УБРАЛСЯ, САВЕЛИЙ? НУ И СЛАВА БОГУ!

Известный в Израиле русскоязычный журналист Савелий Кашницкий эмигрировал в Канаду и опубликовал в американской газете "Новое русское слово" статью под названием "Русские, убирайтесь назад!", в которой объяснил свой поступок. Материал этот был перепечатан "Вестями" (21.I.1996). Кашницкий - не первый пишущий по-русски человек, который, пожив некоторое время в нашей стране и уехав из нее на Запад, публикует там подобного рода откровения. Пухлые тома на эту тему уже давно издали Г. Свирский, Э. Севела, Ю. Милославский... Кашницкого с этими литераторами объединяет одно: полное неприятие Израиля как страны, обманувшей их самые светлые ожидания. При этом все они нагло врут, пытаясь вызвать к себе у новой читательской аудитории сочувствие, которого не заслуживают. Государство, существующее на моей земле, где я живу уже двадцать лет, - далеко не подарочек, о чем я достаточно регулярно пишу в русскоязычной прессе. Однако смею утверждать, что история о больной двухлетней девочке, которую медсестра не позволила показать врачу, рассказанная Кашницким, - ложь чистой воды. Это он новым американцам может вешать лапшу на уши, но никак не нам, чадолюбивым израильтянам. Следующая история - вообще полный бред, цитирую: "Ребенок умер от аппендицита, потому что врач выжидал, когда кончится священная суббота, не желая до появления первых звезд приступить к операции". Любой человек, мало-мальски сведущий в иудаизме, знает, что "пикуах-нефеш" - угроза жизни людей - отменяет все субботние запреты. "Драки на улицах, в школах, жестокие - с ножами, камнями, ремнями, велосипедными цепями... превратились в обыденное явление" - еще одна выдумка, и таких в статье Кашницкого немало. Истинная подоплека его эмиграции прояснилась для меня только в самом конце публикации: "Я увез своих детей из Израиля не только потому, что в моноэтническом государстве не принадлежать к титульной нации значит всегда быть изгоем (по Галахе мои дети - неевреи)..." Вот оно, оказывается, в чем дело! Тут он прав, такая проблема у нас действительно существует. Эдесь позволительно спросить автора: он что, перед репатриацией своей ничего об этом не слышал? Не знал, собираясь в Израиль, что дети неевреек евреями не считаются? Все слышал и все прекрасно знал - и все-таки решил ехать. Так на кого теперь обижаться? К нам и впрямь приехало множество неевреев; полагаю, что около трети всех иммигрантов последней волны к нашему народу не принадлежат. Их я разделил бы на три основные категории. Самая многочисленная - жены евреев и мужья евреек, поселившиеся в Израиле на основании Закона о возвращении (те, у кого в удостоверении личности записано "ноцри" или "ло рашум"). Среди этих людей у меня немало добрых знакомых и даже близких друзей, многие из которых успели стать такими же иудеями, как и я сам. Любовь к мужу или жене породила в их душах ощущение причастности к еврейскому народу, желание разделить с ним его судьбу - и они прошли гиюр. Единичные же случаи дискриминации нееврейских родственников галахических иудеев говорят лишь о том, что и среди нас встречаются идиоты. Любой нормальный человек знаком с проблемой смешанных браков в бывшем СССС и прекрасно понимает, что со временем она разрешится сама собой: дети таких пар либо пройдут гиюр и станут евреями, либо смирятся со своим статусом национального меньшинства. Вторая по многочисленности категория - это люди, приехавшие сюда по липовым метрикам: подобные бумажки в конце восьмидесятых - начале девяностых годов можно было купить за гроши у архивариусов загсов или у милиционеров-паспортистов. Были такие и среди алии семидесятых - но не десятки тысяч, как сейчас, а единицы. Эта публика вызывает у меня отвращение - но и жалость, поскольку я, как человек религиозный, хорошо представляю себе, что кашу, заваренную ими, придется расхлебывать их детям, которые, как правило, и не подозревают, что не являются евреями, но правда рано или поздно выйдет наружу. Третья категория - это люди, вызывающие у меня сочувствие: полукровки, у которых мать - нееврейка. Страдавшие от дискриминации на "доисторической" родине, они, как правило, никак не могут смириться с мыслью о том, что не считаются в Израиле еврееями. Выбор у них тот же, что и у представителей первой группы: либо окончательно идентифицировать себя в качестве евреев и пройти гиюр, либо эмигрировать, либо остаться в стране, передоверив выбор своим детям. Так или иначе, все эти люди изначально были обо всем осведомлены, и Кашницкий - не исключение. Сделал свой выбор? "Добровольно выбрал рассеяние" (цитата)? Ну и слава Богу! Не захотела супруга связать свою судьбу с нами? Обойдемся. Производите неевреев для Канады, если возраст еще позволяет. Что же касается еще одной лживой фразы Кашницкого: "Я увез детей из страны, где в общественном сознании размыты понятия добра и зла, где хорошо не обязательно то, что хорошо в "гойском мире", - то иудаизм как раз абсолютно четко определяет эти понятия; в частности, считает добром верность своему народу и злом - предательство по отношению к нему, а этика "гойского мира", предполагаю, с этим согласна. Впрочем, мне как иудею это малоинтересно. Рискну сделать предположение: прелести того самого мира еврей Кашницкий скоро почувствует на своей шкуре.

"Вести", январь 1996