с другой стороны, они подражают в этом крутым американским генералам, настоящим мужчинам с квадратными подбородками, которые могут себе позволить – единственные во всем мире – превращать военные действия в шоу для своих сограждан, жизням и благополучию которых уже два столетия никто не угрожает.
Покойный рав Меир Кахане, да отомстит Всевышний за его кровь, в своей статье «Я не плачу» объясняет, почему он, в отличие от большинства политиков Израиля, не выразил своего глубокого возмущения убийством семи арабов, совершенным Ами Поппером по личным мотивам. Перечень своих впечатляющих аргументов, обращенных к здравому смыслу, он завершает словами: «Я не плачу о своих врагах, потому что я – нормальный человек…».
И этот иррациональный аргумент, апеллирующий к сердцу, чем опровергнешь?

Июнь 2001

В ИСКАЖЕННОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Не секрет, что средства массовой информации (СМИ) властвуют в современном мире. С их помощью, и все чаще при их участии и даже под их руководством, многие аспекты жизни личностей и обществ превращаются в зрелища, гигантские шоу, занимающие время и внимание сотен миллионов людей во всем мире. Значимость события определяется его зрелищной ценностью, а то, что не поддается превращению в зрелище, просто перестает существовать как социальное явление. Такой подход с неизбежностью приводит к искажению реальности и к искажению восприятия реальности, то есть к такому двойному перекручиванию истинной картины, при котором теряются всякие шансы на объективный анализ ситуации и принятие ответственных взвешенных решений. Во всем так называемом «цивилизованном мире» выросли целые поколения людей, употребляющих в пищу, в основном, неусвояемую продукцию химической промышленности, носящих искрометную синтетическую одежду и оценивающих все происходящее вокруг них исключительно с точки зрения его зрелищной ценности. Понятие Public Relations – публичная экспозиция человека или явления – сделалось настолько важным занятием и ходким бизнесом, что вошло, как оно есть, без перевода, во многие современные языки, в том числе и в русский.
Беру на себя смелость утверждать, что и современные лидеры стран Запада воспринимают происходящее, формируют свою политику и принимают решения исключительно сквозь призму PR (пиара , как пишут в газетах) и по этой причине постоянно попадают пальцем в небо и совершают ошибку за ошибкой, несмотря на собственный выдающийся IQ и работающие на них институты и целые полки умных референтов. Именно этим обстоятельством объясняются знаменитые «зигзаги» бесславного Барака и все его нелепое поведение. Знающие его люди в один голос говорят о его блестящих способностях; его послужной список полон выдающихся наград и отличий, и уж, конечно, на посту премьер-министра к его услугам была вся мыслимая информация и аппарат ее переработки, а в итоге – плачевный результат, небывалый крах. И почему же? Всесильный PR продиктовал и ему свою линию: важнее казаться, чем быть; эффектные второстепенные детали важнее сущностных вещей первостепенной важности, но в скромном обличии. Отсюда, в частности, патологический интерес к опросам общественного мнения, которые, между прочим, давным-давно перестали быть барометром общественной атмосферы, превратившись в мощный инструмент придания общественным процессам угодного властям направления. Отсюда забавное преклонение перед ареднованным имеджмейкером (создателем социального образа), являющимся сегодня, фактически, правителем правителей.
Да, кривое, крученое восприятие порождает кривые фигуры со странными кривыми идеями. А когда все вокруг кривое, оно начинает восприниматься как норма. И тогда всплывают удивительные вещи.
Перед Ариэлем Шароном воспроизвели его выступление на одном из предвыборных митингов и спросили, как его слова согласуются с его прямо противоположными сегодняшними словами в качестве премьер-министра. На это Шарон, не долго думая, ответил, что, подобно тому, как его роль лидера оппозиции определяла содержание и тон предвыборной речи, в которой он патетически обвинял Барака в преступном следовании точно той политике, какой сам придерживается в настоящее время, так его роль премьер-министра обязывает его высказываться и поступать так, как он делает это сегодня.
Если мы переведем этот ответ с политического новояза на нормальный русский язык, то наш уважаемый премьер сказал примерно следующее: «Дорогой гражданин! Знай, что у тебя нет никакого способа узнать, что я думаю по тому или иному вопросу, что предлагаю и каким образом собираюсь действовать. Мои слова и поступки определяются не требованиями реальности, истинными нуждами государства и народа, какими я их представляю, но исключительно выполняемой мною функцией. Мои слова в качестве лидера оппозиции ничего не значат и не имеют никакого смысла, ни явного, ни скрытого. Это просто безусловный рефлекс всякого настоящего оппозиционера. Но также ничего не значат и не имеют тайного смысла и мои слова и поступки в качестве премьера. Это тоже – безусловный рефлекс. Поэтому знай, дорогой гражданин, что и те, и другие слова ничего особенного не значат, не ищи в них смысла и глубины, не трать время на изучение предвыборных обещаний и партийных программ, – они точно также лишены всякого смысла. Какой парень тебе более симпатичен, за того и голосуй! Вот и все, на что годится твое свободное, демократическое волеизъявление! И, пожалуйста, экономь силы и средства и не приставай к политикам, тыча им в физиономию тем, что они говорят».
После такого смыслового перевода на ум приходят два предположения: 1) Шарон спятил, в конце напряженной жизни лишился остатков ума, дезавуировав себя в прошлом и настоящем; 2) Шарон – прожженный циник, беспринципный человек или, в переводе на современный израильский язык, «опытный политический деятель».
Оба эти предположения, как кажется, не соответствуют действительности в полном своем объеме. Шарон уже много лет живет не в настоящей, а в пиаровской вывернутой реальности. Он искренне убежден, что не солгал и не сглупил, а сказал слова мудрой истины. Так оно и должно быть и иначе быть не может! Ведь задачи захвата и удержания власти есть разные задачи! Поэтому средства должны быть различными. «А как насчет государственных интересов?» – скажете вы. «Ну, что ж, – ответит вам Шарон, – и мы, опытные политики, часто пользуемся этим словосочетанием. По этому поводу уже высказался один из наших предшественников: «Государство – это я».
Управление страной никогда не являлось легкой задачей. Это всегда – уравнение с очень многими неизвестными, причем значительная часть управляющих воздействий и вовсе не зависит от воли правителей. Так что в требовании политических деятелей признать их легитимное право на ошибки есть определенная доля справедливости. Но далеко неодинаково положение различных государств, и очень разную цену имеют ошибки государственных деятелей в различных ситуациях. Сегодняшняя абсолютная гегемония в мире США и Западной Европы дает их лидерам почти неограниченное право на ошибки, которым они, надо сказать, «охотно» пользуются. Экономическая мощь Америки столь велика, что она может позволить себе аж целую вереницу ничтожных президентов и госсекретарей. Триллионом туда, триллионом сюда – в Америке их много, особо не убудет. Можно залезть в Панаму, Колумбию, Сьерра-Леоне и еще какое-нибудь Бурунди и, поджав хвост, удрать оттуда с позором, и ничего особенного не произойдет: по-прежнему, не рвутся бомбы в американских городах, по-прежнему, не гибнут мирные жители, по-прежнему, никто не угрожает самому существованию американского народа. Даже бестолковое потакание, а подчас и прямое прикармливание исламского экстремизма не наносит пока большого вреда американским интересам (после 11-го сентября такого, пожалуй, уже не скажешь! – примечание 2002 года).
Иное дело Израиль. Все 50 лет существования государства наши враги готовятся к нашему истреблению, к Великому Еврейскому Погрому, который они обещают всему миру учинить. Речь идет не о цене на топливо, не о темпах прироста национального валового дохода и не о других важных государственных интересах. Речь идет о наших жизнях и жизнях наших детей. И поэтому мы не можем себе позволить роскошь по-американски: длительное время иметь правительство пиаровских фантазеров.

Июнь 2001

НАРОД-УБИЙЦА

Война – дочка Хаоса. В бою царствует стихия, и вся военная наука есть попытка хоть в какой-то степени урезонить ее малой толикой порядка. Тот, кому это удается, побеждает. А поскольку дело обстоит подобным образом, на войне случается всякое: то, добираясь до бункера Саддама, разбомбят детское учреждение, которым сей бункер был гуманно прикрыт, то, вместо позиций вражеской сербской армии, которая на своей земле вынуждена воевать с поддерживаемыми недалеким прогрессивным человечеством подонками из Великой Албании, обстреляют ракетами стратегически важную больницу, отправив на тот свет, – несколько раньше, чем предполагалось, – сколько-то десятков пациентов, то, проводя «зачистку» чеченской деревни от бойцов Шамиля Хоттабыча, «зачищают», «по ошибке» конечно, чуть больший ее кусочек, ну, немного, на сотню, другую человек, кто ж их считает в наше лихое время! А отправившись в недавнее прошлое, можно вспомнить и Афганистан, и Вьетнам; а уж ко Второй мировой лучше и не приближаться людям с чувствительным правозащитным сердцем – не выдержат и помрут!
Случается такое и у нас на Ближнем Востоке: бывает из танка по бедуинкам пальнут прямой наводкой, иногда шальная ракета отклонится от курса и улетит не туда, порой солдаты Армии Обороны Израиля, преследуя террористов, уложат наповал безвинного ослика. И тогда голос правозащитников, который и во Вьетнаме, и в Афганистане, и в Панаме, и в Сьерра Леоне, и в Чечне звучал тихонечко, ворковал эдаким мягеньким журчанием, вдруг возвышается до дикого истошного вопля, несмолкаемого визга, подымаемого мировыми СМИ, хорошо смазанными доброй арабской нефтью. «Гибнут мирные жители! Нарушается женевская конвенция о защите мирного населения!! Новые преступления израильской военщины против человечности, которые превзошли…»
Мы уже упоминали в одной из предыдущих статей, что селективная защита прав человека есть никакая не защита, а самый настоящий произвол, надругательство над принципом равенства перед Законом всех потомков Ноаха, всего человечества. Немножко грустно, что то знамя, которое выглядело таким светлым и благородным в славную пору борьбы с кремлевским тоталитаризмом, оказалось вовсе не таким уж светлым и совсем уж не благородным. Но такова видать судьба всех придуманных человеком идей!
То же самое происходит и с «защитой мирного населения». Спору нет, следует оградить по мере сил невооруженное гражданское население от разгула храбрецов, раздобывших себе оружие и держащих в своей власти это самое гражданское население, но уж если ограждать, так всех ограждать. Но молчит почему-то «прогрессивное человечество», когда гибнет наше еврейское «мирное население»! Молчат газеты, молчат ведущие теле и радиостанции! В крайнем случае выдавят из себя нечто вроде сожаления, что подобные действия «не способствуют успокоению обстановки в регионе и замедляют ход мирного процесса». И все, и не более того!
Давайте, не дадим себя оболванить в очередной раз! Идущая сейчас в нашем регионе война несколько отличается от войн во времена Тиля Улиеншпигеля. Нам противостоит не армия, которую очередной Людовик нанял за самые обыкновенные деньги где-нибудь в Шотландии. Нам противостоит народ, упоенный ненавистью и мечтающий пролить реки еврейской крови (быть тому не бывать!). Все опросы всех организаций раз за разом показывают, как растет ненависть к нам палестинских и всех прочих арабов. Сегодня 75% населения автономии и 90% молодежи поддерживают акции террористов-смертников, 65% недовольны «политикой уступок» – ну, кого бы вы думали? – Арафата! Не помню сколько, но явно больше половины населения автономии считает необходимым продолжать интифаду до полного освобождения родной Фалястын.
Во многих высказываниях обозревателей высказывается мысль, что Арафат развязал войну против нас, так как испытывал разного рода внутри- и внешнеполитические проблемы, которые надеялся разрешить с помощью террора и других видов насилия. Но почти никто не подчеркивал того обстоятельства, что Арафат запустил машину насилия, чтобы решить свои проблемы внутри общества, жаждущего насилия! Не Арафат навязал обществу не свойственные тому идеи. Он планировал укрепить свои позиции, делая (впрочем, с полнейшей преданностью и самоидентификацией) то, чего жаждет народ, власть над которым ему передали израильские «социально близкие».
Одним из важных и долгое время необыкновенно успешных элементов большевистской пропаганды был тезис о том, что народы мира не хотят войны, что война имеет классовую природу и в войны с целью наживы человечество втягивают эксплуататорские классы. Так многие из нас и выросли с этим светлым убеждением, имеющим однако мало общего с реальностью социальной жизни. Дьявол насилия и безудержного разрушения, тлеющий в народах мира до поры до времени, способен вырваться на свободу. Арабский мир не смирился и никогда не смирится с существованием еврейского государства на земле древнего Израиля. В арабском народном сознании наше пребывание здесь на сознательном, а еще пуще на бессознательном уровне воспринимается как величайший позор, смыть который можно только кровью, нашей, разумеется. Больше двадцати лет нашему «миру» с Египтом, а израильтяне уже давно забыли о туристических поездках в Табу и Луксор, ввиду опасности для жизни. Хорошо еще, что лидеры наши хоть перестали ездить в Каир на поклон, как когда-то киевские князья в Орду, целовать ханскую туфлю. В Иордании мира с нами хотел разве что покойный король Хусейн, да и то пойди, проверь. Остальной же иорданский люд, как и египетский, преисполнен самой лютой ненависти по отношению ко всему еврейскому.
Подчеркиваю, что речь идет именно о коллективном сознании. И сегодня, как и во все времена, в великом арабском народе есть люди честные, умные и порядочные, которым глубоко претит кровавое разгорячение толпы и крикливые вожди-демагоги. Но такие люди были и в гитлеровской Германии, что не помешало тогда немецкому народу сделаться народом-преступником. Нет у нас никакой идеологии, которая отвергала бы существование арабского народа и призывала бы к его уничтожению. (А у них, заметьте, есть!) Но так случилось, что сошлись, столкнулись наши еврейские национальные интересы и их, арабские, и невозможен по этому поводу никакой компромисс! И мы обязаны перед своим народом блюсти свои национальные интересы. Я далек от того, чтобы предлагать конкретные рецепты действий. Но хватит и того, и то почту за благо, если внесу свой скромный вклад в непозволение евреям Израиля вернуться к спячке дукиюма (мирного сосуществования двух народов на Земле Израиля) после горького пробуждения последних месяцев. Не только по ту сторону «зеленой черты», но и по эту нет никакого «мирного населения»: нам противостоит народ-преступник, народ-убийца, который не остановят никакие этические химеры.

Июль 2001

ЗА ЧТО НАГРАЖДЕН КАРМИ ГИЛОН

По сравнению с другими странами Израиль имеет кучу преимуществ. Например, здесь не так скучно, все время что-то происходит. Звонит мне приятель из Америки, завидует. У них там ничего не происходит; так, мелочи: ураган, стрельба в школе, политики и девочки. Без баскетбола и рестлинга совсем погибли бы. Вот и приходится бедным американцам гоняться по всему свету в поисках развлечений.
Еще хуже дело обстоит в Австралии. Лет двадцать назад, будучи молоденьким и глупым, я мечтал об Австралии, о Новой Зеландии, о спокойной беспроблемной жизни среди овец и других животных. Но один толковый австралиец разбил мои младенческие грезы, объяснив доходчиво: «Ты представляешь – нет никаких проблем! (Я, признаться, представлял с трудом.) Все, что пожелаешь, – имеешь! (Мне еще сильнее захотелось в Австралию). Сдохнуть можно от тоски!! (Тут я вообще перестал понимать что бы то ни было.) Кто помоложе и потолковее, бежит на континент (так он выразился), в места, где хоть что-нибудь да происходит!»
Так что у нас хорошо, весело. А новостей столько, что их не только что не нужно придумывать, а впору скрывать, как бы чего не вышло, как бы не зашаталась с такими трудами и любовью построенная социальная пирамида, и тогда конец славной кормушке. Наш невежественный народ неправильно истолкует лозунг «о праве общества знать» и, вместо того, чтобы с его помощью сражаться с религиозным засильем, покалечит хороших людей, проверенные партийные кадры.
Скандал вокруг назначения Карми Гилона послом Израиля в Дании занимал наши СМИ несколько дней и затих лишь на время под давлением горячих событий израильско-палестинской войны. Но ему еще предстоит вспыхнуть вновь, и кто знает, с какой силой. Наши СМИ подавали этот скандал в двух плоскостях: во-первых, мы – хорошие, они – плохие. Мы выдвигаем на важный дипломатический пост видного деятеля нашей страны, а они нас позорят, с готовностью пользуясь всякого рода непроверенной, тенденциозной информацией. Во-вторых, в плане очевидного возрождения и усиления мирового антисемитизма. Но этот второй аспект освещался, к слову сказать, мягко и деликатно, вообще, абстрактно, без конкретностей и с очевидным смущением. Причина этого смущения находится в неразрешимом противоречии светского сионизма. Целью светского сионизма было «избавить» еврейский народ от его избранности, уникальности, отдельности и ввести в семью народов, так сказать, на равных. И вот события всего ХХ века доказывают, что за внешним лоском «семьи народов» скрываются – и постоянно прорываются наружу – невежество, дикость и варварство. И, одновременно с тем, последняя четверть ХХ века открыла для сотен тысяч ассимилированных евреев красоту, глубину и интеллектуальную мощь иудаизма, которые, как оказалось, скрывались за неказистым фасадом. Сейчас очевидно, что «семья народов», куда на всех парах мчались лидеры сионизма и Государства Израиль, выглядит вовсе не так привлекательно, как это виделось из бисмарковской Германии, викторианской Англии или позднегабсбургской Австрии. И выходит, что позади – проклятое, обруганное и оболганное иудейское прошлое, а впереди – нечто по существу неприглядное, не сулящее евреям ничего хорошего. Приехали!
Так вот, вернемся к Карми Гилону. Во всей начавшейся свистопляске, под крики «Наших бьют! Ребята! Давайте, врежем!!» никто (или почти никто) не задался одним простым, но принципиальным вопросом. И почему бы нам не задать его сейчас?
Что вообще означает само назначение Карми Гилона на пост посла?Кто такой Карми Гилон, наши читатели, конечно же, знают. Карми Гилон несколько лет возглавлял общую службу безопасности (ШАБАК) и в этом качестве несет прямую ответственность за общий развал и деморализацию ШАБАКа и за целый ряд оперативных провалов, среди которых Эверестом выделяется убийство Ицхака Рабина. Скажите на милость, в любой мало-мальски упорядоченной стране мог бы продолжать свою успешную карьеру начальник ведомства, допустивший такой скандальный брох? Разумеется, нет. Его карьера была бы тут же завершена, и в самом лучшем случае, он был бы отправлен на почетную персональную пенсию. Такова неумолимая логика любой бюрократической системы.
В таком случае, как мы, простые граждане, должны понимать и интерпретировать получение нерадивым руководителем такой кайфовой синекуры, как посольство в маленькой европейской стране? Ведь знаем мы, что посольское дело, в общем и целом, не бей лежачего, что получают там зарплату несколько большую, чем схар минимум, а потому в МИДе, главных партиях и других релевантных местечках идет за эти места серьезнейшая драчка с применением всего арсенала джиу-джитсу и тыквандо. Понятно, что мы не можем понять это назначение иначе, чем награду за успешно выполненное задание! Какое?
Известно, что история убийства Рабина оставила после себя целый ряд серьезных вопросов. (Для подробного ознакомления с фактуальной стороной этого дела рекомендуем прочесть книгу Барри Хеймиша «Кто убил Ицхака Рабина?» И эти вопросы задают не только противные правые, но и сама семья покойного премьер-министра, плоть от плоти системы! Сегодня все мы знаем, что ШАБАК через своего агента Авишая Равива готовил Игаля Амира к покушению, чтобы впоследствии опорочить все национально мыслящие круги (Карми Гилон получил академическую (!) степень в области исследования «правого еврейского экстремизма», в котором наши властители видят ужасную угрозу.) Чтобы тщательнейшим образом замести все следы и заткнуть все рты, которые посмеют вякать, была учреждена комиссия Шамгара. Для недавних граждан Израиля объясним, что правительственные комиссии у нас создаются не для выяснения истинных обстоятельств происшедшего, но для сокрытия следов и для шельмования тех, кто претендует на власть, не принадлежа, однако, к правящей клике. С тем же намерением – чтобы самые вопиющие детали этого преступления не вылезли наружу, – суд над Авишаем Равивом постоянно откладывается и неизвестно состоится ли вообще. Сегодня больше половины граждан Израиля убеждены в том, что Рабин был убит не Игалем Амиром, а по дороге в больницу, либо в самой больнице.
Мы, конечно же, не собираемся утверждать, что Шимон Перес причастен к этому убийству. Да и как может быть замешан в таком грязном деле человек, сочиняющий стихи и другие фантастические произведения («Новый Ближний Восток»), вдохновенно певший «Песню о мире» и с пафосом произнесший знаменитое ныне «Шалом, хавер!»?! Но мы со всей определенностью заявляем, что дипломатическое назначение Карми Гилона, сделанное непосредственно Шимоном Пересом, является в высшей степени неумным шагом, возбуждающим в наших сердцах совершенно излишние подозрения и свидетельствующим поэтому о серьезных ментальных проблемах главы нашего внешнеполитического ведомства. А вот это уже не курьез, это опасно!! Опасно для всех нас. Во главе страны стоит и представляет ее на международной арене человек, не отдающий себе отчета в последствиях своих действий! Ни один из нас не доверил бы себя такому врачу, такому пилоту и даже такому шоферу – это просто-напросто опасно для жизни. А страну, общество, свой народ мы ему можем доверить?

Июль 2001



< < К оглавлению < <                       > > К следующей статье > >

  
Hosting by TopList Rambler Дизайн: © Studio Har Moria