Евгения Кравчик

Это сладкое слово "партаппарт"

Третий съезд правящей партии "Ликуд" вряд ли войдет в историю нашей страны как выдающийся или поворотный: его скорее всего назовут "дежурной говорильней".

"АРТПОДГОТОВКА" В ПРЯМОМ ЭФИРЕ

Речь Ариэля Шарона на конференции в Герцлии не оставила и тени сомнения в том, что глава правительства серьезно настроен относительно создания палестинского государства, демонтажа части еврейских поселений и отступления (одностороннего либо в рамках договоренностей с ПА) с территорий, занятых ЦАХАЛом в ходе Шестидневной войны.
За озвученной концепцией последовали практические меры: в канун Нового года глава Ариэль Шарон и министр обороны Шауль Мофаз издали указ, предписывающий командованию Центрального округа ЦАХАЛа демонтировать четыре незаконных поселенческих форпоста - Гинот Арье, Хазон Давид, Хават Шакед и Бат-Айн. Командующий округом генерал Моше Каплински объявил прилегающую к поселениям территорию закрытой военной зоной.
На заседании правительства, состоявшемся 4 января, министр юстиции Иосеф (Томи) Лапид потребовал незамедлительно ликвидировать "незаконное строение в поселении Западный Тапуах, в котором действует колледж по изучению фашистской идеологии раввина Меира Кахане". Премьер отдал распоряжение руководителю оборонного ведомства снести "противозаконное строение". Незадолго до того Шарон с Мофазом подписали еще один указ, на основании которого следует демонтировать еще два относительно новых поселения - Таль-Биньямин (основанное в память о Биньямине-Зеэве Кахане и его жене Талии, зверски убитых три года назад арабскими террористами), а также Хават-Маон на юге горы Хеврон (этот населенный пункт уже пытались снести при правительстве Эхуда Барака).  
С таких драматических событий началась подготовка, к съезду "Ликуда", назначенному, на пятое января…
Многие аналитики предполагали, что основные дебаты на конференции Центра "Ликуда" развернутся вокруг поправки 19 "гимел" к действующему уставу партии. Согласно предложению фракции "Еврейское руководство" под руководством Моше Фейглина, депутаты и министры-ликудники, исповедующие идеологию других израильских партий (например, МЕРЕЦа), в течение пяти лет не имеют права баллотироваться в кнессет от "Ликуда".
Однако в преддверии судьбоносного январского съезда верхушка партаппарата во главе с гендиректором Ариком Брами предупредила, что голосование по предложенной поправке состоится только в конце февраля и тоже - на съезде. На нынешней же конференции микрофон закрыт для депутатов кнессета и министров: выступят лишь члены Центра да рядовые партийцы. Мол, "выпустят пар" - и разойдутся по домам, довольные собой.
Не была утверждена посредством голосования и политическая программа Ариэля Шарона: сразу после программной речи главы правительства прозвучал государственный гимн "Ха-Тиква", а по-простому; по-нашему -"Надежда".

НАДЕЖДА-НА ЧТО?

Поисками ответа на этот вопрос с начала недели занималась любознательная отечественная пресса. В качестве эксперта была призвана министр просвещения Лимор Ливнат, которая перепела на израильский манер сугубо российскую мелодию "Вихри враждебные веют над нами". По ее словам, в правящую партию внедрились и пытаются подмять ее под себя всевозможные интересанты, "причем ими движет не только идеология - среди них есть и уголовные элементы". Именно они, по мнению Ливнат, и вносят в повестку дня ЦК "безумные предложения".
Под "уголовниками" в Центре "Ликуда" могли подразумеваться только два человека -активист из Гиват-Шауля Муса (Моше) Альперон, осужденный много лет назад за шантаж, и лидер "Еврейского руководства" Моше Фейглин, признанный виновным в "призывах к бунту" за организацию акций гражданского неповиновения на пике норвежского процесса". Альперон, правда, несколько месяцев назад, обидевшись на соратников, вышел из состава ЦК и потом вообще покинул правящую партию. Следовательно, в ее рядах остался один "уголовник" - бывший лидер движения "Зо арцейну" Фейглин.
Тем не менее высказывание Ливнат дало повод к горячим дискуссиям в прямом эфире. Так, в утреннем выпуске передачи "Ма боэр?" радиостанции "Галей ЦАХАЛ" выступили два члена Центра "Ликуда" - Ицик Регев, последовательный сторонник политической линии Шарона, и Шевах Штерн, сохранивший приверженность идеям Жаботинского, Первый заявил прямо: Шарон прав всегда, потому что он всегда прав!' Второй обосновал, по каким причинам недопустимо создание палестинского государства (как, впрочем, и демонтаж еврейских поселений) стараниями ведущего Рази Баркаи дискуссия завершилась с нулевым результатом: победила сбалансированность, помноженная на хорошо поставленный: баритон Ицика Регева.

"АЛИЯ-СЕЙЧАС!"

В 16 часов пятого января пробиться к зданию тель-авивского "Гейхал ха-тарбут" было практически невозможно: территорию огромной автостоянки окружили сотни репатриантов из Эфиопии, многие - в традиционных белых одеждах (белый у них считается цветом траура).
"Папа! Мама!" - рыдала безутешная толпа.
"Правительство не выполняет принятые им решения!" - гласил текст на транспарантах.
"Требуем немедленно доставить в Израиль наших родных и близких, остающихся в Эфиопии!" - уточнял переходивший из рук в руки мегафон.
- Я политикой не занимаюсь, но разве оставит кого-либо равнодушным чисто человеческая трагедия?! - сказал в эксклюзивном интервью "НН" известный израильский певец Шими Тавори, затесавшийся в толпу возбужденных "эфиопов".
- Вы явились сюда только ради того, чтобы поддержать демонстрантов-репатриантов? - поинтересовалась я.
- Нет, - пояснил Тавори. - Неподалеку проходит демонстрация исполнителей восточной музыки. Министерство просвещения во  главе с Лимор Ливнат не выделило нам средств, из-за чего десятки людей искусства - замечательные музыканты - оказались в долговой яме. Я приехал, чтобы поучаствовать в протесте "мизрахим", а тут - репатрианты из Эфиопии: из-за непоследовательности правительства: они не могут воссоединиться со своими родными, остающимися за кордоном. Сразу вспомнилось, какие трудности пережили мои родители, прибывшие в страну из Йемена...
Неподалеку от стенающей толпы репатриантов вяло "демонстрируют" деятели искусства. Их беду впрочем, затмили плакаты с призывом немедленно вывести израильские войска из сектора Газы, а также знамена партии "Авода", которыми размахивают голосистые подростки. Буквально накануне на заседании ЦК "Аводы" решили провести широкомасштабную пропагандистскую кампанию, дабы в рекордно сжатые сроки положить конец израильской "оккупации". Судя по плакатам, реализация принятого решения уже началась,
Парадный подъезд "Гейхал ха-тарбут" окружен сотнями полицейских, пограничников и бдительных охранников. Среди них крутятся юноши в кипах, которые вручают листовки всем входящим в зал. Одна из них содержит отнюдь не риторический вопрос: "Каково мнение главы правительства о Нецарим?" Ответ помещен тут же: "Жители Нецарим - это знаменосцы, шагающие во главе колонны, их героизм - символ упорства, глубочайшей внутренней убежденности и залог безопасности". И подпись: "Из выступления Ариэля Шарона на торжествах по случаю 30-летия Нецарим".
Добровольцы старательно караулят наиболее влиятельных членов Центра, чтобы успеть вручить им листовку или петицию. Так что к парадному подъезду делегаты подходят изрядно нагруженные идеями и агитпропом.

СКОЛЬКО СТОИТ ДЫРКА ОТ БУБЛИКА?

В фойе Дворца культуры тем временем разворачивается характерное для массовых партмероприятий действо: народ выстроился в очередь за кофе, бу6ликами и сэндвичами.
- Сколько? - спрашивает дама, заказавшая стакан чаю с тощим, полупрозрачным бубликом.
- Двадцать шекелей!
- За что?! Десять - за чай и еще десять за "бейгале"?!   
Цены, впрочем, партактивистов не испугали: к началу заседания весь кофе был выпит, а сэндвичи проглочены вместе с бубликами.
Народ прибывал по мере нарастания дискуссионного запала. Особое оживление вызвало появление министра Узи Ландау. Глава канцелярии (израильский аналог политбюро) правящей партии прибыл на съезд, "вооруженный" собственным воззванием. Удостоверившись в том, что партаппарат принимает решения, которые расходятся с волей "низов", Ландау создал в "Ликуде" собственную фракцию ОДАН - "Чистая идеология и политика». Движение "ЛИКУД" вырождается. - говорится в распространенном Ландау воззвании. - На муниципальных выборах мы потерпели сокрушительное поражение. Многие решения правительства противоречат принципам Ликуда", а его отделения и активисты на местах не пользуются влиянием, отчуждены от процесса выработки политической концепции и не участвуют в происходящих событиях. Если нам важна Страна, если мы желаем сохранить силу "Ликуда", то обязаны остановить процесс скатывания вниз. Напомним нашим избранникам, что "Ликуд" не является частной собственностью одного человека. Партия - это не эксклюзивный клуб. У нее есть идеология, и задача избранников - служить своим избирателям, придерживаясь принципов "Ликуда".
Воззвание Ландау пошло по рукам с той же скоростью, с какой распространился и листок с крупной надписью: "Поправка к параграфу 19 "гимел" - возвращаем силу Центру.
Горячие споры разворачиваются отнюдь не в полупустом зале, а в фойе, в свете юпитеров (создается впечатление, что в "Гейхал ха-тарбут" собрался весь цвет отечественной прессы). Правые ликудники, размахивая кулаками, наступают на своих изрядно полевевших соратников. Те отбиваются. Идеологи рычат. Безыдейные орут. Телеоператоры и фотографы не успевают увековечить абсолютно уникальные по степени накала эмоций сцены, достойные мастерства Рязанова или Данелии.
- Вот увидите, предложение Фейглина и К° не пройдет! - горячится низкорослый партиец.
- Неужели ты считаешь, что партия Жаботинского станет местным отделением МЕРЕЦа? Не нравится тебе в "Ликуде" - присоединяйся к Йоси Бейлину!..
- В середине шестидесятых я относительно недолго проработала секретарем в редакции газеты "Ха-олам ха-зе", основанной Ури Авнери, - рассказывает мне тем временем Бианка Шимон, репатриантка из Румынии, ветеран "Ликуда". - Слушала речи отечественных правозащитников, читала их статьи - и диву давалась: неужели евреи столь глубоко и безнадежно презирают самих себя, что готовы
- в ущерб своим национальным интересам - во всем потакать врагу?! Впоследствии, с годами, я пришла к выводу; что наша трагедия заключается вовсе не в готовности к всепрощению, а в ненависти к своему собственному еврейскому происхождению, столь характерной для части израильтян. Вот и министр юстиции Лапид назвал идеологические постулаты раввина Кахане фашистскими. Считаете ли вы этих людей фашистами?! - Бианка указывает в сторону группы верующих мужчин, читающих в одном из потайных уголков фойе вечернюю молитву
Удостоверившись, что я (представительница "русской" алии) фашистами верующих не считаю, Бианка успокаивается и принимается за принесенный из дому бутерброд.
Депутат кнессета Рони Бар-Он поддерживает политику Шарона. - Что я думаю по поводу демонтажа части еврейских поселений?
- как бы сам с собой рассуждает он.
- Душа болит, сердце кровью обливается, но ради достижения мира с палестинцами Израилю придется пойти и на эту крайне болезненную меру
- Однако выразить свою позицию с трибуны вам сегодня не удастся: депутаты и министры дали обет молчания.
- И правильно сделали! - парирует Бар-Он. - Пускай народ говорит. Разве не в этом смысл подлинной демократии?

АРИК И БИБИ

В 18.05 зал в зале появляется глава правительства Ариэль Шарон. Усталым жестом приветствует соратников, усаживается.
- В свое время Менахем Бегин заявил, что не уступит египтянам ни одного квадратного миллиметра Синая до тех пор, пока между нашими государствами не будет подписано полноценное соглашение о мире, - звучит с трибуны взволнованный голос ветерана "Ликуда" Шломо Коэна. - А сейчас мы готовы вознаградить террористов односторонним отступлением?! Барак уже вывел наши войска из Ливана - и что мы получили взамен?! Спокойствие или - усиление террора?
Большинство делегатов встречает выступление Коэна одобрительными аплодисментами. Впрочем, сейчас внимание присутствующих приковано не к сцене, а к одному из проходов, по которому - в окружении возбужденной свиты - продвигается министр образования Лимор Ливнат.
- Ли-мор! Ли-мор! - скандируют ее сторонники.
- Позор! - восклицают представители ЦК из числа тех, кто чувствует себя обиженным прозвучавшим накануне высказыванием министра. Голоса последних звучат громче. Аналогичный прием оказан и министру торговли» промышленности и связи Эхуду Ольмерту: соратники по партии не в силах простить бывшему мэру Иерусалима, что он смирился с требованием ЕС относительно маркировки продукции, произведенной на "оккупированных" территориях.
Впрочем, самый восторженный прием оказан не министру абсорбции Ципи Ливни и даже не министру финансов Беньямину Нетаниягу, явившемуся на съезд сразу после завершения переговоров с лидером Гистадрута Амиром Перецом, которые положили конец 100-дневным забастовочным санкциям госслужащих. Овацию вызывает появление в зале Наоми Блюменталь, относительно которой возбуждено уголовное дело по  подозрению в попытке предвыборного подкупа членов ЦК.
Министр сельского хозяйства Исраэль Кац, преданный "нетанияговец" и не менее страстный    "шароновец" ведет собрание мягко но властно: в критические момент он перекрикивает (хвала сверх мощным динамикам!) возбужденных "оппортунистов", призывая возмутителей спокойствия к порядку. Никаким противостоянием Нетаниягу-Шарон здесь и не пахнет. Напротив, в своем выступлении (оно во многом перекликается с программной речью покойного Ицхака Рабина "Я поведу!", которую он произнес после  оглашения итогов выборов 1992 года) Ариэль Шарон выражает поддержку министру финансов. Затем он излагает краткую, но однозначную программу решения арабо-израильского конфликта. Если палестинцы прекратят нас терроризировать - получат суверенное  государство, причем Израилю придется пойти на крайне болезненные уступки. А продолжат  кровопролитие - отмежуемся от них в одностороннем порядке. И тоже - с болезненными территориальными потерями, так как линию разделительного сооружения придется провести таким образом, что часть еврейских  поселений придется снести.
На галерке тем временем разыгрывается полная драматизма сцена: хорошо организованные партаппаратчики выхватывают из рук активиста фракции "Еврейское руководство" "крамольный" антишароновский плакат и рвут его на части. Однако в отличие от прошлогоднего июньского съезда, вошедшего в историю правящей партии как "вечер свистков", сегодня в зале кричат и свистят гораздо тише и реже. И хотя риторические вопросы, заданные с трибуны Моше Фейглиным. ("Чью политику реализует сегодня "Ликуд" - свою или партии "Авода", чью работу он выполняет?"), были встречены аплодисментами ветеранов партии, число стороннику "болезненных уступок" оказалось больше.
Это, впрочем, отнюдь не означает, что на очередном съезде "Ликуда" назначенном на конец февраля, поправка 19 "гимел" не будет утверждена. Пока же очевидно, что партаппарат одержал убедительную идеологическую и организационную победу.
Надолго ли?..

"Новости недели", 8.01.2004


О Ликуде:
  • Александр Риман   «ЛИКУД» И «АВОДА» - близнецы-небоскребы?
  • Ася Энтова Съезд движения «Еврейское руководство»
  • Моше Фейглин Чем отличается ликудник от маарахника?
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria