Евгения Кравчик

Дело Мизрахи против дела Апеля?

Предъявление бизнесмену-ликуднику Давиду Апелю обвинения в попытке дачи взяток главе правительства Ариэлю Шарону, а также и.о. премьера, министру промышленности и торговли Эхуду Ольмерту стало поводом к новому скандалу. Всю последнюю неделю дополнительный пункт исправленного  обвинения муссировали все уважающие себя СМИ, а народные избранники посвятили данному событию пленарное заседание кнессета, в ходе которого оппозиция попыталась объявить главе правительства вотум недоверия
В воскресенье, 25 января, адвокат Мени Мазуз был назначен юридическим советником правительства. Члены кабинета единогласно (20 министров «за» при одном воздержавшемся) утвердили кандидатуру Мазуза. Министр туризма Бени Элон, не поднявший руки за новое назначение, обосновал свою позицию четко: около 10 лет назад Мазуз, юрисконсульт израильской делегации на переговорах с палестинцами и Иорданией, написал экспертное заключение, в котором Иудея, Самария и сектор Газы названы «оккупированными территориями».
Премьер-министр Ариэль Шарон и исполняющий обязанности главы правительства Эхуд Ольмерт в момент голосования отсутствовали.
Все взоры обратились к новому главе государственной прокуратуры: ведь именно от него в значительной мере будет зависеть то, предъявят ли Ариэлю Шарону и Ольмерту обвинение в получении взяток от строительного подрядчика Давида Апеля.
Адвокат Мени Мазуз, до сих пор занимавший должность заместителя юридического советника правительства, оказался в весьма щекотливой  ситуации: в короткий период «безвременья», между 15-м января (днем отставки Рубинштейна) и 25-м числом (днем назначения Мазуза) государственная прокуратура успела предъявить Давиду Апелю откорректированное обвинение, содержащее пункты, касающиеся подкупа Шарона и Ольмерта. В новой версии обвинения подчеркнуто: прокуратура располагает уликами, согласно которым Апель сказал Шарону, что  его младший сын, Гилад, «заработает много денег».

Греческий остров

Напомню, что в прежней версии обвинения, предъявленного Апелю в сентябре 2003 года, фигурировали четыре эпизода дачи взяток должностным лицам: мэру города Лод Бени Регеву, главе местного совета Гиват-Шмуэль Замиру Бен-Ари, бывшему депутату кнессета Нехаме Ронен и бывшему исполняющему обязанности начальника Центрального округа Главного земельного управления Одеду Талю.
Взятка, как танго: чтобы сделка состоялась, требуются двое (ты – мне, я – тебе). Тем не менее, до сих пор прокуратура сочла возможным предъявить обвинение в получении взятки от Апеля только Одеду Талю. И никому другому.
Из нового - дополнительного раздела обвинения явствует: Апель, ветеран-ликудник, обещал поддержать кандидатуру Шарона в ходе двух предвыборных кампаний (в том числе и прежде всего на «праймериз» в родной партии). Выражаться эта поддержка должна была в выплатах солидных сумм Гиладу Шарону, принятому на службу в одну из фирм Апеля, занимавшуюся подготовкой всепланетного туристического проекта, который предполагалось реализовать в том случае, если Апелю удастся купить остров в Эгейском море (Греция).
Апель собирался превратить экзотический остров в крайне привлекательный  всемирный туристический центр. В обвинительном заключении, в частности, фигурирует Норман Школьник, экс-израильтянин австралийского происхождения, ныне проживающий в Греции. Будучи знакомым со многими представителями греческого истеблишмента, Школьник вел от имени Апеля переговоры о купле-продаже с владельцами острова и тамошними властями.
«Успех проекта зависел, среди прочего, и от того, будут ли внесены в законодательство Греции поправки, позволяющие вести строительство на острове, считающемся ареной археологических раскопок, - указано в обвинительном заключении. – Иными словами, для застройки острова требовалось изменить статус данного земельного участка, так же, как и нормы архитектурного планирования и строительства. Кроме того, нужно было получить лицензию на застройку и добиться льгот при налогообложении… Апель был убежден, что укрепление связей с крайне влиятельными должностными лицами в Греции будет способствовать достижению его целей, и действовал вместе со Школьником в данном направлении».
И далее:
«В этих целях Апель приглашал влиятельных должностных лиц из Греции в Израиль, причем старался делать это официально, в рамках правительственных мероприятий, дабы те могли встретиться здесь с представителями израильского истеблишмента. Таким способом Апель пытался произвести впечатление на  должностных лиц из Греции, доказав, что имеет связи с высокопоставленными должностными лицами в Израиле, а также добиться признания перспективности его проекта и заставить внести коррективы в законодательство Греции».
В тексте обвинительного заключения приведен и такой факт:
«В 1998 году Школьник узнал, что между израильской партией Авода и  греческой правящей партией «Пасок» ведутся переговоры относительно визита в Израиль – по приглашению Аводы - делегации «Пасока». Апель хотел использовать данный визит в целях продвижения своего проекта. «Школьник вместе с Апелем воздействовал на Аводу, предложив, среди прочего, что визит греческой делегации в Израиль будет частично им оплачен. В этих целях он даже обратился в МИД Израиля, который в тот период возглавлял Ариэль Шарон, и просил разрешить ему участвовать во встречах с греческой делегацией, возглавить которую должен был замминистра иностранных дел Греции Янус Кранидиотис».
«Незадолго до прибытия в Израиль делегации во главе с замминистра иностранных дел Греции, а также во время визита, Апель и Школьник занимались планированием мероприятий, причем Апель – прямо или косвенно – финансировал значительную их часть. Он же координировал визит делегации замминистра иностранных  дел Греции со своими знакомыми в палестинской автономии, а также посещение делегацией кнессета и ее встречи с членами партии Авода».
Из текста обвинительного заключения явствует, что в январе 1999 года Апель обратился к Саре Эльман, заведующей канцелярией министра иностранных дел, Ариэля Шарона, чтобы та дала Школьнику разрешение присутствовать на встречах греческой делегации с министром иностранных дел Израиля и генеральным директором МИДа, Эйтаном Бен-Цуром. Эльман, однако, не позволила Школьнику присутствовать на том основании, что встреча будет носить межгосударственный характер. Тем не менее, 12 января 1999 года Школьник присутствовал на двух встречах в МИДе».
Незадолго до того, уточняет прокуратура, Давид Апель пригласил к себе на ужин Ариэля Шарона с сыном Гиладом. 12 января в доме Апеля состоялся званый ужин в честь замминистра иностранных дел Греции, на котором присутствовали и Шарон с младшим сыном.
На следующий день, 13 января, Апель и его люди встретились в тель-авивском отеле «Шератон» с главами греческой делегации и представили им проект преобразования заповедного острова во всемирный туристический центр. А в середине 1999 года Школьник, проживающий в Греции, сообщил Апелю, что ключевой фигурой в будущей сделке является мэр столичного города Афины Дмитрий Абармопулос, который наверняка через несколько лет станет главой правительства.
Апель решил пригласить Абармопулоса в Израиль…

Афины-Иерусалим: города-побратимы?

Цитирую новую версию обвинительного заключения отнюдь не случайно: недаром говорят, что лучше один раз собственными глазами увидеть написанное, чем сто раз услышать - и в разных интерпретациях.
Следующий эпизод касается отношений бизнесмена Апеля с тогдашним мэром Иерусалима (и потенциальным соперником Ариэля Шарона на предстоящих выборах лидера Ликуда) Эхудом Ольмертом.
Из обвинения следует, что 27 июля 1999 года в фешенебельном столичном отеле «Кинг Дэвид» состоялся ужин в честь дорогого гостя – мэра Афин. Приглашала гостей Рухама Аврахам, бывшая секретарша премьер-министра Биньямина Нетаниягу, в тот период – сотрудница одной из фирм Давида Апеля, а ныне – депутат кнессета от правящей партии Ликуд. Сам Апель, правда, на ужин не явился, так как всезнающая пресса досрочно оповестила о предстоящем событии.
На другой день мэр Афин был приглашен на ужин к Давиду Апелю. Среди гостей присутствовал Ариэль Шарон (временный председатель Ликуда) и его сын, Гилад.
Тем не менее, знакомства и приемы не помогли: уже в октябре 1999 года Школьнику потребовалось приступить в Греции к поиску нового земельного участка под всепланетный туристический проект. С покупкой острова ничего не получалось, как, впрочем, и с приобретением другого участка, расположенного в заливе к юго-востоку от Афин.
Пришлось Апелю снова обратиться к Ольмерту. На сей раз бизнесмен обещал «поддержать его всеми силами», а заодно рекомендовал предложить грекам объявить Иерусалим и Афины городами-побратимами.
В период, предшествовавший выборам председателя Ликуда, Апель контролировал прием в партию новых людей, которые на выборах поддержат Ольмерта. В их числе был Шмуэль Азулай, читаем в тексте обвинительного заключения. Последнему было обещано покрыть все его расходы либо выплатить ему зарплату – лишь бы он напринимал в Ликуд как можно больше людей и таким образом поддержал реноме Ольмерта. Апель был даже готов внести за новоявленных ликудников вступительный взнос, но – «без шума».
Таким образом, заключает прокуратура, обвиняемый дал взятку должностному лицу – мэру Иерусалима в обмен на продвижение греческого проекта.

Земли мошава Гинатон в окрестностях Лода

Приведен в обвинении и такой эпизод. В свое время Давиду Апелю и его фирме «Мигдаль ха-Зоар» удалось выкупить у мошава Гинатон, что в окрестностях Лода, 1400 дунамов сельскохозяйственных угодий, за что было уплачено порядка 24.500.000 (двадцати четырех миллионов пятисот тысяч) долларов США.
Чтобы начать на этом участке жилищное строительство, нужно было убедить Главное земельное управление изменить его статус.
В октябре 1998 года Апель встретился в тель-авивском отеле «Дан» с тогдашним начальником Главного земельного управления адвокатом Ави Дрекслером. Однако тот отказался изменить статус купленного Апелем и его фирмой участка. В ответ Апель заявил, что в течение месяца Дрекслер будет уволен – он попросит об этом Гилада Шарона.
К Гиладу, однако, Апель обратился лишь в апреле 1999 года и сообщил, что Дрекслер намеревается назначить на одну из должностей несимпатичную ему, Апелю, личность. Гилад, со своей стороны, проверил переданную ему информацию и вскоре сообщил Апелю, что тот, похоже, прав.
Затем Апель снова обратился к Гиладу и пожаловался на Дрекслера…
В конце 1998 года Давид Апель предложил Гиладу Шарону принять участие в греческом проекте, пока - без точного описания должности, которую он займет. Месячная зарплата - 10.000 долларов. В целом в случае получения лицензии на покупку и застройку острова Гиладу было обещано выплатить полтора миллиона долларов - за вычетом зарплат, которые он получит до этого торжественного момента. Гилад Шарон, согласно тексту обвинительного заключения, принял это предложение.
«Апель и Гилад пришли к соглашению несмотря на то, что Апелю было известно: Гилад не обладает соответствующей профессиональной подготовкой», - констатирует прокуратура. Следовательно, единственное, чего ожидал Апель от нового работника, - это помощи его отца в изменении статуса земельного участка в районе Лода, а также и в продвижении греческого проекта.
«Апель сказал Ариэлю Шарону, что Гилад заработает много денег», - читаем в обвинительном заключении.
Однако к октябрю 1999 все усилия, направленные на покупку острова, провалились. И Гилад обслуживать проект перестал. Примерно в тот же период он обратился к Апелю и попросил выплатить ему обещанную сумму. Апель перечислил со счета созданной им в Греции фирмы Selini S.A. на банковский счет «Шикмим, сельскохозяйственная ферма Л.Т.Д.» (усадьба, владельцами которой являются сыновья Ариэля Шарона) сумму размером 100 тысяч долларов США.
Впоследствии, когда уже было ясно, что греческий проект потерпел фиаско, и никакая работа по нему не велась, Гилад Шарон попросил Апеля письменно оформить договоренности, достигнутые в устной форме, читаем в обвинительном заключении. В феврале 2000 года такой договор был заключен между «Фермой Шикмим» (владением Гилада и Омри), и фирмой Wane Investment LTD Давида Апеля.
«В договоре должность Гилада определена как консультант проекта по разным вопросам, срок окончания контракта – 1 июня 2001 года, месячная зарплата – 20.000 долларов», - констатирует прокуратура.
В конце концов 13 июня 2000 года Апель перечислил Гиладу Шарону 479.700 шекелей, а позже - еще порядка двух миллионов шекелей (данную сумму он разделил на 12 платежей).
По мнению государственного обвинения, общая сумма оплаты не соответствует объему услуг, оказанных Гиладом Шароном проекту Давида Апеля: она искусственно завышена.
На этом основании Апель обвиняется в даче взятки главе правительства Ариэлю Шарону - в обмен на обещание оказать ему поддержку на выборах. Несмотря на то, что работал у Апеля Гилад, а не Ариэль Шарон, в тексте обвинительного заключения сказано: «Таким образом – косвенно, обходным путем, через Гилада - обвиняемый дал должностному лицу взятку, чтобы заставить того (Ариэля Шарона – ред.) оказать обвиняемому содействие в его сделках с земельными участками в районе Лода, а также и в его участии в проекте (покупки греческого острова – ред.)».
Инкриминируется Апелю и подкуп Эхуда Ольмерта – и тоже в обмен на поддержку его кандидатуры на внутрипартийных выборах в Ликуде.

У кого рыльце в пушку?

Заявление защиты Апеля в суд пока не подано, а сам процесс по его делу должен начаться 9 марта. Правда, в интервью израильским СМИ защитники бизнесмена прочат громкому делу такой же бесславный финал, с которыми завершились в нашей стране многие процессы, начинавшиеся с чудовищных скандалов.
Впрочем, аналогичного мнения придерживаются отнюдь не только юридически подкованные израильтяне.
В декабре 2003 года в нашей стране побывал всемирно известный правозащитник,  профессор Аллан Дершович. Юрист, вырвавший из лап американского правосудия прославленного боксера О. Джей. Симпсона, провел в Коллегии адвокатов встречу со своими коллегами-израильтянами. А в ходе этой встречи поведал душещипательную (с точки зрения соблюдения элементарных гражданских прав) историю. Ни о каком Давиде Апеле он не знал и не ведал до тех пор, пока ему не сообщили, что израильская полиция – вразрез с постановлениями суда – систематически прослушивала и стенографировала тысячи и тысячи телефонных разговоров бизнесмена, в том числе и столь интимные, как консультации жены Апеля с гинекологом и беседы его детей с друзьями и подругами.
По словам профессора Дершовича, сотрудниками Отдела по раскрытию международной и особо опасной преступности было прослушано минимум 150 разговоров Апеля с его адвокатами-израильтянами. Действующие в любой мало-мальски цивилизованной стране законы гарантируют стопроцентную неприкосновенность и охрану информации, которой адвокат обменивается со своим клиентом. В случае с Апелем, однако, не была соблюдена даже эта элементарная норма!
«Я не удивляюсь, что ни один известный израильский юрист не взял на себя защиту Давида Апеля – ну какой же адвокат захочет, чтобы его разговоры подслушивали?!» - сказал американский гость.
Аллан Дершович добавил, что закон позволяет прослушивать разговоры лишь тех юристов, которые подозреваются в совершении противозаконных деяний, но не более.
Потряс американского правозащитника и такой факт: уже после предъявления Апелю обвинения его адвокаты (в полном соответствии с процедурой) просили следователей передать им приобщенные к делу стенограммы телефонных разговоров их клиента. Однако полиция отказала на том «основании», что эти документы – секретны!
При внимательном прочтении текста обвинительного заключения действительно возникает ощущение, что обильно цитируемые там диалоги, на которых, собственно, и строятся многие из эпизодов, просто-напросто переписаны с этих стенограмм, однако никакими другими уликами  следствие не располагает.
Однако сможет ли государственная прокуратура во главе с Эдной Арбель использовать по назначению все приобщенные к делу Апеля стенограммы, если параллельно (пусть и на «маленьком огне») тлеет другое, не менее громкое и скандальное дело – генерала Мизрахи! Или, как его еще называют, дело о незаконном прослушивании полицией разговоров видных израильских политиков. И если это дело будет раскручено до конца, обвинения Апеля в подкупе Шарона рассыпятся, как карточный домик.
Не удивительно, что при сложившемся раскладе глава правительства хранит гробовое молчание – несмотря на истеричные крики оппозиции, требующей, чтобы Шарон немедленно подал в отставку. Два вотума недоверия премьеру, сопровождавшиеся страстными речами оппозиционеров с трибуны парламента, в кнессете не прошли: большинство депутатов проголосовало против.
Зато разнервничалась Эдна Арбель: выступая на прошедшей в Герцлии конференции, она недвусмысленно намекнула, что высокопоставленный политик, заподозренный в противозаконных деяниях, обязан подать в отставку, не  дожидаясь, пока ему будет предъявлено обвинение.
Неспокоен и Ариэль Шарон. Его нервозность выразилась отнюдь не только в унизительной для Израиля «сделке Джибриля номер два» - освобождении из тюрем целой толпы террористов в обмен на останки нескольких погибших воинов и одного (одного!) живого – причем крайне подозрительного – заложника, но и в весьма сомнительном предложении, с которым «высокопоставленный сотрудник канцелярии премьер-министра» обратился в минувший вторник к руководителям Совета поселений.
По словам председателя Совета поселений Бенци Либермана, канцелярия главы правительства предложила демонтировать 7 крупных поселений в обмен на проведение в кнессете закона, запрещающего до заключения договора об окончательном урегулировании сносить любые другие поселения.
Это предложение было воспринято в штыки не только поселенцами, но и многими депутатами от партий национального лагеря.
Канцелярия премьера поспешила выступить с опровержением.
Но осадок на душе остался. Горький осадок, как будто народу снова, в который уж раз, скормили неспелый лимон...

"Новости недели", 29.01.2004

  • Евгении Кравчик Много шума из...
  • Софья Рон-Мория Территории для прокурора
  • Другие статьи о Шароне
  • Демократия и право
  •   
    Статьи
    Фотографии
    Ссылки
    Наши авторы
    Музы не молчат
    Библиотека
    Архив
    Наши линки
    Для печати
    Поиск по сайту:

    Подписка:

    Наш e-mail
      

    TopList Rambler Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.


    Hosting by Дизайн: © Studio Har Moria