ГДЕ Я? В СИНАГОГЕ

(ответ Ирине Т.)

Дорогая Ира! В своем письме в газету "Вести", опубликованном 23 апреля, ты предлагаешь четырем писателям, которых называешь "голосом общественной совести", в том числе и мне, выступить в твою защиту против "наглого беззакония" МВД, которое обусловило продление израильской визы твоему мужу, нееврею, представлением "доказательства нефиктивности" вашего брака. Мы с тобой познакомились семь лет назад, вскоре после твоего приезда в Израиль, и все эти годы часто общались, симпатизируя друг другу. Все, что я собираюсь здесь сказать, ты могла бы услышать от меня и при личной встрече, и по телефону. Но поскольку мои имя названо тобой публично, придется мне (да, наверное, и давно пора было) изложить свою точку зрения на твою проблему, которая давно уже стала и нашей, еврейской. Как тебе известно, я - ортодоксальный иудей, и ты, учившаяся на религиозных курсах для девушек, должна была предвидеть мою реакцию на твой призыв к "общественности". Ни для кого уже давно не новость, что еврейство определяется Галахой по материнской линии, и если прабабушка по этой линии не была еврейкой, то человек - нееврей, даже если все остальные его предки - евреи. Спорить с Галахой бессмысленно - ее можно только попросту не принимать во внимание, но к тебе это вообще не относится, поскольку ты не являешься еврейкой и - в добрый час! - заключила с неевреем же "парагвайский брак". А теперь - о том, почему твоя проблема стала нашей, еврейской. Мне достоверно известно, что в конце восьмидесятых - начале девяностых годов в Израиль "репатриировались" по липовым метрикам огромное количество неевреев. Приезжали такие люди и в семидесятых, но их были единицы. Вместе с теми неевреями, кто попал в нашу страну на основании Закона о возвращении, доля неевреев среди иммигрантов из бывшего СССР составила, по моим прикидкам, не менее трети от общего числа "русской" общины. Не секрет, что подавляющее большинство израильтян (ортодоксы, почти все сефарды и те из ашкеназов, для кого важно следование Галахе в этом вопросе) не выдадут дочь за нееврея и уж тем более не позволят сыну жениться на нееврейке. И тем не менее велико число молодых пар, в которых один из супругов и не подозревает, что ее или его мать - нееврейка, приехавшая в страну по подложным документам, а стало быть, и брак их недействителен. Именно поэтому так настороженно относятся к нашей общине представители перечисленных выше категорий израильтян и МВД, обязанное стоять на страже интересов еврейского государства.

У тебя - другая история. Ты никогда не скрывала, что не являешься еврейкой по Галахе. Ты училась на религиозных курсах, но, несмотря на то, что в твоих жилах - три четверти еврейской крови, так и не пожелала стать частью еврейского народа, не прошла гиюр, как поступили очень многие члены семей репатриантов. Остаться нееврейкой - твое неотъемлемое право. Но нелепо при этом предъявлять претензии государству, большая часть граждан которого признает галахическое определение еврейства и пытается оградить себя от массового наплыва в страну тех, кто под это определение не подпадает.

Что же касается Закона о возвращении, то все сходятся в одном: он несовершенен. Я и мои единомышленники считаем, что его следовало бы привести в полное соответствие с требованиями Галахи, наши оппоненты - что он должен быть еще более либеральным. Спор этот завершится не сегодня и, боюсь, не завтра. Но сейчас этот закон действует и существуют государственные инстанции, призванные обеспечить его соблюдение. И если у тебя есть претензии к ним - борись, но без моего участия, тем более что ты и сама пишешь: "Не юридическая ситуация меня добивает - с ней я как-нибудь сама справлюсь..." - однако добавляешь: "...но общественная". Повторяю, Ира, еще раз: общество наше неоднородно, и я отношусь к той его части, которая отстаивает сохранение и дальнейшее развитие еврейского характера Государства Израиль. "Где вы, писатели, которых мы привыкли считать голосом общественной совести?" - патетически вопрошаешь ты. Отвечаю: я - в синагоге.

"Вести", апрель 1997