"ДА НЕ БУДЕТ НАДЕЖДЫ ДОНОСЧИКАМ"

Слова, вынесенные мной в заголовок этой статьи, религиозные евреи повторяют несколько раз в день в молитве "Амида" - с тех пор, как в нашем народе появились "митъявним" - "эллинизирующиеся" - приспешники греко-сирийских завоевателей, запретивших евреям исполнять заповеди Всевышнего. "Митъявним" доносили властям о нарушениях этого запрета, причем многие из них, должно быть, вполне искренно, полагали, что действуют на пользу своим братьям, вытаскивая их из трясины иудейского мракобесия на благодатную почву прогрессивной греческой культуры.

Многовековое противостояние еврейского ортодоксального мира и всего остального человечества - не нуждающийся в доказательствах факт. При этом на стороне евреев могут быть и представители других народов, верящие в нашу особую духовную миссию в мире, а на стороне неевреев - наши собственные отступники, не верящие ни в черта, ни в дьявола (или наоборот - верящие и в того, и в другого). Эти "митъявним", вытравливая в себе все еврейское, становятся апологетами всевозможных мировых религий, в том числе и универсального либерализма, причем, как и многие неофиты, превращаются при этом в больших католиков, чем сам папа. Укореняясь в новой почве, они вымаливают себе отпущение греха своего генетического еврейства с помощью доносов на преданных ими братьев - "телег", полных подтасовок и прямой лжи. Об одном из таких людей, бывшем израильском, а ныне канадском журналисте Савелии Кашницком я писал недавно в "Вестях". 23 февраля газета "Новости недели" опубликовала статью Инны Стессель, в которой автор, слегка пожурив Кашницкого за несоблюдение "пропорций правды, эмоций, критического отношения", пеняет мне на то, что я "улюлюкаю вслед покидающему эту страну". Пришлось мне вновь взяться за перо - и не для того, чтобы оправдаться: мол, не улюлюкаю я вовсе и не злорадствую, хотя и голову пеплом не посыпаю, - в этом легко убедиться, перечитав мой материал, - пишу я эти заметки, ставя перед собой иную цель: еще раз объяснить свою позицию, которую Инна Стессель не смогла или не захотела понять.

Сводится моя позиция к следующему. Для меня, как и для каждого религиозного иудея, высшая и единственная ценность в жизни - триединство: народ Израиля, Тора Израиля и Земля Израиля. Представлять меня ура-патриотом нынешнего еврейского государства в корне неверно, ибо дороги мне в нем только сугубо еврейские элементы, каковых, увы, немного. В основе этого государства, построенного либералами всех сортов, лежат ценности, чуждые мне как иудею. Именно поэтому так много у нас мерзостей: самоубийственная бездарность внешней политики, основанной на идеях блаженного Кампанеллы, продажность большинства государственных деятелей, лживость и тенденциозность средств массовой информации, хамское отношение властей к народу, в частности, к новым репатриантам... Именно забвение вечных еврейских ценностей и привело нас к такому положению, и жаловаться нам не на кого - сами виноваты. А вот "сор из избы" выносить и впрямь стыдно и подло. Надо вырыть яму во дворе, скинуть в нее мусор, засыпать - и больше в доме не сорить (как сохранять в нем чистоту - учит Тора). Выносить же сор на обозрение соседей, которые в лучшем случае равнодушны к тебе, а в худшем - точат топоры, чтобы проломить тебе голову, - проявление "митъявнистского" самоненавистничества. Уходишь от своих, уводя с собой свой семейный "эрев рав" (см. кн. "Шмот", гл. "Бо", 12:38), - уходи, но делай это достойно, если ты человек.

В отличие от записных сионистов я не слишком печалюсь, когда узнаю о том, что кто-то уехал из Израиля или предпочел репатриации эмиграцию: эти люди были бы для нас только бременем, снижая и без того достаточно низкий сегодня нравственный уровень нации. Государство же, в котором мы живем, ущербно ровно в той же степени, в какой ущербны мы сами. Именно его наш народ сегодня заслуживает. Так что каждый из нас либо строит самого себя на основе духовных ценностей иудаизма, строя тем самым и государство в целом - подлинно еврейское государство, - либо отказывается от этих ценностей, не желая участвовать в исполнении возложенной Всевышним на наш народ духовной миссии и обессмысливая свое существование как еврея. Или - или, третьего не дано. А Савелий Кашницкий тем временем работает в двух направлениях: за океаном публикует статьи о том, как плохо в Израиле, а в нашей русскоязычной прессе - о том, как сладко жить в Канаде. И его у нас охотно печатают и пылко защищают. Не стыдно, господа, подавать руку доносчику? Но нет, господам - не стыдно.

"Новости недели", март 1996