ОСТАНОВИСЬ, ЩАРАНСКИЙ, - ТЫ ПРЕКРАСЕН!

Если бы, Толя, еще год назад кто-то предрек, что я будувынужден выступить в прессе с открытым осуждением принятого тобой политического решения, - я бы рассмеялся ему в лицо. И вот - дожили! Сегодня мне, как и многим другим, не до смеха. Двадцать лет назад мы познакомились с тобой в Москве, и я досих пор благодарен тебе за поддержку, без которой я вполне мог очутиться не на Ближнем Востоке, а на Дальнем. Когда ты после почти десятилетней отсидки приехал в Израиль, я порадовался осторожности, с которой ты делал первые шаги как общественный деятель, а вскоре - и неподкупности твоей, когда многие политические партии обхаживали тебя, обещая реальное место в кнесете. Ты устоял, сохранил независимость и создал Сионистский форум - сильную организацию, на счету которой немало заслуг в деле устройства в нашей стране приезжающих из бывшего СССР. И вот сейчас, в преддверии очередных выборов, ты становишься во главе новой партии, актив которой составляют выходцы из СНГ, и намерен среди всех проблем, стоящих перед Израилем, уделять основное внимание репатриации и абсорбции. Никогда не поверю в то, что эту важнейшую, но на сегодняшний день второстепенную проблему ты и впрямь ставишь на первое место в иерархии государственных приоритетов. Ты, Толя, уже достаточно долго прожил здесь, чтобы понимать: проблема номер один - это безопасность Израиля, сохранение его территориальной целостности и продолжение нашего военного присутствия в заселенных арабами районах. если левые вновь получат власть и осуществят свои безумные планы - ни о какой репатриации и речи не будет; никто не поедет в страну, добровольно вернувшуюся в границы времен британского мандата. А те из наших новых граждан, кто не успел полюбить Израиль или успел его возненавидеть, - сбегут отсюда, и абсорбировать вообще будет некого. Не сомневаюсь, что ты понимаешь это не хуже меня. Я никогда не слышал, чтобы ты говорил неправду. Что же происходит с тобой сегодня, Толя? Одно из двух: или внезапное помрачение рассудка, или слишком уж хитрый политический ход, в результате которого кто-то непременно будет обманут: либо твои партийные соратники из Аводы и МЕРЕЦа и те из ваших избирателей, кого они представляют (в том случае, усли у тебя есть приватная договоренность с Ликудом о совместном голосовании по вопросам безопасности), либо избиратели "правой" ориентации (если выяснится, что ты предоставил депутатам кнесета от своей партии право свободного голосования при решении проблем первостепенной государственной важности). Неужели ты считаешь, что цель оправдывает средства? Впрочем, до большой парламентской фракции дело, я надеюсь, не дойдет: будут у вас два, от силы три мандата, и в кнесет войдешь ты сам, Юлий Эдельштейн и, возможно, еще кто-нибудь из числа здравомыслящих (не могу и представить себе, что ты способен отдать третьеместо пораженцу). Интересно, кстати, с кем вы заключите соглашение о передаче оставшихся лишними голосов? С партией Фимы Файнблюма, которому, как всегда, вообще ничто не светит? Понимаешь ли ты, что оставшийся у тебя "довесок", вместо того, чтобы обеспечить дополнительный мандат партиям национальной ориентации, будет поделен между Аводой и Ликудом и это может вновь привести к власти Рабина с компанией? Слишком опасные времена настали для Израиля, чтобы мы могли позволить себе рискованные политические эксперименты. В нашей ситуации и так очень трудно выяснить истинное волеизъявление народа, ибо, скажем, многие религиозные (возможно, и я в их числе) будут голосовать в этот раз за Ликуд, чтобы сбросить розовых, а сторонники блока МЕРЕЦ из числа жителей секулярных поселений на Голанах, в Иудее и Самарии отдадут свои голоса Рафулю и МАФДАЛу, представляющим их в кнесете. Полмиллиона "русских" (в кавычках и без), плохо разбирающихся в израильских реалиях, страдающих от безденежья и постоянных унижений, - тот электоральный потенциал, который может привести либо к возрождению государства, либо - не дай Бог! -к его гибели. Этим людям следует говорить правду, пусть и горькую для них: больше того, что делает Израиль для их устройства, он делать не может и не хочет. А после отдачи арабам Голан (за что мы же еще должны заплатить им бешеные деньги) и выплаты многомиллионной контрибуции торжествующему Арафату в казне денег вообще не останется, и придется еще туже затянуть пояса не только вам, но и уроженцам страны, и старожилам. Вина за это ляжет и на ваших добросовестно заблуждающихся лидеров, и на вас самих, лишенных элементарного инстинкта самосохранения. ...Еще не поздно, Толя, честно признаться себе и другим в том, что допущена ошибка, и немедленно исправить ее. И ты, и Юлий Эдельштейн принесли бы, на мой взгляд, гораздо больше пользы стране, в том числе и во всем, связанном с репатриацией и абсорбцией, если бы вошли в кнесет по списку Ликуда, а не "русской" партии, которая может причинить непоправимый вред еврейскому государству. Впрочем, решать не мне, а тебе. Ты - сильный шахматист и должен уметь просчитывать позицию, хотя ошибиться при этом может не только мастер, но и чемпион мира. Я же только могу повторять вновь и вновь: остановись, Щаранский, пока ты еще прекрасен!

"Вести", июнь 1995