Цви Вассерман

АНТИСЕМИТСКОЕ ПРОГРЕССИВНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

Секуляризация общества, начавшаяся в 18-ом веке и усилившаяся на всем протяжении века 19-го, достигла своего апогея в 20-веке. Концепция «Творца и Правителя мира» постепенно вытеснялась из общественного сознания. Вместо Него на пьедестал был возведен человеческий разум. Ожидалось, что человечество, опираясь единственно на свой уникальный разум, в состоянии выработать универсальные принципы жития-бытия и построить в соответствии с ними совершенное общество. Все различие между разнообразными течениями заключалось в том, каким конкретно путем двигаться к желанной и вот-вот достижимой цели.
Среди интеллектуального оборудования, которое эти новые идеи принесли с собой, не последнее место занимала идея прогресса личности и общества. Эта идея особенно льстила гипертрофированному высокомерию «просвещенного» человека: более, чем приятно, сознавать себя «венцом развития всей материи за миллиарды лет». Появление и углубление идеи «прогресса» являлось необходимым атрибутом секуляризации: если изменения вокруг нас не вызываются Высшей Силой, а происходят как бы сами собой, тогда «естественно» предположить, что эти изменения движут все сущее, и нас в том числе, от простого к сложному, от низшего к высшему.
Так появились прогрессивные личности, прогрессивные общественные слои, прогрессивные государства и, наконец, «все прогрессивное человечество». Отождествление прогресса с добром стало аксиомой последних столетий. Ведь прогресс привел к овладению новыми источниками энергии, успехам в науке, медицине и технологии, укреплению демократии и ограничению тирании, ведь человек стал счастливее… счастливее?
Но, – сказал царь-мудрец Шломо, – что было, то и будет, и нет ничего нового под солнцем (Коэлет). Несомненно, изменились средства. Человек грабит и разрушает природу с невиданным размахом. Конечно, вы можете посмотреть футбольный матч на расстоянии тысяч километров и сыграть по интернету в покер с человеком, сидящим у компьютера в Австралии. Вы можете слетать в Париж, Бангкок и Катманду, но насыщает ли все это вашу душу, ваш внутренний мир?
Спору нет: в промышленно развитых странах уменьшилась доля физического труда, и у многих людей появилось свободное время, иногда в больших количествах. Но принесло ли это им счастье? Если так, то почему же они столько времени и средств тратят на лечение от неведомых прежде болезней, не вылезают от психиатра и пускаются во все тяжкие, чтобы хоть чем-то новеньким себя развлечь. Прогрессивный человек окружен множеством прогрессивных штучек, но не знает, что ему делать с самим собой. Остаться с собой наедине – этого он боится пуще всего на свете. Собственно, у психиатра он как раз от себя и спасается! И вот этому-то очень ограниченному, очень функциональному, очень по-человечески плоскому и программируемому существу постоянно внушается гордая мысль о его прогрессивности и повышенной счастливости по сравнению с периодом мрачного средневековья. Эта мысль крайне важна, ибо подстегивает его и позволяет стремительно мчаться вперед, нисколько не хуже самой белки в колесе.
В Израиле желание целых общественных слоев и групп присоединиться к «семье цивилизованных народов», быть принятым «в ряды прогрессивного человечества» приобрело прямо-таки маниакальные черты. Об этом говорят без перерыва. О своем желании «присоединиться» и «быть принятыми» заявляли премьер-министры (все, кроме Шарона, которому с момента его избрания просто пока не до того), члены Кнессета, профессоры философии и других общественных наук, дирижеры, певцы и футболисты. Председатель Верховного суда не устает подчеркивать при каждом неудобном случае, что он и его коллеги призваны защищать идеологию «просвещенной части общества» (цибур анаор) от непрестанных атак мракобесов, сектантов, клерикалов, детергентов, абсорбентов и прочих темных сил, стремящихся «повернуть вспять колесо истории» (снова известное, упомянутое выше уравнение – «прогресс=добро»). И всегда нам, просвещенной части нашего общества чего-то для этого не хватает, ну, самую малость: то революции секулярной, то сексуальной, то приватизации «Безека»…
Начавшаяся год назад война с арабами (а как иначе назвать регулярные военные действия, которые ведутся против нас арабами палестинскими, израильскими, египетскими, ливанскими… можете продолжать долго по выбору в зависимости от личных предпочтений…) привела к одному «неожиданному» кое для кого результату: резкому росту антисемитских настроений во всем мире – и, чем «просвещеннее», тем больше. В 1973 году подобные настроения объясняли арабским нефтяным бойкотом, который западные люди до сих пор вспоминают с ужасом. Но сегодня бойкота нет. Так в чем же дело?
Что бы ни делал Израиль, ничто не помогает (поэтому соответствующие инстанции с легким сердцем не делают ничего): «просвещенное человечество» не скупится на слова, и многие, и многие прогрессивные силы в западном (неарабском) мире не готовы ограничиться словами и требуют возмездия и пролития крови, еврейской, разумеется. Слова в наш адрес летят самые резкие безо всякой меры и удержу. Гитлеровский режим оказал гигантскую услугу журналистскому делу: отныне нет необходимости придумывать новые сравнения и описания. Если хотите кого-то обругать – не имеет значения за что – обзывайте его «нацистом и фашистом», и возмущение «прогрессивного человечества» вам обеспечено. И карикатура сочиняется просто: такой-то в нацистском мундире. Некоторых, особенно невезучих, обзывают «нацистами» и справа, и слева. Так бедного Шимона Переса рисовали в нацистском мундире и левые («мясник» Кафр Каны – преступление против человечества, которому история не знает равных…), и правые (процесс Осло – преступление против собственного народа…) Министры иностранных дел европейских стран (очень просвещенные и прогрессивные) соревнуются в оплевывании Израиля и евреев, причем часто без особых на то дипломатических причин. Стремясь перещеголять друг друга, они заливаются восходящим крещендо: высота тона и визга стремительно нарастает.
Израильские «прогрессивные» деятели в смятении: что происходит? Откуда такая ненависть, порождающая и искажение очевидных фактов, и злостную интерпретацию всего происходящего в Земле Израиля? Если бы наши прогрессисты не страдали генеральной идиосинкразией ко всему русскому, я бы предложил им, например, известной правозащитной организации «Салям хамас безотлагательно» старую советскую панацею под названием «пережитки прошлого» в качестве универсального средства объяснения всех странностей «просвещенного» общества. Звучало бы это следующим образом: в просвещенном обществе все хорошо по определению, а те недостатки, которые невозможно замолчать, вызываются «пережитками прошлого» и в самом ближайшем будущем будут преодолены.
Но нечто такое они уже сами и без меня придумали: европейское общество хорошее (прогрессивное); оно хочет мира; но есть отдельные министры (парламентарии, правозащитники), которые просто не понимают и им необходимо объяснить...
Мысль о том, что Израиль постоянно проигрывает пропагандистскую войну, давным-давно является трюизмом. Как водится, приводятся разные причины: кадры, ресурсы, дипломатические трудности, нерасторопность МИДа и т.д. Общий посыл всех объяснений таков: «прогрессивное человечество», «просвещенные общества» жаждут узнать правду, но чья-то злая воля или некомпетентность, или «враги», или случайности лишают его такой возможности.
Еврейская Тора говорит: знайте – никакие усилия не помогут! Эсав (народы христианского мир) ненавидит Яакова-Израиля. Ишмаэль (мир ислама) будет оспаривать у нас Святую Землю до прихода Машиаха. Эти факты лежат в самом основании всей мировой истории. Приведите все на свете свидетельства и доказательства нашей святости, чистоты и благих намерений – они не обратят на них никакого внимания, потому что это попросту не входит в их планы.
Временным был как раз некоторый спад антисемитизма в мире, после того как раскрылось, что сделал с нашим народом германский Амалек. Никто не мог до конца прочувствовать и переварить Катастрофу, и притихла Европа. Но сейчас, когда ушло военное поколение, пережившее шок, и повсеместно у руля встали политики, родившиеся после Второй мировой войны, отношения к евреям возвращаются к свое «нормальное русло». А каково это «нормальное русло» каждый из нас слышал когда-то от своих соседей и коллег не один и не десять, а сотни раз: «Гитлер, конечно, был мерзавец, но одну вещь он правильно делал. Жаль только до конца не довел!»

Август 2001

МИР В ШОКЕ И «МИРНЫЙ ПРОЦЕСС»

Шок, испытанный людьми всего мира (кроме, разумеется, «записных друзей» Америки) в результате невиданной террористической атаки на США, породил спонтанный речевой поток. Этот поток значим и важен в первую очередь потому, что всплеск эмоций приоткрыл такие пласты национального и политического сознания, которые при обычных обстоятельствах общественные деятели не торопятся раскрывать. Так, например, египетский министр иностранных дел, хотя и новенький, а сказанул не хуже старенького: «Это – израильская провокация, – заявил он без тени сомнения, – целью которой является лишить справедливое арабское дело поддержки прогрессивного человечества». Тот факт, что в наикратчайший срок выяснилась, скажем так, абстрактная отвлеченность его смелого заявления, господина министра нисколько не смутил. Настоящий восточный мужчина вообще не смущается подобными мелочами. Он и ложью это не считает – так, цветистое образное высказывание древнего, но вечно юного Востока.
Ну, что скажет арабский мир и чего те высказывания стоят, мы примерно представляем. Значительно существеннее для нас то, как реагируют американцы и европейцы. Европейцев в Израиле не очень жалуют за их последовательную проарабскую и антиизраильскую политику, которая очень часто плавно переходит в джентльменский антисемитизм. Особенно достается им от национального лагеря, давно предлагающего послать всю Европу подальше. Европа, конечно, ведет себя возмутительно, но на нее приходится примерно половина израильского экспорта, что предоставляет ей массу возможностей брать нас «за кислород». В первые послевоенные десятилетия угрызения совести мешали Европе шантажировать Израиль на полную катушку, но сейчас, когда повсюду к власти приходит послевоенное поколение, все возвращается к исходному положению: новые от всех грехов очистившиеся немцы вверху, а евреи – внизу.
Первым упроворился французский посол в Израиле. Наверное, он до сих пор уверен в том, что сказал нечто очень умное, отлил в бронзе на века. «Б-же упаси, – сказал посол, – сравнивать арабский террор в Манхеттене, с тем, что происходит в Израиле. В Америке имело место бандитское нападение на мирных жителей. В Израиле же речь идет о законной национально-освободительной борьбе». Сдается мне, что в рассуждения господина французского посла вкрался явный логический изъян. Конечно, кто же спорит о том, что взрывы автобусов, взрывы в кафе и пиццерии, обстрел школьных автобусов и детских игровых площадок являются легитимными элементами справедливой национально-освободительной борьбы?! Но давайте мыслить шире! Нет сомнений, что США на данной стадии препятствуют ликвидации Государства Израиль и уничтожению израильских евреев. Поэтому они представляют собой очевидную помеху «справедливой борьбе свободолюбивого народа Палестины за обретение Родины», а значит, военный удар по ним вполне вписывается в контекст этой самой справедливой на свете войны. Так что вовсе это никакое не бандитское нападение, а смелая военная операция, потрясшая врага, да еще как!
Следующим в европейскую лямку впрягся английский премьер-министр. Изъявив солидарность с американским народом и выразив соболезнование жертвам терактов и их семьям, Тони Блэр решил заглянуть в корень. «Следует, –сказал он, – поскорее разрешить региональные конфликты и в первую очередь ближневосточный конфликт». Уж не знаю, какие рецепты находчивый Тони предлагает для решения проблемы Северной Ирландии или Басконии, но зато нам хорошо известно, каким образом европейцы представляют себе завершение арабо-израильской конфронтации. Все эти восемь лет позиция Европы была в высшей степени гнусной и лицемерной. Казалось (и до сих пор кажется), что вернулись славнейшие времена Мюнхена 1938 года. Снова разговоры о «мире храбрых», о «необходимости рискнуть ради мира», об «уважении к правам меньшинств». И это несмотря на то, что, как и тогда, ублажаемая сторона везде и всюду демонстративно появляется в простом, скромном военном обмундировании.
Уважаемые сограждане! Я предлагаю вам не бегать от правды! Давайте смело заглянем в их бесстыжие глаза! Знайте, что «решение ближневосточного конфликта» по-европейски заключается в ликвидации еврейского государства (быть тому не бывать!). О судьбе оставшихся евреев они предпочитают помалкивать, но нет никакого сомнения в готовности европейцев нас оплакать. Все эти годы эпитет «мирный» относили к процессу сдачи еврейских земель, территории Земли Израиля, обладающей для нас огромной важностью, как духовной, так и стратегической, в обмен – нет, даже не на обещания, – а на какие-то полунамеки и недоговоренности, а иногда и просто на мычание Арафата и его бандитов, которые никогда не скрывали своей истинной цели: освобождения родной Палестины. Всякий раз, когда преступный «мирный процесс» натыкался на очередное препятствие, правительству Израиля выкручивали руки и под аккомпанемент гимнов о мире и песнопений о «динамике мирного процесса», с помощью всех наработанных приемов шантажа и вымогательства, требовали новых и новых уступок.
Вот какое «быстрое решение» предлагает Тони Блэр. Я бы даже сказал «быстрое и окончательное решение». А как нам прикажете понимать иначе? Ведь Британия еще в 1948 году пришла к заключению о невозможности согласовать позиции евреев и арабов в отношении Палестины, хотя тогда она обладала здесь много большим влиянием, чем даже США сегодня, и, следовательно, много большими шансами на успех.
Обратите внимание, и тогда, в 1948, евреи были готовы к уступкам, они согласились на территориальный компромисс. Арабы ответили твердым «Нет!» и в результате… и в результате появилась признанная международным сообществом «территория арабского государства», которую мы встречаем на всех без исключения советских и постсоветских картах, и за освобождение которой борются Арафат и его бандиты при поддержке всего прогрессивного человечества.
И с тех пор не изменилось ничего. Любая наша уступка мгновенно закрепляется в общественном сознании как вещь естественная и само собой разумеющаяся и только подвигает к новому нажиму. Давно стало привычной «нормой», что «мирный процесс» есть череда односторонних уступок Израиля. К этому привыкли, и всякое требование взаимности, хотя бы и уродливо асимметричной, воспринимается «цивилизованным человечеством» как непомерное израильское нахальство. И к чему же должен привести такой процесс по мнению английского премьера и других «друзей Израиля»?
Запад до сих пор не может простить нам, евреям, что мы выжили во время Второй мировой войны и не были разгромлены в 1967 году. Ему до сих пор мерещится, что исчезновение Израиля принесет стабильность Ближнему Востоку и миру.
Но он заблуждается. И сегодня творением управляет Б-г, а не Буш, не Ширак, не Путин и даже не Саддам Хусейн. И Он открыл людям в своей Торе, что любая попытка принизить евреев как народ, а тем более причинить им вред как евреям, равнозначна соучастию в погружении мира в пучины зла.

Сентябрь 2001

ОТКУДА ПРИДЕТ ИЗБАВЛЕНИЕ?

Еще полторы тысячи лет тому назад сказали еврейские мудрецы, что в конце дней, перед приходом Машиаха, мир будет стоять на голове. Судя по тому, что в мире сейчас происходит, мы стремительно приближаемся к этому неудобному, но весьма будоражащему состоянию.
Получив чувствительный удар, пославший ее в нокдаун, Америка вскочила на ноги и бросилась в контратаку. Высокопоставленные деятели, начиная с президента, заговорили о возмездии, которого не избегнут ни преступники, ни укрывающие их страны. Журналисты писали велеречивые статьи о том, что после 11-го сентября 2001 года мы вступили в новую эпоху, и мир уже не будет прежним.
«Ну что ж, – думали мы в Израиле сквозь скорбь о грандиозной трагедии, потрясшей Америку и еще кое-кого в мире, – может быть, это и не пустые высокопарные слова, может быть, «из горького выйдет сладкое» и за «них» наконец-то возьмутся». Ведь для нас отнюдь не было секретом, что США и другие страны Запада все эти годы рассматривали терроризм, в том числе и исламский, как некую разновидность мелкого хулиганства, которое хотя и досаждает временами, но тем не менее не представляет серьезной общественной проблемы. Именно в Израиле вызревало иное видение исламского экстремизма, стремящегося к обладанию оружием массового поражения, но все наши вопли, вырывающиеся к тому же из постоянно затыкаемого великими державами рта, не производили на земных владык никакого впечатления, кроме ощущения неуместной назойливости.
Потрясенная Америка собиралась «по большому». Караваны с вооружением, военными грузами и войсками потянулись на Восток. Даже – впервые после Вьетнама – объявили призыв резервистов. И хотя ни одна из организаций не взяла на себя ответственность за нападение 11 сентября, все же в СМИ появлялись различные списки, содержащие наших старых «приятелей»: Ирак, Сирию, Иран и, конечно же, «короля террористов» Усаму Бин Ладена и укрывший его Афганистан.
Начала составляться антитеррористическая коалиция. Мы, однако, к этому моменту еще не насторожились, поскольку было очевидно шоковое состояние американской администрации, с одной стороны, и необходимость военной и политической поддержки американских инициатив их союзниками в регионе, с другой. Чтобы вступить в коалицию, страны выстроились в очередь. Но и на этой стадии мы проявили вопиющую беспечность. «Понятно, – думали мы, – у правителей региона куча проблем с собственным населением, которое, видя в Бин Ладене нового Салладина, разгуливает с его портретами и не прекращает радостных плясок и других проявлений народного ликования по поводу посрамления американского империализма».
Насторожились и не на шутку струхнули мы лишь тогда, когда в коалицию борцов с террором записались Сирия с Ливией и попросился Иран и когда с целью укрепления коалиции на Израиль было оказано сильнейшее давление с целью возобновления «мирного процесса» и заключения немедленного соглашения с Арафатом, которое должно было задобрить Саудовскую Аравию. Более того, как раз Израиль-то и не спешили принимать в хрупкую коалицию, чтобы не разрушить ее, не дай Б-г, а со временем настолько расхрабрились, что не только Аль Джезира, Си-Эн-Эн и Би-Би-Си, но и менее воинственные СМИ открыто стали называть Израиль центром международного терроризма.
Наконец, по истечении месяца, в течение которого Америка ходила в позе бойцового петуха и изрыгала угрозы в адрес талибов, начались бомбежки Афганистана. На языке политкорректности это, кажется, называется «актом неприкрытой агрессии». Ведь Талибан был готов выдать Бин Ладена для суда после предъявления доказательств его причастности к событиям 11-го сентября. Чего же больше? Требование, между прочим, вполне разумное.
Бомбили густо. Как и в Югославии, постарались обкатать новые виды вооружений. Да вот ведь беда – бомбить нечего. Уже на второй день бомбежек летчики стали возвращаться на базы с неизрасходованным боеприпасом. Сдается, на языке политкорректности это называется «непропорциональным применением силы».
Электронные бомбы, которые, как говорят, умнее нас с вами, стали залетать в жилые дома; вот, угодили даже в склад Красного Креста и миссии ООН. На языке политкорректности это, кажется, называется «зверскими военными преступлениями против человечества»…
И, оказывается, делать все эти безобразия не только не зазорно, но и является предметом доблести и геройства. Военные люди еще получат за это ордена и медали от «прогрессивного человечества».
Так как же прикажете понимать все эти маневры, вопли и завывания? Что все это значит? Что за странная и вовсе не нужная для борьбы с террором коалиция? И почему вдруг такого верного и надежного Шарона потянуло кричать про Мюнхен, Чехословакию и про то, что «мы не сдадимся»? Об этом вы почти нигде не услышите и не прочтете. Мировые СМИ внезапно превратились в собаку, которая все понимает, только говорить не может.
А ответ предельно ясен, дорогие читатели. В американском обществе и в его правящих кругах никогда не умирала идея ликвидации Государства Израиль. Кое какие тамошние хахамим не переставали говорить о том, что Израиль является главной причиной нестабильности в нефтеносном Ближнем Востоке. «Смотрите, говорили они, – нам удалось обеспечить стабильность почти всех арабских режимов. Советский Союз помер, и его влияние там сошло на нет. Если мы прислушаемся к нашим арабским друзьям, заинтересованным снабжать нас дешевой и качественной нефтью, и поставим на место (это и есть эвфемизм для ликвидации) Израиль, который для них хуже кости в горле, наступит долгожданное процветание».
Но Б-г хранил Свой народ и не позволял этим мудрым идеям одержать победу. Однако мы, неразумные, продолжали его гневить, и Он в ответ решил, как видно, нас поприжать, или, как мы уже и сами выразились на языке политкорректности, «поставить на место». Про Буша говорят разное, но в американской администрации достаточно шустрых смекалистых людей. Они с одного арабского намека сообразили, что следует делать. Все события, последовавшие за 11 сентября, свидетельствуют о капитуляции правительства Америки перед арабским террором. В этом и есть настоящий смысл антитеррористической коалиции и отсутствия Израиля в ней и объяснение того, почему Пауэлл дважды в день звонил Шарону, угрожал и требовал немедленного договора с Арафатом «на любых условиях»! И потрясенная атакой Америка послушно плетется по этому «новому» пути, истинным лозунгом которого является «Ребята, мы все поняли, не бейте нас больше!»
А Афганистан, а Бин Ладен, а сибирская язва, – скажете вы, – все это зачем?
А затем, что для забавы, друзья! Пиротехника, фейерверки, экшэн! Терминаторы там всякие, инопланетяне! Очень телегенично: самолеты взлетают, бомбы сыплются, боевые корабельные расчеты четко заряжают, посылают и досылают, и на брифингах генералы с квадратными челюстями храбрецов бодро докладывают о выполненных заданиях. И американцы довольны: мы не потерпим, мы отомстим! И исламский мир, хоть и не любит американцев, но терпит, потому что пуштуны – изгои ислама, исповедуют какую-то недоделанную его разновидность и, следовательно, являются относительно удобной целью для проявления американской доблести. А собаку Бин Ладена тоже неплохо бы пристукнуть: так-то он отплатил за то, что Запад его нашел, вырастил, сделал и натравил на русских?
Поэтому-то Шарон и выступил, вроде бы ни с того, ни с сего, про Мюнхен и т.д. Но ничего, не он первый и не он – последний. Со всеми справлялись, справятся и с ним…
А мы? Для нас-то на самом деле вся каша и заварилась. Чтобы перестали мы поклоняться идолам, которые не спасают. И чтобы осознали хорошенько, что не на кого нам надеяться, кроме нашего Небесного Отца!

Октябрь 2001

КОЛЕСНИЦА ИЗРАИЛЯ И ВСАДНИКИ ЕГО

Наш мир не потому называют «Миром лжи», что все друг другу врут и правды не дождешься. Но потому, что в нем, в нашем родном, привычном «Нижнем мире», важные вещи и события отходят на второй, третий, десятый план, а на главной сцене, куда обращены глаза всех зрителей, кривляются и паясничают «звезды» – политики, писатели, футболисты, певцы, террористы и прочие мелкие людишки, претендующие на роль центров мироздания.
Спросите простого человека, нашего с вами современника и соплеменника: «Что явилось главным событием прошедшей недели?», и вы услышите целый спектр ответов, включающий и бомбардировки Афганистана, и хронику арабо-израильских отношений, и результаты обследования поднятого на поверхность «Курска», и официальный отчет комиссии Рушайло о поражении украинской ракетой российского Ту-154, и даже наполненное особым напряжением сообщение о жеребьевке Европейской лиги.
На прошлой неделе, в шестой ее день, 16-го числа месяца мархешвана 5762 года народ Израиля хоронил в Бней Браке рава Элазара Шаха, благословенна память о святом праведнике. Израильские СМИ освещали это событие, но, главным образом, удивляясь в очередной раз, отчего это столько людей (300-400 тысяч человек) собралось на похороны какого-то там старика, который уже несколько лет не играл, казалось, большой роли в их жизни. Если и говорили о нем, говорили о его жизни, но не о его кончине. И не удивительно. Рав Шах прожил очень долгую насыщенную событиями жизнь и умер в возрасте 106 лет! Такую смерть никак не назовешь «преждевременной». В конце концов, все люди смертны, все «там» будем, колесо судеб вращается, вознося одного и опуская другого… Он многое успел сделать в этом мире: воспитал тысячи учеников, несколько поколений, десятки лет играл важную роль в политической жизни Израиля, но, как говорится, пора и честь знать…
Отчего же тогда весь мир Торы, сотни тысяч евреев во всем мире так молились о его выздоровлении, чтобы Всевышний хоть чуть-чуть, хоть немножечко продлил его жизнь? Отчего ешивы, хедеры, талмуд-торы и школы для девочек прекращали регулярные занятия, чтобы молиться и плакать о продлении жизни очень пожилого и больного человека, уже давно являющегося больше объектом деятельности медперсонала, чем активным членом общества?
Ответ обезоруживающе прост. Еврейская традиция и история говорят нам, что живущий среди нас праведник и мудрец в состоянии защитить нас и принести нам благословение свыше в бесконечно большей степени, чем армия, вооружения, хай-тек и компьюторы. Пророк Элиша рыдал и кричал, когда его учитель Элияу возносился на небо в огненной колеснице. Он кричал: «Отец мой, отец мой, колесница Израиля и всадники его!» На кого ты нас оставляешь? Разве не знаем мы, что молитва праведника защищает нас больше и надежнее, чем колесницы и всадники?! Разве не знаем мы, что его заслуги возносят нас, подобно колеснице!?
Так было всегда в нашей истории. Римляне не могли завладеть Иерусалимом, несмотря на огромное военное превосходство, пока раби Цадок мог поститься и молиться. Бейтар оказался в состоянии выстоять три года, вопреки всякой очевидности, пока был жив в нем раби Элазар Амодаи. Да и в наше время хорошо известна история чуда, происшедшего во время Второй мировой войны, когда армия Роммеля, уже готовая в последнем прыжке завладеть Землей Израиля, внезапно сдалась потрясенным англичанам после того, как все евреи Эрец Исраэль провели три дня в посте и молитвах в синагогах.
Кончина рава Шаха есть важнейшее событие не только прошедшей недели или текущего года, но, возможно, целой большой исторической эпохи. Всякий раз, когда великий еврейский мудрец покидает этот мир, основы мира сотрясаются. Ведь весь мир стоит на Торе, служении и добрых делах (трактат Авот). Но каждый раз, когда это происходило, мы преодолевали свое сиротство и говорили себе: «Ну, все-таки, дела не так плохи; среди нас есть еще рав Шах!» Слава Б-гу, есть в нашем народе много славных мудрецов, но после смерти Стайплера рав Шах оставался единственным представителем великого предвоенного поколения и был в наше время всеобщего и стремительного духовного оскудения живым экземпляром другой, высшей породы людей. В последние его дни уже в реанимационном отделении больницы врачи констатировали смерть – прекращение мозговой и сердечной деятельности. Тогда внук рава Шаха показал им «фокус». Он наложил тфилин на руку и на голову своего великого деда, и уста рава Шаха начали шептать слова утренней молитвы!
В ходе войны в Персидском заливе в феврале 1991 года на заседании высших полицейских чинов Израиля замначальника полиции Гуш Дана показал на карте места падения иракских СКАДов. Известно, что Гуш Дан является густозаселенным районом сплошной застройки и границы между составляющими его административными единицами проведены достаточно причудливым и произвольным образом. Так вот оказалось, что СКАДы падали в Рамат Гане точно по границе с Бней Браком. «Мне сказали, – продолжил замначальника тельавивской полиции, что в Бней Браке живет такой пожилой человек, рав Шах, и что его заслуги перед Б-гом защищают этот город».
Теперь его нет с нами, и у нас не достает даже понимания того, насколько мы осиротели, насколько опаснее стало наше положение, насколько уменьшилась над нами чудесная Б-жественная защита!

Октябрь 2001

КТО НАС ЗАЩИТИТ?

Читатель нашей газеты (Негев таймс) прислал в редакцию гневное письмо. В нем он, как принято сегодня выражаться, «наехал» на меня в связи с «огульными обвинениями в адрес братского арабского народа, который, подобно всем другим народам, хочет мира, хочет спокойно жить на своей земле и воспитывать подрастающее поколение».
Диагноз очевиден: господин, или, вернее, товарищ, болен все еще встречающейся болезнью интернационализма, некогда весьма распространенной (особо опасная форма известна как «пролетарский интернационализм») и заразной, но сегодня, в начале XXI века, встречающейся, пожалуй, лишь в недоразвитых странах Третьего мира. Однако, хотя некоторые болезни поражают лишь незрелые, неокрепшие организмы (оттого и называются «детскими»), протекают легко и завершаются полным выздоровлением, все же, иногда, и они представляют серьезную опасность для заболевшего человека или для окружающих и потому заслуживают изучения.
Когда лидеры западных стран и, прежде всего, США снова и снова повторяют мантру, что они борются не с исламом, а с проявлениями экстремизма во всех его формах, они не просто следуют предписаниям внутриполитической необходимости (во многих странах Запада число мусульман быстро растет и задираться с ними становится год от года накладнее), но и выражают свое мировоззренческое кредо, гласящее, что никто не обладает монополией на истину и что все религии и учения сеют разумное, доброе, вечное – каждый на свой лад. А когда где-то заводятся экстремисты и фанатики, – а они могут объявиться под любым знаменем – вот их-то и следует изолировать и ограничить, впрочем, весьма деликатно, чтобы, не дай Б-г, не ущемить права доброй основной части адептов данного учения или последователей данной религии. Эта философия релятивизма, сложившаяся и окрепшая в США и оттуда перебравшаяся в Европу, в течение длительного времени удовлетворяла потребности конкретного американского общества ХХ века и обеспечивала его толерантность и развитие.
Но не все, что подходило для определенной страны в определенный период ее жизни, подходит для других регионов и эпох. И некритическое применение чужеродных взглядов и методов порождает ошибки и даже может породить проблемы, несущие в себе серьезную опасность.
Люди современного Запада совершенно не понимают сущности ислама. Дело не всегда обстояло подобным образом. И во времена расцвета Оттоманской империи, и во времена, когда Британия правила морями, европейцы лучше знали тех, кто им противостоял и чего следует от них ожидать. Но научно-промышленная революция доставила Западу ключи к мировому господству, и, завладев ими, Запад-политик потерял всякий интерес к «верованиям туземцев», предоставив заниматься ими книжным университетским червям.
Время шло. Мир менялся. Технический прогресс и глобализация экономики привели к тому, что многие средства и, прежде всего, современные виды вооружения стали доступны многим, почти всем, что парадоксальным образом вернуло на историческую арену кое-какие уже позабытые реалии и отношения.
Почему, например, население самых непохожих между собой исламских стран, таких, как Судан, Ирак, Иран и Индонезия с одинаковым неистовством ненавидит Америку и считает обожаемого Бин Ладена новым Саладином? Ведь Америка ничем их не обидела, кроме того, что исправно платит за нефть, предоставляет работу и спасает от голода, который является перманентным спутником почти всех исламских режимов. Америку ненавидят не по экономическим или политическим причинам: 3 миллиона граждан Саудовской Аравии, чей материальные достаток – больший или меньший – напрямую обеспечивается и охраняется существованием США, ненавидят ее нисколько не меньше граждан петушащегося Ирака или нейтральной Малайзии.
Америку ненавидят потому, что она является сегодня флагманом врага, авангардом неверных, заносящихся в своей гордыне перед праведными служителями Аллаха.
Никакие сущностные изменения не затронули мир ислама. От самых его истоков и до сего дня в основании ислама лежит идея распространения зеленого знамени Аллаха по всей вселенной. И, не будучи до конца уверенными в силе своих идейных аргументов, мусульмане никогда не считали зазорным применение военной силы для столь возвышенной цели. С тех пор как конница первых халифов победно промчалась по Центральной и Малой Азии, Ближнему Востоку, Северной Африке и Пиренейскому полуострову, лишь внешняя сила могла остановить экспансию правоверных. Оригинальная исламская колесница не имеет тормозов; первоначально она останавливалась, лишь налетая на неодолимую (до времени) каменную глыбу. Постепенно ислам, особенно шиитский, выработал более деликатные методы взаимодействия с враждебной окружающей средой, но все его идейные разработки, которые кажутся несведущим проявлениями терпимости и плюрализма, носят тактический характер и имеют целью дожить до лучших времен, когда он никому и нигде не даст спуску.
  Будучи побежденным на определенном историческом отрезке, ислам затаился, но не изменился. Его правители, его элита обучалась в западных университетах, многие из них прекрасно говорят по-английски или по-французски, сам Бин Ладен учился в Оксфорде, но Запад интересовал и продолжает интересовать их только с одной точки зрения: каким образом приобрести силу, чтобы сперва освободиться от унизительной зависимости от Запада, а затем и расправиться с ним. И вот теперь, когда и простые люди увидели, что для того, чтобы уязвить врага, нет необходимости утруждать себя ни изобретениями, ни инженерными и научными разработками, ни каким-то там необычным уровнем интеллектуального или нравственного развития, а можно просто направить американский «Стингер» на русский вертолет, а русскую «Катюшу» на израильские города – да и еще блистательнее: американский Боинг на американский же небоскреб и сотрясти врага, спящая мечта пробудилась и, как говаривал когда-то классик марксизма, «овладев массами, стала материальной силой». Восток спал, но не переставал видеть в этом сне сладкий сон когдатошней победы. А спешить, он никуда не спешил. Он мог себе позволить спать десятилетиями.
И вот его час настал! Русские бежали из Афганистана, израильтяне – из Ливана, два десятка парней, вооруженных простыми ножами, идут умирать и еще несколько тысяч прихватывают с собой, – и Америка, да и весь западный мир вместе с ней впадает в небывалый кризис. Баллистические ракеты есть уже у всех, химическое оружие – почти у всех, бактериологическое тоже… Пройдет несколько лет – и раздобыть атомную бомбу будет проще пареной репы...
В этой неистребимой сути ислама, а вовсе не в злой судьбе несчастных палестинцев, и лежит корень арабо-израильского конфликта. Территория, хотя бы самое короткое время находившаяся под исламским правлением, считается исламской навсегда. Ее не уступят ни за прогресс, ни за уровень жизни, ни, тем более, за химеры Нового Ближнего Востока. Само существование Израиля на «исконных арабских землях» является возмутительным явлением с точки зрения ислама, и с ним никогда не примирятся даже мусульмане Пакистана, Ирана и Индонезии. И если перед лицом блока христианских стран мусульмане (до времени!) не торопятся предъявлять свои несомненные претензии на Испанию, то сама малость Израиля и его чуждость всему остальному миру не перестает раззадоривать их и возбуждать все новые и новые надежды.
И от этих сотен миллионов людей и их миллиардов долларов, помноженных на злобу, алчность, нетерпимость и фанатизм, нас не защитит никакая политическая или военная сила. Наше единственное упование только на Того, Кто уже три с лишним тысячи лет слышит наши молитвы и спасает нас от рук врагов!

Ноябрь 2001

НЕ СОГЛАСИМСЯ НИКОГДА!

Представьте себе человека, которому задали математическую задачу. Он часами бьется над ее разрешением, но тщетно – всякий раз что-то не сходится. Дело объясняется очень просто: у этого человека отсутствуют какие бы то ни было базовые представления о математике. Таблицу умножения он скроил произвольно и дважды два, например, у него не равняется четырем. Формулы алгебраических преобразований он раз от разу определяет самостоятельно, сумма углов треугольника равна, скажем, 289 градусам, а синус и косинус никак не связаны с единичным кругом. Вы скажете: «Все ясно! Какую задачу ему ни предложит, он не решит таким манером ни одной!» И это его особенно не беспокоит, потому что после окончания школы его контакты с математикой ограничивались кассой магазина, где он худо бедно справлялся, полагаясь на кассовый аппарат или, в крайнем случае, на личный микрокалькулятор. Но горе тому, кто сделает ему замечание или попрекнет незнанием математики. Он убежден, что знает и знает на отлично, просто математика у него своя, отмеченная печатью творческой индивидуальности.
Подобный образ неизменно приходит на ум, когда читаешь статьи, посвященные нашему региону. Причем неважно, пишут ли израильтяне, европейцы или американцы, написано ли это 20, 10 лет тому назад или сегодня. Все эти писатели и правители (а правители, как нам хорошо известно, очень любят писать) предлагали и предлагают ныне замечательные планы по разрешению арабо-израильского конфликта, а ему хоть бы хны – такой крепыш и здоровяк, уже сколько лет не могут причинить ему никакого вреда: как ни стараются, а сегодня он еще конфликтнее и опаснее для всего мира. Дело в том, что, как и в случае с нашим незадачливым математиком, разрешатели ближневосточного конфликта всех мастей не только не пытались корректно поставить задачу, но и на протяжении многих лет тщательно оберегались от всяких попыток сделать это. В полном соответствии с принципом: «Если факты противоречат моей теории, то тем хуже для фактов!»
Долгие годы внешняя политика Израиля направлялась социалистическими мозгами. Социалистические мозги пользуются несколькими клише, среди которых: «бытие определяет сознание», «социалистическое учение объективно постигает научные законы общественного развития», «коллективный разум партии никогда не ошибается» и т.п. Социалистические мозги и не собирались вникать в духовную (т.е. буржуазно-националистическую) сущность противостояния арабов и евреев на Святой Земле. Было «ясно», что еврейское государство скоро станет таким хорошим, что честные арабские феллахи грудью встанут на его защиту от всяческих реакционных сил и в едином порыве, вместе со всеми трудящимися региона, поведут Ближний Восток к невиданным достижениям культуры и техники.
Пока социалистические мозги «ждали звонка из Каира (Аммана)» и писали футуристическую утопию под названием «Новый Ближний Восток», националистические круги пестовали совершенно иные, но, по их мнению, реальные и эффективные теории, способные избавить наш регион от сотрясающих его конфликтов (принцип «железной стены», «трансфер», «культурная автономия при полной демилитаризации» и т.п.)
Эти националистические рецепты привлекали многих евреев хотя бы потому, что давали много меньше кредита арабскому пролетарию, «который нам ближе, чем еврей-капиталист». И многие очень неглупые и светлые идеалисты, руководствуясь ими, верили, что смогут на тех или иных условиях, с помощью силы достичь мирного сосуществования Израиля с его арабскими соседями. В это верили последовательно Жаботинский, Бегин, Шамир, Нетаниягу, Шарон; эту же веру (в своей версии) разделяли убитые Меир Кахане и Реховам Зееви. Был в их планах и неизменно привлекающий массы упор на силу, было и обращение к национальному достоинству, которого всегда нам не хватало при социалистических правителях.
Американская политика продолжает быть верной себе, исповедуя жизненное кредо Эсава – лощеного хулигана с манерами. Тут и разговоры про мораль и право (сегодня в ходу «права человека»), тут и неизменная «историческая ответственность», тут и необходимость достижения компромисса для решения конфликта, как это принято в развитом обществе («время требует от сторон принятия болезненных решений»)… Но когда другой хулиган напоминает Эсаву, что по-настоящему ценится в этом мире, он очень быстро забывает весь свой такой неуместный лексикон политкорректности и по какой-то странной причине не собирается предлагать компромиссы ни Японии (в 1941 году), ни Гитлеру, ни Кастро, ни Бин Ладену…
Но одно обстоятельство объединяет всех – и правых, и левых, и американцев, и европейцев: их фантазии не имеют никакого отношения к действительности! Арабский мир вовсе не таков, как им представляется в их видениях! И не то чтобы они не изучали его – наверняка, есть кафедры и целые институты открытые и закрытые, – но всякий раз, когда объективная информация об арабском мире наталкивалась на идеологические барьеры, эта информация скукоживалась и ретировалась, поджав хвост, оставляя идеологии царить и править.
Не будем тревожить левые соцтеории: они разбиты процессом Осло и похоронены «Интифадой Барака-Арафата». Обратимся к правым.
Жаботинский лучше многих чувствовал природу конфликта. Но и он (в определенной степени), а в еще большей степени его наследники, верил, что мы сможем силой отвоевать себе маленький уголочек на Ближнем Востоке. «Они убедятся, что ничего не смогут с нами сделать, и смирятся с нашим пребыванием здесь» – такой формулой можно примерно объединить все правые предложения. Таков взгляд европейца, принявший в условиях трудного ХХ века оттенок эсхатологического избавления. Но эта иллюзия не имеет никакого основания в действительности. Восток вообще и в частности арабский Восток, в отличие от Запада, никуда не стремится: все чего он ждет от будущего – это возвращение к былой славе и былому величию. (Когда Мубараку советники рассказали о книге хавера Переса «Новый Ближний Восток», тот спросил очень типично для восточного человека: «А чем Старый плох?») Вместо того, чтобы мчаться к прогрессу, он предпочел бы статус кво халифата, в котором его власти никто и ничто не угрожает. Весь прогресс вообще интересует Восток с точки зрения прогресса оружия для максимального расширения сферы своего влияния.
В отличие от Запада Восток никуда не спешит. Процесс образования неисламского государства в нашем регионе – это вызов, не меньший в его глазах, чем Иерусалимское королевство крестоносцев. Исламский мир никогда не перестанет вырабатывать свои антигены на независимое еврейское присутствие на «их» территории, и он никогда не устанет предпринимать все новые и новые и новые усилия по уничтожению еврейского государства, жертвовать любые средства и любые людские ресурсы – пламя этой борьбы не погаснет никогда. Для того чтобы изменить свою позицию, ему требуется самая малость: перестать быть самим собой.
Например, Ариэль Шарон объявляет о своем согласии на палестинское государство и предупреждает израильтян о необходимости готовиться к «болезненным уступкам». Хорошо, израильтяне подготовятся. А на какие уступки пойдет арабский мир? Тем, кто до сих пор не понял, Арафат и Арафатия объясняли (на арабском языке) 8 лет: нет Израилю и нет еврейскому присутствию на священной земле Фалястын. Слава шахидам! Только вооруженной борьбой мы очистим родную страну от сионистской скверны!
Поэтому с точки зрения арабского мира «промежуточные соглашения» могут быть только вехами на пути к «окончательному решению», и все попытки израильских правых делать вид, что они знают секрет, каким образом уговорить арабов остановиться, не дойдя до конца, не имеют никакого основания на Реальном Ближнем Востоке.
Арабский народ как целое никогда не устанет и никогда не согласится.

Ноябрь 2001



< < К оглавлению < <                       > > К следующей статье > >

  
Hosting by TopList Rambler Дизайн: © Studio Har Moria